ДОКЛИНИЧЕСКИЕ ФОРМЫ АЛКОГОЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ ПРИ ОСНОВНЫХ ТИПАХ ЛАТЕРАЛЬНОЙ КОНСТИТУЦИИ
Алкоголизм и латеральная уязвимость мозга, 1995

Глава IV

ДОКЛИНИЧЕСКИЕ ФОРМЫ АЛКОГОЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ ПРИ ОСНОВНЫХ ТИПАХ ЛАТЕРАЛЬНОЙ КОНСТИТУЦИИ

Особенности алкогольного поведения при непатологических формах алкоголизации оценивались по четырем основным интегральным характеристикам: степени изменения биологической реактивности к алкоголю, степени дезадаптации и трансформации личности, выраженности алкогольной потребности, особенностям динамики алкогольной привычки. Результаты сравнительной характеристики 400 мужчин с основными типами латеральной конституции приведены в табл. 17.

Первая группа из 10 признаков употребления (злоупотребления) спиртных напитков рассматривалась нами как отражающая степень изменения биологической реактивности к алкоголю.

Как следует из табл. 17, синистральные мужчины, отнесенные нами к 1—2-му типам латеральной конституции, отличались от испытуемых с 3-м типом достоверно более высокими показателями. Различия между выборками с 1-м и 2-м типами были недостоверными, но по ряду критериев (частоте алкогольных эпизодов, количеству алкоголя, потребляемому за один алкогольный эпизод, периодичности алкогольных эпизодов, типу и степени тяжести алкогольного опьянения, наличию амнезий и периода последействия) мужчины с 1-м типом латеральной конституции характеризова -лись достоверно более выраженными нарушениями (рис. 6).

В целом мужчины с 1-м типом конституции отличались почти еженедельным пьянством с употреблением 300—400 (максимально 400—500) мл крепких спиртных напитков, средней степенью тяжести алкогольного опьянения. Алкогольные эпизоды обычно были включены в динамический стереотип жизни, но наблюдались ситуационно-обусловленные периоды урежения или прекращения пьянства. У 30 % испытуемых имелись единичные наркотические амнезии. Период последействия у 70 % мужчин описывался как систематически возникающее состояние, а у 30 % возникал эпизодически, но был выражен достаточно отчетливо. В большинстве случаев дискомфортные состояния купировались самопроизвольно в течение 3—4 ч.

Таблица 17. Выраженность основных признаков употребления алкогольного поведения

Признаки употребления (злоупотребления) 'спиртных напиткоя,

Тип

латеральной

1-й

интегральные характеристики

по оснояным шкалам

X ± ш

€>

Р|

Степень изменения биологической реактивности к алкоголю

2.9    ± 0,1

3.9    ± 0,1

0,9

0,9

> 0,05 < 0,001

Частота алкогольных эпизодов

Количество алкоголя

3,7 ± 0,1

0,8

< 0,05

(в миллилитрах водки), обычно потребляемое за один алкогольный

эпизод

Максимальное количество алкоголя (в миллилитрах водки), потребляв-

3,8 ± 0,1

0,9

< 0,001

мное за один алкогольный эпизод Качество предпочитаемых

3,8 ± 0,2

1,8

> 0,05

спиртных напитков Периодичность алкогольных

3,8 ± 0,1

0,9

< 0,01

эпизодов

Возраст пациента

2,4 ± 0,3

2,6

> 0,05

Тип алкогольного опьянения

3,7 ± 0,3

2,6

< 0,01

Обычная степень тяжести алкогольного опьянения

3,2 ± 0,1

0,6

< 0,01

Наличие и частота возникновения алкогольных амнезий

1,3 ± 0,05

0,4

< 0,01

Клинический вариант периода последействия

2,9 ± 0,1

0,9

< 0,001

Степень дезадаптации и трансформации

3,2 ± 0,02

0,2

< 0,001

личности

Критичность к пьянству

3,7 ± 0,2

1,8

< 0,001

Степень декомпенсации в сфере профессионально-производствен

3,2 ± 0,1

0,6

< 0,001

ных отношений

Степень декомпенсации в сфере семейно-бытовых отношении

3,7 ± 0,1

0,9

< 0,001

Степень декомпенсации в сфере

административно-правовых

отношений

2,9 ± 0,1

0,8

< 0,001

Клинико-психологический вариант изменений личности

3,5 ± 0,1

1,2

< 0,001

Личностный смысл пьянства

2,7 ± 0,1

0,9

< 0,001

Мотивы употребления спиртных

1,9 ±0,1

1,1

< 0,001

напитков

Преморбидные особенности

3.7 ± 0,2

1,7

> 0,05

личности

Выраженность алкогольной потребности

3,7 ± 0,1

0,9

< 0,001

Алкогольные установки личности и диапазон приемлемости алкоголизации

3,7 ± 0,1

0,9

< 0,001

Клинико-психологический вариант первичной алкогольной

3,9 ± 0,1

0,8

< 0,001

потребности

Клинико-психолотческий вариант вторичной алкогольной потребности при опьянении Инициатива и конформность

