ТРОПИЧЕСКИЙ ЛЕС

ТРОПИЧЕСКИЙ ЛЕС

Когда мы говорим о тропических лесах, в нашем воображении рисуются дебри, через которые можно пройти, только прорубая себе путь топором. Такие непроходимые леса в Гвинее встречаются сравнительно редко — только вдали от населенных пунктов и дорог. Люди и пожары нанесли гвинейским лесам большой урон. Здесь лес сжигают при расчистке территории для огородов и полей. Крестьяне обрабатывают эти поля первобытной мотыгой прямо по пожарищу, не выкорчевывая пней. Сеют несколько лет подряд зерновые культуры — рис, дигитарию, сорго, африканское просо, кукурузу. А потом пять — семь лет поле остается свободным. Оно зарастает густой древесной порослью в пять — шесть метров высотой. Отмершие листья деревьев, кустарников и травянистые растения возвращают почве питательные вещества и восстанавливают ее плодородие. Это называется лесо-переложной системой земледелия.

Большие пространства в Гвинее, как и во всей Африке, занимают саванны — густые заросли высоких трав, главным образом злаков. А чтобы добраться до настоящих перевитых лианами тропических дебрей, нам пришлось проникнуть вглубь ущелий и подняться на горы. В этих глухих местах мы и вступили в тропическое лесное царство.

Тропический лес имеет очень сложное строение. Он многоярусный. Высота верхнего яруса достигает шестидесяти — шестидесяти пяти метров. Эти деревья-великаны имеют специальные корни-подпорки в виде лопастей или в виде многочисленных воздушных ходульных корней.

Ниже идут несколько ярусов немного меньших деревьев. Они покрыты эпифитами — растениями, которые растут прямо на коре деревьев. Повсюду между ветками переплетаются мощные лианы. Карабкаются вверх какие-то стебли, похожие на канаты. Они то натянутые, словно такелаж парусного корабля, то свисающие фестонами, подобно гирляндам новогодней елки.

Здесь всегда царят полумрак и сырость. Даже в сухую погоду с верхних веток непрестанно падают тяжелые капли и душный воздух насыщен влажностью. В наших северных лесах вы найдете лишь несколько десятков видов деревьев. А в тропическом лесу их насчитывается несколько сотен. И это только сравнительно больших деревьев. Что же касается более мелких деревьев и кустарников, то их неисчислимое множество.

ЛЮДИ ГВИНЕИ

Наши французские коллеги — ботаники и лесоводы — относились к нам внимательно. Они помогали собирать гербарий, определять растения и познавать тропическую растительность.

Но особенно тепло относилось к нам местное население. Когда мы въезжали в какую-либо деревню, нас встречали аплодисментами и приветствовали возгласами, а ребятишки неслись рядом с машинами в безудержной, радостной пляске. Иногда в нашу честь устраивались специальные праздники с национальными плясками и музыкой. В свою очередь, и мы были приветливы и внимательны к каждому жителю этой страны.
Наших французских коллег это очень удивляло. В их взглядах мы как бы читали: «Разве заслуживают эти черные люди такого внимания?»
Когда мы спрашивали их, почему в некоторых местных ресторанах устроены два отделения — одно для белых, другое для чернокожих, — нам отвечали, что это не общее явление, что сами хозяева творят бесчинство.

Свою колониальную политику французская буржуазия определяет как «культурную и хозяйственную помощь неграм».

«Франция строит в Гвинее железные и шоссейные дороги,— говорят французы.— Она обуздывает водопады, организует научные институты и станции, строит больницы и родильные дома, привозит заморские товары, обеспечивает неграм культурную жизнь».
Но, увы, эти красивые фразы были лишь тонкой вуалью, за которой скрывалась тяжелая и безрадостная жизнь гвинейского народа.

Среди негров свирепствовали болезни — различные формы тропической лихорадки, малярии, сонной болезни, вызываемой мухой цеце. А «культурные» колонизаторы привезли из Европы негритянскому населению еще и другие болезни, которых не было раньше в Африке. Негритянский народ жил в условиях вопиющей нищеты, голода и страданий.

На деревенских улицах мы встречали толпы ребятишек. У них кривые, рахитичные ноги и вздутые животы, а жалкие лохмотья едва прикрывают истощенные тела. Это печальная иллюстрация к так называемой культурной помощи африканскому населению со стороны французских колонизаторов.

В Гвинее дети в возрасте десяти — пятнадцати лет сознательно шли на всевозможные преступления, чтобы попасть в тюрьму, где их хотя бы кормили. И в некоторых районах Западной Африки детских преступлений было так много, что это всерьез тревожило тогдашнюю французскую администрацию.

Мы встречались с разными племенами жителей «черного материка». Они говорят на разных диалектах, исповедуют разную религию, живут в хижинах различной формы. И все они неграмотны, измучены болезнями, нищетой и голодом. Некоторые из них, такие как племя фула, до сих пор живут как первобытные люди.

Здесь мало кто знал, что сейчас представляет собой Советский Союз. От них скрывали истинное положение нашей страны.

Негры не привыкли видеть, чтобы белые занимались грязной работой или оказывали им какое-либо внимание. Поэтому, когда мы помогали нашему шоферу Пьеру Фулеру и другим неграм-шоферам вытаскивать из грязи машины, их это очень трогало и удивляло. А когда нужно было достать с дерева высокорасположенный цветок для гербария и мы построили как бы пирамиду, становясь друг другу на плечи, они бурно восторгались.

Негры умные и изобретательные люди. Нам пришлось встретиться с некоторыми интересными проявлениями их смекалки.

