ЗАГАДКИ БЕЛОГО СФИНКСА

ЗАГАДКИ БЕЛОГО СФИНКСА

Загадочна и таинственна далекая Антарктида. Словно белый сфинкс, лежит она на южной вершине мира. Тысячелетиями она ревниво оберегала свои сокровища. Время и волны отрывали от ее берегов огромные ледяные громады. Они расплывались по океану и никого не допускали к берегам ледяного материка. Их грозный вид устрашил испанцев и англичан, стремившихся взглянуть на неведомый людям материк, сложенный прозрачными голубыми льдами, сквозь которые кое-где выглядывают черные-черные скалы и горы.
Проходили столетия, а усилия людей оставались тщетными.
В начале XIX века в светлый июльский день 1819 года из далекого Петербурга, лежащего в четырнадцати тысячах верст от Антарктиды, направились к Южному полюсу два корабля — «Восток» и «Мирный», которыми командовали русские моряки— Фадей Фадеевич Беллинсгаузен и Михаил Петрович Лазарев.

Прошло полгода, и белые паруса русских кораблей появились в водах Антарктики. Их встретили айсберги и льды. Они сгрудились на пути судов плотной стеной, не оставив для прохода никакого отверстия. На кораблях заметили опасность. По обледенелым вантам вверх побежали матросы и убрали большие па-
руса. Суда замедлили ход и вскоре совсем остановились. Пока Беллинсгаузен и Лазарев принимали решение, айсберги и льды пришли в движение. Казалось, вот-вот они поймают смельчаков в ледяную ловушку. Но командиры судов поняли, какая угрожает опасность их судам. Прошло несколько минут, и корабли опять оделись белыми парусами. Они повернули на север. Русские моряки не удалялись от льдов. Они шли по их границе, ища путь к югу, словно догадывались, что раз айсберги сгрудились в одном месте, то в другом районе море свободно от них... Серый день 28 января 1820 года. По небу бежали тяжелые облака, сея хлопья белого мокрого снега. Изредка выглядывало солнце, и все чудесно преображалось вокруг:              и светло-голубые редкие айсберги, и изумрудное море, и сам не ведомый еще людям берег Антарктиды, сверкавший своими полированными гранями, в которых горели тысячи искрящих огней. В одну из таких счастливых, волшебных минут люди, прибывшие на сказочных кораблях, снасти которых были убраны инеем и льдом, увидели вдалеке усеянный буграми, необыкновенно высокий ледяной берег — берег Антарктиды. Несколько раз снег и туман закрывали только что открытую, закованную в лед новую, шестую часть света, но проходило немного времени, и ее хрустальные берега, очаровательные в своей красоте, снова возникали перед мореплавателями.

Русские моряки первыми подошли к Антарктиде и первыми приподняли завесу загадочности и таинственности, окружавшую высокие широты южного полушария. Там лежало сказочное ледяное царство, которое впервые за многие тысячи лет увидел человек.
Напрасно ветер свирепо обрушивался на маленькие деревянные корабли, злобно завывая в их такелаже. Тщетно он гнал навстречу судам плававшие у берегов льды. Он не мог отнять у русских людей славной победы, их великого открытия. Ни ветер, ни льды, ни величественные ледяные горы, ни снегопады, ни бури, ни морозы не могли устрашить россиян. Снова и снова прорывались они через туман и лед к загадочной Антарктиде и усматривали ледяные берега, отвесно обрывающиеся в море.

Лед, лед и лед... Уже много дней они не видели ничего, кроме сине-зеленой воды и льда. И вдруг, справа по курсу, далеко к югу моряки заметили темное пятно. Шлюпы ^Восток» и «Мирный» одновременно подняли сигнал «Вижу землю».
«Берег, берег!» — этим ликующим словом огласились все палубы кораблей. Не было слов для выражения общей радости и восторга.
Лучи солнца, выглянувшего из облаков, осветили черные скалы высокого, занесенного снегом острова. Он был назван островом Петра Первого.
Прошла неделя, и экспедиция Беллинсгаузена и Лазарева изведала новое счастье: она увидела берега с величественной горой и причудливыми скалами, казавшимися необыкновенно черными среди изумительно белого снега...

