Журнал Большевик, стр 40

аграрные реформы, проведённые в странах народной демократии, успехи в деле восстановления и планирования хозяйства в этих странах показывают народам колоний путь избавления от -ига иностранного капитала.
Это способствует дальнейшему усилению национально-освободительного движения и расшатыванию устоев империализма в колониях и зависимых странах. Волна национально-освободительного движения в Индии заставила Англию пойти на некоторые конституционные уступки, однако при сохранении экономической зависимости Индии от британского империализма. Журнал «Экономист» 10 мая 1947 года писал: «Было бы глуцо отрицать, что империя была и есть источник богатства Великобритании... Верно, что формальные узы суверенитета ослабли, но ни в одном из двух аспектов, имеющих действительное значение, а именно в стратегическом и экономическом, не только не произошло никакого разрыва связей, но эти связи даже не ослабели».
Англия предоставила Индии «независимость», но такую, при которой сохраняется раздробленность Индии. Тем самым узаконивается и полная зависимость Индии от Англии. Ибо «ни одна страна в мире не может рассчитывать на сохранение своей независимости, на серьёзный хозяйственный и культурный рост, если она не сумела освободиться от феодальной раздробленности и от княжеских неурядиц. Только* страна, объединённая в единое централизованное государство, может рассчитывать на возможность серьёзного культурно-хозяйственного роста, на возможность утверждения своей независимости» (Стали н).
Изобретённый лейбористским правительством и осуществляемый ныне план раздела Индии является маневром английского империализма, рассчитанным на укрепление экономических и стратегических позиций Англии в Индии, и служит сильнейшим тормозом экономического, политического и культурного развития Индии. Это не может не вызвать дальнейшего подъёма национально-освободительного движения в Индии.
Для поддержания своих экономических и стратегических позиций Англия содержит крупные вооружённые силы в Индии, Египте, Палестине, Греции, Ираке, Трансиордании и т. д.
Из опубликованной в 1947 году «Белой книги» видно, что дефицит платёжного баланса Англии увеличился по сравнению с 1938 годом на 380 миллионов фунтов. Это произошло главным образом за .счёт увеличения «заморских расходов» правительства, которые равнялись в 1938 году 13 миллионам, а в 1946 году — 300 миллионам фунтов, то есть уве-
ОБОСТРЕНИЕ БОРЬБЫ ЗА РЫНКИ СБЫТА ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ 49
дичились на 287 миллионов фунтов. Возросшие расходы на содержание вооружённых сил в империи и за её пределами составляют 75% возросшего дефицита платёжного баланса. «Экономист», утверждающий, что среди всех послевоенных экономических затруднений Англии решающим является дефицит платёжного баланса, умалчивает о причинах, вызвавших этот дефицит. Очевидно, не так уж прочны стратегические и экономические внутриимперские связи Англии, если их приходится «закреплять» подобными методами!
* *
*
После второй мировой войны неравномерность развития капиталистически х стран ещё более усилилась. Усилились вместе с тем и элементы общего кризиса капиталистической системы мирового хозяйства. В послевоенных условиях идёт ожесточённая борьба за передел мира и сфер влияния, за наследство германского, японского и итальянского империализма. При это-м американский ^империализм претендует на мировое господство, а английский выступает в роли младшего партнёра.

Поражение государств оси во второй мировой войне лишило мировой империализм важнейших его оплотов на Западе и на Востоке. Не случайно империалистические силы в США и Англии добиваются возрождения милитаристской Германии и Японии. Вслед за пресловутой «доктриной Трумэна» государственный секретарь США Маршалл возвестил свой план «спасения» Европы. Сокровенный смысл этого «плана» был предвосхищён помощником, государственного секретаря Ачесоном в его речи в Кливленде 8 мая 1947 года. Ачесон откровенно призывал в этой речи к реконструкции «двух больших арсеналов Европы и Азии — Германии и Японии,— от которых в значительной мере зависит восстановлена е обоих континентов». Для создания в лице Японии плацдарма на Дальнем Востоке, а в лице Германии —