ОГНЕННЫЙ столб из глубины моря

ОГНЕННЫЙ столб из глубины моря

Уже давно на Апшеронском полуострове и вблизи от него происходят извержения грязевых вулканов. Иногда они сопровождаются огромными языками пламени, достигающими большой силы, Только за последние шестьдесят лет на банке Макарова, недалеко от Баку, грязевые вулканы извергались восемь раз. Последнее извержение произошло осенью 1958 года. Оно было видно на расстоянии восьмидесяти километров и представляло жуткое зрелище.

Наблюдавший за извержением с начала и до конца капитан парохода «Епитор Иаталиев» рассказывает, что пламя вулкана взметнулось на высоту до двухсот пятидесяти метров. Оно было настолько ослепительным и захватывало такую огромную площадь, что, казалось, горит все небо. «Мне почудилось даже, — говорит капитан, — что опасность грозит пароходу, и я поставил его на якорь». На самом же деле пароход находился от извержения на расстоянии около двадцати семи километров. Вскоре моряки начали ощущать какой-то непонятный хруст под ногами. Вся палуба оказалась покрытой налетом черного песка, выброшенного вулканом.

Извержение продолжалось не более тридцати пяти минут. Утром на банку Макарова прибыли геологи, но никакого кратера вулкана ни на банке, ни вблизи ее они не обнаружили. Вода же на огромной площади оказалась сильно взбаламученной. Огненный столб, следовательно, вырвался со дна моря.

„ШЕПОТ ЗВЕЗД"

В Якутии и вообще во всех странах с очень холодной зимой, где температура воздуха достигает сорока пяти и выше градусов мороза, выделяемый человеком при дыхании воздух мгновенно замерзает с особым характерным звуком, несколько напоминающим шорох пересыпаемого зерна. Этот треск якуты и называют «шепотом звезд».
Выражение «шепот звезд» связано, вероятно, еще и с тем, что при очень сильных морозах в Якутии наблюдаются особенно ясные звездные ночи.

УДИВИТЕЛЬНОЕ ОЗЕРО

На полуострове Челекен имеется небольшое озеро, которое называется Порсу-Геля. Его берега покрыты коркой нефтяного кира — черной асфальтоподобной массой. Из этого кира местами прорываются газы, образуя подобие крошечных вулканчиков. Кир образовался в результате выносимой со дна озера нефти.
Цвет воды Порсу-Геля розовый. Это объясняется тем, что в ней имеются особые микроорганизмы.
Поскольку в озере много углеводородных газов, оно на середине как бы кипит.
Вода Порсу-Геля стекает по мелким, розовым от отложения террасам в лежащую рядом небольшую долину. Это очень красивое зрелище.

ТАЙНА РАНГКУЛЬСКОЙ ПЕЩЕРЫ

На Восточном Памире, в Горно-Бадахшанской автономной области Таджикской ССР есть пещера. Она называется Рангкульской, или Мата-Таш. Долгое время эта пещера была окутана тайной. О ней рассказывали различные легенды и страшные истории.

Пещера находится в недоступном месте. Представьте себе обрывистую скалу высотой в двадцать пятиэтажных домов. И где-то посередине темнеет вход в пещеру. Скала почти отвесная. Время, дожди и ветры загладили на ней выступы. Попробуй заберись по такой стене!
А забраться людям очень хотелось. Ведь человек обязан отгадать каждую тайну, решить каждую загадку природы. Из поколения в поколение у таджиков передавалась загадочная легенда о Рангкульской пещере.
Лет двести — триста назад в котловине у подножия обрывистой скалы появились многочисленные китайские войска. Они шли войной на памирские феодальные княжества, которые героически, с мечом в руках, отстаивали свою независимость.
Как рассказывает легенда, неожиданно войска вынуждены были остановиться.
Повалил такой сильный снег, что все дороги кругом совершенно замело. И самое страшное то, что остались без корма лошади. Нечего было и думать достать из-под глубокого снега траву. От мороза и голода лошади гибли одна за другой.
— Мы попали в западню, — сказал китайский полководец, — и можем погибнуть в этой проклятой котловине все до одного. Но нам необходимо спасти казну и другие богатства.

