ЭКРАН И ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ БОРЬБА 7


Это — трагический круг, в который попадают и художники крупного дарования, обширных творческих возможностей.

Один из последних фильмов Годара называется «Ветер с Востока». Это не только апологизацпя маоистских идей (вспомним, кстати, что совсем недавно в фильме «Китаянка» Годар иронизировал насчет поклонников маоизма и коммуны молодых людей, живущих в Париже), но и резкий выпад, по мысли автора, в два адреса. Что же это за адреса? Первый — это «старые революционеры», то есть коммунисты. Второй—буржуазный мир. Но «буржуазный мир», столь громко проклинаемый Годаром и ему подобными, нисколько не страшится этих проклятий, ибо понимает, что «новые левые», предающие ана-. феме коммунистов, являются лишь разновидностью несколько усложненной буржуазности.

Вслед за Годаром появились режиссеры поменьше рангом, но желающие не менее громко заявить о себе. Так, французский режиссер Марин Кармиц в фильме «Товарищи» ставит примерно те же проблемы, что и Годар. Его герой, молодой рабочий, ненавидит «капиталистическую систему», он даже попадает на какое-то собрание — на стенах зала портреты Маркса и Ленина,— это, очевидно, собрание коммунистов. Но герой Кармица не коммунист, ибо «коммунисты предали революцию 1968 года». Кармиц в своем фильме, лишенном каких-либо характеров, второго плана, психологических нюансов, по

существу, фильме-тезисе делает совершенно определенный вывод — рабочие должны объединиться со студентами и повести борьбу против тех рабочих, которые находятся в орбите Компартии, свершить «немедленную революцию».

Но, как справедливо заметил американский прогрессивный критик Филипп Боноски, такая «революция», замешанная на антикоммунизме, не страшна капитанам буржуазного мира.

В своей статье «Братья Рокфеллеры пропагандируют «революцию» он пишет: «Если Годар научил молодых интеллигентов из «среднего класса», что вполне возможно, произносить такие слова, как «революция» и даже «насильственная революция», без всякой угрозы для себя и своих классовых привилегий, а Кармиц сумел показать им, что можно сделать фильм, кончающийся призывом к «насильственной революции» без всякого ущерба для пивных заводов Миллера (фильмы Годара и Кармица были показаны в 1970 г. на фестивале в Ныо-Йорке, который финансировали Рокфеллер и пивной «король» Миллер.— Прим, автора), то становится понятным, что имел в виду Роуд (директор фестиваля.— Прим, автора) в своем вступительном слове, когда с уверенностью заявил: «Художник не может быть, с одной стороны, человеком, создающим поэмы, картины или фильмы, а с другой — налогоплательщиком, избирателем». Дело в том, что за мысли подобного рода не так давно (в 50-е гг.) людей могли засадить в тюрьму на долгие сроки. В суде приходилось тогда доказывать, что революционные силы не собираются импортировать революцию в Америку. Судьи тем не менее отказывались верить этому и настаивали, что обвиняемые все-таки являются тайными приверженцами «силы и насилия», и на этом основании упекали их за решетку.

А теперь — еще и двадцати лет не прошло — Нью-Йорк наводнен фильмами «иностранного происхождения», которые не только проповедуют необходимость свержения буржуазного правительства при помощи «силы и насилия», но даже являют собой руководство (как у Годара) по изготовлению бутылок с горючей смесью.

И Годар при этом еще преподносится буржуазной печатью как великий революционер в кино и в политической теории, а его картины принимаются с энтузиазмом, с каким подобало бы встретить разве что весть о втором пришествии Христа.

То же самое относится и к Кармпцу, у которого можно найти лишь презрение к «старым» революционерам и который проповедует, что дорога к революции проходит по телам этих самых «стариков» из Французской коммунистической партии!

Не примечательно ли, что произведения такого рода приветствуются на кинофестивале, патронами которого являются

«пивные заводы Миллера» вкупе со всеми братьями Рокфеллерами»

В наши дни это социальное явление находит в искусстве множество свопх выразителей. Мелкобуржуазное бунтарство, анархистские взгляды на мпр, пессимизм — вот что характерно для многих «левых» художников современного Запада.

В. И. Ленин писал: «Взбесившийся» от ужасов капитализма мелкий буржуа,— это социальное явление, свойственное, как и анархизм, всем капиталистическим странам. Неустойчивость такой революционности, бесплодность ее, свойство быстро превращаться в покорность, апатию, фантастику, даже в «бешеное» увлечение тем пли иным буржуазным «модным» течением,— все это общеизвестно» 1 2.

