Детская экспериментальная психология, школьный возраст, В.А. Артемов (1929)
Предисловие

Р АН ИОН

ИНСТИТУТ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ психологии

В. А. АРТЕМОВ

Доцент Московского университета

ДЕТСКАЯ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

ШКОЛЬНЫЙ ВОЗРАСТ

Научно-политической секцией Государственного ученого совета допущено в качестве учебного пособия для вузов

ч


ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКВА *    1 929    * ЛЕНИНГРАД

Печатается по постановлению коллегии Государственного института экспериментальной психологии.

Ученый секретарь И. С а пир.

Отпечатано в типографии Госиздата «КРАСНЫЙ ПРОЛЕТАРИИ» Москва, Пименовская, д. 16, в количестве 3 00Э экз. Главлит. N- А—30094 ГизС — 70 № 28295 Заказ № 7453 16 печ. л.

-Сг

ПРЕДИСЛОВИЕ.

Выпуская в свет эту работу, мы руководствовались следующими

соображениями.

Вопервых, стремлением подвести некоторый итог достижениям детской экспериментальной психологии, поскольку они могут служить основанием для педагогики. Нам кажется, что советская педагогика при всех ее положительных качествах, предоставляющих ей первое место в системе идей воспитания, обладает одним существенным недостатком: она не имеет тесной связи с психологией. Однако, как указывает гл. [ этой книги, структура советской трудовой пт к о л ь^ имеющей комплексны й метод преподавания и опирающейся на коллективизм, аналогична структуре современной психологии, строящейся на оснований диалектического материализма. Эта психология динамична,целостна (комплексна) и социальна. Приблизительно такое же соотношение наблюдается на Западе между новейшей целостной психологией и трудовою школою (Arbeitsschule).

Указанный итог тем более необходим, что в наших условиях во время борьбы новой психологии с идеализмом и механизмом субъективной эмпирической школы ее место, -как место научной дисциплины, намеревалась занять рефлексология (нс павловской школы), не имея па то достаточных оснований.

Правда, вчерашние рефлексологические увлечения, как попытки подойти лишь естественно-научно к вопросам поведения человека, обусловленного в первую очередь социально-экономическими факторами,—эти зтвпечения сегодня уже не удовлетворяют ни большинство научных работников, ни учащуюся молодежь. Поэтом}7 наше стремление противопоставить эту работу аггресснвным тенденциям „рефлексологии “ может показаться несколько запоздалым. Однако при всей правильности такой мысли для окончательного восстановления позиций психологии в ее новой формации нужно доказать, что в неи имеется достаточное количество объективных опытов, которые исчерпывающе и современно отвечают на вопросы, оказавшиеся не под силу „рефлексологии".

Поэтому вторая задача работы и состоит в демонстрации достижений детской экспериментальной психологии, их богатства и глубины по сравнению, мы бы сказали, с „безнадежным" состоянием „рефлексологии", если она пытается полностью разрешить вопросы поведения детей.

Вместе с тем нам казалось необходимым дать указания на возможную совместную и плодотворную работ}7 психологии и физиологии в области изучения поведения человека при условии правильного понимания задач и функций как той, так и другой науки. Объединение психоло'гии и физиологии может произойти путем их размежевания, а не слияния. Поэтом}7 наши замечания относительно рефлексологии (см. гл. III) были бы дурно поняты, если бы их истолковали как попытку оторвать психологию от физиологии. Плодотворное развитие психологии возможно лишь при самом тесном ее сотрудничестве с социологией и физиологией.

Третья, наиболее существенная, трудная и ответственная задача работы состояла в попытке дать посильное для настоящего руководства диалектически-материалистическое понимание поведения ребенка. Нет никакого сомнения в том, что наша школа психологии еще не может соответствующим образом осветить все вопросы психологического знания. Для этой цели она имеет еще слишком небольшой возраст и мало экспериментальных работ. Однако основные тенденции диалектически-материалистического понимания психологии более или менее уже оформлены, и с их-то точки зрения мы и пытались подойти к отдельным формам поведения, излагая теорию вопроса.

При описании целостного и динамического характера поведения человека существенную помощь оказывает нам, больше экспериментально, чем теоретически, современная немецкая целостная психология, так называемая Gestalt- или Komplextheorie. Экспериментальные работы и отдельные исследования этих школ дают некоторое основание для наших теоретических построений. В этом смысле можно утверждать, что психологи этих школ чисто эмпирически идут по пути, зачастую близко лежащему к нашим новым устремлениям. Поэтому в настоящей работе мы используем и этих авторов, всегда относясь к ним достаточно критично. Авторы прошлого времени также упоминаются нами для истории вопроса, особенно необходимой при преподавании детской экспериментальной психологии в педагогических высших учебных заведениях и техникумах, для которых в первую очередь и предназначается это пособие.

Может быть, следует также указать и на то, что книга не содержит в себе всех тех глав, которые обычно излагались в руководствах, аналогичных нашему. Например отсутствуют главы, относящиеся к эмоциональному поведению детей, к ассоциациям и т. п. Не следует забывать, что книга пытается подойти к пониманию поведения ребенка с новейших точек зрения. Поэтому глава об ассоциациях шла бы вразрез с общей линией руководства, глава об эмоциях, согласно принципу целостности поведения, до некоторой степени распределилась между всеми другими главами.

В равной мере это пособие не ставит своих задач в характерологическом разрезе. Поэтому в нем отсутствует раздел, относящийся К типологии и одаренности детей.

В заключение считаю приятным долгом отметить ту большую помощь, которую оказала мне моя жена Валерия Всеволодовна при подготовке этой работы к печати. Еще будучи вместе со мной за границей в истекшем 1927 г„ она помогала мне в собирании для этой книги литературы, составляла и систематизировала выписки и т. д. Корректура также в значительной мере была произведена ею

Чертежи и рисунки или взяты из каталога Е. Циммермана, или исполнены художниками Госиздата по соответствующим [пособиям указанным в тексте.

В. А. Артемов.

Москва, г июня 1928 г.