АСИММЕТРИЯ РЕГУЛЯЦИИ ПРОИЗВОЛЬНОЙ ПОЗНОЙ АКТИВНОСТИ ПРИ ОСТРОЙ и ХРОНИЧЕСКОЙ АЛКОГОЛЬНОЙ ИНТОКСИКАЦИИ 2
Алкоголизм и латеральная уязвимость мозга, 1995

недостаточности кинетической основы движений, обеднении моторики, нарушении содружественных движений, появлении эссенциального тремора верхних конечностей на фоне мышечной гипо- или нормотонии. Вторым важным синдромом, характеризующим энцефалопатические нарушения был мозжечковый синдром, основные клинические проявления которого: нистагм, атаксия при походке и в позе Ромберга, нарушения построения движений в пространстве. Наиболее отчетливо мозжечковые расстройства у большинства пациентов определялись в состоянии опьянения или на высоте абстиненции, но с помощью стабилометрии они выявлялись у 80—90 % обследованных мужчин в период ремиссии. У части обследованных отмечались признаки дефицита функций пирамидной системы {повышение сухожильных, появление патологических стопных рефлексов), выявлялись признаки гипоталамического синдрома с нейроэндокринными расстройствами. Практически облигатными признаками являлись: половая слабость, снижение либидо и оргазма. Наблюдались расстройства водно-солевого, углеводного, белкового обмена. Характерными были вегетативные симпатоад-реналовые кризы, сопровождающиеся головной болью, сердцебиением, ознобом, артериальной гипертензией; нарушения ритма сон — бодрствование с феноменом пунктирного сна (повторные пробуждения во второй половине ночи). Более выраженными, чем у больных с I стадией алкоголизма, были нарушения памяти, снижение продуктивности мышления, анозогностические проявления.

Таблица 20. Жалобы и объективные неврологические симптомы у больных хроническим алкоголизмом

Жалобы и объективные неврологические проявлении

Число больных

абсолютное

процент

Головная боль

66

39,8

Головокружение

10

6,0

Общая слабость

43

25,9

Астеническая депрессивная и субдепрессивная симптоматика

146

88

Нарушение памяти

115

69,3

Повышенная раздражительность

111

66,9

Нарушения сна (по типу пунктирного сна)

33

19,9

Боль в конечностях

45

74,7

Тремор рук

7

4,2

Потливость

8

4,8

Жажда

10

6,0

Онемение кистей и стоп

22

13,3

Положительный симптом Брудзинского

56

33,7

Анизокория

28

16,9

Вялая реакция зрачков на свет

18

10,8

Слабость конвергенции

37

22,3

Недоведение глазных яблок кнаружи

13

7,8

Горизонтальный нистагм

80

48,2

Сглаженность носогубной складки

84

50,6

Легкая девиация языка

27

16,2

Атрофия мышц

13

7,8

Нарушение болевой чувствительности по полиневротическому типу

33

19,9

Нарушение болевой чувствительности на кистях

3

1,8

Нарушение болевой чувствительности на стопах

6

3,6

Нарушение мышечно-суставного чувства в пальцах ног

18

10,8

Легкая статическая атаксия

115

69,3

Атаксия при пяточно-коленной пробе

33

19,9

Повышение сухожильных и периостальных рефлексов

81

48,8

Асимметрия сухожильных и периостальных рефлексов

38

63,3

Патологические знаки хоботковый назолабиальный ладонно-подбородочный

7

4

3

5

4,2

24

1.8

3,0

Снижение (отсутствие) брюшных рефлексов

91

54,8

Асимметрия брюшных рефлексов

55

33,1

Снижение коленных рефлексов

48

28,9

Отсутствие коленных рефлексов

7

4,2

В III стадии алкоголизма грубые нарушения позной регуляции и максимальные величины ИОС по данным стабило-метрии сочетались с выраженными неврологическими и нейропсихологически ми расстройствами. Практически у всех больных выявлялись мозжечковые» подкорковые, вестибулярные, речевые, нейроэндокринные расстройства. У части больных наблюдались симптомы орального автоматизма (хоботковый, назолабиальный, ладонно-подбородочный), патологические знаки, бульбарный и псевдорбульбарный симптомы.

На первый план выступали грубые интеллекту ально-мне-стические нарушения в сочетании с алкогольной деградацией личности, аспонтанностью поведения.

Приводим ряд наблюдений, иллюстрирующих описанные закономерности.

Наблюдение II. Больной А., 47 лет. Поступил в наркологическое отделение городского наркологического диспансера с диагнозом: хронический алкоголизм, II стадия. Последние 5 лет ежегодно лечился по поводу хронического алкоголизма, ремиссии были кратковременными. Злоупотребляет алкоголем в течение 18 лет. Абстинентный синдром сформировался на протяжении последних 8 лет. Перенес абортивный алкогольный делирий. Последние 2 года предъявляет жалобы на приступы боли в области сердца, которые сопровождаются ощущением недостатка воздуха, сердцебиением, онемением дистальных отделов конечностей, страхом, ознобоподобным дрожанием. Приступ впервые возник после алкогольного эксцесса. С этого времени у больного периодически возникают подобные приступы, следующие за алкогольными эксцессами.