Например, на реке Диани мы увидели замечательный мост, сплетенный из свежих лиан. Он сооружен без единого гвоздя и напоминает повешенный над рекою гамак длиной около семидесяти метров. Мы вступили на него не без опаски. Поток был бурный, а мост очень сильно раскачивался и опускался до самой воды.

Такой мост приходится делать заново каждый год, так как в сухое время года лианы пересыхают.

Другое интересное приспособление мы видели на рисовом поле. Там в шахматном порядке были посажены отдельные растения кукурузы. Все они соединены между собой тонкими бечевками. Концы бечевок протянуты к хижине, а в хижине сидит сторож. К тому времени, когда начинает созревать рис, кукуруза уже успевает подсохнуть. И вот, когда на рисовое поле налетают птицы, сторож дергает за бечевку, и громкий шелест сухой кукурузы отпугивает крылатых воришек.

ОГОНЬКИ

В одном из рассказов В. Г. Короленко говорится о том, как утомленные путники ехали ночью по черной, как чернила, реке. Вдруг впереди блеснули огоньки. Несколько раз они скрывались за поворотом, вновь появлялись, опять исчезали, но все-таки мелькали впереди..

И у народов Гвинеи были такие огоньки, которые светили во тьме черной тропической ночи. Мы набрели на один такой огонек в городе Канкан.

Достопримечательностью этого города является селекционная рисовая станция* Познакомившись с ее работой, мы провели вечер в доме заместителя директора, негра Дегра и его супруги — преподавательницы английского языка.

Это был очень приятный, дружеский вечер. За ужином мы тепло беседовали с сотрудниками станции и с детьми. Нас угощали национальными негритянскими кушаньями — вкусными, но очень острыми.
Дегра включил радиоприемник. И вдруг в глубине тропической Африки мы услышали голос диктора из Москвы и мелодии русской песни. Для нас, находящихся вдали от Родины, это был чудесный и неожиданный подарок. К сожалению, вскоре русскую передачу заглушила джазовая музыка. Радиоприемник выключили, и дети стали Танцевать с нами русскую кадриль.

На книжной полке стояли сочинения Ленина и Сталина, работы русских ученых по селекции растений на французском и английском языках. Здесь также имеется много грампластинок с музыкой Чайковского, Римского-Корсакова, Глинки, Рахманинова, Прокофьева.
Нам хотелось услышать национальную музыку. И на следующий день, на аэродроме, нас провожала негритянская певица. Под аккомпанемент национальных инструментов она пела мелодичные прощальные песни. Хотя мы не понимали слов, но чувствовали их глубокую сердечную теплоту.

И нам казалось, что в семье негра Дегра мы случайно набрели на огонек, который светит в глубине черной тропической ночи, и что по обширной Гвинее разбросано много таких огоньков. Они возникали внутри самого народа, вопреки воле Франции. Они должны были привести племена французской Гвинеи к освобождению. ..

Мы не ошиблись. Огоньки разрослись в пожар, и в пламени этого пожара сгорели цепи колониализма.

2 октября 1958 года порабощенный народ Гвинеи провозгласил свою независимость и получил свободу. Это было нелегко. Франция яростно сопротивлялась. Она пыталась создать фальшивое «франко-африканское сообщество». Французские акционерные общества, долгое время хозяйничавшие в Гвинее, взвинчивали цены в деревне, устраивали заговоры, пытались помешать строить новые порядки молодой республике. Но колонизаторы были вынуждены сдаться. Гвинейская республика добилась победы и признания.

.. . Прошло всего три года. За это время построены тысячи километров новых дорог. Сооружены сотни мостов и возведено много плотин. Появились коллективные магазины, поля, плантации. К новым причалам порта Конакри приходят корабли великого друга молодой Гвинеи — Советского Союза. И новые краны переносят с этих кораблей на берег новенькие «Волги», «Москвичи» и тракторы. Пройдет еще несколько лет, и тракторы изгонят в музей древнюю мотыгу.

Все это только начало. В 1960 году свободный гвинейский народ утвердил трехлетний план развития республики. В этом плане на одно только просвещение выделена такая же сумма, какую истратили колонизаторы за шестьдесят лет.

Первым признал молодую Гвинейскую республику Советский Союз. Его помощь бескорыстна. Сто сорок миллионов рублей кредита предоставили русские люди гвинейцам для того, чтобы они могли строить в своей стране промышленные предприятия и развивать сельское хозяйство.

Радостное будущее ожидает молодую страну. Но гвинейцы знают — эту радость надо отстоять и охранять от всех, кто попытается снова набивать свои карманы за счет гвинейского народа. Надо всегда помнить о тех, чьи шеи гнулись под страшной тяжестью колониального ярма.
Гвинейцы помнят об этом так хорошо, что даже поставили в Конакри мемориальную доску. Издалека видны начертанные на ней скорбные слова:
«Гвинейская республика — всем мученикам колониализма».
Профессор Б. Тихомиров

ПОСЛОВИЦЫ И ПОГОВОРКИ НАРОДОВ АРАБСКИХ СТРАН

1)         Умный надеется на свои дела, а глупый полагается на надежду.
2)         Не дуют ветры, как хотят корабли.
3)         Утро не нуждается в лампе.
4)         Ученый без дела, как туча без дождя.
5)         Лучшее дарование — ум, худшая беда—невежество.
6)         Медли обещать, спеши выполнить.
7)         Горе на двоих — полгоря, радость на двоих — две радости.
8)         Иглой не выкопаешь колодца.
9)         Если хочешь сохранить тайну от врагов, храни ее и от друзей.
10)       От глаз мало пользы, если ум слеп.
11)       Учение в старости — это запись на песке, учение в молодости — это резьба на ка