Капиталистические киномонополии подхватывают «актуальные» политические темы и истолковывают их по-своему. Недаром среди «политических» фильмов, входящих сейчас в моду, большая часть прямо рассчитана на то, чтобы создать у зрителей искаженное представление о текущих событиях, так или иначе дискредитировать в их глазах прогрессивные движения современности.

Наглядным примером беззастенчивой спекуляции на проблемах, волнующих молодежь, может служить выпущенный недавно фильм «Че» — о знаменитом кубинском революционере Че Гевара. По-своему откликнувшись на публикацию его дневников, одна из американских компаний создала провокационную кинофальшивку антикоммунистического содержания. Че Гевара в этом фильме (его играет Омар Шариф, известный по исполнению роли доктора Живаго в одноименном фильме), как «истинпый революционер», противопоставлен другим «неистинным» революционерам, марксистам, в результате происков которых он и гибнет (как известно, в действительности Че Гевара был убит реакционерами.

Молодой французский режпссер Коста-Гаврас, поставивший до того один детектив и две не очень удачные военные ленты, вдруг встал в ряд раздуваемых рекламой популярнейших фигур мирового кино. Его не без мастерства сделанный фильм «Дзета» был посвящен самой актуальной политической теме —-событиям в Греции. Правда, действие фильма развертывалось в период, предшествовавший тому, как черные полковники захватили власть, но в картине последовательно изображалась механика политического убийства греческого демократа — пар

Филипп Боноски, Братья Рокфеллеры пропагандируют «революцию».— «Искусство кино», 197i, 3, стр. 160.

• В. И. Ленин, Полное собрание сочинений, т. 41, стр. 14.

существу, фильме-тезисе делает совершенно определенный вывод — рабочие должны объединиться со студентами и повести борьбу против тех рабочих, которые находятся в орбите Компартии, свершить «немедленную революцию».

Но, как справедливо заметил американский прогрессивный критик Филипп Боноски, такая «революция», замешанная на антикоммунизме, не страшна капитанам буржуазного мира.

В своей статье «Братья Рокфеллеры пропагандируют «революцию» он пишет: «Если Годар научил молодых интеллигентов из «среднего класса», что вполне возможно, произносить такие слова, как «революция» и даже «насильственная революция», без всякой угрозы для себя и своих классовых привилегий, а Кармиц сумел показать им, что можно сделать фильм, кончающийся призывом к «насильственной революции» без всякого ущерба для пивных заводов Миллера (фильмы Годара и Кармица были показаны в 1970 г. на фестивале в Нью-Йорке, который финансировали Рокфеллер и пивной «король» Миллер.— Прим, автора), то становится понятным, что имел в виду Роуд (директор фестиваля.— Прим. автора) в своем вступительном слове, когда с уверенностью заявил: «Художник не может быть, с одной стороны, человеком, создающим поэмы, картины или фильмы, а с другой — налогоплательщиком, избирателем». Дело в том, что за мысли подобного рода не так давно (в 50-е гг.) людей могли засадить в тюрьму на долгие сроки. В суде приходилось тогда доказывать, что революционные силы не собираются импортировать революцию в Америку. Судьи тем не менее отказывались верить этому и настаивали, что обвиняемые все-таки являются тайными приверженцами «силы и насилия», и на этом основании упекали их за решетку.

А теперь — еще и двадцати лет не прошло — Нью-Йорк наводнен фильмами «иностранного происхождения», которые не только проповедуют необходимость свержения буржуазного правительства при помощи «силы и насилия», но даже являют собой руководство (как у Годара) по изготовлению бутылок с горючей смесью.

И Годар при этом еще преподносится буржуазной печатью как великий революционер в кино и в политической теории, а его картины принимаются с энтузиазмом, с каким подобало бы встретить разве что весть о втором пришествии Христа.

То же самое относится и к Кармпцу, у которого можно найти лишь презрение к «старым» революционерам и который проповедует, что дорога к революции проходит по телам этих самых «стариков» из Французской коммунистической партии!

Не примечательно ли, что произведения такого рода приветствуются на кинофестивале» патронами которого являются

«пивные заводы Миллера» вкупе со всеми братьями Рокфеллерами» .

В наши дни это социальное явление находит в искусстве множество свопх выразителей. Мелкобуржуазное бунтарство, анархистские взгляды на мир, пессимизм — вот что характерно для многих «левых» художников современного Запада.

В. И. Ленин писал: «Взбесившийся» от ужасов капитализма мелкий буржуа,— это социальное явление, свойственное, как и анархизм, всем капиталистическим странам. Неустойчивость такой революционности, бесплодность ее, свойство быстро превращаться в покорность, апатию, фантастику, даже в «бешеное» увлечение тем или иным буржуазным «модным» течением,— все это общеизвестно»1 2.