При неврологическом исследовании отмечены отдельные нистагмоидные подергивания глазных яблок в обе стороны, недоведение глазных яблок кнаружи, легкая сглаженность правой носогубной складки, тремор пальцев рук. Сухожильные и периостальные рефлексы на верхних конечностях и коленные рефлексы повышены, больше справа, ахилловы и брюшные рефлексы снижены. Отмечаются положительный симптом Маринеску — Радовичи, красный стойкий дермографизм, гипергидроз ладоней и стоп. На глазном дне легкое сужение артерий. Вибрационная чувствительность не изменена.

По данным неврологического исследования у больного был диагностирован гипоталамический синдром с вегетососудистыми пароксизмами алкогольного генеза. Данные ЭЭГ выявили нарушения со стороны гипоталамических отделов мозга после функциональных нагрузок.

Наблюдение 12. Больной Б., 28 лет. Поступил в наркологическое отделение городского наркологического диспансера с диагнозом: хронический алкоголизм, II стадия; синдром рассеянного энцефаломиелита, умеренно выраженная степень.

Алкоголь употребляет с 18 лет. В возрасте 23 лет сформировался абстинентный синдром. В последние 1,5 года отмечается амнезия состояний опьянения, в последние Э мес — тенденция к снижению толерантности к алкоголю. Предъявляет жалобы на дрожание рук, усиливающееся при физической нагрузке.

При неврологической исследовании отмечены: горизонтальный нистагм в обе стороны, сглаженность носогубной складки слева, высокие сухожильные и периостальные рефлексы на верхних конечностях. Коленные и ахилловы рефлексы слева более выражены, чем справа. Брюшные рефлексы резко снижены, слева меньше, чем справа. Симптом Россолимо—с обеих сторон. Определяется нерезкая статическая атаксия, интенционное дрожание и промахи-вание при пальценосовой и пяточно-коленной пробах с обеих сторон. Вибрационная чувствительность снижена: на кистях — 10 с, на стопах — 8 с.

Наблюдение 13. Больной В., 40 лет. Проведен осмотр в наркологическом отделении городского наркодиспансера в состоянии алкогольного абстинентного синдрома. Предъявляет жалобы на озноб, дрожание рук, потливость, общую слабость. Из анамнеза известно, что алкоголем злоупотребляет в течение 13 лет. Пьет запоями по 1—2 нед с перерывами до 1—1,5 нед. Абстинентный синдром сформировался 10 лет назад.

Неврологический статус: положительный симптом Брудзинского (нижний) с обеих сторон. Легкая анизокория, справа больше, чем слева. Прямая и содружественная реакции на свет сохранены. Отмечаются горизонтальный нистагм при взгляде вправо, сглаженность правой носсиубной складки, легкая девиация языка вправо. Изменений болевой чувствительности не выявлено. Вибрационная чувствительность на верхних конечностях 14 с, на нижних — 4 с без четкой разницы сторон. Сухожильные рефлексы резко оживлены с расширением рефлексогенных зон без четкой разницы сторон. Брюшные рефлексы не вызываются. Клонусоид стоп. Неустойчивость в простой и усложненной позах Ромберга. Пальце-носовую и пяточно-коленную пробы выполняет удовлетворительно. Положительный симптом Маринеску — Радовичи справа. После выполнения ортоклиностатической пробы пульс 70—90—76 в 1 мин. Глазосердечный рефлекс Ашнера: пульс 76—72 в 1 мин. Отмечаются разлитой красный стойкий дермографизм, гипергидроз ладоней и стоп. Пульс в покое 74 в 1 мин, ритмичный, удовлетворительного наполнения и напряжения; артериальное давление 150/80 мм. рт. ст.

После курса патогенетической и симптоматической терапии состояние улучшилось. Повторно был осмотрен через 5 дней после купирования абстинентного синдрома.

Жалоб не предъявляет. Неврологический статус: симптом Брудзинского отрицательный. Зрачки симметричны, прямая и содружественная реакции на свет сохранены. Объем движений глазных яблок полный, нистагма нет. Отмечаются асимметрия лица и легкая девиация языка вправо. Вибрационная чувствительность, но сравнению с первым исследованием, повышена: на верхних конечностях — 16 с без четкой разницы сторон, на нижних — 8 с без четкой разницы сторон. Уменьшилась выраженность сухожильных и периостальных рефлексов. Появились брюшные рефлексы средней выраженности. Исчез клоноид стоп. Остался симптом Маринеску — Радовичи. После выполнения ортоклиностатической пробы пульс 72—78—71 в 1 мин. При проведении глазосердечной пробы Даниньи — Ашнера: пульс 74—71 в 1 мин, артериальное давление 120/70 мм. рт. ст.

Таким образом, межполушарная асимметрия у больных алкоголизмом вне алкогольной интоксикации и явлений абстиненции определяется коррелирующей со стадией заболевания прогрессирующей энцефалопатией с более частым и преимущественным поражением правополушарных структур на фоне относительно не измененного левого полушария мозга.