НОВЫЕ ПОДХОДЫ К ЛЕЧЕНИЮ АЛКОГОЛИЗМА НА ОСНОВАНИИ ДАННЫХ О ЛАТЕРАЛЬНОЙ УЯЗВИМОСТИ МОЗГА ПРИ ХРОНИЧЕСКОЙ АЛКОГОЛЬНОЙ ИНТОКСИКАЦИИ 3
Алкоголизм и латеральная уязвимость мозга, 1995

По нашим данным (Марценковский И.А., Клешня В.Г.,

1992), латерально-стрессовое цветопрограммирование алкоголизма позволяет увеличить число больных с ремиссией больше 1 года на 25 % ± 5 %, свыше 3 лет — на 10 % ± 4 %.

Метод подразделяется на пять этапов.

I    этап включает 3—4 ежедневные обратные засветки средней (10—20 мин) продолжительности, которые обостряют конверсионные, обсессивно-фобические нарушения, имеющие преимущественно правополушарную структуру патологической детерминанты, и купируют рефлексивные фасадные тревожно-гиперстенические и сверхценно-паранойяльные расстройства с левополушарной нейробиологической организацией. На фоне усиливающейся гипнабельности, в состоянии транса, вызванного процедурой засветки, проводят директивно-вербальную эмоционально-стрессовую психотерапию.

II    этап включает 5—7 ежедневных прямых засветок максимальной (10—15 мин) продолжительности, купирующих ведущий конверсионный или обсессивно-фобический психопатологический радикал, влечение к алкоголю. При этом начиная с 3—4 засветок формируют матрицу артифициаль-ных стабильных функциональных связей второго типа. Для этого за 15—30 мин до начала процедур пациентам внутримышечно вводят этимизол, а сеанс латеральной светотерапии проводят, используя расположенный в правом поле зрения источник света, мерцающий с частотой 10 Гц. Засветки сочетают с рациональной психотерапией.

Для формирования артифициальных стабильных функциональных связей второго типа целесообразно использовать устройство для импульсной латеральной светотерапии.

III    этап включает 3—5 ежедневных прямых засветок минимальной (1—5 мин) продолжительности с использованием расположенного в правом поле зрения источника света, мерцающего с частотой 10 Гц. При этом наряду с активацией матрицы артифициальных стабильных функциональных связей проводят поверхностную и глубинную недирективную психотерапию. Этимизол на III этапе не применяют.

IV    этап является этапом профилактической терапии. Пациенту выдают индивидуальные очки «ФИЛАТ», которые он использует как «латеральный якорь» оптимального психоэмоционального состояния, достигнутого в процессе лечения. В случае ухудшения состояния он, используя настольную лампу, самостоятельно проводит 1—2 прямых сеанса латеральной светотерапии с продолжительностью засветки 3—5 мин. В отличие от нейролингвистического программирования в нашем методе используется более надежный и универсальный «полисенсорный материальный якорь».

В широком понимании IV этап является вариантом индивидуальной поддерживающей терапии, направленной на обеспечение здоровья и предупреждение рецидивов болезни.

V этап является этапом противорецидивной купирующей терапии. Он включает 2—3 ежедневные, проводимые под контролем врача, прямые засветки минимальной (1—5 мин) продолжительности с использованием расположенного в правом поле зрения источника света, мерцающего с частотой 10 Гц. Этап проводится в случае прогнозируемого рецидива болезни, который пациент не в состоянии предупредить самостоятельно средствами, предусмотренными на IV этапе.

Результаты исследований в рамках нейронаркологичес-кого подхода позволяют сделать вывод о наличии некоторых общих закономерностей латеральной уязвимости мозга при алкоголизме. Целостная картина структурно-функциональной временной организации нервно-психической деятельности в горизонтальном право-левополушарном контуре регулирования определяется интеграцией и противоборством разнонаправленных симметрирующих и дисимметрирующих гармонических процессов, протекающих на различных уровнях: структурно-морфологическом, нейрофизиологическом, психическом (клинико-психопатологическом). При этом в контексте задачи изучения особенностей и динамики межполушарной организации нервно-психической деятельности у больных алкоголизмом представляется необходимым и достаточно правомерным изучение асимметрии с учетом трех основных факторов: преморбидной структурнофункциональной межполушарной организации (латеральной конституции), динамики асимметрии энцефалопатических и нейро-психологических нарушений, функциональной асимметрии, отражающей нейробиологическую пространственно-временную организацию текущего психического состояния или отдельного психопатологического радикала.

