ПО ДАГОМЕЕ

ПО ДАГОМЕЕ Дагомейская деревня встретила нас пронзительными звуками гонгов и ритмичным треском барабанов. Около большого, как оказалось впоследствии, священного дерева собрались мужчины. Они о чем-то оживленно разговаривали. Вскоре мы узнали, что это охотники; сегодня им предстояло выбрать на весь будущий год вождя охоты — д е г у. Дега — самый опытный и самый смелый охотник. Он должен лучше других пройти по следу антилопы или буйвола, искуснее устроить засаду на пантеру, зорче и быстрее рассмотреть змею, осторожнее подойти к обезьянам. Он должен быть вожаком охоты. Мы подошли к собравшимся дагомейцам. Начинаются выборы. Вот к дереву подошел стройный темнокожий юноша. Вокруг его бедер — яркий кусок клетчатой ткани; голая грудь опоясана бусами, сделанными из раковин. Под деревом стоит священный кувшин. С этим кувшином и связан обряд выбора деги. Стоя возле кувшина, юноша что-то рассказывает. Он возбужденно размахивает руками, волнуется; нетрудно догадаться, что рассказ его относится к личным переживаниям. Заканчивая свое повествование, юный охотник погружает руку в сосуд и под бой барабанов произносит какое-то заклинание. Затем то же самое проделывает другой охотник, третий, и так поочередно к священному кувшину протягиваются руки всех тех, кто хотел быть избранным дегой. Мы с недоумением и любопытством наблюдали за происходящим. О чем говорили охотники, становясь под крону священного дерева, для чего они погружали руки в священный сосуд? Об этом нам рассказал пожилой дагомейский учитель. Он отлично владел французским языком и часто сопровождал туристов в их поездках по стране. Еще совсем недавно Дагомея была колонией Франции, и с европейцами здесь обычно разговаривают на французском языке. Учитель рассказал нам, что, подходя к священному дереву и опуская в кувшин руку, каждый охотник говорил своим товарищам о самом значительном подвиге, совершенном им на охоте. Под конец рассказа охотник брал в кувшине пригоршню проса с водой и клялся в верности своих слов. Дагомейцы смелые и честные люди. Многие из них убеждены в том, что охотник, рассказывающий неправду, тотчас же умерщвляется богом или же погибает в течение следующего года. Ложь во время церемоний выбора деги считается большим кощунством. Выборами нового деги руководит старый дега. Если он найдет, что подвиг, о котором рассказывает охотник, малоинтересен, он сразу же прерывает его и отсылает прочь. Но вот среди слушателей замечен какой-то необычный восторг, — слышатся одобрительные возгласы. Подвиг, о котором рассказывает очередной охотник, многим кажется особенно выдающимся. Но только после того, как последний рассказчик отошел от дерева, раздался возглас старого деги, приветствующего своего счастлйвого преемника. Именно этот охотник, совершивший, по мнению старого деги, наиболее выдающийся подвиг, стал вождем охоты — дегой на весь следующий год. Своеобразны не только обычаи дагомейцев, но и сама их жизнь. Дагомейская деревня запомнилась нам яркостью красок и разнообразием звуков. Особенно выделяются два тона — зеленый и красный. Зеленый цвет — это пальмы, поля и кустарники; красный — это вымазанные красной глиной глинобитные постройки, дороги и тропинки. Но не это поражает людей, впервые вступивших на землю Дагомеи. Нет! Самое замечательное здесь — звуки. Еще из-за пышной растительности никто из нас не успел увидеть ни одного дагомейца, но о их присутствии говорили и звон труб, и рокот барабанов, и треск черепков глиняной посуды, и, конечно, песни. Песни же дагомейцев вездесущи, они сопровождают каждый шаг их жизни. Рождение ребенка, появление у него первого зуба, новая прическа, удачная покупка — буквально все выражается песней. Дагомейцы мужественны и жизнерадостны. Они всегда с песней, несмотря на свою трудную, полную лишений и забот жизнь. .. Мы останавливаемся возле обычной дагомейской хижины. Ее стены состоят из Плотно связанных между собою столбов, обмазанных красной глиной. Крыша покрыта пальмовыми листьями. Перед хижиной — небольшая веранда. На ней под теневым тентом сидит женщина. Она одета в кусок пестрой ткани, повязанной выше талии и спадающей до лодыжек. В руках у нее большой сосуд, на который она наносит какой-то рисунок. — Чем занята эта женщина? — спросили мы дагомейского учителя. — Эта женщина — гончар, —ответил он. — У нас гончарами, как правило, бывают женщины. Это ремесло