И вот тогда-то взоры китайцев и обратились к недоступной пещере. Но как забраться туда? Долго думали воины, много разных способов предлагали, но все они были непригодные. Наконец был найден очень интересный выход. Китайцы решили убивать оставшихся в живых лошадей, резать их туши на части и теплые куски мяса примораживать к скале. Так до самой пещеры выросли ступеньки. Воины поднялись в пещеру и сложили там все свои богатства.
Китайцы сохранили сокровища, а сами погибли. Когда в горах наступила весна, куски мяса оттаяли и упали. Пещера вновь стала неприступной.
Говорят, будто местные жители нашли в котловине у подножия скалы кусок богатой парчи и серебряное ведерко. Это еще больше укрепило веру в легенду, манило храбрецов добраться до пещеры.
Один смелый киргиз повторил метод китайцев. У него было большое стадо лошадей. Он перерезал их всех и тоже сделал лестницу. Ходят слухи, что он забрался в пещеру, но чего-то там испугался и упал вниз, насмерть разбившись о камни. Подобная участь постигла й другого храбреца — таджика, который тоже попытался попасть в заколдованную пещеру.
Вполне понятно, что и в наше время интерес к Рангкульской пещере не остыл. Ученые и альпинисты постоянно пытались сдернуть с нее черное покрывало тайны, рассказать людям правду о ней.

В 1950 году альпинист Блещунов и сотрудники Памирской биостанции исследовали массив Канак-Таш, в котором находится легендарная пещера. Но все их попытки проникнуть в нее были неудачны. Зато в соседней пещере, примерно в семи километрах от Рангкульской, они нашли старинные украшения. Это были изделия из меди, серебра и бронзы, относящиеся к I—II и XVI векам нашей эры. Находки наводили на мысль, что в основе легенды о китайских сокровищах могут лежать вполне достоверные события.

Через год, в 1951 году, группа ташкентских альпинистов во главе с заслуженным мастером спорта Рацеком повторила попытку Блещунова. Экспедиция заранее тщательно продумала маршрут. Было решено попробовать добраться до входа в пещеру сверху, с гребня скалы. На вооружение была взята вся современная альпинистская техника.
И все же поход вновь оказался неудачным. Люди не смогли добраться до пещеры ни с гребня, ни с подножия скалы. Рангкульская пещера упорно скрывала свою тайну. И казалось, природа помогает ей в этом. Когда альпинисты пытались спуститься к пещере с гребня скалы, на них набрасывались огромные белоголовые грифы. Разъяренные птицы-хищники бывают очень опасными, когда кто-либо нарушает их покой.

В 1957 году к Рангкульской пещере направилась экспедиция академика Тамма. Были учтены все промахи прежних экспедиций. Но и на сей раз неудача. Неприступная скала будто смеялась над людьми. Один из местных жителей, поднимаясь на гребень, сорвался и разбился. Один из участников экспедиции получил травмы. Рангкульская пещера не хотела сдаваться.
Представляете, как волновались мы, участники новой экспедиции, которая была предпринята учеными и альпинистами Ленинградского Государственного университета ранней весной 1958 года. Окажемся ли мы более удачливыми, чем все наши предшественники? Сумеем ли добраться до пещеры? Эти вопросы волновали нас всю дорогу от Ленинграда.

От железнодорожной станции Ош нам предстояло четыреста двадцать километров добираться на автомашинах до высокогорного города Мургаб. Настроение у всех бодрое и немного возбужденное. Здесь, на высоте более трех с половиной километров над уровнем моря, еще зима. Наш путь пролегает по заснеженному тракту. Дорога трудная, машины то и дело буксуют в снегу, и нам приходится их подталкивать. А впереди еще один из труднейших перевалов Акбайтал, высота которого — четыре тысячи шестьсот пятьдесят пять метров.

Моторы гудят все напряженнее и напряженнее. Шоферы рассказывают, что как-то на этом пути машины застряли на семнадцать дней! Больше чем полмесяца люди имели связь с «Большой землей» только с помощью самолетов. Почти полтора месяца пробивалась тогда автоколонна от города Мургаб до города Ош. А ведь летом машина проходит этот путь за одни сутки.

Но хотя шофера и пугали нас страшными рассказами, на сей раз нам явно повезло. Через неделю мы уже были в Мургабе. За спиной остались высокогорные перевалы, Алайская долина, озеро Кара-Куль и знаменитая Маркансу (Долина смерти), где раньше иногда гибли целые караваны, застигнутые в пути снежной или пыльной бурей.

