БЕРНТ — ЗОЛОТОЙ ВЕЛОСИПЕДИСТ

ГЛАВА Ш

ЭТО БЫЛО ВЕСНОЙ 1965 ГОДА.

ДВЕНАДЦАТИЛЕТНИЙ БЕРНТ НАЧАЛ...

...соревноваться в группе подростков. Он ждал своего спортивного дебюта. Это первое выступление должно было состояться в Тидахольме, куда любители велосипеда пригласили маленького парнишку.

Тидахольм расположен в 6 милях от Тидавада. Многие из тех, с кем Бернт повстречался там той весной, оказали на него большое влияние. В Тидахольме он познакомился с молодежным наставником по велоспорту Леннартом Блумом. В то время папа Харри еще не приобрел своему сыну подходящего для соревнований велосипеда. Кент Денсбурн, который работал в учебных мастерских в Тидахольме и выступал за его велоклуб, рассказывал, что Бернт частенько тайком тренировался на его гоночной машине. Для Бернта она была, однако, настолько велика, что ему приходилось все время ездить стоя, чтобы доставать педали.

— Ты можешь брать велосипед у меня,— сказал Леннарт Блум, в прошлом активный велосипедист, ставший затем в возрасте 24 лет тренером.

— Леннарт был этаким типичным старомодным идеалистом. Я помню, что восторгался им беспредельно. Хоть я и не был тидахольмцем, но чувствовал себя в его школе прямо-таки как дома,— говорит Бернт.

По результатам в первые два года Бернт не особенно выделялся. Главной причиной был его отчаянно малый рост. Конкуренты-ровесники были на голову выше его и превосходили в физической силе.

— Тем не менее,— рассказывал Леннарт Блум,— в Берите было, конечно, что-то особое. У него была голова на плечах, и он всегда очень внимательно слушал то, что ему говорили. Он был энергичным и действительно стремился с самого начала как следует научиться езде на велосипеде. То, что он не очень часто выигрывал, было только на пользу Бернту. Его ровесник Пер Говертссон, например, в течение одного сезона выступил в 28 соревнованиях и выиграл в 25 из них. Выиграл потому, что был очень рослым. Но когда Говертссон стал взрослым, пошли на убыль и тренировочное прилежание, и успехи, в то время как Бернт продолжал двигаться вперед.

Прошедшая той ранней весной проверка сил принесла Бернту удачу. Первым настоящим соревнованием явился пробег в Хёкенсосе, где Бернт занял второе место.

— Тогда папа купил мне велосипед,— вспоминает Бернт.— Вероятно, я выполнил те условия, при которых мог стать его обладателем.

Прошло время, прежде чем Бернт одержал победу, и случилось это на самом последнем соревновании сезона — осенью 1965 года. Это был скараборг-ский чемпионат в Тибру на трассе протяженностью в 1 милю. Рывок Бернта обеспечил ему победу.

А после окончания сезона газета «Вестёта-бла-дет» в Тидахольме писала: «В группах для подростков уже в первом сезоне Пер Говертссон, выступая как гонщик, одержал семь побед, свидетельствующих о том, что он, вероятно, подает большие надежды... Добился также хороших результатов в этой группе Бернт Юханссон, в частности одержав победу в ска-раборгском чемпионате».

Но тогда же Бернт познал и горький вкус первых неудач. Пусть маленьких, но все же...

— Нам надо было ехать в Чевлинге на соревнования,— вспоминает Бернт.— В старый автобус Тида-хольмского велоклуба набилась вся ребячья команда. По дороге неожиданно заглох мотор. Это было в пятницу вечером, а в субботу начинались соревнования. Мы, конечно, были готовы вернуться домой. Но водитель автобуса принял другое решение... «Я позвоню домой, и за нами пришлют грузовик»,— сказал он.

Сказано — сделано. Через короткое время пришла машина для перевозки скота. Мы погрузились в нее. В субботу утром мы в положенное время появились возле раздевалки и, разумеется, обратили на себя внимание, выпрыгивая из такой необычной машины.

На этих соревнованиях проводился так называемый контроль передачи. Ее соотношение не должно было превышать 50/16. Об этом из-за опоздания я не знал. После первого этапа контролю подвергся мой велосипед. Число передач оказалось завышенным. И меня дисквалифицировали...