4,2 ± 0,3

2,6

< 0,05

3,9 ± 0,2

1,8

> 0,05

в проведении выпивки Отношение к спиртным напиткам и выраженность алкогольной потребности в период последействия

2,9 ± 0,1

0,9

< 0,001

конституции

2-и

3-й

х ± m

6

Р2

X ± ш

6

Рз

2,8 ± 0,03

0,3

< 0,05

2,5 ± 0,1

0,7

< 0,01

3,1 ± 0,1

0,7

> 0,01

3,0 ± 0,1

1,4

< 0,001

3,3 ± 0,04

0,5

< 0,05

2,8 ± 0,1

1,0

< 0,01

3,3 ± 0,1

1,1

< 0,01

2,9 ± 0,1

1,4

< 0,001

3,7 ± 0,2

2,2

< 0,01

2,6 ± 0,3

4,2

< 0,001

3,1 ± 0,2

2,2

> 0,05

2,7 ± 0,2

2,8

< 0,001

2,3 ± 0,2

2,2

> 0,05

2,3 ± 0,3

4,2

> 0,05

2,7 ± 0,3

3,3

> 0,05

2,2 ± 0,3

4,3

< 0,001

2,9 ± 0,04

0,4

> 0,05

3,1 ± 0,3

4,7

> 0,05

1,1 ± 0,04

0,4

< 0,05

1,2 ± 0,03

0,4

> 0,05

2,3 ± 0,2

1,8

> 0,05

2,5 ± 0,1

1,5

< 0,01

2,3 ± 0,03

0,3

< 0,001

2,5 ± 0,03

0,4

< 0,001

2,5 ± 0,1

1,1

< 0,001

1,9 ± 0,1

1,4

< 0,001

2,0 ± 0,04

0,5

< 0,001

2,9 ± 0,1

0,9

< 0,01

2,5 ± 0,1

0,8

< 0,001

3,2 ± 0,1

1,2

< 0,001

1,7 ±0,1

0,7

< 0,001

2,4 ± 0,1

0,9

< 0,001

2,8 ± 0,1

0,8

< 0,001

3,3 ± 0,05

0,7

> 0,05

1,9 ± 0,1

0,7

> 0,05

2,2 ± 0,1

1,4

< 0,001

1,1 ± 0,1

0,9

< 0,001

1,8 ± 0,1

1,3

> 0,05

3,7 ± 0,1

1,1

< 0,001

2,5 ± 0,2

2,8

< 0,001

3,0 ± 0,1

1,1

< 0,001

3,7 ± 0,2

2,8

> 0,05

3,1 ± 0,1

1,1

< 0,05

314 ± 0,1

1,4

< 0,05

2,9 ± 0,1

1.0

< 0,01

3,2 ± 0,1

1.5

< 0,001

3,2 ± 0,4

4,5

> 0,05

3,9 ± 0,3

4,2

> 0,05

3,8 ± 0,2

2,2

< 0,01

3,1 ± 0,1

1,4

< 0,001

2,1 ± 0,1

1,1

< 0,01

2,5 ± 0,1

1,4

< 0,01

Признаки употребления (злоупотребления) спиртных напитков, ' интегральные характеристики

Тип

1 латеральной

1-й

по основным шкалам

X ± ш

б

Р|

Особенности динамики алкогольной привычки

3,4 ± 0,1

0,9

> 0,05

Возраст начала употребления спиртных напитков

3,9 ± 0,2

1,8

< 0,01

Возраст наивысшей потребности в алкоголе и выраженности алкоголизации

2,4 ± 0,3

2,6

< 0,001

Возраст начала регресса алкогольной потребности и выраженности алкоголизации

3,4 ± 0,2

1,7

> 0,05

Вариант динамики алкогольной потребности и выраженности алкогольной симптоматики

3,7 ± 0,2

1,6

< 0,001

Примечание. Р — вероятность отсутствия различий при сравнении ранговых спиртных напитков между лицами с различными типами латеральной Рз — между 1-м и 3-м типами.

Лица, отнесенные ко 2-му типу латеральной конституции, характеризовались менее интенсивной алкоголизацией и выраженностью биологической дезадаптации по ряду признаков: частоте алкогольных эпизодов, их периодичности, типу и степени тяжести алкогольного опьянения, отсутствию периодов последействия. При этом по приведенным критериям мужчины со 2-м и 3-м типами конституции достоверно не отличались. Периодичность алкогольных эпизодов у них обычно не ощ>еделялась или была относительной. Алкогольные эпизоды в значительной степени были детерминированы

Рис. 6. Влияние типа латеральной конституции на выраженность признаков, отражающих степень изменения биологической реактивности у мужчин при непатологических формах алкоголизации:

1—3 — типы латеральной конституции; 1.1—1.10 — признаки употребления (злоупотребления) спиртных напитков (табл. 1б); *Р < 0,05; **Р < 0,01; ***Р < 0,001

