ТИПОЛОГИЯ И ЛАТЕРАЛЬНАЯ НЕЙРОБИОЛОГИЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ АФФЕКТИВНЫХ НАРУШЕНИЙ АЛКОГОЛЬНОГО ГЕНЕЗА 3
Алкоголизм и латеральная уязвимость мозга, 1995

Аффективные нарушения

при доклинических вариантах алкоголизации

У лиц с доклиническими формами алкоголизации аффективные нарушения наблюдались при состоянии алкогольного опьянения и постинтоксикационном состоянии. Их синдромальная структура оценивалась почти исключительно по данным анамнеза и субъективной самооценке испытуемых, но у части мужчин дополнительно уточнялась во время выполнения алкогольной пробы (табл. 23).

Анализ полученных данных показывает, что в группе абстинентов и мужчин, случайно употребляющих алкоголь, преобладали тревожно-депрессивные нарушения, которые встречались соответственно в 61,9 % ± 10,6 % и 31,3 % ± 5,8 % наблюдений. Типологически тревожно-депрессивные нарушения были связаны с длительным и субъективно-тягостным соматическим дискомфортом вследствие декомпенсации соматического заболевания и интоксикации центральной нервной системы на высоте постинтоксикационного состояния. В единичных случаях тревожно-депрессивные нарушения были психологически мотивированы, психогенно детерминированы и связывались с негативной самооценкой

алкоголем

Мужчины, злоупотребляющие алкоголем

Умеренно

употребляющие

Всего

Эпизодически

пьющие

Привычно

пьющие

Лбе.

число

Процент (М ± ш)

Лбе.

число

Процент (М ± ш)

Лбе

число

Процент (М ± ш)

Лбе.

число

Процент (М ± ш)

190

97,9 ±1.0

14

11,6 ±2,9

5

6,9 ±3,0

9

18,4 ±5,5

0

1,0 ±0,7

9

7,4 ±2,3

5

6,9 ±3,0

4

8,2 ±3,9

0

1,0 ±0,7

15

12,0 ±3,0

9

12,5 ±3,8

6

12,3 ±4,7

1

0,5 ±0,5

5

4,0 ±1,8

3

4,2 ±2,4

2

4,1 ±2,8

3

1,5 ±0,9

79

65,0 ±4,3

50

64,4 ±5,4

29

59,2 ±7,0

0

1,0 ±0,7

2

1,7 ±1,2

0

1,0± 1,16

2

4,1 ±2,8

194

124

72

52

вследствие вынужденной уступки алкогольной референтной группе. Среди мужчин, умеренно употребляющих алкоголь, отмечалось подавляющее преобладание лиц с эйфорическими нарушениями аффективной сферы (97,9 % ± 1,0 %).

Эйфорический вариант алкогольного опьянения и постинтоксикационного состояния отмечался у 23,8 % ± 9,3 % абстинентов, 26,6 % ± 5,5 % мужчин, случайно употребляющих алкоголь, 6,9 % ± 3,0 % мужчин с эпизодическим и 18,4 % ±5,5 % мужчин с привычным пьянством. Динамика аффективных нарушений с преобладанием состояния эйфории, беспечности, благодушия отражает интенсивность алкоголизации, изменение толерантности, дифференцировку картины алкогольного опьянения.

Астеногиперестезические депрессии чаще диагностировались у лиц, случайно употребляющих спиртное, в состоянии алкогольного опьянения и постинтоксикационном состоянии (26,6 % ± 5,5 %), что достоверно превышало частоту их встречаемости в группах абстинентов (Р < 0,001), мужчин, умеренно употребляющих спиртное (Р < 0,001), лиц с эпизодическим (Р < 0,001) и привычным (Р < 0,001) пьянством. Типология этих депрессий была аналогична типологии тревожно-депрессивных нарушений. У части мужчин с эпизодическим и привычным пьянством в структуре психогенных

Рис. 17. Структура аффективных нарушений у мужчин с доклиническими вариантами алкогольного поведения при алкогольном опьянении и постинтоксикационном состоянии: обозначения см. рис. 16;

а — абстиненты; б — эпизодически пьющие; в — случайно употребляющие спиртные напитки; г — умеренно употребляющие спиртные напитки; д — привычно пьющие

факторов имелись признаки социальной дезадаптации, связанные с нарушениями трудовой дисциплины, ухудшением отношений с близкими людьми, потерей общественного положения, утратой прежних духовных ценностей.

У мужчин с эпизодическим и привычным пьянством преобладал астеноапатический вариант аффективных нарушений в опьянении и на высоте постинтоксикационного периода (соответственно в 64,4 % ± 5,0 % и 59,2 % ± 7,0 % наблюдений). Среди мужчин, не злоупотреблявших алкоголем, астеноапатические депрессии отмечались только у 23,0 % ±

2,1 % (Р < 0,001). Типологически астеноапатические нарушения были связаны преимущественно с употреблением чрезмерных доз алкоголя.

