Журнал Большевик, стр 21

последние тридцать лет Германия дважды навязала миру кровопролитнейшую войну, и оба раза она оказалась битой. Случайно ли это? Конечно, нет. Не означает ли это, что не только Германия в целом, но и её военная идеология не выдержали испытания? Безусловно, означает. Всякому известно, с каким уважением относились военные всего мира, в том числе и наши русские военные, к военным авторитетам Германии. Нужно ли покончить с этим незаслуженным  уважением? Нужно покончить. Ну, а для этого нужна критика, особенно с нашей стороны, со стороны победителей Германии».
Победы, одержанные Германией в войнах XIX века, заставили военных деятелей многих буржуазных стран забыть все поражения Пруссии— Германии, понесённые ею в Тридцатилетней (1618—1648) и Семилетней (1756—1763 годы) войнах и в войнах с Наполеоном I. Некритическое отношение многих военных деятелей буржуазных стран к. военному авторитету Германии объясняется не только «короткой памятью» этих военных, ко и их неспособностью научно раскритиковать «военную
* Сокращённая стенограмма лекции, прочитанной по поручению Всесоюзного общества -по распространению политических и научных знаний.
И.

26
И. ЗУБКОВ
идеологию и военную школу Германии, противопоставить её порочной военной теории более совершенную теорию. Это оказалось по плечу лишь Советской Армии и советской военной науке.
*
Германия как крупное капиталистическое государство образовалась в последней четверти XIX века. Победы Пруссии в войне с Австрией в 1866 году и в войне с Францией Наполеона III привели к воссоединению разрозненных частей Германии «в единое .государство под руководством Пруссии. Это последнее обстоятельство имело огромные последствия для судеб Германии, ибо из всех немецких государств, из которых образовалась Германия, Пруссия являлась не только самым крупным, но и самым реакционным государством. В Пруссии были особенно прочны пережитки феодализма. Культ войны, оголтелый милитаризм, идеализация авторитарного государства—таковы те характерные черты, которые были издавна присущи Пруссии. Все эти черты перешли и к новому государственному образованию — к Германской империи.
Прусская армия послужила костяком вооружённых сил союза германских государств в войне 1870—1871 годов; начальник прусского генерального штаба и фактический главнокомандующий Гельмут Мольтке (1800—1891 годы) вместе с Бисмарком явился создателем Германской империи. Воссоединение Германии под эгидой Пруссии означало не только признание за Пруссией и прусским юнкерством руководящей роли в новом государственном образовании, но и принятие Германской империей военной доктрины Пруссии. Культ войны и милитаризма етал’ч культом Германской империи, самое образование которой, по словам великого русского сатирика Щедрина, вызвало в Германии «хмельное у прение славой побед, громом оружия, стонами побеждённых».
Германский^ империализм представлял особую разновидность империализма, опирающегося в своей экспансии на мощный военный аппарат милитаристической прусской монархии, на тесный контакт между прусским юнкерством и монополистическим капиталом. Характеризуя немецкий империализм, Ленин писал, что он представляет собою «последнее слово» современной крупно-капиталистической техники и планомерной организации, подчинённой юнкерск и-б у р ж у а з н о м у империализму» (Соч. Т. XXII, стр. 516).
Создание Германской империи знаменовало собой появление в центре Европы нового империалистического хищника, пришедшего, как писал В. И. Ленин; «к столу капиталистических яств, когда места были заняты» (Соч. Т. XXX, стр. 336).
Идейно обосновывая свою захватническую программу, германский империализм для этой цели широко использовал 'военные идеи пруссачества. Так создалась тесная связь и полная преемственность между «военными идеологами Пруссии и Германии. Вильгельм I, король Пруссии и первый император Германии, так сформулировал взгляды прусской военщины: «Ничто так не опасно для нас, как длительный мир. Посмотрите на наше политическое положение, — слабость его бросается в глаза, если сравнить нас с соседями.