Наверное, Бернт мог бы стать хорошим мастером в каком-либо другом виде спорта, если бы пожелал этого.

— Например, гребцом на каноэ или байдарке,— предполагает Бернт.— А почему бы и не лыжником? Я однажды даже проходил тренировку в лыжном лагере в Норвегии, организованном Шведским союзом лыжников. Но из головы у меня не выходил велосипед, даже когда я катался на лыжах. Лыжи являлись для меня по большей части промежуточной тренировкой накануне велосипедного сезона.

Бернт все еще был отчаянно малого роста, тем не менее он уверенно превосходил своих сверстников в спортивных показателях.

Газета «Вестёта-бладет» писала:

«Бернт Юханссон является тем спортсменом, которому удалось добиться лучших результатов в течение года. Поэтому ему присужден переходящий приз «За стойкость». Для него это был очень напряженный сезон. В числе его достижений победы в Ёнчёпингском велопробеге и в скараборгском чемпионате и второе место в открытом чемпионате Дании. Кроме того, он выиграл командное первенство в Ёталандском чемпионате вместе с Пером Говертссоном и Биллом Нур-ландером».

Велоклуб Тидахольма, в команду которого входил Бернт, стал также постоянным обладателем «Малого осеннего кубка», разыгранного в Юнгбю.

«В следующем году я добьюсь еще больших результатов»,— думал Бернт.

И на протяжении всей зимы он тренировался с чрезвычайным напряжением.

ГЛАВА IV

В 1969 ГОДУ БРАТЬЯ ПЕТЕРССОНЫ ВЫСТУПИЛИ В СОРЕВНОВАНИЯХ ПОСЛЕДНИЙ РАЗ в КАЧЕСТВЕ—

...любителей. Третий раз подряд они выиграли командную гонку на чемпионате мира. После этого Гёста, Стуре, Эрик и Томас сказали шведскому велоспорту: «Всего хорошего!» Так ушла четверка велосипедистов, задававших тон в течение нескольких лет.

В том же году Бернт Юханссон выиграл Тингваль-ский пробег, но это не было сколько-нибудь убедительным признаком того, что шведский велоспорт приобрел новую, восходящую звезду. Однако для Бернта именно эта победа, первая в классе юниоров, была чрезвычайно важной.

Тингвальская гонка пролегала вокруг озера Аль-стерон к северу от Карлстада. В ней участвовала вся элита шведских юниоров. Бернту удалось оставить позади себя шестьдесят одного конкурента.

— Бернт был тогда счастлив,— говорит Леннарт Блум, который в тот сезон распрощался с велоклубом Тидахольма.— Уходя, я чувствовал себя вполне удовлетворенным— ведь в клубе выросла очень сильная и перспективная молодежь.

Леннарт стал владельцем небольшой велосипедной фирмы в Маденсхольме, и часто Бернт строил свою тренировку с таким расчетом, чтобы добраться до Маденсхольма и во время отдыха выпить чашку кофе на кухне у Сони Блум. А день спустя после триумфа Бернта на Олимпийских играх в Монреале сель-склй почтальон принес Леннарту открытку от благодарного ученика...

Итак, Бернт на протяжении всего 1969 года показывал отличные результаты. Многие приятели из группы подростков бросили заниматься спортом. Пер Го-вертссон продолжал тренировки, но теперь из них двоих превосходство было за Бернтом. Шли разговоры о том, что он уже в этом году войдет в сборную юниоров.

— Но сам я,— говорит Бернт,— не очень-то верил в это.

В этом году звездами шведского велоспорта среди юниоров были Свен-Оке Нильссон, Ройне Грён-лунд, Стефан Юрданссон, Петер Улауссон и Юнгве Ульссон. Этим ребятам предстояло восполнить пробелы, образовавшиеся после ухода Петерссонов из любительского спорта. Шведский велоспорт явно трещал по швам. Спасение было в том, чтобы создать прочную и перспективную национальную сборную юниоров, способную уже через несколько лет вернуть былую славу шведскому велоспорту. И такая сборная была создана государственным тренером Кнудом Якобсеном. В число 16 ее членов был включен и Юханссон.