Обращает на себя внимание рост частоты встречаемости тоскливо-депрессивных нарушений при эпизодическом (12,5 % ± 3,8 %) и привычном (12,3 % ± 4,7 %) пьянстве по сравнению с таковой у мужчин, не злоупотребляющих алкоголем (Pi < 0,001; Р2 < 0,001).

При этом этиологическую роль играли соматогенные, психогенные факторы, интоксикация ЦНС.

Наглядно синдромальная структура аффективных нарушений у практически здоровых мужчин в состоянии алкогольного опьянения и постинтоксикационном состоянии показана на рис. 17.

Клиническая эволюция аффективных нарушений алкогольного генеза

Сравнивая данные табл. 21 и 23, следует отметить, что в отличие от мужчин, не злоупотребляющих спиртным, у лиц со всеми формами злоупотребления алкоголем и стадиями алкоголизма преобладал апатический тип аффективных нарушений в опьянении с астеноапатическими и астено-гиперестезическими депрессиями и субдепрессиями. По мере прогрессирования заболевания уменьшались удельный вес и выраженность эйфорических нарушений; последние приобретали формальный характер и своеобразный психоорганический оттенок с раздражительностью, повышенной конфликтностью, дисфоричным оттенком. У двух мужчин с привычной формой пьянства и у одного с III стадией хронического алкоголизма дисфорический оттенок настроения в состоянии алкогольного опьянения определял структуру аффективных нарушений.

Описанная эволюция аффективных нарушений в состоянии опьянения по мере прогрессирования алкоголизма является, на наш взгляд, результатом изменения интенсивности алкоголизации и прогрессирующей алкогольной энцефалопатии. Тревожно-депрессивные нарушения были во многом обусловлены действием психогенных и присоединившихся соматогенных факторов.

Латеральная нейробиологическая организация аффективных нарушений при алкоголизме

Особенности асимметрии произвольной позной активности у больных с различной структурой аффективных нарушений на высоте алкогольного абстинентного синдрома

Нами проведено сопоставление результатов стабилометри-ческого тестирования межполушарной асимметрии и структуры аффективных нарушений на высоте алкогольного абстинентного синдрома у больных со II—III стадиями алкоголизма и в первые дни после прекращения пьянства у мужчин с I стадией заболевания.

Стабилометрию выполняли дважды: на высоте алкогольного абстинентного синдрома и после его купирования. Сравнительный анализ осуществляли раздельно в трех возрастных группах (табл. 24).

Во всех возрастных группах отмечались грубопрогредиентные транзиторные нарушения позной регуляции при сохранении основных закономерностей латеральной организации, свойственной больным в состоянии ремиссии (см. табл. 24).

Таблица 24. Показатели произвольной позной активности, отражающие правого и левого полушарий мозга у больных хроническим алкоголизмом пьянства

Стадия хронического алкоголизма

Возраст

20—29

ИОС

Кп

Кл

I

X ±ш

200,9 ±0,9 6,1

108,2 ±1,0 7,2

92,7+1,0

7,3

II

х ±т

224,7 ±1,7 15,6

129,4 ±1,6 14,2

97,1 ±1,7 15,1

III

х ±т

236,1 ±3,2 17,8

155,0± 3,6 20,1

90,3 ±3,5 19,5

ИОС, отражающие общую эффективность выполнения теста на высоте абстинентных проявлений, увеличивались на 100—103 % у мужчин с I стадией, на 100—140 % у мужчин со II и на 109—150 % у мужчин с III стадией хронического алкоголизма. Отмечена положительная корреляционная связь между приростом ИОС, с одной стороны, тяжестью абстинентных нарушений (г = + 0,98; Р < 0,05) и стадией заболевания (г = + 0,98; Р < 0,001), с другой стороны.

Средние абсолютные величины показателей, отражающих функциональное состояние правого полушария, у больных со всеми стадиями алкоголизма значительно превышали средние абсолютные значения показателей, отражающих функциональное состояние левого полушария (Р < 0,001).

Статистически достоверные различия наблюдались и при сравнении удельных приростов Кп и Кл относительно их значений в состоянии ремиссии (табл. 25). Так, после прекращения пьянства на высоте периода последействия у больных с I стадией алкоголизма значения Кп увеличивались в среднем в 2 раза. На высоте абстинентного синдрома у больных со II стадией алкоголизма значения Кп возрастали на 117—177 %, с III — на 129—179 %. Значения показателей, отражающих левополушарную дисфункцию, увеличивались на 94—109 % У мужчин с I стадией, на 85—104 % у мужчин со II и на 100—128 % у мужчин с III стадией заболевания.

Более наглядно приведенные выше данные представлены на рис. 18.