Капиталистические киномонополии подхватывают «актуальные» политические темы и истолковывают их по-своему. Недаром среди «политических» фильмов, входящих сейчас в моду, большая часть прямо рассчитана на то, чтобы создать у зрителей искаженное представление о текущих событиях, так или иначе дискредитировать в их глазах прогрессивные движения современности.

Наглядным примером беззастенчивой спекуляции на проблемах, волнующих молодежь, может служить выпущенный недавно фильм «Че» — о знаменитом кубинском революционере Че Гевара. По-своему откликнувшись на публикацию его дневников, одна из американских компаний создала провокационную кпнофалыпивку антикоммунистического содержания. Че Гевара в этом фильме (его играет Омар Шариф, известный по исполнению роли доктора Живаго в одноименном фильме), как «истинный революционер», противопоставлен другим «неистинным» революционерам, марксистам, в результате происков которых он и гибнет (как известно, в действительности Че Гевара был убит реакционерами.

Молодой французский режиссер Коста-Гаврас, поставивший до того один детектив и две не очень удачные военные ленты, вдруг встал в ряд раздуваемых рекламой популярнейших фигур мирового кино. Его не без мастерства сделанный фильм «Дзета» был посвящен самой актуальной политической теме -— событиям в Греции. Правда, действие фильма развертывалось в период, предшествовавший тому, как черные полковники захватили власть, но в картине последовательно изображалась механика политического убийства греческого демократа — пар-

Филипп Боноски, Братья Рокфеллеры пропагандируют '«революцию»,— «Искусство кино», 197i, М 3, стр. 160.

* В. И. Ленин, Полное собрание сочинений, т. 41, стр. 14.

ламентарпя. Эту роль, тоже в стиле «кинодокумента», играл Ив Монтан.

Все было стилизовано под хронику, каждая мизансцена строилась по принципу изображения «потока жизни».

Фильм был подхвачен прессой, но наблюдательному человеку и тогда бросалось в глаза то обстоятельство, что этот политический фильм был подхвачен прессой фронтально и не только левой, а всей прессой в полном единодушии.

«Дзета» получил шумное признание, был премирован на фестивале в Канне, прокатывался крупнейшей американской кинокомпанией.

Видимо, в фильме наряду с документальным изображением действительно имевшего место политического убийства одного из лидеров демократии незадолго до переворота в Греции было и нечто другое, что привлекло внимание не только левой критики, но и критики иного толка. Что же? Русский балет. Да, русский балет, который выступает как раз в то время, когда происходит политическое убийство. И участники заговора, свершив свое дело, спешат насладиться прелестным спектаклем.

В общем, проглядывала не очень новая идейка, которой последнее время любят щеголять разного рода буржуазные элементы, укутанные тогой псевдореволюционности. Идейка о том, что якобы Советский Союз утратил свою революционность, переродился. Здесь, в этой ленте, эта лживая идейка из арсенала троцкистов, поданная, правда, осторожно, как бы исподволь, случайно, слегка, и была той приманкой, которая позволила почтенным буржуазным газетам, даже сочувственно относящимся к режиму черных полковников, поддержать «революционный» фильм.

То, что это так, подтвердило очень скорое появление новой картины Коста-Гавраса — «Признание» — с участием того же Ива Монтана. По жанру — это тоже политический фильм. Но здесь вчерашний революционер и «борец» с контрреволюцией Коста-Гаврас выступил с откровенной антисоциалистической фальшивкой. Он яростно, как позволил бы себе не всякий буржуазный художник, обрушился на коммунизм, на социалистические страны.

Коста-Гаврас в прошлом не раз заявлял, что он, дескать, революционер п марксист. Но конечно, все это гнусное модни-чание. Сама суть его фильма есть поклеп па революцию и социализм. И не случайно буржуазная печать подняла и подхватила фильм «Признание», видя в нем средство борьбы с идеологией, которая все более властно овладевает сердцами миллионов.

Критика много писала о фильме «Слуга» (1963) режиссера Джозефа Лози, называя его философским фильмом.

Это рассказ о том, как молодой богатый ученый попадает под влияние своего слуги. И это влияние оказывается настолько сильным, что в конце фильма ученый становится слугой, а слуга — хозяином. Деградация интеллигента происходит постепенно — под влиянием лакея он спивается, бросает невесту, вступает в связь с распутной женщиной и, наконец, полностью деградирует, теряет свое лицо.

Что хотел сказать режиссер? Отразить слабость, ничтожность духа перед силой? Воспроизвести на пленке мазохистский комплекс? Отдать дань неофрейдизму?

Во всяком случае, режиссер Лози, называемый буржуазной критикой художнпком-интеллектуалом, корифеем «серьезного», «некоммерческого» кинематографа, дал еще одну, не слишком усложненную, вполне пригодную для массового распространения иллюстрацию низменности человеческой природы.

