Биоритмы гормонов, И. И. ДЕДОВ, В. И. ДЕДОВ, 1992
ПРИРОДА БИОРИТМОВ 2

Рассмотрим кратко суть этой концепции. 1. Полагают, что все три ритма возникают одновременно в момент рождения, или же в момент самого зачатия — образования зиготы. 2. Все три ритма имеют строго синусоидальную форму, не изменяющуюся на протяжении всей жизни человека, и, следовательно, неизменную частоту, т. е. длительность периода. 3. Положительная часть каждой синусоиды (полуволна, расположенная выше так называемой нулевой линии, горизонтали, проведенной по середине между максимумами и минимумами) соответствует периодам подъема физической, эмоциональной и умственной активности, а отрицательная ее часть (полуволна, расположенная ниже указанной горизонтали) характеризуется периодом упадка, снижения этих видов активности. В дни подъема физических сил спортсмены достигают максимальных результатов, в дни спада результаты минимальные. Аналогичное волнообразное теч-ение претерпевает эмоциональный и интеллектуальный потенциал человека. В положительной полуволне эмоционального ритма господствуют оптимистические настроения, чувство уверенности в себе, мир представляется прекрасным; в отрицательной полуволне эмоциональная жизнь смещается в минорную фазу. Интеллектуальные подъемы и спады колеблются в пределах 33-суточного ритма. Дни перехода положительной части каждой синусоиды трех типов в отрицательную, т. е. точки пересечения синусоиды с нулевой волной, отмечены резким снижением «надежности» организма и его устойчивости к любым негативным воздействиям. Такие дни называют критическими или нулевыми. Предполагается, что именно в эти дни чаще всего допускаются разнообразные ошибки в производственных и бытовых ситуациях, причем опасность появления ошибок возрастает в двойные критические дни, когда в одной точке на уровне нулевой линии пересекаются одновременно , две синусоиды. Но наиболее опасными являются тройные критические дни, соответствующие взаимному пересечению сразу трех синусоид и нулевой линии.

Итак, согласно гипотезе, все три ритма заложены у человека с момента рождения или зачатия -и затем на протяжении жизни сохраняют абсолютное постоянство си-

нусоидальной формы и частоты (23,    28 и 33 сут).

Б. С. Алякринский и С. И. Степанова (1985) дают критический анализ материальной природы этой концепции. Авторы справедливо отмечают недостатки и неубедительность аргументов сторонников эндогенной природы трех ритмов. Сама жизнь как постоянно меняющееся движение исключает заданные с момента рождения (или даже до него) неизменные по периоду три ритма. Между тем каждому врачу известно, что в течение жизни значительно меняется ритм многих жизненных функций (сердечно-сосудистой, репродуктивной, костно-мышечной и др.), изменяются реакции организма на экстремальные воздействия и др. И поэтому придание 'трем ритмам предельной стабильности на протяжении всей жизни без учета возраста, пола, типа нервной системы явно противоречит способностям человеческого организма к исключительной, феноменальной пластичности, адаптации и выживанию, казалось бы, в невероятных экстремальных ситуациях. Совершенно справедливо замечание Б. С. Алякринского и С. И. Степановой (1985) о том, «...что самая малая доля эндогенности в природе этих ритмов исключала бы приписываемую им статичность. Ведь эти ритмы образно можно представить себе как бы отлитыми из предельно прочного, не знающего разрушения материала и поэтому обладающими абсолютной жесткостью и в то же время надежно вмонтированными в живую систему, не знающую такой жесткости ни в своих частях, ни в целом». Следовательно, концепция эндогенной природы трех ритмов практически не имеет серьезных аргументов.

