Журнал Большевик, стр 44

Такими утверждениями С. Л. Рубинштейн запутывает марксистское решение психофизической проблемы.
«Жизнь рождает мозг. В мозгу человека отражается природа», — учит Ленин («Философские тетради», стр. 174. 1947 год). Содержание нашего сознания определяется объективнььм миром, бытием человека; но это никоим образом не затрагивает и не колеблет того бесспорного факта, что отражение бытия осуществляется через воздействие окружающего нас мира на органы чувств, что весь процесс отражения проис^ ходит В' нашем мозгу,— продуктом деятельности которого является сознание как отражение бытия,— а никак не «за пределами организма и его свойств».
Весьма путанно излагает С. Л. Рубинштейн вопрос о реальности психического. «Всякий психический факт,— пишет автор,— это и кусок реальной действительности и отражение действи-
1 С. Л. Рубинштейн «Основы общей психологии», стр. 19. Академия илу* СССР. Институт философии. Гос. уч.-пед. издательство. 1946. В дальнейшем указаны только страницы названной книги.
54
КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ
тельнюст-и — не либо одно, либо другое, а и одно и другое, именно в том и заключается своеобразие психического, что оно является и реальной -стороной бытия и его отражением,— единством реального и идеал ьног о» (стр. 5).
Известно, как решал Ленин вопрос о реальности психического.
В «Материализме и эмпириокритицизме» Ленин критикует следующее высказывание Дицгена:            «Н-о и не чувственное пред
ставление чувственно, материально, то-есть действительно... Дух не больше отличается от стола, света, от звука, чем эти вещи отличаются друг от друга». Вскрывая ошибку Дицгена, Ленин пишет: «Тут явная неверность. Что и мысль и материя «действительны», т.-е. существуют, это верно. Но назвать мысль материальной значит сделать ошибочный шаг к смешению материализма с идеализмом» (Соч. Т. XIII, стр. 199—200).
Ленин, таким образом, даёт исчерпывающее и ясное решение вопроса. Психика и сознание реальны, действительны, то есть они существуют. Но отождествлять психику с материальным миром, приравнивать её к материальным вещам и процессам,—значит совершать грубую ошибку, идущую на пользу идеализму. Такое отождествление лишает смысла то гносеологическое противопоставление материи духу, материализма идеализму, которое лежит в основе деления философов на два лагеря — материалистов и идеалистов.
Рассуждения Рубинштейна являются отступлением от приведённых высказываний Ленина. Психику С. Л. Рубинштейн объявляет «куском реальной действительности», иначе говоря — частью объективного материального мира, отражаемого в сознании человека. Но такое определение запутывает вопрос, потому что в нём Рубинштейн сближается с той самой точкой- зрения, которую Ленин подверг критике. Утверждение — психический факт есть кусок реальной действительности — мало чем отличается от ошибочного утверждения Дицгена, писавшего, что представление (тот 1же «психический факт». В. К.) чувственно, материально, то есть действительно.
Приведённые высказывания С. Л. Рубинштейна, как и его путаные рассужденир о «двойной детерминации» психического, свидетельствуют об идеалистических ошибках автора, о том, что у него нет ясности в решении психофизической проблемы.
Отвергая идеалистические концепции психофизического параллелизма и взаимодействия, а также концепции психофизического тождества, сводящие либо физическое к психическому либо психическое—к физическому, советская психология решает психофизическую .проблему в плане материалистического монизма, утверждающего первичность материи и вторичность сознания, рассматривающего сознание, как продукт деятельности мозга, который отражает окружающий "'человека объективный мир.
*
*

Одной из важнейших задач своей книги «Основы общей психологии» С. Л. Рубинштейн считает преодоление абстрактного* функционализма традиционной психологии. Это действительно кажная задача, ибо в современной буржуазной психологии условное выделение различных ступеней и сторон человеческой психики дошло до такого предела, когда за отдельными психическими функциями оказывается утраченной психика личности в целом, когда исследователи «за деревьями не видят леса». Этим объясняется тот