Новая восточная политика оказалась явным экспансионистским планом

Новая восточная политика оказалась явным экспансионистским планом

После возвращения из США боннский канцлер Кизингер, имевший там беседу с Джонсоном об участии Западной Германии в империалистической глобальной стратегии, сделал определенные умозаключения, которые позволили ему заявить: «Джонсон и я пришли к единому мнению в отношении решающих вопросов».

В чем же заключается это единое мнение, собственной персоной высказанное Кизингером на пресс-конференции?
Пересмотр границ!

Кизингер: «Мы ни в коем случае не собираемся удовлетвориться существующим положением в Европе. Мы не можем признать как реальность действенность линии по Одеру-Нейсе».

Изменение реального положения в Европе!

Кизингер: «Мы против такой системы безопасности Европы, которая не меняет нынешних отношений. При этом я исхожу из системы безопасности, которая сумеет преодолеть статус-кво».

Притязания на исключительное представительство!

Кизингер: «Под реальностью восточной политики мы понимаем нечто иное, чем Восточный Берлин. Мы понимаем под этим непризнание второго немецкого государства!»

Атомное оружие!

Кизингер: «Я высказал президенту Джонсону взгляды федерального правительства, направленные против Договора о запрещении дальнейшего распространения ядер-ного оружия».

Укрепление НАТО и бундесвера!

Кизингер: «Особого единодушия мы достигли по вопросу о необходимости укрепления Атлантического союза. В Вашингтоне я выяснил, что политика разрядки напряженности федеральным правительством не означает никакого смягчения военного альянса... и не приведет к сокращению численности бундесвера».

Пример — американские убийцы!

Кизингер: «Мы и не думаем осуждать политику, проводимую США во Вьетнаме. Мы ценим усилия американцев... в этой части света».
Итак, примером для западногерманского империализма служит политика американских убийц во Вьетнаме.

Пересмотр границ, изменение статуса-кво, укрепление бундесвера и НАТО — такова «новая восточная политика» Бонна в рамках империалистической глобальной стратегии. Теперь, после соглашения, достигнутого с Вашингтоном, Кизингер открыто говорит о том, что он ранее прикрывал фразами о мире. По этому плану можно судить, что скрывается за болтовней о разрядке напряженности и к чему стремится западно-германский министр иностранных дел Брандт.
В фундамент европейской безопасности заложен еще один камень, перед стратегией США поставлена еще одна преграда, западногерманским реваншистским политиканам указаны еще раз со всей ясностью границы их власти!

Вероятно, как на Востоке, так и на Западе не найдется ни одного миролюбивого человека, который не испытывал бы по этому поводу глубокого удовлетворения. Именно поэтому заключение Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Германской Демократической Республикой и Народной Республикой Болгарией приобретает значение, выходящее далеко за рамки интересов обоих заключивших этот договор государств. Договор характеризует уровень отношений между обоими государствами, которые после его заключения поднялись еще на одну новую ступень. Немаловажное значение этого договора состоит и в том, что он является целеустремленным дополнением к заключенному в самом недавнем прошлом соглашению между социалистическими государствами, которые стремятся все к единой цели: обеспечению мира в Европе! Однако установление прочного мира в Европе невозможно без признания ГДР и ее границ. Кто не желает этого понять, тот в действительности не желает и безопасности Европы, сколько бы он о ней не говорил.

Историческое заключение договора в Софии приобретает особое значение в свете решения конференции в Карловых Варах о необходимости совместных действий коммунистических и рабочих партий, поскольку договор является важным шагом на этом пути. В Софии, а одновременно и в Будапеште во время визита товарища Брежнева, империалистам дали ясно понять, что им не удастся расколоть лагерь социалистических стран. Все снова и снова подтверждается иллюзионизм подрывной тактики Бонна, облаченной в тогу политики наведения мостов. Все снова и снова оказываются безрезультатными все попытки изолировать ГДР в среде социалистических стран.

ГДР проводит последовательно свою внешнюю политику в тесном сотрудничестве с дружественными социалистическими странами, преследуя при этом великую цель — европейскую безопасность. Этим она не только укрепила свой международный авторитет социалистического германского государства, но и внесла свой вклад в дело обеспечения безопасности Европы.