Из Мургаба мы направились через Рангкульскую котловину прямо к пещере. Дорога с каждым шагом становилась все труднее. Тяжело навьюченные лошади с трудом передвигают ноги. Мы с опаской поглядываем на баллон, в котором под большим давлением находится 50 литров жидкого газа для нашей газовой кухни. А что, если лошадь оступится и баллон ударится о камни?
Но все обошлось благополучно. Через тридцать километров трудного пути мы сделали первый привал на берегу озера Шоркуль. Напротив нас, на высоте семидесяти — ста метров, вход в пещеру
Чорак-Таш. Нам рассказывали, что днем в этой пещере что-то постоянно светится. Рассказ подтвердился. В темном зеве пещеры брезжил сумеречный свет. Один из членов нашей экспедиции — В. Д. Якушкин — вскинул к плечу мелкокалиберку и выстрелил. Громкое эхо, перекликаясь, раскатилось по горам. Товарищи посмеялись над Якушкиным:
— Что, снайпер, не удалось погасить огонек!
Небольшой отдых, и мы двинулись дальше. Еще пять—семь километров, и наконец показался величественный Рангкульский массив, Мата-Таш — цель нашего путешествия! Мы остановились в невольном восхищении. Зрелище поистине внушительное. Отвесная трехсот- четырехсотметровая стена, а посредине ее пещера. Вход в пещеру большой. Но низ ее будто закрыт кладкой из камней. На кладке действительно лежит что-то вроде брезента или какого-то другого материала, который, по легенде, закрывает мешки с сокровищами.

У подножия скалы мы разбили палатки. Повсюду валяются рога диких баранов — архаров. А вон и сами архары, целое семейство. Промелькнули и скрылись за камнями, гордо неся свои красиво изогнутые большие рога. Оказывается, тут есть более знакомые нам — северянам — обитатели фауны. Косой заяц долго выжидательно сидел в засаде, а потом дал стрекача.

Между камнями мы нашли мертвого орла, белоголового грифа. Весил он около пятнадцати килограммов, а размах крыльев достигал двух метров. Да, нелегко было экспедиции Рацека и другим нашим предшественникам, когда на них нападали такие гиганты. Мы невольно взглянули на небо. Там плавно кружили три громадные птицы, будто присматривались к нашей работе.

К вечеру стали налетать сильные порывы ветра. Обязанности метеоролога у нас по совместительству выполнял мастер спорта С. М. Саввон. Он установил на своей палатке анемометр, термометр и психрометр. Оказалось, что ветер достигает тридцати метров в секунду. Температура была около нуля. Но почти у всех от сухого разреженного воздуха поднялся кашель. У многих кровоточили обожженные солнцем губы. Но ведь это только начало. Впереди самое сложное.

План подъема к пещере разработан до последних мелочей. Одна группа должна взобраться на гребень и спустить оттуда два троса. Вторая — поднимается снизу прямо по стене с помощью тросов.
Долго не могли мы заснуть в эту последнюю перед штурмом ночь. А утром нас разбудил громкий крик диких уток — афганок. Черно-красные, они парами летели над долиной, и их кряканье разносилось далеко в звонком» горном воздухе.
Мы вылезли из палаток. Денек предполагался на славу. На небе ни облачка. Ни малейшего дуновения ветра. Ночью ударил мороз. Вода в бидонах замерзла.
До завтрака размотали и срастили тросы лебедок, разложили по рюкзакам веревки, еще раз проверили все альпинистское снаряжение. Окончательно договорились о сигнализации между гребнем скалы и лагерем. Чтобы вывести группу на гребне точно над пещерой, снизу должны были сигнализировать руками. В бинокль эти сигналы увидеть было не трудно.

К началу штурма к подножию скалы собрались многочисленные зрители. Человек двести местных жителей не удержались от искушения присутствовать при раскрытии тайны Рангкульской пещеры. Некоторые из них приехали даже целыми семействами.
В 12 часов дня мастера спорта по альпинизму В. Д. Якушкин, В. А. Потапов, а также спортсмен 1-го разряда В. П. Берков и я начали подъем на гребень по южному склону. Мастера спорта
В.            Г. Старицкий и С. М. Саввон пошли на штурм отвесной стены прямо под пещерой. Один за другим они вбивали в расщелины скалы стальные крючья, навешивали на них веревочные перила.
Подъем нашей группы на гребень занял сравнительно немного времени, около четырех часов. Это объясняется тем, что уже до нас здесь была проделана значительная работа предыдущими экспедициями. По пути мы нашли несколько крючьев, оборудованную под палатку площадку, остатки батарей для телефона и другое.

