МОСКОВСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ


«Спутник кинофестиваля», 1971, JVft 11.

МОСКОВСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ

У каждого праздника есть своя история. Олимпиады знала еще Древняя Эллада. Кино — молодое искусство, и потому история его праздников насчитывает лишь несколько десятилетий.

Первые международные кинофестивали возникли в 30-е годы.

В 1959 году в Кремле началась традиция Московского международного кинофестиваля.

Еще до войны наши кинематографисты бывали па Международном кинофестивале в Венецпи. Сразу же после окопчания войны большая и представительная делегация приехала на возрожденный после черной почи оккупации Канпский кинофестиваль. Фильм Фридриха Эрмлера «Великий перелом», который был показан на этом международном смотре кино, имел значительный успех. В картине советского режиссера о Сталинградской битве французские зрители и международное жюри впервые увидели на экране советских офицеров и солдат,* тех самых людей, которые освободили Европу от фашизма. В ту пору на Западе еще никто не осмеливался ставить под сомнение подвиг советского народа. Такую ложь зрители тогда не могли принять — ведь совсем недавно прогремели последние залпы в Еорлппе и советский маршал сидел на председательском месте в день капитуляции фашистского рейха.

Первые советские киноделегации отправились и в Венецию — этот старейший фестиваль переживал второе рождение. Именно здесь проявилась мощная изобразительная сила неореалистических фильмов, и молодые итальянские режиссеры, которые в Римской кипошколе десятки раз просматривали две-три случайно попавшие в фильмотеку, но, разумеется, запрещенные фашистским режимом советские ленты, и среди них «Мать», «Потомок Чипгпс-хана», смогли увидеть воочшо деятелей советского кино, а позже и самого Пудовкина, которого они считали своим учителем.

Правда, уже через год-два неореалистов постарались вы теснить с экрана Венецианской биепнале. Это сделали те, кто финансировал фестиваль и кто стремился направить итальянское кино совсем по иному руслу.

И тем не менее итальянские зрители и творческая интеллигенция смогли увидеть на фестивале не только довоенные советские ленты, о которых они, по существу, ничего не вна-

ли,—- «Чапаев», «Депутат Балтики», но и новые фильмы — «Радуга» Марка Донского, «Человек № 217» Михаила Ромма, «Берлин» Юлия Райзмана.

В ту же пору открылся еще один кинофестиваль, который сразу предложил совсем новую, чем прочие фестивали, программу: широкий доступ молодых кинематографий, поддержку прогрессивных тенденций экрана. Речь идет о кинофестивале в Чехословакии: он проводился сперва в Марианских Лазнях, а потом окончательно обрел «прописку» в Карловых Варах. Среди советских фильмов, получивших призы на этом смотре кино, заметное место занял «Тихий Дон» Сергея Герасимова.

Наконец пришла пора начать фестивальную традицию в Советском Союзе.

Каким должен быть Московский кинофестиваль? В чем заключается его «фепомеп», его отличие от всех прочих кинофестивалей, которые, как грибы после дождя, стали возникать в самых различных и часто весьма экзотических районах мпра?

Москва отнюдь не курортный город, где обычно принято проводить фестивали,— здесь нет пляжа и моря и, пожалуй, даже пет места, где бы кинозвезды могли, прогуливаясь, показывать свои туалеты. Продюсеры и прокатчики, которые привыкли в Канне в маленьких кафе у моря обсуждать свои дела, заключать сделки, выяснять конъюнктуру — куда движется кино, будут ли в моде шпионские ленты или все поглотит секс,— не очень представляли себе, что они могут делать на Московском, «кремлевском», как писала западная пресса, фестивале.

Напомним, что открытие I Московского кинофестиваля совпало с важными событиями в истории советского искусства. Летом 1958 года в Канне высшую награду — Большую пальмовую ветвь — получил фильм «Летят журавли» Михаила Калатозова, заставив широкую кинематографическую общественность мира говорить о принципиально новом явлении экранного искусства. В Брюсселе на Всемирной выставке одним из главных призов была удостоена картина «Дом, в котором я живу» Я. Сегеля и Л. Кулиджанова. Эти фильмы показали не только возможности советского кинематографа, но и совершенно новый мир — мир невиданного человека, явственные приметы социалистического гуманизма.