— Мы испытывали глубокое уважение к Кнуду,— вспоминает Бернт.— Сперва, правда, было трудновато понимать его шведский язык с датским выговором, но мы во всем с ним соглашались, даже если не улавливали, что именно он сказал. Кнуд считал, что нам надо принимать участие в международных соревнованиях. Он не придавал большого значения национальным чемпионатам. Так группе юниоров пришлось познать вкус настоящих международных встреч.

Первой такой встречей для Бернта стало выступление в турнире юниоров в Халлдене, где шведы встречались с норвежцами. Бернт дважды становился бронзовым призером — сначала в командной гонке, а затем в индивидуальной.

Чемпионат юниоров Северных стран также проходил в Норвегии. На этот раз его выиграла шведская команда, в которую входили Бернт Юханссон, Лен-чарт Фагерлунд, Ёран Петтерссон и Бу Карлссон. После этого Кнуд Якобсен заявил в шведской печати: «Нам следует теперь посылать за границу наших юниоров. Среди Северных стран Швеция располагает лучшими потенциальными кадрами для большого велоспорта. Это доказала убедительная победа сборной команды юниоров на чемпионате Северных стран. И в самом деле приятно видеть, с каким энтузиазмом молодые ребята отдают себя спорту. Нельзя допустить, чтобы этот энтузиазм развеялся».

В том сезоне Бернт и Леннарт Фагерлунд доминировали на соревнованиях юниоров, хотя никто из них не стал чемпионом Швеции. Это, между прочим, как раз то, чего не хватает Бернту,— звания чемпиона страны в классе юниоров.

Бернт никогда не оставался более одного года в каждом классе.

— Суть ведь в том,— говорит он,— чтобы двигаться вперед.

Ну, а то, что он не стал чемпионом Швеции среди юниоров, так ли это важно?

Журналом «Нюа Сюклистен» и Союзом велосипедистов страны лучшим юниором года был признан Леннарт Фагерлунд, выигравший несколько показательных пробегов и групповую гонку на чемпионате Северных стран. Но общие показатели по всем гонкам были лучше у Юханссона. После чемпионата шведских юниоров ему было вручено так называемое «Беличье колесо» — премия юниору за лучшие суммарные показатели. От газеты «Дагенс Нюхетер» он получил гоночный велосипед как наиболее разносторонний велосипедист, а спортивный союз в Тидахоль-ме наградил его золотой медалью, признав лучшим спортсменом района в 1970 году.

Итак, начало было положено. А Бернту не исполнилось еще 18 лет.

ГЛАВА V

УМЕТЬ СЛУШАТЬ И УВАЖАТЬ МНЕНИЕ ДРУГИХ — ЭТО

...сила. И Бернт наделен этой силой. Разумеется, он шел в спорте своим собственным путем, тренировался по своим продуманным правилам, но никогда не пренебрегал мнением других.

Все идеи и полезные советы Бернт основательно взвешивал. Проанализировав, использовал лучшие из них. Он оказался тем восприимчивым учеником, которого Кнуд Якобсен взял под свою надежную опеку. Кнуд был человеком вспыльчивым и при случае мог здорово отругать своих подопечных, но у него было доброе сердце, и он обладал хорошей чертой — умел извиниться, если был неправ. Кнуд хотел создать новую, крепкую команду. Команду, которая преодолевала бы большие нагрузки в непривычных условиях.

В 1971 году, когда Бернту исполнилось 18 лет, он был включен в состав взрослой сборной страны. Начались тренировки в спортивном лагере, а затем соревнования в Голландии. «В Голландии,— вспоминает Бернт,— были Леннарт, Бу Карлссон, Ёран Петтерссон и я. Там мы тренировались на трассе в Валкенбурге, где Харри Снелл в 1948 году стал чемпионом мира. На первом соревновании я оказался в группе отрыва из десяти человек и на финише занял шестое место. Кнуд был доволен и весел. День спустя состоялась гонка «Гран-при» по короткой, тяжелой — протяженностью всего лишь 600 метров — трассе, по которой надо было пройти 60 кругов. Вся наша компания осталась без призовых мест, и на финише тренер Кнуд Якобсен выглядел темнее тучи. Мы сели в машину и поехали к месту нашего размещения. Немного погодя Кнуд, в первый раз после соревнований, заговорил:

— Это же скандал, ребята. Вы меня очень огорчили. Вы ведь должны продолжить традиции шведского велоспорта, а вы так ездите!