С тех пор прошло немало десятилетий. Много айсбергов превратилось в воду, обширные пространства ледяных берегов оторвались от родной Антарктиды и расплылись в виде причудливых ледяных гор по океану. Вслед за русскими моряками к новой части света устремились французы, англичане, бельгийцы, норвежцы. Только из-за косности царского правительства русские корабли на десятки лет забыли путь к ее берегам. Однако русские люди никогда не утрачивали интереса к исследованию обретенного ими ледяного материка. Наши соотечественники — Александр Кучин, Дмитрий Геров и Антон Омельченко — принимали участие в экспедициях норвежца Амундсена и англичанина Скотта, почти одновременно достигших Южного полюса.

Дело, начатое Беллинсгаузеном и Лазаревым, успешно продолжают советские ученые.

В январские дни 1956 года в водах Антарктики появилось первое советское научно-исследовательское судно — дизель-электроход «Обь». С каждым километром к югу над кораблем кружилось все больше и больше разных птиц. Тут были и чайки, и ослепительно-белые буревестники. Затем появились самые милые обитатели высоких южных широт — пингвины, одетые в черные фраки, из-под которых ослепительно блестели белые манишки. Чувствовалось ледяное дыхание Антарктиды. Все чаще и чаще встречались голубые айсберги и размеры их становились все внушительнее и колоссальнее. Разглядывая очертания айсбергов, советские полярники думали о том, как их встретит ледяной материк, на берегу и в глубине которого им предстояло трудиться. И вот он открылся далеко впереди, белый, постепенно повышающийся к югу и, словно морщинами, пересеченный трещинами. На бесконечном белом плато едва заметно чернели одинокие темные пятнышки-скалы, словно шалунья природа брызнула несколько капель туши, чтобы нарушить белое однообразие ледяной пустыни.

Исполнилась мечта многих полярников. В юности грезившие о далеких путешествиях, они гордились счастливым претворением в жизнь своих желаний. Перед ними лежала окруженная тайнами и загадками Антарктида — самый высокий материк на земле и самая неисследованная часть света. Почти десять миллионов квадратных километров ее поверхности не видал человеческий взгляд. Были неведомы богатства ее недр. И почти никто не изучал ее природу. Только несколько небольших зимовочных станций, расположенных на побережье, предпринимали робкие попытки изведать особенности климата Антарктиды и собрать первые сведения о вечном движении сковывающих ее льдов... Но все это было каплей в море. Человечество знало о ледяном материке меньше, чем о видимой стороне луны. Его неизученность тормозила развитие науки о земле.

Советские полярники пришли в Антарктику, чтобы узнать, как она влияет на климат и погоду земли, как перемещаются омывающие ее воды, какие животные живут на ее берегах, что скрывает под собою ледяной панцирь, покрывающий Антарктиду, определить запасы льда и сказать о том, как изменится карта земли, если этот лед растает.

Человечество издавна ощущало, что без изучения природы области, прилегающей к Южному полюсу, его знания о своей планете неполны. Сокровищницу знаний старались пополнить и адмирал Беллинсгаузен, собиравший коллекции для музеев России, и капитан Скотт, до последнего дыхания тащивший с собою образцы горных пород и погибший вместе с ними на пути от Южного полюса...