Мы уже отмечали, что режиссеры, ушедшие от актуальных проблем реальности и претендующие на роль художников-фи-лософов, нередко оказываются и в политическом плане в реакционном лагере.

Так случилось и с Д. Лози. Сейчас буржуазная печать шумно рекламирует его фильм «Убийство Троцкого».

Итак, путь от интеллектуального оплевывания человека до открытого участия в борьбе на стороне антикоммунистов оказался весьма коротким.

В потоке, который ныне в зарубежной критике называют «политическим кинематографом», ярко проявляется взаимопроникновение различных стилистических и идейных направлений буржуазного кино. И здесь антигуманистические идеи о бесперспективности человеческого бытия, анархистские и индивидуалистские теории находят свое отражение, прикрываясь тогой «ультралевизны» и даже «революционности».

Мы уже говорили о последних фильмах Годара, где проблемы революции поставлены как проблемы гибели человеческой цивилизации и крушения человеческой личности. Стоит сказать и о работах итальянца Белоккио; первый его фильм, «Кулаки в кармане», вызвал в западной кинематографической печати большую дискуссию.

Почему критику заинтересовала эта картина, где детально исследуется больная и порочная семья эпилептиков? Болезнь как бы освобождает героев фильма от каких-либо моральных обязательств, и они совершают чудовищные преступления.

Адепты фильма наперебой утверждали, что болезнь героев — это условный прием, помогающий обнажить самую суть

современной жизни: вот так же ужасно, дико, безумно вели бы себя люди, если бы им не приходилось лицемерить н прикрывать тогой благопристойности свои истинные страсти.

Быть может, в этих рассуждениях и есть какие-то резоны: в фильме со скрупулезной точностью показаны страшные человеческие пороки. Бунт автора фильма иррационален, он предельно затемнен аллегориями, которые почти невозможно расшифровать. И впечатляет не картина бессилия людей, которых, по мысли автора, общество поставило в такие условия, а страшная сцена, поставленная по всем реалистическим канонам,— сын подталкивает к пропасти слепую мать. И поэтому естественно возникает вопрос: а где же, собственно, разница между этим фильмом, сторонники которого видят в нем образец социального апализа, и теми лентами, которые просто и ясно заявляют: человеческая природа порочна и исправлению не подлежит, человек ничтожен, слаб п гадок.

Белоккио, возможпо, казалось, что он в острой, гротескной форме исследовал буржуазную личность. Но фильм его всего лишь гиньоль, в котором всякая мысль, если она и была, теряет убедительность и силу.

В следующем своем фильме, «Китай близко», Белоккио касается уже чисто политических вопросов. Правые, левые, политическая борьба в современной Италии — вот как будто бы круг проблем, рассматриваемых режиссером. Я говорю — как будто. И не только потому, что в маленьком городке, где происходит действие, вопреки реальности, нет настоящих коммунистов, а существуют лишь буржуа, социалисты и маоисты. Но и потому, что жанр фильма — фарс, гротеск, где многое условно. Правда, справедливость требует отметить, что в фильме «Китай близко» содержатся злые выпады против предвыборного буржуазного балагана, против псевдосоциалистической демагогии, под которой скрываются интересы буржуазных воротил.

Это действительно сатирично — два брата из почтенной аристократической семьи, которой принадлежат большие земельные владения, борются на выборах: один, Витторио, представляет социалистов, а другой, Камилло,— сверхлевую группировку поклонников Мао Цзэ-дуна. Не только комедия выборов, но и функционеры «объединенной социалистической партии» с их демагогией, меркантилизмом и карьеризмом изображены с большим сатирическим накалом.

Однако этот разоблачительный накал, направленный против традиционных институтов буржуазной демократии, не составляет существа картины. Фильм явно перенасыщен эротическими сценами, и иногда кажется, что его политический фон —

«Бонни и Клайд»

«Полуночный ковбой»

«Маленький большой человек*

«Погоня»

i тш

«Забриски Пойнт»

«Голубой солдат»

^Механический апельсин»

еИв России с любовью»

«Дневная красавица»

«400 ударов»

«Уикэнд»

сГибелъ богов»

trКрасная пустыня»

лКонформист»

itПризнание

полицейского комиссара прокурору ршспублчшмш_

«Признание

полицейского комиссара прокурору республики»

«Следствие по делу гражданина ене всяких подозрений»

«Метелло»

*Сакко и Ванцетти•

«Сакко и Вапцетти•

иКеймада»

*Ptx*«

Федерико Феллини иа съемках фильма еРим»

«Под стук трамвайных колес»



Экран и время, Баскаков В.Е., 1974



смотреть Курьер фильм онлайн
смотреть Небеса обетованные фильм онлайн
смотреть Суета сует фильм онлайн