Эпидемиология, Беляков В.Д., Яфаев P.X., 1989
СУЩНОСТЬ ЭПИДЕМИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА

СУЩНОСТЬ ЭПИДЕМИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА

Термин «эпидемический процесс» ввел Л. В. Громашевский, разделив понятие «эпидемия» на два понятия: в узком и широком смысле этого слова. Выделение категории эпидемического процесса позволило мысленно воссоединять и связывать разделенные во времени и пространстве случаи инфекционных заболеваний.

Определение понятия «эридемический процесс» прошло несколько этапов. Л. В. Громашевский определил эпидемический процесс как ряд связанных заражением и вытекающих один из другого инфекционных состояний людей (больной, носитель). И. И. Елкин рассматривал эпидемический процесс как ряд связанных заражением и вытекающих один из другого эпидемических очагов.

По мере развития медицинской науки, изучающей инфекционную патологию, все отчетливее выявлялись недостатки приведенных выше, хотя и сходных, но неидентичных, определений эпидемического процесса. Дело в том, что в медицине сформировался ряд аксиом, совместное использование которых не согласуется с приведенными определениями эпидемического процесса. Одна из аксиом состоит в том, что любое инфекционное заболевание человека рассматривается как проявление эпидемического процесса (связано с живым возбудителем!). Другая аксиома состоит в том, что заболевание человека зоонозами связано с заражением от животных и передачи возбудителя от больных людей здоровым, как правило, не происходит. Легко убедиться, что вторая аксиома в сочетании с первой вступает в противоречие с приведенными выше обобщающими определениями эпидемического процесса: инфекционное заболевание человека зоонозами, согласно первой аксиоме, есть проявление эпидемического процесса, но оно не связано и не вытекает из инфекционного состояния другого человека или из эпидемического очага. Оно связано и вытекает из энзоотического очага. ^

Для того чтобы избежать указанного противоречия, можно взять за основу первую медицинскую аксиому и определить эпидемический процесс как процесс возникновения и распространения инфекционных заболеваний среди людей (В. Д. Беляков, 1976). Это определение ограничивается констатацией явления без указания его причины и условий возникновения, т. е. не вскрывает его сущность. Оно удобно для отграничения определяемого явления от других, в том числе и сходных, например, эпизоотического процесса и эпифито-тического процесса. По аналогии с последним подходом к определению эпидемического процесса эпизоотический процесс можно определить как процесс возникновения и распространения инфекционных заболеваний животных, а эпифитотический процесс как процесс возникновения и распространения инфекционных заболеваний растений.

Патологический процесс, вызываемый живым возбудителем, называют инфекционной болезнью. Более общее понятие «инфекционный процесс» обычно определяют как процесс взаимодействия возбудителя-паразита с макроорганизмом (организм человека, животного, растения).

Нетрудно убедиться в принципиальном различии подходов к сформулированным выше определениям эпидемического, эпизоотического и эпифитоти-ческого процессов, с одной стороны, и инфекционного процесса — с другой. В определении эпидемического, эпизоотического и эпифитотического процессов выделены их проявления и не вскрыта сущность, внутренняя природа.

В определении инфекционного процесса дана его сущность и не отмечено, как она проявляется.

Сущность эпидемического, эпизоотического и эпифитотического процессов также состоит во взаимодействии возбудителя-паразита и макроорганизма, но не на организменном, а на популяционном уровне. Обобщающим понятием для эпидемического, эпизоотического и эпифитотического процессов является понятие паразитарной системы. Паразитарная система -категория биоценотическая. Ее можно определить как популяцию паразита во взаимодействии с популяцией специфического хозяина и той частью среды, которая представляет собой необходимое условие их существования. Целесообразность включения в определение паразитарной системы среды, в которой происходит жизнедеятельность взаимодействующих популяций, определяется тем, что «в противном случае трудно с точки зрения системного подхода объяснить спонтанность развития и самодвижение объектов природы» (Л. А. Петрушенко, 1971).

Популяция людей — категория не только биологическая, но и социальная. Поэтому эпидемический процесс уже по своей внутренней природе относится к социально-биологическим явлениям. Социально-биологический характер эпидемического процесса отчетливо проявляется при совокупном анализе причины и условий его развития. Для этого необходимо целостное рассмотрение взаимодействующих популяций с той частью среды* которая входит в понятие паразитарной системы. Социальные и природные условия непосредственно включаются в функционирование паразитарных систем и относятся к категории внутренних условий.

Эволюционное становление механизмов взаимодействия популяций паразита и хозяина в эпидемическом процессе происходило под воздействием и при участии социальных и природных условий. В результате сформировавшиеся в процессе эволюции внутренние регуляторные механизмы чутко реагируют на изменение внешних (вторичных, по терминологии Л. В. Громашев-ского) регуляторных механизмов. В этом проявляется основополагающая (в эволюционном становлении) и регулирующая (при функционировании эволюционно сформировавшихся взаимоотношений) роль социальных и природных условий в эпидемическом процессе.

К проявлениям инфекционного процесса относятся манифестная форма (болезнь) и бессимптомная форма (носительство). При объединении признаков, характеризующих сущность и проявления рассматриваемых процессов, можно дать им следующие определения.

Инфекционный процесс (инфекция) — это процесс взаимодействия возбудителя-паразита и организма человека (животного, растения), проявляющийся в зависимости от условий манифестной или бессимптомной формой, т. е. болезнью или носительством.

Эпидемический процесс — это процесс взаимодействия возбудителя-паразита и организма людей на популяционном уровне, проявляющийся при определенных социальных и природных условиях единичными и (или) множественными заболеваниями, а также бессимптомными формами инфекции.

Эпизоотический процесс (эпифитотический) — это процесс взаимодействия популяции возбудителя-паразита и популяции животных (растений), проявляющийся при определенных социальных и (или) природных условиях единичными и (или) множественными заболеваниями животных (растений), а также бессимптомными формами инфекций.

Казалось бы, приведенные определения достаточно логичны. В них вскрываются сущность процесса (первая часть) и его проявления (последняя

часть), а также условия, при которых «сущность является»2 (середина определения). Однако и в данном варианте определение эпидемического процесса требует пояснений. Дело в том, что за однозначной формулировкой сущности процесса (взаимодействие на популяционном уровне) скрывается разное его содержание, когда речь идет об эпидемическом процессе при антропонозах и заболеваниях, вызываемых возбудителями с внечеловеческим резервуаром. Только в первом случае (при антропонозах) возбудитель сохраняется как биологический вид за счет взаимодействия с организмом людей.

В связи с этим возникает вопрос о правомерности первой из упоминавшихся выше медицинских аксиом, т. е. правомерности использования термина «эпидемический процесс» для случаев, когда речь идет о заболеваемости людей теми инфекционными болезнями, которые являются побочным следствием эпизоотического процесса или сапрофитического образа жизни возбудителей. Такой скептицизм биологически оправдан. Однако приходится считаться и с традиционной медицинской аксиомой, когда в понятие эпидемического процесса включают любой процесс возникновения и распространения инфекционных заболеваний людей.