Журнал Большевик, стр 28

военным командованием. Он не даёт себе труда по-настоящему разобраться в том поразительном несоответствии между целями, которые ставила перед собой империалистическая Германия в пер-
3. «Большевик» № 17.
34
И. ЗУБКОВ
вой мировой войне, и средствами, которыми она располагала для достижения этих целей.
Две причины, по мысли Людендорфа, обусловили неудачный для Германии ход и исход войны 1914—1918 годов: первое — недостаточная крепость тыла Германии, приведшая к революционным выступлениям в германской армии на заключительном этапе войны, и второе — «мягкосердечие» германской армии, нанёсшее, по утверждению Людендорфа, стратегии Германий непоправимый вред.
Поэтому Людендорф в своей книге «Тотальная война» призывает руководителей фашистской Германии готовить и вести будущую войну с предельной жестокостью, не считаясь ни с какими нормами международного права: террор внутри Германии, беспощадный террор в отношении каждого побеждённого народа должен стать, по заявлению Людендорфа, руководящим принципом немецкого метода ведения войны.
Вероломность нападения, по Людендорфу, должна являться вторым принципом немецкого метода ведения войны. Людендорф считал простой дипломатической формальностью предварительное объявление войны. Соблюдение этой формальности, по утверждению Людендорфа, наносит лишь вред Германии. «Война вовсе не должна начинаться с её объявления», — писал Людендорф.
В «Тотальной войне» Людендорфа проповецывалась во всей обнажённости завоевательная программа германского империализма, направленная на порабощение других стран и народов. Став на путь открытой проповеди империя диетической агрессии, военные идеологи Германии во;з- вели в культ не только самую войну, но и разбойничий метод её ведения. Идеи применения грубой силы, террора и физического уничтожения всего населения противной стороны, беззастенчивое нарушение всех военных законов и обычаев — вот чем проникнута доктрина немецкой военной школы.
Следуя своей разбойничьей идеологии захвата и порабощения чужих стран и народов, идеологии расовой исключительности, Людендорф рассматривал «тотальную» войну как войну на истребление того народа, против которого будет направлена агрессия Германии. «Продолжая добиваться решающего сражения на фронте, — пишет Людендорф, — командование попытается в то же время при помощи имеющихся средств нанести удар хозяйству и населению страны противника. Теперь именно наступает момент, когда эскадрильи бомбардировщиков будут направлены против объектов, действуя с величайшей беспощадностью». «...Тотальная война,— учит Людендорф,— имеет в виду не только армию, но и народы».
Самым ревностным последователем Людендорфа был Кейтель. Разрабатывая планы войны фашистской Германии против других стран и народов, он клал в их основу провозглашённые Людендорфом принципы «тотальной» войны.
Наиболее полное выражение эти идеи получили в плане войны фашистской Германии против Советского Союза, так называемом плане «Барбаросса». В этом плане германское военное командование во главе с Кейтелем наиболее полно выразило все руководящие идеи «тотальной» воцны Людендорфа. План «Барбаросса» характерен откровенной разбойничьей проповедью истребительной войны, которой пронизан каждый его пункт. Этот план проводился в жизнь с хладнокровным изуверством. Армия гитлеровской Германии в войне против советского народа проявила невиданную в истории жестокость, созершила чудовищные преступления. Грабежом и насилием был отмечен каждый шаг немецкой армии. Всё это было не только санкционировано германским военным командованием, но и заранее предусмотрено в его плане «тотальной» войны против СССР
Но план «тотальной» войны против советского государства потерпел полный крах. Ни человеконенавистнические идеи Людендорфа, ни их зверское применение на практике не спасли немецко-фашистскую армию
КРАХ 'ВОЕННОЙ ИДЕОЛОГИИ И ВОЕННОЙ ШКОЛЫ ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ 35
от разгрома. Напротив, бандитский характер германской армии, её зверства явились одним из факторов, определивших её неминуемую гибель.