ДАВИД ЛИВИНГСТОН

ДАВИД ЛИВИНГСТОН

Сто двадцать один год назад, 8 декабря 1840 года, выдающийся путешественник Давид Ливингстон отплыл из Англии в Африку. С этого времени он почти тридцать лет своей жизни посвятил географическому исследованию африканского материка.

Давид Ливингстон родился 19 марта 1813 года в Шотландии в промышленном городке Блентайре. Когда мальчику исполнилось десять лет, обедневшие родители отдали его работать на прядильную фабрику. Рабочий день в те времена начинался в шесть часов утра и заканчивался в восемь вечера. Четырнадцать часов Давид связывал концы обрывающихся нитей на станках, а после работы шел учиться в вечернюю школу.

Когда Давид подрос, он, собрав свои скудные сбережения, переехал в Глазго для изучения медицинских наук. Двадцати пяти лет рабочий-ткач стал врачом.

Отсутствие средств, страстное желание увидеть далекие заморские страны побудили его поступить на службу Лондонского миссионерского общества, которое и направило его в Южную Африку в качестве врача и миссионера. Миссионерские общества, лицемерно прикрываясь идеей мирного распространения христианства среди отсталых племен и народов, в действительности являлись проводниками колониальной политики европейских государств. Романтически
настроенный Ливингстон не видел этой скрытой цели миссионерства.

Семь лет Ливингстон жил в стране бе-чуанов (негры, говорящие на языке группы банту, самой распространенной вЮжной и Центральной Африке), совершая небольшие экскурсии. Он хорошо изучил язык бечуанов и во время своих поездок не нуждался в переводчике.

В 1849 году Ливингстон заинтересовался рассказами негров об озере Игами, на котором еще никогда не бывали белые люди. Вместе с женой и детьми он пересек пустыню Калахари и у двадцать первого градуса южной широты открыл и обследовал большое пересыхающее озеро. Это путешествие пробудило у Ливингстона страсть к исследовательской работе.

В следующем году Ливингстон достиг среднего течения реки Замбези и, установив дружеские отношения с вождем могущественного племени макололо, организовал здесь базу для своего первого большого путешествия в Центральную Африку.

В 1853 году Ливингстон с отрядом в сто шестьдесят негров-маколблб на тридцати трех лодках начал плавание вверх по Замбези, а затем поднялся по одному из ее левых притоков и достиг водораздела между бассейнами Замбези и Конго.

Через год отряд Ливингстона прошел бассейн Конго и достиг Атлантического океана у порта Луанда. Заветная цель была достигнута. Чуть живой от изнуряющих приступов лихорадки, завершает Ливингстон семимесячный, никем еще не пройденный путь. Пополнив здесь запасы провизии, исследователь вернулся в
столицу племени макололо другим путем, потратив на это целый год.

Теперь Ливингстон решил спуститься в лодке вниз по Замбези к побережью Индийского океана. После двухнедельного плавания он открыл величественный водопад Виктория, который негры называли «звенящий дым». Здесь Замбези, шириной почти в два километра, низвергается с уступа в сто двадцать метров высотой в узкое и глубокое ущелье. От водопада Ливингстон продвигался на восток по красивой горной стране, где водилось много всевозможных диких зверей. Путешественники встречали большие стада слонов, буйволов и зебр.

В середине 1856 года Ливингстон вышел к побережью Индийского океана и таким образом впервые пересек африканский материк. За четыре года непрерывных скитаний он прошел и проплыл на лодках семнадцать тысяч пятьсот километров по стране, которая еще не посещалась европейцами. Собранные им сведения легли в основу новой карты африканского материка, которой Ливингстон придавал огромное значение. В его путевых записках рассказывается, какой,
больной, почти умирающий, едва удерживая инструмент в ослабевших руках, по нескольку раз определял высоту солнца, пока не получал надежных результатов.

В итоге этого невероятно трудного путешествия Ливингстон сделал очень важный для географической науки вывод, о том, что Африка к югу от экватора «... оказалась возвышенным плато, несколько понижающимся в центре, и с расщелинами по краям, по которым реки сбегают к морю... Место легендарной жаркой зоны и жгучих песков заняла хорошо орошенная область, напоминающая своими пресноводными озерами Северную Америку, а своими жаркими влажными долинами, джунглями, гатами (возвышенными краями) и прохладными высокими плоскогорьями — Индию».

За шестнадцать лет, которые Ливингстон провел в Африке, он завоевал крепкую дружбу и любовь негров. Он так сжился с ними, что даже разучился свободно говорить на родном языке. Ливингстон относился к неграм как к равным и выступал против расистских бредней о высших и низших расах. Более ста лет назад он писал: «Мы не верим ни в умственную, ни в нравственную неспособность африканцев. Мы ничего не видели, что могло бы оправдать то мнение, будто бы они принадлежат к особой «породе» или «виду», отличающемуся от наиболее цивилизованных людей. Африканец— это человек в полном смысле слова».

Во время путешествий Ливингстон неоднократно подвергался смертельной опасности. Он побывал в лапах у льва, но был спасен подоспевшими товарищами. Однажды в нескольких шагах от него пронесся дикий, разъяренный буйвол. На пути к Индийскому океану, в лесной чаще за ним погнался черный свирепый носорог и, почти коснувшись спины, остановился, посопел и ушел.

Европейские колонизаторы вели широкую работорговлю, совершали кровавые налеты на негритянские селения. «Человеку, живущему в цивилизованной стране,— пишет Ливингстон, — трудно себе представить, как люди, не лишенные че-
С небольшим нараваном Ливингстон начал путешествие из города Занзибар.
ловеческих чувств, могут, поцеловав своих жен и детей, по предварительному сговору отправляться из своих жилищ, чтобы хладнокровно расстреливать безобидных людей, имеющих, правда, иной цвет кожи, но одаренных теми же человеческими чувствами и привязанностями к семье, что и белые. Прошло немало времени, пока я поверил в правдоподобность рассказов о таких кровавых деяниях». Ливингстон со своим маленьким отрядом не раз громил караваны работорговцев и освобождал невольников.