Мы еще больше съежились на своих сиденьях в машине. Что могли мы сказать? Но ведь действительно нам было нелегко. Четыре шведских юниора выступали против лучших европейских взрослых команд.

В третьем старте дела пошли лучше. В течение всего дня я был в числе первых. Правда, затем у меня случился прокол, и я был вынужден прервать гонку. Зато Леннарт оказался шестым. И снова все успокоились и развеселились.

— Я, пожалуй, был вчера слишком требователен,—

сказал Кнуд.

Теперь он был доволен.

Бернт чувствовал, что постепенно включился в темп команды. И его руководители верили в него.

Авторитет 18-летнего гонщика еще больше окреп после того, как на национальном чемпионате в Скуг-халле он обыграл самого Юппа Рилфеля — звезду тогдашней шведской сборной.

— Это было на 18-й миле гонки,—- вспоминает Бернт.— Мы пошли в отрыв целой группой. Я не проявлял особой активности, старался лишь держаться вместе со всеми. Правда, последние 2 мили попытался пройти живее, сумел получить просвет и прийти на финиш четвертым, обогнав Юппа. Ну и разбушевался же он тогда!

— Что же это за юниор! — шумел Юпп.— Никакого уважения к старшим!

— Понятное дело, я смотрел на него снизу вверх и обещал исправиться. Но «старики» видели, что я подхожу им.

Итак, Бернт добился своего. Он показал «старикам» свои высокие качества и отправился в универмаг «Нурдиска компаниет» в Стокгольме примерять костюм участника Олимпийских игр в Мюнхене. Он был самым молодым велосипедистом-олимпийцем Швеции.

Но в Мюнхене Юханссон, как известно, лавров не снискал. Зато урок, полученный там, очень пригодился ему в будущем. До его звездного часа оставалось еще четыре года. Это были годы возмужания...

ГЛАВА VI

БЕРНТУ БЫЛО ЯСНО УЖЕ ТОГДА, КОГДА ОН УЧАСТВОВАЛ В СВОЕЙ...

...первой настоящей велогонке: всегда надо выигрывать!

Он был настойчивым, целеустремленным и, как оказалось, способным юношей.

— Парень правильно себя настроил,— сказал Леннарт Блум, когда Бернт первый раз появился в Тида-хольме.

Жаль только, считали в Тидахольме, что он живет в Тидаваде — так далеко от приятелей по тренировкам. Разве потренируешься так, как хотелось бы...

— Я вполне обойдусь здешними дорогами,— решил Бернт, Так что тренироваться в одиночку для него не составляло никакой проблемы. Но он был рад побывать в Тидахольме, где мог услышать от Леннарта Блума добрые советы. Бернт внимал им, размышлял и стремился применить на практике ценный опыт Леннарта. И, предоставленный самому себе, он приучал себя к трудностям, к самодисциплине, что очень ценно. Уже тогда он тренировался значительно больше, чем его ровесники.

Бернт говорит так:

— У меня, вероятно, от рождения сильная воля, и я действительно всегда любил тренироваться. При этом я не ощущал скуки и однообразия. Я старался тренироваться как можно регулярнее и проезжал 1—2 мили несколько раз в неделю.

Нет вреда в том, что молодежь в течение ряда лет занимается понемногу каждым видом спорта. Однако в 13—14 лет приходит время специализироваться в одном из них и должным образом тренироваться.

Мне уже в раннем возрасте было ясно, что я стану велосипедистом. Мечтал завоевать титул, но хотя прошло много времени, пока пришла победа, я всегда был полон решимости не сдаваться.

Есть только один путь к успеху: тренировка и еще раз тренировка. Бернт сознавал это и стремился выезжать на тренировки как можно чаще. Он прислушивался к мнению других и читал немало литературы по вопросам тренировок. На протяжении первых лет Бернт пользовался советами Леннарта Блума, но кузнецом своего счастья был он сам. Сем отбирал то, что ему больше всего подходило. Изыскивал такой вид тренировки, который давал наибольший эффект.

Организм Бернта, этот хорошо натренированный, чувствительный инструмент, способен переносить нагрузку, которая для обычного человека представляется непосильной. Это напряженная физическая работа, продолжающаяся в отдельные дни по 7—8 часов. А каков предел выносливости организма? Пока что Бернт с каждым годом повышал тренировочную нагрузку...