конституции

2-й

З-й

х ± m

6

?2

х 1 m

6

Рз

3,2 ± 0,1

1,1

< 0,05

2,9 ± 0,1

1,4

< 0,001

2,8 ± 0,3

3,3

> 0,05

2,7 ± 0,2

2.8

< 0,001

3,6 ± 0,2

2,2

< 0,01

2,7 ± 0,3

4,2

> 0,05

3,6 ± 0,2

2,2

< 0,001

2,6 ± 0,2

2,7

< 0,001

2,7 ± 0,1

1,2

< 0,05

3,4 ± 0,3

3,9

> 0,05

степеней выраженности основных признаков употребления (злоупотребления) конституции; Р| — между 1-ми 2-м типами; Р2 — между 2-м и 3-м типами;

ситуационно, но у мужчин с 2-м типом конституции их возникновение облегчалось расширением диапазона приемлемости и стереотипностью повторения ситуаций. Алкогольное опьянение у них обычно было легким, случаи средней степени тяжести наблюдались эпизодически. Амнезии и период последействий отсутствовали. Спиртное обычно употреблялось 1—3 раза в месяц, предпочтение отдавалось крепким спиртным напиткам.

Мужчины с 3-м типом латеральной конституции характеризовались особенностями алкоголизации, в целом соответствующими установкам данного региона и социальной группы. Спиртное они употребляли обычно 1—3 раза в месяц, предпочтение отдавали крепким спиртным напиткам. За один алкогольный эпизод в среднем потребляли 150— 300 мл спиртного в пересчете на водку (максимально — 350 мл). Периодичность употребления алкоголя отсутствовала, преобладали незначительная или легкая степень простого компенсированного алкогольного опьянения. Наиболее распространен был эйфорический вариант опьянения. В то же время в группе с 3-м типом конституции имелась тенденция к накоплению лиц с относительным воздержанием от приема спиртных напитков, соматовегетативными нарушениями и суоьективно-тягостным психическим дискомфортом на высоте опьянения.

Интересным является тот факт, что при меньшей интенсивности алкоголизации мужчины с 3-м типом латеральной конституции характеризовались склонностью к большей выраженности признаков интолерантности к алкоголю, чем мужчины со 2-м типом, что проявлялось большими тяжестью опьянения и частотой встречаемости алкогольных амнезий и периодов последействия.

Обобщая приведенные данные, с известной осторожностью можно констатировать, что по мере увеличения степени си-нистральности латеральной конституции и относительного доминирования правого полушария большого мозга достоверно нарастают интенсивность алкоголизации и выраженность биологической дезадаптации. При этом у мужчин с относительным нейропсихологическим дефицитом левого полушария высокая интенсивность пьянства, выраженный эйфорический эффект, отчетливая дифференцировка клинической картины опьянения, периодичность приема спиртных напитков, отработанность ритуала (компания, поводы, условия, место, время, количество) сочетаются с признаками относительной непереносимости алкоголя, интолерантно-сгыо. Характерной является клиника субкомпенсированного опьянения с усилением внешних его признаков (нарушения движений, речи), более глубокими нарушениями сознания, мышления, появлением эпизодов амнестических форм опьянения. Особенности биологической дезадаптации лиц с 1-м типом латеральной конституции напоминают особенности дезадаптации, описанные при алкоголизации лиц на органически неполноценной почве (Болотова З.Н., Мануйлен-ко Ю.А., Артемчук А.Ф., 1984; Игонин А.Л., 1986).

Восемь признаков употребления (злоупотребления) спиртных напитков использовались для оценки влияния типа латеральной конституции на степень социальной дезадаптации и трансформации личности у мужчин контрольной группы.

Среди синистральных мужчин (1—2-й типы латеральной конституции) в преморбидный период отмечалось относительное накопление лиц с психопатическими, психопатоподобными и акцентуированными личностными особенностями, что достоверно отличало их от испытуемых с 3-м конституциональным типом. При этом, как следует из табл. 17 и рис. 7, мужчины, отнесенные к 1-му типу латеральной конституции, характеризовались наибольшей степенью социальной дезадаптации, ко 2-му типу — наименьшей. Испытуемые с 3-м типом латеральной конституции занимали промежуточное место. Все различия между группами статистически достоверны.

В целом у мужчин с 1-м типом латеральной конституции отчетливо просматривались признаки психогенной алкогольной анозогнозии, являющейся следствием формирования психологической защиты. Интенсивная алкоголизация сопровождалась расширением диапазона приемлемости, дезактуализацией и игнорированием пьянства. Замечания родственников или друзей о чрезмерности пьянства испытуемые обычно относили на счет неправильной оценки события, утрированного беспокойства за их здоровье. У многих мужчин была четко выражена перцептивная оценочная деформация, в частности акцентировка. Испытуемые отличались склонностью переоценивать события в выгодную для себя сторону, фиксируя внимание на пьянстве окружающих и пре-