Теперь исследованием Антарктики стали заниматься советские полярники. Однажды в голубое небо Антарктики взлетел сноп разноцветных огней. Это первые обитатели советской обсерватории Мирный приветствовали рождение своей научной базы. Отсюда они должны были сделать первые шаги в глубь континента. Вначале апреля 1956года одиннадцать полярников отправились в первый внутриконтинентальный поход на двух тракторах с санями на прицепе. Шли очень медленно. Первые пять суток ночью они видели приветливые огни Мирного. Но вот и они исчезли, и смельчаки остались наедине с равнодушной снежной пустыней. Белая даль, с застругами необыкновенной высоты, ждала их впереди. Сани на твердых сугробах нещадно качало, вещи в жилом помещении летели из одного угла в другой. Люди укачивались, как при шторме, но шли вперед. И 1 мая 1956 года в Антарктиде взвился в небо еще один советский флаг. Это была создана станция Пионерская, первая станция в глубине континента Антарктиды. Она находилась в 375 километрах от Мирного и на высоте две тысячи семьсот метров над уровнем моря. Избранное место для зимовки оказалось не очень уютным: здесь непрестанно дули ветры; они гнали мелкий сыпучий снег. Маленькому коллективу зимовщиков невозможно было с ним бороться. Постепенно он заносил домики полярников, и вскоре они оказались глубоко в снежной толще. Семиметровый слой снега лежал над станцией. Но советские люди, среди которых была и молодежь, еще недавно сидевшая за школьными партами, не прекратили своих исследований. Они проделали лазы и коридоры в снегу и гордились тем, что зимовщики Мирного их нежно прозвали «подснежниками». Смелые и отважные «подснежники» вели также регулярно и точно свои наблюдения, словно не было почти никогда не утихающих ветров, ни жестоких морозов с метелями, ни огромной высоты над уровнем моря. Они твердо обосновались среди ледяной пустыни, в которую, кроме человека, не решалось проникнуть ни одно живое существо. Только однажды жители Пионерской были приятно удивлены: над занесенной снегом станцией январским днем вдруг появилась чайка. Распустив розовые от утренних лучей солнца крылья, она долго кружилась над любовавшимися ее людьми, а затем устремилась дальше на юг, словно собиралась догнать смельчаков, которые продолжали штурмовать еще не виданные человеком просторы внутренней Антарктиды.

В жестокие морозы, в метель и пургу шли вперед тяжелые тягачи. Металл не выдерживал холода и нагрузки. Рвались гусеницы, ломались сани. Водители и механики чинили их на ветру и морозе. Но полярники упорно и настойчиво шли вперед. В начале зимы 1957 года они продвинулись на восемьсот пятьдесят километров. Как только наступила южнополярная весна, тягачи снова двинулись вперед и в разгар лета, 16 декабря 1957 года, достигли Южного геомагнитного полюса, расположенного в тысяче четыреста десяти километрах от Мирного. Здесь была создана станция Восток, названная так в честь судна антарктической экспедиции Беллинсгаузена и Лазарева.

Прошло еще немного времени, и в глубине ледяного материка была открыта станция Советская. В конце 1958 года ее решено было передвинуть в район Полюса относительной недоступности Антарктиды, расположенный на расстоянии две тысячи двести километров от побережья материка. На пути к этой самой удаленной точке Антарктиды полярники встретили перевал высотой более четырех тысяч метров над уровнем моря. Когда проходили по его вершине и склонам, Антарктида нарушила свое ледяное безмолвие. Она загадочно и таинственно загудела.

Стоило ударить кувалдой по гусенице тягача, как раздавался звук, какой бывает от удара по пустой бочке, только усиленный в сотни раз. Многоголосый, оглушительный рев издавал ледяной покров, сотрясая воздух раскатами сатанинского эха. От этого гула оседал снег, прикрывавший сверху лед. Казалось, что тягачи идут над огромной пропастью, затянутой сверху ледяным панцирем. Можно было каждую минуту ждать, что она вдруг разверзнется и проглотит в снежной пучине маленький отряд смельчаков, осмелившихся посягнуть на самые сокровенные тайны Антарктиды. Решено было разведать дальнейший путь с самолета. Но летчики не обнаружили ни пропастей, ни трещин. Всюду расстилалась безбрежная белая даль, на которой застыли снежные волны — заструги.

На Полюс недоступности советские люди привезли бюст Владимира Ильича Ленина и установили его на высоком постаменте, рядом с которым воздвигли мачту и подняли флаг нашей Родины.