Мы карабкались по уступам скалы, помогая друг другу. Камень известнякового происхождения, светло-коричневого цвета, сильно выветрился. Острые чешуйки больно режут руки.
Но вот и гребень скалы. Здесь очень сильный ветер. Люди внизу кажутся букашками. А затерявшиеся в камнях палатки похожи на кристаллики соли, блестящие на ослепительно ярком солнце.
Оставив на гребне весь груз, мы начали спуск. Вечером подвели итоги дня.
B.            Г. Старицкий и С. М. Саввон за день поднялись по отвесной скале с помощью крючьев примерно на сто метров. В трещинах скалы они нашли полуистлевшие обрывки волосяных веревок из домотканой материи «маты».
На следующий день начался новый штурм. В. Г. Старицкий и С. М. Саввон добрались уже почти до пещеры. Осталось еще сорок — пятьдесят метров. Но дальше было нельзя взбираться. Стена отсюда идет с наклоном вперед. Она будто падает на альпинистов. Здесь уже нужна была поддержка сверху.
В этот день В. Г. Старицкий и C. М. Саввон снова принесли трофеи. Наши зрители-киргизы долго рассматривали их, а затем авторитетно заявили, что это обрывки кашгарской ткани и верблюжьих веревок. Недаром, видно, эту скалу назвали Мата-Таш, что в переводе с киргизского означает «Пещера с тканью».

Третий день штурма. Рано утром на гребень ушла группа из пяти человек. Через два часа они уже наверху. Неожиданно поднимается ветер. Он злыми порывами набрасывается на палатки, одну из них валит.
Наблюдаем в бинокль за нашей пятеркой. Нелегко им там в такой ветер. Вот кто-то из них бросает вниз тонкий репшнур с грузом на конце. Этим репшнуром нужно сверху стащить двойной трос. Конец веревки ложится левее и ниже пещеры, неподалеку от уже натянутых там на крючья перил.
Сбросить тросы в этот день не успели. «Верхолазы» заночевали в пути. Спускаться в темноте опасно. Трудная это была ночевка: без палатки, без спальных мешков, на высоте четырех тысяч двести метров. Но альпинист должен быть готовым ко всему.
Утром они вернулись усталые и голодные. Всю ночь не смыкали глаз: устроились на выступах скалы кто как мог и держались окоченевшими руками за камни.
Днем повалил снег. Он шел два дня и покрыл пушистыми шапками все скалы и склоны. Когда снегопад кончился, В. Д. Якушкин, В. А. Потапов и В. Д. Доброхотов снова поднялись на гребень, чтобы спустить тросы.
Наконец закончились все подготовительные работы и был назначен решающий штурм. К этому дню на площадку под пещерой съехалось все окрестное население. На штурм пошел один из наиболее опытных из всей группы — В. Д. Якушкин, неоднократно бывавший на Памире, призер первенства СССР по альпинизму. Остальные страховали и помогали ему. В. Д. Якушкин поднялся до входа в пещеру относительно легко и быстро, но при входе в пещеру оказалась очень зыбкая и сыпучая «кладка». Она угрожала вот-вот рухнуть. Снизу затаив дыхание наблюдали за смельчаком.
Последние пять — шесть метров В. Д. Якушкин с большим трудом ододел примерно за час. И вот он уже скрылся в темном зеве пещеры.
Внизу облегченно вздохнули.
Что же скрывает в себе пещера? Теперь с нетерпением ожидали возвращения В. Д. Якушкина.
Вот что он рассказал. Никакой пещеры не существует. Это, оказывается, всего-навсего небольшая ниша глубиной в два— три метра. «Кладка» же в нижней части «пещеры», которую считали делом рук китайцев, оказалась результатом обвала верхнего свбда ниши. Брезент, покрывающий «мешки с золотом» и «кладку», оказался орлиным пометом. А все сокровища, которые обнаружил Якушкин свободно уместились у него в кармане. Это было одно-единственное орлиное яйцо.

Кстати, грифы за все время нашей работы вели себя мирно и ни разу не нападали на людей. Как рассказали местные жители, два года назад они перелетели в ущелья, где был большой падеж скота.
После Мата-Таш наша экспедиция отправилась к пещере Чорак-Таш. Здесь удалось узнать таинственное свечение этой пещеры. Нет, это был не блеск драгоценных камней или фосфора. Просто пещера оказалась сквозной. Чтобы местные жители могли в этом убедиться, в пещеру подняли девушку-таджичку.
Так были развенчаны легенды о таинственных кладах, хранящихся в пещерах. Но, быть может, кто-то до нас все же побывал в Рангкульской пещере и спустился оттуда не с пустыми руками.Как знать. Ведь обрывки памиро-каш-гарских тканей и веревок кое о чем говорят.
От местных жителей мы узнали, что где-то между Мургабом и Хорогом есть столь же неприступная, как Мата-Таш, пещера Дунья-Таш. Под ней много костей.
Легенда, очень похожая на ту, что рассказывали о китайцах, связывает с этим местом какую-то битву. Предание рассказывает, что разбитое войско спрятало в пещере Дунья-Тащ все свое богатство.
Еще одна легенда. Еще одна пещера ожидает исследователей-альпинистов.
Р. Прасолов