Латерально-конституциональные предикторы алкоголизма. Латеральный профиль как некая полимодальная устойчивая конституция сенсомоторной активности, практически не изменяясь на протяжении жизни субъекта и формируясь под влиянием генотипа и пренатальных вредностей, является одним из маркеров структурно-функциональной асимметрии высших психических функций и индивидуальных особенностей их системной мозговой организации (Чуп-риков А.П., 1985; Хомская Б.Д., 1987; Янсон В.Н., Полис А.Ф.,

1987). Латеральная изомерия сенсомоторной активности является одной из характеристик преморбидной конституции, модифицирующей течение хронического алкоголизма (Чуп-риков А.П., 1985; Клейн В.Н., Чуприков А.П., 1986, 1987; Двирский А.Е., Кучер Ю.А., Моторный С.М., Власов Г.В., 1990).

Настоящее исследование выявило преобладание у больных алкоголизмом и лиц, злоупотребляющих алкоголем, левых и амбидекстральных вариантов латеральной изомерии по целому ряду параметров литеральной конституции: руке, ноге, глазу, уху. При анализе интегральных показателей определялся достоверный синистральный сдвиг.

Полученные результаты с известной степенью осторожности можно трактовать в контексте ряда известных данных и представлений.

Известно о накоплении индуцированных асимметричных синистральных аномалий развития у потомства крыс после воздействия в период эмбриогенеза алкоголя (Бичевная Н.К., 1990). Естественно предположить, что расширение диапазона приемлемости алкоголизации в семьях с семейными формами пьянства вследствие эмбриотоксического действия алкоголя приведет к увеличению числа случаев левых ведущих руки, глаза, ноги, уха у потомков.

Известно о связи леворукости с высокой прогредиентностью алкоголизма и тяжестью признаков социальной и биологической дезадаптации больных (Двирский А.Е., Кучер Ю.А., Моторный С.М., Власов Г.В., 1990). Ряд авторов (Клейн В.Н., Бурлацкий Г.Л., 1989) считают возможным говорить об относительно самостоятельном значении всех параметров латеральной конституции, которые, по их мнению, являются факторами предиспозиции отдельных клинических проявлений.

Лица с отклонениями от видовых свойств латеральной изомерии испытывают большее давление внешней среды — декстрастресс (Чуприков А.П., 1985; Янсон В.Н., Полис А.Ф., 1987; Клейн В.Н., Бурлацкий ГЛ., 1987; Porac С., Coren S., 1981). Свойственная этим больным высокая реактивность и личностная тревожность способствуют алкоголизации как способу транквилизации. Очевидно, что алкоголизация может являться формой дезадаптации в экстремальных, эмоционально-напряженных условиях деятельности и выступать в качестве своеобразной альтернативы невротическим и психосоматическим нарушениям.

В ходе латеральной антропоизометрии нами выявлены различия в распределении индивидов с отдельными параметрами латеральной конституции среди мужчин с разными стадиями заболевания и интенсивностью алкоголизации. Показано подобие латерального фенотипа мужчин, не злоупотребляющих спиртными напитками, и лиц с I стадией хронического алкоголизма. С другой стороны по ряду особенностей латеральной конституции лица, злоупотребляющие алкоголем, напоминали выборку больных со II—III стадиями заболевания. Учитывая тот факт, что показатели латеральной антропоизметрии являются достаточно устойчивыми признаками и практически не изменяются в течение жизни, особенности их распределения можно объяснить только различными темпами формирования основных симптомов алкоголизма.

Установлено наличие положительной корреляционной связи, с одной стороны, между выраженным преобладанием левых руки, ноги, глаза (I—II группы по предложенной авторами методике) и злокачественными, более прогредиентными вариантами течения алкоголизма, с другой стороны, — между амбидекстрией (III—IV группы) при оценке ведущих руки, глаза, ноги, выраженным преобладанием левого уха (I—II группы) и относительно малопрогредиентными вариантами течения заболевания. Мужчины с выраженным преобладанием правых вариантов руки, глаза, уха, ноги (V—VI группы) занимали промежуточное, с точки зрения предикции прогредиентности алкоголизма, положение. Нейропсихологи-ческий анализ изобразительной деятельности показал накопление в группе лиц с левополушарным нейропсихологичес-ким дефицитом мужчин с левыми вариантами ведущих руки, глаза, ноги (I—II группы), правым вариантом ведущего уха (VI группа); в группе лиц с правополушарным дефицитом — правосторонне-унилатеральных вариантов конституции. Среди мужчин с невыраженной асимметрией преобладали лица с амбидекстральными вариантами теста на ведущую руку (III—VI группы), имелась тенденция к преобладанию числа лиц с амбидекстральными и правыми вариантами тестов на ведущие глаз и ухо (IV—VI группы), амбидекстральными вариантами тестов на ведущую ногу (III—IV группы).