Разгадывая загадки белого сфинкса, исключительно дорогой ценой добывали наши люди бесценные для науки сведения о глубинных районах Антарктиды. С первых же дней работы у зимовщиков станций Восток и Советская обнаружилась горная болезнь, вызванная тем, что эти внутриконтинентальные станции находятся на высоте более трех тысяч семисот метров над уровнем моря. Тяжело сказывался недостаток кислорода, многие болели ангиной. Когда полярники стали привыкать к высоте, начала катастрофически падать температура воздуха. На открытом воздухе нельзя было оставаться более 5—10 или, в лучшем случае, 15 минут. Стоило прикоснуться обнаженной рукой к головке часов, как на пальцах немедленно появлялись следы обморожения. Если кто-либо по неопытности брал обнаженной рукой железную деталь, то в ту же минуту лишался кожного покрова на значительной части ладони. Но, несмотря на чрезвычайно тяжелые природные условия, полярники мужественно и настойчиво несли свою исключительно трудную научную вахту, стараясь изведать тайны природы Антарктики.

Совсем недавно советские люди открыли еще одну станцию, названную именем адмирала Лазарева.

Был удивительный солнечный день, когда дизель-электроход «Обь» врубился своим стальным корпусом в неподвижный лед, по которому протянулись голубые тени вмерзших в него айсбергов. Зарокотали моторы судовых лебедок и кранов. Прошло несколько часов, и на льду оказались тракторы, вертолет, доски, домики. Вскоре санный поезд тронулся в путь и доставил на шельфовый ледник строительные материалы. Когда возвращались обратно, погода испортилась: поднялся ветер, на тысячи голосов засвистела и заохала снежная буря. Тракторы и вертолет было невозможно поднять на борт корабля: лед вокруг него был взломан. Решили отвезти вертолет и отогнать тракторы в глубь припая. Люди едва могли идти навстречу ветру. Его ураганные порывы сбивали с ног и катили полярников по льду, пока не удавалось ухватиться за сугроб или обломок айсберга. Захватывало дыхание. Лица покрылись ледяной коркой, а вокруг стояла непроглядная тьма. С трудом вернулись на корабль. Когда наступило утро, увидели, что неподвижный лед взломан и унесен в море с тракторами, санями и вертолетом.

Однако эта потеря не остановила полярников. Под рев ураганных ветров и снежных бурь они выстроили на шельфовом леднике новую научную станцию. Она расположилась почти в том самом районе, где русские моряки сто сорок лет назад впервые увидели Антарктиду.

В начале 1960 года наши полярники завершили беспримерный внутриконтинентальный поход на снегоходах «харьковчанках» и тяжелых тягачах по маршруту Мирный — Комсомольская — Восток — Восток — Южный полюс —Восток. От станции Восток они прошли по заснеженным просторам, где еще не производилось ни одно научное наблюдение. Преодолевая метели, морозы, снега, на огромной высоте, иногда достигающей почти 4000 метров над уровнем моря, ученые исследовали глубину ледяного покрова и рельеф находящихся под ним горных пород. Каждый день этого беспримерного похода приносил новые дары науке. Были открыты новые горы и морские заливы, погребенные подо льдами Антарктиды, были познаны новые тайны в природе суровой шестой части света.
В течение последних пяти лет советские зимовщики вели научные наблюдения на девяти станциях, из которых шесть находились в глубине антарктического материка, в то время как остальными государствами было организовано четыре внутриконтинентальные станции.

Наши полярники обогатили науку многими новыми данными о природе самой малоизученной части нашей планеты.

Шесть раз в сутки метеорологи в любую погоду шли к своим приборам и измеряли температуру воздуха, силу и направление ветра, давление воздуха, количество осадков. Аэрологи ежедневно запускали в небо шары, наполненные водородом. Радиозонды и шары-пилоты позволяли им узнавать погоду на больших высотах. Так ученые узнали, что теплый тропический воздух проникает в глубинные районы Антарктики и в основном питает ледяной материк осадками. Почти непрестанные ураганные ветра переносят воздушные массы в южном полушарии в два с половиной раза сильнее, чем в северном. Холодный воздух Антарктики проникает в северное полушарие, оказывая существенное влияние на циркуляцию атмосферы. В свою очередь, влажный воздух субтропиков заносится ветрами в Антарктиду и вызывает такое интересное явление, как выпадение осадков без облаков, когда при ясном, чистом небе вдруг начинают сыпаться ледяные иглы.