И может быть, поэтому первоначальная настороженность по отношению к новому московскому смотру кино сменилась острым интересом.

На I Московском кинофестивале были представители сорока двух стран — число небывалое для такого рода смотров.

правда, состав фильмов был не очень сильным: на фестиваль все же ехали с осторожностью.

И все-таки в фойе Кремлевского театра можно было увидеть Джульетту Мазину, Кристиан-Жака, Джузеппе До Сантиса, представителей кинематографий социалистических стран, государств Азии и Африки.

Жюри фестиваля оказалось весьма представительным. Фестиваль был явно непохож на западные фестивали, но он учел опыт своего «старшего брата» — Карлововарского фестиваля.

Конечно, и здесь были приемы, и здесь «звездам» хотелось показать себя в самом лучшем виде. Но здесь было нечто такое, что заставляло прославленных актеров и актрис не выни1 мать из своих кофров экстравагантные туалеты, а облачаться в костюмы поскромнее и отправляться в кинотеатр пли заводской клуб, чтобы встретиться со зрителями — рабочими и интеллигентами столицы.

Гости Советской страны увидели не равнодушных кинозрителей или любителей фестивальных скандалов, а массовые аудитория людей, глубоко разбирающихся в искусстве, заинтересованных в развитии его передовых тенденций. Посетившие Москву кинематографисты приняли участие и в серьезных профессиональных дискуссиях. Они просмотрели фильмы, которые обычно не попадали в орбиту «старых» кинофестивалей мира,— фильмы социалистических стран, ленты молодых, развивающихся кинематографий Азии и Африки.

И фильмы, которые получили главные награды Москвы, тоже отвечали настрою фестиваля, его особой атмосфере. Это были кинокартины, отражающие реалистические принципы экранного искусства, столь важные в тот переломный момент, когда западный кинематограф все дальше и дальше уходил от реализма, уходил от человека, погрязая в тенетах декадентства.

Тогда, по существу, уже перестали создаваться итальянские неореалистические фильмы. Клерикальная цензура, продюсеры, американские монополии (были и иные причины) сперва оттеснили, а затем и совсем пресекли развитие направления, которое ближе всего из всех направлений, западного кино подошло к правде и социальному анализу явлений жизни.

Американское кино после ряда серьезных картин, созданных в годы войны и первые послевоенные годы, не выходило из кризиса.

Правда, в ту пору во Франции возникла так называемая «новая волна», движение молодых кинематографистов, заявивших в своих декларациях, что они будут изображать жизнь «как она есть», что они будут снимать фильмы прямо на улицах и — самое главное — рассматривать в своих лентах вопро

сы, будоражащие целый мир и Каждого в отдельности. ОднаКо некоторые прозорливые критики, воздав должное кинематографическим открытиям Годара и жесткой натуральности филь-. мов Трюффо и Шаброля, уже тогда увидели в «новой волне» проявление бездуховности, предрекли этому течению скорый срыв в буржуазность. Этот срыв, кстати, и произошел через два-три года.

Уровень и творческие принципы Московского кинофестиваля обозначил советский конкурсный фильм «Судьба человека» Сергея Бондарчука, с триумфом сошедший с московского фестивального экрана на экраны восьмидесяти стран мира и ставший в ряд с «Балладой о солдате» и «Летят журавли».

Эти три фильма определили не только новый взлет советского киноискусства, но и новые грани мирового экрана.

Для I Московского кинофестиваля, проходившего под девизом «За гуманизм киноискусства, за мир и дружбу между пародами», были характерны и некоторые другие фильмы прогрессивной направленности, правда, их было еще не так много.

Таким образом складывалась традиция Московских кинофестивалей.

Впрочем, эта традиция не была уж такой новой.

На самом деле Московский кинофестиваль проводился не в 1959-м, а в 1935 году. Об этом, почему-то основательно забытом, но первом в мире смотре прогрессивного кино написано до обидного мало. Но принципы этого смотра кино не могли не быть плодотворными — в оргкомитете и жюри фестиваля работали Сергей Эйзенштейн, Всеволод Пудовкин, Александр Довженко...

