Журнал Большевик, стр 38

С. ВЫГОДСКИЙ
щей части не частными инвесторами, а правительствами США и Англии за счёт бюджета, то есть за счёт налогоплательщиков. Неудивительно, что с ростом внешних инвестиций растёт государственный бюджет в США и дефицит платёжного баланса в Англии. Расходу федерального правительства СЩД за три года участия Америки в первой мировой войне составили 33 190 миллионов долларов, за десять лет «просперити» (1921—1930) — 33 810 миллионов долларов, за пять предвоенных лет (1935—1939) — 39 799 миллионов долларов, а за один бюджетный год^ с 1 июля 1946 года по 31 июня 1947 года — они достигли 41 500 миллионов долларов. Это ещё больше обостряет инфляционный процесс в СЩА. В самом деле, индекс промышленной продукции США, как мы видели выше, в 1946 году на 49% превышал уровень 1937 года, а количество банкнот в обращении по сравнению с 1937 годом увеличилось почти в 5 раз, достигнув в декабре 1946 года 29 миллиардов долларов.
Естественно, что расширение внешних займов за счёт государственного бюджета, обостряя инфляционный процесс и сокращая покупательную способность масс, приближает, а не отдаляет наступление кризиса. И в деловых и в правительственных кругах США неоднократно высказывалось 1мнение, что дело внешних инвестиций должно перейти •в частные руки. Представитель крупнейшей американской нефтяной монополии «Стандард Ойл» заявил, что «частное предпринимательство» в области внешних инвестиций должно сделать выбор: «либо решительно выступить и сохранить свои позиции во в^ём мире, либо остановиться й быть свидетелем своих собственных покорен». Призывы к развёртыванию частных внешних инвестиций раздавались также из уст Трумэна, Гарри- мана и известного банкира Олдрича. Однако частные инвестиции (за исключением нефтяных) развёртываются слабо. Законодательство ряда зарубежных стран, направленное против активизации американских компаний, тормозит развёртывание частного экспорта американского капитала.
Развитие экспорта капитала идёт под знаком всё углубляющегося кризиса капитализма.
я* я* я*
В результате второй мировой войны в колониях и отсталых странах усилилась тенденция к созданию собственной индустрии.
Ещё в 1930 году товарищ Сталин отмечал: «За время войны и после неё в колониальных и зависимых странах появился и вырос свой собственный капитализм, который с успехом конкурирует на рынках со старыми капиталистическими странами, обостряя и осложняя борьбу за рынки сбыта» («Вопросы ленинизма», стр. 352. 10-е изд.).
Созданные в отсталых странах в предвоенное десятилетие и особенно в период второй мировой войны новые отрасли промышленности находятся под угрозой ожесточённой конкуренции американских монополий. Едва смолкнул гром орудий на полях сражений, как американский финансовый капитал принялся штурмовать ещё не окрепшую молодую индустрию этих стран. Штурм начался с определённой «идеологической подготовки». Как писал «Бюллетень пан-американского* союза» в октябре 1945 года о* странах Латинской Америки: «Некоторые из этих стран будут пытаться развивать тяжёлую индустрию при помощи протекционизма. Но защита нерентабельных отраслей промышленности... является большой ошибкой».
Ещё резче высказался Уэллес — бывший помощник государственного секретаря США. «Всякая молодая индустрия,— заявил он в мае 1947 года в газете «Ныо-Йюрк геральд трибюн»,—будет требовать повышения пошлин для предотвращения конкуренции со стороны США. Тем не менее... созданная во время войны индустрия, которая может выжить лишь при помощи постоянных высоких пошлин, должна быть вытеснена».
ОБОСТРЕНИЕ БОРЬБЫ ЗА РЫНКИ СБЫТА ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ 47
Хорошо известно*, что Англия на протяжении многих десятилетий душила промышленное развитие Индии, а США так же поступали в отношении Филиппин и стран Латинской Америки.
Кучка богатейших империалистических держав стремится не к развитию производительных сил и благосостояния отсталых стран, а к увековечению их зависимости, к их сохранению в качестве поставщиков сырья, в качестве рынков сбыта и сфер для приложения капиталов.

«С ростом обрабатывающей промышленности, где бы то ни было,— писали