Журнал Большевик, стр 43

психологии для обоснования расизма.
Казалось бы, советский психолог обязан открыть огонь .по всем этим реакционным, антинаучным направлениям в психологии, подвергнуть их уничтожающей критике. Но' С. Л. Рубинштейн не сделал этого. Больше того, в ряде случаев он сам пошёл на поводу у буржуазных психологов, отыскивая в их учениях «рациональные зёрна». Большая часть ошибок, допущенных автором в характеристике сознания (в которой видны заимствования у неокантианца Когена), в специальных проблемах: учении о мышлении (заимствования из идеалистической Вюрцбургской школы), учении о личности (заимствования из учения о- динамической психологии Курта Левина) выражает некритическое отношение С. Л. Рубинштейна к буржуазной психологии.
В книге С. Л. Рубинштейна обнаруживается непонимание её автором задач, которые стоят перед советскими учёными в освещении -истории психологии и в борьбе с современными буржуазными направлениями в психологии.
Не отрицая необходимости изучения психологических теорий прошлого, мы обязаны отнестись к ним с большой критической настороженностью. Мы должны отбросить реакционный хлам традиционной идеалистической психологии, критически овладевая лишь наиболее ценным из того, что накоплено прогрессивными, материалистическими направлениями з истории философии и психологии. Особенную ценность здесь представляют взгляды на психологию корифеев русской общественной мысли XIX века: Белинского, Герцена, Добролюбова, Чернышевского—и созвучные им идеи выдающегося русского педагога Ушинского и основоположника русской физиологии Сеченова. В трудах последнего мы имеем гениальную намётку того пути, по которому должно идти исследование деятельности нервной системы, мозга, как материальной основы психики.
Нельзя, разумеется, согласиться с позицией, занятой Сеченовым в вопросе: «Кому н как разрабатывать психологию?»—поскольку Сеченов считал, что это задача только физиологов. Но, несомненно, что идеи Сеченова, выраженные в его работах: «Рефлексы головного мо-зга»* «Элементы мысли» и др.,— оказались наиболее прогрессивными и плодотвор
КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ
53
ными в сравнении с теми, которыми была насыщена современная ему зарубежная психология.
В. И. Ленин дал такую характеристику научного психолога, про* тивопоставляя его психологу-мегафизику: «Он, этот научный психолог, отбросил философские теории о душе и прямо .взялся за изучение материального субстрата психических явлений — нервных процессов...» (Соч. Т. I, стр. 127. Изд. 4-е).
Корифей современного естествознания И. П. Павлов, «свеянный,— по его словам,—гениальным взлётом сеченовской мысли», принялся за экспериментальную разработку идей Сеченова, результатом которой явилось построение одного из важнейших разделов современной науки — учения ю высшей нервной деятельности. Это учение является естественнонаучной основой построения материалистической психологии. Павлов не отрицал за психологией права на самостоятельное существование и решение сложнейших проблем человеческой психики.
Советская психология должна представлять собою подлинно научную психологию, опирающуюся на марксистско-ленинскую .философию и достижения материалистического естествознания. Советские психологи должны создать марксистскую историю психологии, критически лреодо'- лев и отбросив, как негодный хлам, реакционные идеи традиционной идеалистической психологии и вульгарного материализма, со всей партийной остротой и непримиримостью подвергнуть критике современные направления буржуазной психологии, разоблачая реакционную классовую сущность самоновейших и самомоднейших буржуазных теорий, обслуживающих реакционную практику господствующей империалистической буржуазии.
В книге С. Л. Рубинштейна при рассмотрении тех или иных проблем нередко допускаются формулировки, вносящие путаницу и сбивающие с толку читателя. Так обстоит дело, в частности, при освещении автором вопроса о соотношении психического! и физического. В своей книге С. Л Рубинштейн, критикуя вульгарный материализм, утверждавший, что мозг выделяет мысль, как печень выделяет жёлчь, пишет: «Отражая бытие, существующее вне и независимо от субъекта, психика выходит за пределы внутриорганичееких отношений»1. Далее автор заявляет: «Как отражение и затем осознание психика выходит за пределы организма и его свойств...» (стр. 91).