Наши аэрометеорологи впервые изучили природу в зимнее время в глубине Восточной Антарктиды. На советской станции Восток 25 августа 1958 года они зарегистрировали самую низкую температуру воздуха на земле (—87°,4). Спустя два года, 24 августа 1960 года, был отмечен новый абсолютный максимум температуры на поверхности земли — минус 88°,3.

Шаг за шагом ученые проникали в загадки белого сфинкса. Полярников особенно интересовали небольшие участки свободной от льда суши, которые очень редко встречаются в Антарктиде. Они не нашли на шестом материке рек. Только в оазисе Бангера, где наши географы обнаружили около 1500 квадратных километров обнаженной земли, были найдены маленькие ручейки и синие озера с пресной и соленой водой. Покрытые редкими мхами и лишайниками скалы нередко были источены ветром и порой напоминали кружева. Страшен ветер в Антарктиде. Он захватывает с обнаженной суши огромное количество песчинок и с помощью их высверливает в камне замысловатые узоры. Нередко от больших каменных глыб остается лишь тонкий верхний слой, который при ударе геологическим молотком разлетается, словно ореховая скорлупа.

Антарктида в глубине безжизненна, только на ее побережье ютятся императорские пингвины и пингвины Адели, снежные и серебристо-белые буревестники и самые хищные птицы — поморники, нередко пикирующие с высоты на человека. В водах Антарктики встречаются моллюски, морские звезды, морские ежи, маленькие рачки и огромные киты, которые иногда жалуют на рейд Мирного, возвещая о своем появлении высокими водяными фонтанами. На прибрежных морских льдах в течение круглого года обитают тюлени-крабоеды и морские леопарды, промышляющие рыбой и пингвинами.

Иногда зимой, когда море сковано льдом, тюлени, чтобы набрать воздуха, появляются в лунках, где под палатками установлены гидрологические приборы. Сначала они при звуке человеческого голоса скрываются под лед, но затем, убедившись в миролюбии ученых-наблюдателей, милостиво выслушивают стихи Пушкина, Блока и даже лекции о необходимости бережного обращения с гидрологическими приборами.

Ученых особенно интересовало, какие тайны и загадки скрывает от человека ледяной панцирь Антарктиды. Они создали подвижные научные лаборатории, которые располагались на вездеходах. На них они совершали походы по сыпучим снегам. Иногда снежные мосты вдруг проваливались и тягачи летели в зияющие трещины вместе с находившимися на машинах людьми. Ученые-гляциологи, углубляясь на тысячи километров в глубь континента, измеряли приборами толщину лежащего над континентом льда. Они узнавали, что погребено под белым сфинксом — морские долины или вершины гор, — и на основе многочисленных измерений составляли представление о подледном рельефе Антарктиды. Такие наблюдения были проведены от Мирного до полюса Относительной недоступности и от Мирного до Южного полюса. Протяженность только двух этих маршрутов составляет почти пять тысяч километров. Измеряя толщину ледяного щита Антарктиды, ученые узнали, что коренные породы залегают под ним в основном выше уровня моря, и теперь можно с большей уверенностью говорить, что Антарктида—материк, а не архипелаг островов, погребенный под льдом. Очертания материка значительно отличаются от покрывающего его ледяного панциря. Средняя толщина ледяного покрова над Антарктидой составляет две тысячи метров. Объем ледяного панциря шестой части света превышает двадцать пять миллионов кубических километров. Это примерно в тринадцать раз больше, чем заключено воды во всех озерах и реках нашей планеты. Если бы ледяной щит Антарктиды вдруг растаял, то уровень воды в мировом океане повысился бы на шестьдесят — восемьдесят метров. Север Франции, Германии, Польши, вся Бельгия и Голландия оказались бы затопленными морями. Вода захлестнула бы и Ленинград, и от него остались бы на поверхности только купол Исаакиевского собора и шпиль Петропавловской крепости. Лед Антарктиды находится в движении. Медленно стекает он с высот материка к океану. В течение года от каждого километра ледяного берега откалывается и расплывается по морям около пятидесяти тысяч кубических метров прозрачного льда. Если принять во внимание, что протяженность ледяного барьера превышает двадцать тысяч километров, то окажется, что ежегодно воды Антарктики получают сто миллионов кубических метров голубых айсбергов. Океанское течение подхватывает их и уносит на тысячи километров к северу. Некоторым из них удается проплыть до 30° южной широты, то есть до южной оконечности Африки. Под воздействием солнца и теплых вод умеренных широт и субтропиков голубые гиганты медленно разрушаются. Между тем вода, в которую они превратились, испаряется и уносится ветром в далекие южные широты. Здесь влага в виде снега, ледяных игл или инея снова возвращается на ледяное ложе Антарктики. Проходит время, под тяжестью новых слоев осадков снег превращается в лед и в течение многих столетий совершает медленный путь к берегам Антарктиды, чтобы снова обломиться в воду и снова расплыться по океану.