Полученные результаты в известной степени можно интегрировать с привлечением традиционных представлений о связи левого полушария с социальной, а правого — с биологической (гомеостатической) адаптацией (Хаснулин В.И., 1986; Аршавский В.В., 1988). При этом нам представляется достаточно убедительным выделение из всего многообразия латеральных конституций трех типов.

К 1-му типу мы отнесли мужчин с наличием следующих четырех из пяти признаков: левополушарного относительного нейропсихологического дефицита, левой ведущей руки (I—II группы), левой ведущей ноги (I—II группы), левого ведущего глаза (I—II группы), правого ведущего уха (V—VI группы).

Ко 2-му типу мы отнесли мужчин с наличием следующих четырех из пяти признаков: невыраженной асимметрии нейропсихологического дефицита, амбидекстральных вариантов тестов на ведущие руку, ногу (III—IV группы), амбидекс-трального или правого варианта теста на ведущий глаз (IV— VI группы), амбидекстрального или левого варианта теста на ведущее ухо (I—III группы).

К 3-му типу латеральной конституции мы отнесли мужчин с правополушарным относительным нейропсихологичес-ким дефицитом и правым унилатеральным профилем латеральной конституции (IV—VI группы при оценке ведущих ноги, руки, глаза, уха).

Данные клинико-психопатологического исследования больных хроническим алкоголизмом и результаты изучения динамики алкогольной привычки у практически здоровых мужчин показали, что мужчины с 1-м типом латеральной конституции отличаются наиболее быстрой динамикой алкогольной привычки и выраженной прогредиентностью хронического алкоголизма. Мужчины больные алкоголизмом, характеризовались большей степенью изменения биологической реактивности к алкоголю, наибольшей степенью социальной дезадаптации, достоверно более тяжелой алкогольной потребностью. При относительно позднем начале алкоголизации у них отмечалось раннее формирование наивысшей потребности в алкоголе. Больные алкоголизмом характеризовались наибольшей интенсивностью алкоголизации, выраженной интолерантностью с относительной непереносимостью алкоголя и субкомпенсированными вариантами опьянения, максимальной декомпенсацией в сфере профессиональнопроизводственных, семейно-бытовых, административно-правовых отношений, опережающей динамику алкогольной потребности.

Больные с 1-м типом латеральной конституции характеризовались более тяжелым и рано формирующимся влечением к алкоголю, возникающим без борьбы мотивов либо принимающим характер неодолимости первичным влечением, ранней утратой количественного и ситуационного контроля в опьянении, быстрым формированием развернутых вариантов абстинентных синдромов с систематическим утренним опохмелением.

С известной степенью осторожности можно предположить, что злокачественное течение хронического алкоголизма у лиц с 1-м типом латеральной конституции связано с тем, что, как следует из аналитического обзора, вследствие повышенной тропности алкоголя к структурам правого полушария мозга в патологический процесс у них вовлекается преимущественно доминантное полушарие. При этом в значительной степени ограничены и компенсаторные возможности левого полушария с его относительным нейропсихо-логическим дефицитом, вызванным действием пренатальных факторов.

Опираясь на приведенные выше предположения, можно думать и о значительной роли эмбриотоксических эффектов при формировании 1-го типа конституции в семьях с семейными формами пьянства и широким диапазоном приемлемости.

Следует отметить, что аналогичные злокачественные формы пьянства и варианты динамики алкоголизма описаны у индивидов с так называемым правополушарным типом реагирования (Хаснулин В.И., 1986; Пришевский В.В., 1988).

Лица со 2-м типом латеральной конституции отличались наиболее мягкими вариантами динамики алкогольной потребности у здоровых мужчин, малопрогредиентным, или стационарным типом течения алкоголизма у больных.

Здоровые мужчины характеризовались меньшей, но достаточно интенсивной алкоголизацией, менее глубокими и более компенсированными вариантами опьянения, хорошим резервом адаптационных возможностей.

Несмотря на высокий удельный вес психопатических, психопатоподобных и акцентуированных личностных особенностей в преморбиде, лица с этим типом конституции отличались минимальной степенью социальной дезадаптации, образующей своеобразные «ножницы» с достаточно интенсивным пьянством. У испытуемых со смешанной латеральностью отмечались раннее начало алкоголизации и достоверно наиболее длительный период формирования наивысшей потребности в алкоголе. Алкогольная потребность была максимально выражена в условиях эмоционально напряженных видов деятельности, затяжной конфликтной ситуации и уменьшалась до минимума в обычных условиях.