очень почетно. Ведь гончары изготовляют горшки для повседневной жизни и для различных религиозных церемоний. Женщина, о которой вы спрашиваете, расписывает узорами тыкву. — Тыкву? — удивленно спросил кто-то. — Правильней сказать, сосуд из тыквы,— уточнил дагомеец. — Из тыкв, — продолжал он, — мы умеем изготовлять прекрасные сосуды — калебассы. Делается это так: с помощью специальных перевязок тыкве придают нужную форму еще в поле, во время роста. Затем ее освобождают от содержимого, обрабатывают кожуру и только после этого на готовом сосуде выжигают или расписывают различные узоры. Разумеется, не тыквы, а глина является основным сырьем для гончарного дела. Вон посмотрите во двор хижины, покрытой железом. Это дом богатого человека. Железная крыша для дагомейца — целое состояние. Вы видите, во дворе много горшков. Там настоящая гончарная мастерская. Во дворике, нагнувшись над большим, наполовину зарытым в землю глиняным горшком, стояла женщина. Плавными движениями, вручную она тщательно обрабатывала внутреннюю поверхность Рису нон на тнани, изображающий приготовление дагомейцами пищи и их работу по обработке земли, горшка. На дагомейке была цветистая накидка, испещренная красивым орнаментом. Она-то и привлекла к себе наше внимание. Интересно, откуда попадают в Дагомею такие чудесные вещи? — поинтересовались мы. — Наш народ не нуждается в привозных красивых тканях, — ответил учитель.— Ткань, которая вам понравилась, выделана дагомейскими ткачами. Этим ремеслом у нас занимаются исключительно старые люди, как мужчины, так и женщины. Ткут они в особых мастерских, на узких ткацких станках, установленных невдалеке от жилищ. Основным материалом для изготовления тканей служат волокна пальмы рафии. Учитель попросил женщину-гончара показать несколько расцветок тканей, которые нашлись в ее доме. Женщина с почтительной улыбкой поклонилась и скрылась в хижине. Возвратилась она с двумя кусками ткани. Они были очень красивые. Сразу же защелкали фотоаппараты, кое-кто стал перерисовывать узоры и расцветки. На рисунке одного куска мы видим приготовление дагомейцами пищи и их работу в поле. Поражает изумительное сочетание цветов: черного и красного, красного и серого, зеленого и черного. Не меньше привлекал и другой рисунок. На нем была изображена мать с близнецами на руках. Учитель пояснил, что в Дагомее матери близнецов пользуются особым уважением. Пока мы рассматривали ткани, женщина вынесла из хижины несколько статуэток. Это были настоящие произведения искусства, и мы с восторгом рассматривали их. — Да, — промолвил дагомейский учитель, — это искусство. Художественное творчество нашего народа уходит в далекую старину. Во многих музеях мира вы можете встретить статуэтки догов, скипетры королей, резные стулья и игральные доски, украшенные резьбой дагомейских умельцев. Резьба по дереву наиболее распространенная форма искусства Дагомеи. Нам особенно понравились три фигурки из бронзы. Они изображали человека, работающего с мотыгой, барабанщика и старика; все эти статуэтки очень выразительны. Чувствуется, что их делали первоклассные мастера. Еще много бы говорил наш экскурсовод о прекрасном искусстве Дагомеи, но нам нужно было отправляться дальше. Мы спешили к древнейшему городу страны — Абомею. Но не успели мы подойти к автобусу, как нас окружила группа европейцев. Это французские туристы. Учитель приглашает их принять участие в нашей поездке. Они благодарят и садятся в автобус. По пути кто-то спрашивает экскурсовода, каковы последние сведения о территории и населении Дагомеи. Он отвечает, что сейчас территория страны составляет сто восемнадцать тысяч квадратных километров, а проживает на ней более одного миллиона семисот двадцати тысяч человек. Наш путь проходит вдоль мангровых лесов. Они состоят из вечнозеленых деревьев и кустарников. Здесь часто встречаются каучуковые деревья, маслившая пальма, какао. Масличная пальма — это дагомейское золото. Она занимает ведущее место в экономике страны. Масло, вырабатываемое из этой пальмы, очень ценное. Его употребляют и промышленность, и население. В Дагомее разводят целые плантации этого замечательного дерева. Оно требует тщательного ухода только в первые годы роста. Растет пальма в течение шести лет. После этого она становится плодоносной. Мы проезжали мимо деревень, лесов, плантаций и полей, видели даже шахту. Земля Дагомеи еще только начинает раскрывать человеку тайны своих недр.