У мужчин со II—III стадиями заболевания более высокий темп роста Кп под влиянием металкогольной интоксикации приводил к усилению доминирования левого полуша-общую эффективность позной регуляции, функциональное состояние на высоте абстинентных проявлений или в первые дни после прекращения

больных, лет

30—39

40—50

иос

Кп

Кл

иос

Кп

Кл

203,9 ±1,3

1И»4± 1,4

90,6 ±1,2

211,8 ± 1,5

110,3 ±1,6

98,5 ±1,5

9,2

9,6

8,6

10,2

10,9

10,8

215,3 ±1,9

128,0 ±1,9

96,98 ±1,7

261,6 ±1,7

152,5± 1,9

101,3 ±2,0

17,7

17,1

15,8

15,9

17,0

18,2

236,0 ±3,3

166,2 ±3,5

99,4 ±3,7

284,5 ±3,5

190,6 ±3,3

108,1 ±3,2

18,6

19,7

20,5

19,6

18,6

17,9

рия большого мозга. Аналогичная динамика Кп наблюдалась с увеличением возраста бальных. У мужчин в возрасте 20—29 лет удельный прирост Кп на высоте алкогольного абстинентного синдрома составлял 120,4 (II стадия) — 129,6 % (III стадия), в возрасте 30—39 лет — 116,9 (II стадия) — 144,1 % (III стадия), в возрасте 40—50 лет — 140,0 (И стадия) — 150,0 % (III стадия).

Увеличение удельного прироста значений Кп и усиление относительного доминирования левого полушария большого мозга на фоне его преходящей под влиянием металкогольной интоксикации дисфункции коррелирует (г - + 0,98; Р < 0,05) с усилением в структуре аффективных нарушений тревож-но-гиперестенического радикала. Зависимость позной асимметрии от структуры и выраженности аффективных нарушений у больных алкоголизмом на высоте алкогольного абстинентного синдрома (табл. 26) в основном была подобна зависимости позной асимметрии от структуры и выраженности аффективных нарушений в состоянии ремиссии.

Таблица 25. Удельный прирост показателей сгабилометрии относительно их значений в состоянии ремиссии у больных с I стадией алкоголизма в первые дни после прекращения пьянства и у больных с II— III стадиями алкоголизма на высоте алкогольного абстинентного синдрома (х . 100 %)

Стадия

хронического

алкоголизма

Возраст больных, лет

20—29

30—39

40—50

иос

Кп

Кл

иос

Кп

Кл

иос

Кп

Кл

I

100,1

100,0

99,8

100,1

100,0

93,6

102,9

99,8

109,1

II

109,4

120,4

100,2

99,9

116,9

104,1

140,0

177,3

85,2

III

108,9

129,6

99,8

108,8

144,1

119,9

150,0

179,1

128,5

%

тс (а )

Рис. 18. Диаграмма удельного прироста показателей стабилометрии на высоте алкогольного абстинентного синдрома или в первые дни после прекращения пьянства — А (в процентах к значениям в состоянии ремиссии — Б);

L II, III — стадии алкоголизма; а — возраст 20—29 лет; о — 30—39 лет; в — 40—50 лет

160

120

80

U0

О

У больных с астеноапатическими нарушениями на фоне правополушарного нейропсихологического дефицита отмечалась тенденция к уменьшению его величины по мере углубления депрессии при относительно стабильных для больных алкоголизмом значениях Кл (Р > 0,05).

Таблица 26. Зависимость позной асимметрии от структуры и выраженности аффективных нарушений у больных алкоголизмом на высоте алкогольного абстинентного синдрома

Структура

аффективных

нарушении

Ранговая

степень

выражен

ности

аффек

тивных

нару

шении,

баллы

Коли

чество

наблю

дений

и ос

(х + ш)

Кп

(х + ш)

Кл

(х ± Л1)

Ка,

%

Больные алкоголизмом в целом

2—4

166

240,4 ±2,1

138,7 ±1,3

101,3 ±1,3

+ 11,9

Астено-

апатические

2

9

240,5 ±1,5

139,1 + 1,5

101,7 ±1,3

+ 15,5

3

4

240,4 ±2,4

137,5 ±1,4

102,9 ±1,4

+ 14,4

Тоскливо

депрессивные.

2

6

247.1 ±3.4

143,3 + 3,3

103,8 + 3,4

+ 16,0

3

10

269,1 ±3.4

160,0 ±3,2

109,1 ±3,3

+ 18,9

Астено-

гипере-

стезические

2

35

237,3 ±3,8

138,1 + 2,1

99,2 + 2,6

+ 16,4

3

15

259,2 ±4,8

157,0 ±4,7

101,8 ±4,1

+ 21,7

Тревожно

депрессивные

2

22

239,7 + 2,6

129,5 ±2,8

110,2 + 2,8

+ 1.4

3

35

267,1 + 2,4

135,2 ±2,4

131,8 + 2,4

+ 1,3

4

10

290,9 ±2,4

140,8 ±2,5

150,1 ±2,5

-3,2

Дисфо-

рические

3

7

225,1 +2,6

123,9 + 2,7

101,2 + 2,1

+ 10,0

4

3

259,2 ±4,2

129,0 ±5,1

130,1 ±4,6

-0,4

Рис. 19. Зависимость позной асимметрии (Кп, Кл) от структуры и степени выраженности аффективных нарушений на высоте алкогольной абстиненции:

I — контроль; II — астеноапатические нарушения; III — тоскливо-депрессивные нарушения,

IV — астеногиперестезические нарушения; V — тревожно-депрессивные нарушения;

VI — дисфорические нарушения; 2, 3, 4 — ранговая степень выраженности синдрома