Журнал Большевик, стр 20

царю и т. п., а Россия в Европу кроме политических эмигрантов—революцию (Россия в 1905 г. ввезла в Европу во всяком случае общую забастовку, как средство борьбы пролетариата)» (там же).
Но у русской революции также был свой европейский резерв: союзу русской и европейской контрреволюции противостоял союз революционных сил международного пролетариата. Рабочие всего мира приветствовали победу русских рабочих и сами готовились к великой и решительной борьбе.
«Вы не «одиноки, рабочие и крестьяне всей России! — писал Ленин в статье «Первая победа революции». — И если вам удастся свалить, добить и уничтожить тиранов крепостной, полицейской, помещичьей и цар
24
А. КОСУЛЬНИКОВ, С. ПЕТРОВ
ской России, то ваша победа будет сигналом всемирной борьбы против тирании капитала, борьбы за полное, не политическое только, но и экономическое освобождение трудящихся, борьбы, за избавление человечества от нищеты и" за осуществление социализма» (стр. 403).
Произведения, вошедшие в девятый том Сочинений В. И. Ленина, имеют величайшее историческое значение. В этих произведениях, и прежде всего в работе «Две тактики социал-демократии в демократической революции», Ленин глубоко и всесторонне обосновал тактический план борьбы пролетариата в годы первой русской революции, сформулировал основы марксистской тактики в период перехода от революции буржуазной к революции социалистической.
«Достоинство этого плана, — писал товарищ Сталин, — состояло в том, что он, прямо и решительно формулируя классовые требования пролетариата в эпоху буржуазн о-д е м о к р а т и ч е с к о й революции в России* облегчал переход к революции социалистической, носил в себе в зародыше идею диктатуры пролетариата» (Соч. Т. 4, стр. 313).
Через произведения девятого тома Сочинений В..И. Ленина красной нитью проходит идея гегемонии пролетариата, которая составляет основную суть ленинской стратегии и тактики.
Великая сила и жизненность ленинско-сталинской идеи гегемонии пролетариата полностью подтвердилась всей героической борьбой рабочего класса. Российский пролетариат под руководством партии Ленина— Сталина боролся в авангарде трудящихся за свержение самодержавия, помещичье-капиталистического строя, за новую, свободную, социалистическую Россию. В революции 1905 года, этой генеральной репетиции Октября, рабочий класс в союзе с крестьянством потряс до основания крепостнически-самодержавный строй; в феврале 1917 года он окончательно свалил царизм; в октябре 1917 года пролетариат России одержал историческую победу над капитализмом и открыл новую эру в истории человечества.
Крах военной идеологии и военной школы фашистской Германии*
В течение многих десятилетий германские империалисты распространяли миф о непобедимости германской армии, о совершенстве и непогрешимости её военной доктрины, об особых качествах её военных руководителей. Поражение Германии в первой и особенно во второй мировой войне развеяло этот миф. Разгром Советской Армией гитлеровской военной машины показал вс^му миру беспочвенность претензий Германии на непререкаемость её военного авторитета.
Советская Армия, созданная партией Ленина — Сталина, опирающаяся на советскую военную доктрину, разгромила германскую армию, развенчала военный авторитет Германии. Советская Армия, пользующаяся полной поддержкой всего советского народа, вооружена не только передовой военной техникой, но и передовой идеологией, поднимающей её моральный дух на высоту, недосягаемую для армий буржуазных государств. Советской Армией руководили в Великой Отечественной войне закалённые командные кадры во главе с гениальным полководцем товарищем Сталиным.
Советская военная наука — самая передовая военная наука современности. Её основой явилось непобедимое марксистско-ленинское учение.
Советская 'военная наука развивалась в борьбе против военных авторитетов как старых времён, так и современности, >в особенности носителей военной идеологии Германии.
«Должны ли мы, — писал товарищ Сталин в своём ответе на письмо т. Разина, — критиковать по сути дела военную доктрину Клаузевица? Да, должны. Мы обязаны с точки зрения интересов нашего дела и военной науки нашего времени раскритиковать не только Клаузевица, но и Мольтке, Шлиффена, Людендорфа, Кейтеля и других носителей военной идеологии в Германии. За