В этих недрах залегают железо, золото, рутил, ильменит и много других сокровищ. Правда, не дагомейцы, а французские капиталисты являются пока хозяевами этих богатств. Мы видели, как экономно крестьяне используют каждый клочок земли. На плантациях между пальмами они высаживали кукурузу. Но обработка земли очень примитивна. До сих пор главным орудием является мотыга. — Неужели крестьяне работают мотыгой? — с недоумением спросила экскурсовода французская туристка. — К сожалению, да, — ответил он. — Мы еще очень бедны. Ведь все богатства нашей страны в руках капиталистов. Сколько веков они грабили нашу страну! Слова дагомейского учителя вызвали явное недовольство у некоторых французских туристов. — Позвольте, — сказал один из них, — разве Франция не приобщила ваш народ к культуре? Ведь вы учитель и отлично знаете, что ныне дагомейские дети даже учатся в школах. — О, да! Некоторые из них действительно учатся, — печально ответил учитель. — Но в деревнях учатся единицы, и даже в столице страны — Порто-Ново — всего лишь одна треть ребят школьного возраста посещает школы. — Вы правы, — поддержал учителя корреспондент французской рабочей газеты.— Кроме нищеты, Франция ничего Дагомее не принесла. Да и могли ли французские капиталисты, обирающие трудящихся своей собственной страны, заботиться о коренных жителях далекой колонии? Нет, капиталисты никогда не были друзьями Дагомеи... Беседа продолжалась. А в это время автобус катил уже по улицам Абомея. Раньше город Абомей был столицей страны. Здесь и по сей день сохранились многие памятники старины, а также дворцы дагомейских царей. Мы остановились около входа одного из дворцов. Перед ним в непринужденной позе стоял дагомеец. Рядом с ним находился мальчик с зонтом, по-видимому, его слуга. Стены дворца украшены барельефами. Учитель обратил на них внимание. — В Абомее очень много барельефов,— сказал он, — и для историка они — сущий клад. Вместе с древними рукописями и памятниками старины, описаниями путешественников и самих колонизаторов барельефы и росписи на стенах царских дворцов помогают ученым заглядывать в прошлое моей страны. Ведь на многих барельефах изображены главнейшие события из жизни правителей Дагомеи. — А вы не могли бы нам кратко рассказать историю Дагомеи? — попросили мы учителя. Он согласился. — Раньше наша земля была раздроблена на мелкие царства, — начал он.— Среди них наиболее выделялись три: Вайдах, Джаквин и в особенности Великая Ардра. В 1620 году, после смерти короля Ардры, остались три наследника. Старший из них наследует престол отца, а два младших создают свои собственные царства. Одно из них находилось на берегу Гвинейского залива и называлось Порто-Ново, другое — Дагомея — было образовано путем завоевания небольших племен, живущих к северу от Великой Ардры. Короли Дагомеи сделали своей столицей Абомей, хотя все они короновались в Ардре, считая ее священным домом своего народа. Во второй половине семнадцатого века Вайдах, Джаквин и Ве- ликая Ардра начали возвеличиваться за счет торговли рабами. Их доставляли в основном дагомейцы, которые делали в то время набеги на небольшие северные племена. Позднее правители Дагомеи решили, что,гораздо выгоднее продавать рабов не через государства-посредники, а непосредственно европейцам. Но ни Вайдах, ни Джаквин, ни Ардра на это не соглашались. Тогда король Агаджи объявил им войну и сначала завоевал Ардру, а затем Джаквин и Вайдах. Вскоре было завоевано и Порто-Ново. Дагомея получила выход к морю. В те времена Дагомея вместе с другим африканским государством — Того — называлась Невольничьим Берегом. Отсюда в Европу и Америку уходили суда, груженные рабами или, как презрительно называли невольников работорговцы, «черным деревом». Дагомея стала сильным независимым рабовладельческим королевством. Но такое государство не могло не мешать планам европейских колонизаторов. Поэтому, подкупая и обманывая вождей отдельных племен, капиталисты заключали с ними неравные договоры, натравливали одни племена на другие и, наконец, в 1888 году, начали прямую вооруженную интервенцию. Шесть лет французские войска вели войну с народами Дагомеи. Но силы были неравны. Дагомея стала колонией Франции. И только 1 августа 1960 года дагомейский народ сбросил со своих плеч иго колониализма. Дагомея стала независимой республикой. К. Розова