Больные алкоголизмом характеризовались своеобразными «ножницами» между достаточно глубокими изменениями биологической реактивности к алкоголю, тяжелыми формами пьянства и минимальной степенью социального снижения личности. Клинический вариант алкогольных изменений личности формировался у большинства больных относительно поздно и проявлялся в заострении преморбидных личностных особенностей с последующим развитием психопатоподобного варианта алкогольной деградации.

В.В. Аршавский (1988), отмечая тот факт, что разные формы патологии крайне редко выявляются у лиц со смешанным типом межполушарного реагирования, связывал это с их большими адаптационными возможностями.

Имеются основания предполагать, что описанный тип латеральной конституции является маркером особой инвертной межполушарной нейробиологической организации (Satz Р., 1972; Zurif Е.В., Bryden М.Р., 1977).

Мужчины с левополушарными асимметриями, подвергаясь давлению правосторонней пространственно-временной организации внешней среды (декстрастрессу) вследствие общей неспецифической реакции психики и личности на слабые раздражители (реакция тренировки), характеризуются повышением неспецифической резистентности организма (Гаркави Л.Х., Квакина Е.Б., Уколова М.А., 1990). Несмотря на некоторую умозрительность данной гипотезы, можно предположить, что систематическое повторение слабых, но постоянно нарастающих раздражителей, связанных с большим напряжением функциональных систем, приводит к повышению активности защитных механизмов центральной нервной системы и личности, а также большей устойчивости к экзогеннорганическим вредным воздействиям.

Мужчины с 3-м типом латеральной конституции по особенностям динамики алкогольной потребности и течения алкоголизма занимают промежуточное положение между 1-м и 2-м типами. Испытуемые с непатологическими формами пьянства характеризовались своеобразием алкоголизации, соответствующим в целом культурным региональным установкам; среди них наблюдалось увеличение числа лиц с относительным воздержанием от приема спиртных напитков вследствие биологической преморбидной непереносимости спиртного или заболеваний, препятствующих употреблению алкоголя. Тем не менее, по выраженности алкогольной потребности и широте диапазона приемлемости мужчины с 3-м типом латеральной конституции в среднем приближались к лицам с 1-м типом конституции.

Больные алкоголизмом характеризовались среднепрогредиентным течением заболевания с алкогольной деградацией личности, соответствующей тяжести нарушений биологической реактивности к алкоголю.

Прогредиентность алкоголизма и динамика межполушарной асимметрии. Полученные данные демонстрируют возрастающую роль энцефалопатических нарушений в модификации межполушарных асимметрий, возникновении, типологическом оформлении и трансформации клинической картины аффективных расстройств алкогольного генеза на разных стадиях заболевания (глава IV).

Прогредиентный характер энцефалопатических нарушений убедительно подтверждается данными стабилометричес-кого тестирования. При этом темпы поражения правого и левого полушарий оказываются различными.

По мере прогрессирования хронического алкоголизма на всех его стадиях отмечался опережающий прирост показателей, отражающих степень дефицита правого полушария большого мозга. Абсолютные значения показателей функционального состояния левого полушария увеличивались медленнее, а у больных с III стадией алкоголизма даже имели тенденцию к снижению. Описанные нарушения приводили к сглаживанию свойственной мужчинам в норме левой поз-ной асимметрии.

Полученные результаты в случае принятия более расширенной, чем традиционная, системы понятий можно рассматривать в рамках синдрома гемиопрозексии, или односторонней апрактогнозии. При этом можно предполагать, что ослабленная деятельность правого полушария мозга вследствие, например, повышенной тропности алкоголя к его структурам и развития нейропсихологического и органического дефицита подавляется по механизму индукционного торможения под влиянием одновременно возникающей более интенсивной деятельности левого полушария. Поэтому у больных алкоголизмом внимание к событиям в левой части пространства и собственного тела уменьшается, а к впечатлениям лежащего справа внешнего пространства и правой части тела — усиливается.

Латеральный характер психоорганических и нейропсихо-логических изменений наиболее убедительно проявляется при сопоставлении направленности позной асимметрии и структуры аффективных нарушений.

Вне алкогольной интоксикации и абстиненции признаки активации правого полушария (уменьшение правополушарного нейропсихологического дефицита) положительно коррелировали с большей выраженностью астеноапатичес-ких нарушений, признаки активации левого полушария (уменьшение левополушарного дефицита) — с большей выраженностью тревожно-гиперестезических и эйфорических расстройств.