И награды фестиваля соответствовали его задачам и принципам. Жюри присудило первый приз киностудии «Ленфильм», только что создавшей «Чапаева», «Юность Максима» и «Крестьян». Премий фестиваля удостоились Рене Клер за фильм «Последний миллиардер» и мультипликации Уолта Диснея.

Кстати, в решении жюри было указано, что премия фестиваля присуждена советским фильмам, «утверждающим реалистический стиль советской кинематографии и сочетающим идейную глубину, жизненную правдивость и простоту с высоким качеством режиссерского мастерства, актерской игры и операторской работы».

Утверждение идейной глубины, жизненной правдивости и реализма стало традицией «нового» Московского кинофестиваля, открывшегося более чем через двадцать лет после первого международного смотра кино в советской столице.

.За десять лет своего существования Московский кинофестиваль стал крупнейшим и наиболее представительным смотром прогрессивного киноискусства мира.

Не. шесть-семь кинематографических стран Европы и Америки, как это бывает на многих фестивалях, а кинематография всех континентов представлена в Москве. И не случайно второй фестиваль был представительнее первого, а третий, четвертый, пятый, шестой привлекали к себе все новые и новые кинематографические круги. На кинофестивале 1969 года было представлено. более семидесяти стран Европы, Азии, Африки, Америки.

Сейчас смело можно сказать, что Московский фестивале стал самым представительным фестивалем мира. По существу, на семи московских кинофорумах побывали почти все известные кинематографисты земли, представляющие самые различные школы и тенденции мирового киноискусства.

Достаточно назвать главных призеров фестиваля — Сергея Бондарчука, Григория Чухрая, Сергея Герасимова. Кането. Синдо, Золтана Фабри, Иштвана Сабо, Федерико Феллини, чтобы убедиться в том, что здесь получили поддержку разные явления экранного искусства. Призы и награды получали польские, чехословацкие, болгарские, румынские, монгольские кинематографисты, киномастера ГДР и борющегося Вьетнама, режиссеры и актеры Франции, Италии, США, Англии, ФРГ, Швеции, Японии, Индии, Египта, Алжира, Перу.

Я отнюдь не ставлю перед собой задачу умалить вес и значение старых традиционных кинофорумов мира. Но в Москве, как, впрочем, и на фестивале в Карловых Варах, а также на молодых международных смотрах короткометражных фильмов в Кракове и Лейпциге, имеют возможность широко показать свои достижения деятели кино социалистических и развивающихся стран. Между тем на большинстве западных фестивалей такой возможности, по существу, нет.

Именно в Москве получают общественное признание и поддержку авторы подлинно прогрессивных произведений киноискусства, которых далеко не всегда включают в программу на фестивалях «свободного мира». Главная тенденция этих фестивалей — буржуазная.

На Московском фестивале организован широкий внеконкурсный показ фильмов. Авторы фильмов могли проверить плоды своей работы на самой чуткой, самой взыскательной, самой строгой, но и самой отзывчивой зрительской аудитории.

Здесь завязывались контакты — представители прогрессивного киноискусства Запада встречались со своими коллегами из социалистических и развивающихся стран.

Международный кинофестиваль

Afocxee

Тамара Макарова, Сергей Герасимов

Кремлевский Дворец съввОов

Зал Крвмлеесшова Дворца съездов

Алексей Баталов с группой югославских кинематографистов

Герой Советского Союза космонавт Павел Попович и режиссер Ив Чампи (Францы!

Гости фестиваля на ВДНХ

Даниэль Олъбрыхский и Ева Кшижевская (ПольшаJ

Кинотеатр шРоссия•

Международный кинофестиваль стран Азии и Африки в Ташкенте

Вия Артмане, Мадиха Юсри (О АР)

Тереза Диоп (Сенегал)

Сембен Усман и Тереза Диоп (Сенегал)

Беата Тышкевич (Польша)

Иосиф Хейфиц,

Стэнли Креймер (США) с супругой и Григорий Чухрай

Кирилл Столяров Актриса Кейко Киси (ЯпонияJ

и Лидия Смирнова дает интервью

с японскими актрисами

Бурвиль (Франция)

Анджей Вайда (ПольшаJ

«Мосфильм».