Советские люди, изучая природу Антарктиды, стараются исследовать каждое звено в гигантской цепи явлений природы. В наш век великих открытий, когда наука движется вперед семимильными шагами, познание неизвестного ранее процесса нередко позволяет проникать в сокровенные тайны природы, которые она ревниво оберегает.

Полярники нередко рискуют своей жизнью и претерпевают жестокие лишения для того, чтобы помочь человеку стать властелином природы, следить за ее изменениями, знать и предупреждать ее разрушительные явления...

В то время как в Ленинграде стоят ненастные осенние дни, в Антарктиду приходит весна. Хотя на внутриконтинентальной станции Восток температура воздуха не поднимается выше пятидесяти градусов мороза, а в Мирном и Лазареве еще держатся сильные холода, но с каждым днем становится все светлее, солнечнее. Все реже дуют ледяные ветры, теряя свою неистовую силу... Все короче становится еще недавно непроглядная ночь. Скоро она уступит место полярному дню, когда солнце не будет ни на одну минуту заходить за горизонт.

С весной в Антарктиде наступает страдное время... Каждый день радиотелеграф приносит новые вести: отряды пятой антарктической экспедиции приступили к обследованию горы Гумбольдта, посетили ледник Шеклтона, сняли на карту часть побережья Антарктиды, осмотрели, как далеко распространяется в море неподвижный лед на рейде Мирного.

Недавно в этот лед врубился прославленный дизель-электроход «Обь». Он 5 ноября 1960 года покинул Ленинградский порт и взял курс к берегам ледяного континента. На борту «Оби» отплыла в страну пурги и холода шестая советская экспедиция. Она будет вести научные наблюдения в обсерватории Мирный и на станциях Восток и Комсомольская. Кроме того, она перенесет станцию Лазарева с шельфового ледника на сто — двести километров в глубь материка на твердую землю.

В то время как участники шестой смены плыли по волнам Атлантики, нежились на щедром тропическом солнце и готовились к празднику Нептуна, по снежным застругам уходили все дальше и дальше в глубь Антарктиды красные тяжелые тягачи. Полярники везли на станцию Восток все необходимое для дальнейшей работы в глубине ледяного континента. Каждый день их трудного пути обогащает науку новыми драгоценными сведениями о природе шестого материка.

Советские ученые продолжают исследование Антарктиды, которое было блестяще начато русскими мореплавателями сто сорок лет назад.
В. Пасецкий

ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ ЧТО...

... большая часть населения земного шара обитает на одной двадцатой части суши.
... два притока Волги текут параллельно друг другу, но в разных направлениях. Это Сура и Свияга.
... самым высоким животным на земле является жирафа. С поднятой кверху головой на высокой шее, она достигает шести метров высоты.