В равной мере неубедительна и противоположная точка зрения, сторонники ее пытаются объяснить три ритма индукцией внешними факторами, в частности, связью с солнечно-лунными влияниями на организм. При' ^ этом упомянутая связь соотносится с днем рождения, от которого и производится отсчет критического дня. Но если эти ритмы имеют экзогенную природу, т. е. индуцированы из космоса, то они должны быть синхронными у всех людей или в крайнем случае у большинства популяции, живущей в одних и тех же географических регионах, чего нет и не может быть! Трудно себе представить, что критические дни на пересечении трех синусоидальных кривых, определяемые из космоса, «привязаны» исключительно ко дню рождения. Между тем если действительно космические факторы оказывают такое мощное действие, то все, или большинство людей, или хотя бы большинство рожденных в

одни и те же дни могли иметь полное совпадение трех ритмов. Но такой синхронизации процессов не обнаружено. Для живых систем, особенно для человека, такие жесткие пожизненные синусоидальные кривые несвойственны. Под влиянием многочисленных внешних и внутренних факторов, которые ежесекундно воздействуют на человека, даже постоянная космическая «подзарядка» не помогла бы ему выжить, тем более проявлять творческое вдохновение или эмоциональный порыв. Придание трем ритмам предельно высокой стабильности, предельно высокого постоянства на всех этапах жизненного пути находится в явном противоречии с утверждением об их эндогенности.

Всем хорошо известно, что в течение жизни значительные колебания претерпевают ритмы сердца, органов дыхания и особенно нейроэндокринной системы. Так, с «включением» репродуктивной системы человека коренным образом изменяются физические кондиции (формируется фенотип) и психика человека. А ее «выключение», т. е. наступление, например, климактерического периода и менопаузы у женщин, также сопровождается не менее значительными перестройками. В эти возрастные периоды, равно как и в период активной репродукции, конечно, независимо от внешних факторов-синхронизаторов изменения ритма практически всех функциональных систем, определяющих физическую и творческую работоспособность, не могут совпадать с синусоидами трех ритмов, сохраняющих абсолютное постоянство своей формы и частоты. Совершенно ясно, что, как бы ни импонировали нам такие концепции, как бы ни казались интригующе эффективными перспективы их внедрения в практику, требуется глубочайшая теоретическая, экспериментальная и практическая проработка. Иное дело циркадианные ритмы.

Основные исследования хронобиологии и хрономедицины посвящены именно суточным и сезонным ритмам, и это закономерно, поскольку суточные и сезонные биоритмы свойственны всем уровням организации биосистем. Н. Р. Де-ряпа и соавт. (1985) отмечают, что «суточные и сезонные ритмы не только служат целям приспособления организма к циклическим изменениям окружающей среды, но и составляют универсальную временную основу (единую систему времени), необходимую для интерпретации сложных биологических систем, образованных из осциллирующих элементов». Эти обстоятельства, как и поразительная каузальная связь меЖду циркадианными ритмами животного, в том числе и человеческого, организма и работой

нейроэндокринной системы, побудили нас акцентировать основное внимание на этой категории биоритмов. Роль нейроэндокринной системы в реализации циркадианных биоритмов трудно переоценить. Если на нашей планете ведущим осциллятором для. циркадианных ритмов Являются период и фаза вращения Земли вокруг Солнца, то реализация влияния этих внешних периодически меняющихся факторов в закономерные циркадианные ритмы, т. е. ритмы практически всех функциональных систем организма на всех его уровнях, начиная с молекулярного, осуществляется благодаря нейроэндокринной системе. По-видимому, не случайно, что в начале поиска «внутренних биологических часов» (внутренних синхронизаторов) в животном организме исследователи «вышли» на нейроэндокринную систему. Впервые у таракана обнаружили автономный суточный ритм активности нейросекреторных клеток подглоточного ганглия, определявшего циркадианные ритмы других систем насекомого. Характерно, что этот ритм сохранялся даже после пересадки ганглия в организм других тараканов. При пересадке второго ганглия в' брюшко нормального хозяина эта операция не вносила диссонанса в работу систем хозяина, если циркадианный ритм нейросекреции клеток пересаженного ганглия и его собственного совпадали по фазе. Если же нейросекреторные клетки пересаженного ганглия функционируют с 12-часовым сдвигом фазы относительно ганглия хозяина, то в стенке средней кишки хозяина под пересаженным ганглием развиваются трансплантационные опухоли как результат десинхроноза. Позднее у всех видов животных, на которых проводились эксперименты, была показана доминирующая роль «эндокринного гипоталамуса», его конкретных ядер в реализации циркадианных и сезонных ритмов [Хоффман К., 1984].