Гости фестиваля на съемках фильма «Солярис»

Встреча с

Равжшм Капуром (Индия)

Актриса Минь Дик (Вьетнам)

Лев Кулиджанов и Георгий Тараторкин

Актриса Леса Нъянв (Сенегал)

Лев Кулиджанов и Сидней Поллак (США2

Сергей Бондарчук, Ирина Скобцева, Марлен Хуциев на фестивале в Венеции

Делегации монгольских и болгарских кинематографистов возлагают венки на Пискаревском кладбище в Ленинграде

Гости фестиваля у Смольного е Ленинграде

Здесь шли острые дискуссии, серьезные споры об искусстве, его судьбах.

\ Зарубежные гости лицом к лицу встречались с новым ми-’ром и новым человеком.

На Московском кинофестивале побывали все крупнейшие представители киноискусства социалистических стран. Творческий голос этих мастеров сейчас звучит все громче, и ныне ни один серьезный исследователь современного мирового киноискусства не может не учитывать завоевания киноискусства стран социалистического лагеря.

Имена режиссера из Венгрии Золтана Фабри или мастеров польского кино Анджея Вайды и Ежи Кавалеровича, югославского режиссера Велько Булайича или представителей ГДР Андре и Апнели Торндайк и Конрада Вольфа, известного мастера румынской мультипликации Иона Попеску-Гопо или режиссеров из Чехословакии Отакара Вавры и Иржи Секвен-са, как ц имена актеров социалистических стран: Эрвина Ге-шоннека, Мари Тёрёчик, Миклоша Габора, Беаты Тышкевич, Даниэля Ольбрыхского, Тадеуша Ломницкого, Люцины Вин-пицкой, Ирины Петреску, Невены Кокановой,— все эти имена весомо звучат в киноискусстве мира.

Немало гостей приезжало из стран Азии и Африки—они с карандашом в руках изучали работу московских киностудий, деятельность киноинститута, вопросы кинопроката. Здесь онп не только показывали свои фильмы, но и приобрели цеп-пыи опыт.

Побывавшие на кинофестивале в Москве представители западного кинематографа представляли его различные идей-по-творческие оттенки и грани.

Если говорить о режиссерах, то здесь следует вспомнить итальянских прогрессивных художников Витторио Де Сика, Пьетро Джерми, Джузеппе Де Сантпса, Валерио Дзурлини, Элио Петри, французских режиссеров-реалистов Марселя Карпе, Кристиан-Жака, Клода Отан-Лара, широко известного в пашей стране американца Стэнли Креймера и англичанина Джона Шлезингера; нельзя не назвать в списке гостей столь влиятельных на Западе мастеров, как Федерико Феллини, Микеланджело Антониони, Лукино Висконти, Кинг Видор. Побывали в Москве режиссеры стран Востока с мировым именем — творец индийского киноэпоса режиссер Сатьяджит Рэй, японский мастер Кането Синдо, постановщик премированного в Москве фильма «Голый остров», и африканский писатель и ре-жпссер Сембен Усман. Если говорить об актерских «визитах», то это итальянские «звезды» — София Лорен, Джульетта Ма-зина, Моника Витти, Альберто Сорди, Джина Лоллобриджпда;

1Д7 «Экран и время»

целая плеяда французских актеров — Мишель Симон, Бурвиль, Марина Влади, которые у нас достаточно известны, а также Анна Карина, Маша Мериль, Женевьева Паж, Робер Оссейн; признанные мастера английского кино — Рекс Харрисон, Питер Финч, Рейчел Робертс, Норман Уиздом. Некоторые из них у пас известны меньше, но на Западе весьма популярны.

Если говорить о других знаменитостях, то это старейшая американская актриса Лилиан Гиш и ее более молодые коллеги Джек Леммон, Тони Кертис, Элизабет Тейлор, Данни Кей, Сидней Пуатье. Это и один из популярнейших актеров мира, сыгравший почти во всех фильмах режиссера Куросавы,— Тосиро Мифунэ, и наш старый знакомый Радж Капур, и актриса из Сенегала Тереза Диоп.

Каждый из этих актеров — примечательное явление национальной кинематографии, и его приезд на любой пз фестивалей мира был бы событием.



Экран и время, Баскаков В.Е., 1974



смотреть Курьер фильм онлайн
смотреть Небеса обетованные фильм онлайн
смотреть Суета сует фильм онлайн