В конце 1856 года Ливингстон вернулся в Англию, где был встречен как национальный герой.

О своих путешествиях он издал прекрасную книгу — «Путешествия и исследования миссионера в Южной Африке», переведенную почти на все европейские языки. Теперь Ливингстон порывает договор с Лондонским миссионерским обществом и решает посвятить себя всецело научно-исследовательской работе в Африке. В газетах было объявлено, что он возглавит правительственную экспедицию с целью найти главные пути для проникновения английской торговли в обширные области Центральной Африки.

В мае 1858 года экспедиция Ливингстона прибыла в Восточную Африку и занялась исследованием и нанесением на карту устья реки Замбези. Затем она поднялась вверх по северному притоку Замбези — реке Шире и исследовала еена всем протяжении. Во время этого путешествия было открыто озеро Ширва. Пройдя через невысокую горную страну, Ливингстон прибыл к озеру Ньяса, о существовании которого слышал от туземцев.

Окончив экспедицию, Ливингстон в 1864 году вернулся в Англию, где вместе с братом Чарльзом подготовил и издал книгу — «Рассказ об экспедиции на Замбези и ее притоки и об открытии озер Ширва и Ньяса в 1858—1864 гг».

В 1866 году Ливингстон отправился из Англии в свое последнее путешествие в Африку. С небольшим караваном он начал путешествие из города Занзибара, поднялся по реке Рувума до ее верховий и достиг озера Ньяса. В апреле 1867 го-
да исследователь подошел к южному побережью озера Танганьика, которое было открыто английскими путешественниками Бертоном и Спиком в прошедшем году. Отсюда он прошел на запад по совершенно неизвестному району и открыл озеро Мверу.

В следующем году Ливингстон обследовал западный берег озера Танганьика. Он шел почти без носильщиков, без запасов продовольствия и медикаментов. К этому времени из-за тропической лихорадки и недоедания Ливингстон так ослаб и исхудал, что «превратился в мешок с костями». Большую часть пути носильщики, сменяя друг друга, несли его на койке, подвешенной к шестам. Тем не менее он продолжал путешествие и в июле 1868 года к юго-западу от Танганьики открыл большое озеро Бангвео-ло и верховье реки Луалаба, которую принял за исток Нила. Впоследствии оказалось, что она является верхним течением Конго. Из-за болезни он не мог заняться обследованием этой реки и, повернув обратно к Танганьике, остановился в поселке Уджиджи, расположенном на восточном побережье этого озера. Здесь и отыскал его корреспондент американской газеты — Генри Стенли.

Тяжело больной Ливингстон вместе со Стенли в 1872 году обследовали северное побережье Танганьики и убедились, что Нил не берет начало из этого озера, как предполагали раньше. Свои дневники и коллекции Ливингстон отправил со Стенли в Лондон, а сам решил закончить обследование Луалабы, чтобы установить, является ли она истоком Нила.

Во время этого путешествия 1 мая 1873 года, в поселке Читамбо, к югу от озера Бангвеоло, Ливингстон умер. Верные друзья-негры перенесли его тело за полторы тысячи километров к берегу Индийского океана в Занзибар. Отсюда останки великого путешественника были доставлены в Лондон и погребены в Вестминстерском аббатстве, где Англия на протяжении веков хоронила самых знаменитых своих сыновей. На могиле был поставлен памятник из черного мрамора с надписью.: «Здесь покоится, пере-несенный верными руками по суше и тю морю, прах доктора Давида Ливингстона — миссионера, путешественника и друга человечества...»

Его дневник, под Названием «Последнее путешествие Давида Ливингстона», был издан в 1774 году.

Давид Ливингстон является крупнейшим исследователем Африки. Его путе-
шествия и открытия совершенно преобразили карту африканского материка.

Почти тридцать лет своей жизни посвятил Ливингстон изучению Африки. Он прошел по этой стране более сорока пяти тысяч километров и присоединил к известным до него областям земной поверхности полтора миллиона квадратных километров новых пространств.

В. Невский
ЛАВРЕНТИЙ ЗАГОСКИН
В середине XIX столетия, когда огромный, занятый лесом и тундрой полуостров Аляска принадлежал России, немало отважных исследователей направлялось в глубь материка, чтобы разведать пушные богатства полуострова, познакомиться с бытом индейцев, изучить пути сообщения между отдаленными населенными пунктами и укреплениями на Аляске. В их числе был и Лаврентий Загоскин — русский морской офицёр, проникнувший с небольшим отрядом далеко в неизведанные земли Северо-Западной Америки.

... Среди окутанных снегами густых хвойных лесов извивается широкое ущелье реки Юкона. По скрытому рыхлым снегом речному льду медленно двигается несколько собачьих упряжек. Рядом с нартами пешком ид^т путешественники. Ослепительно сияет солнце. Его лучи, отраженные поверхностью снега, способны ослепить человека. А если взглянуть на снег незащищенными глазами, появляется острая боль.

Однако Загоскин срывает сделанные из плетеного волоса предохранительные очки и, щурясь, всматривается в даль. Там, у высокого прибрежного обрыва, виднеются постройки индейцев. Над крышами небольшого поселка высится шест с вырезанной у его верхушки фигурой во-
рона— священной птицы индейцев. Запахло дымом. Почуяв жилье, собаки понесли нарты изо всех сил.реводчика — «толмача», сопровождающего его в путешествии. Бородатый старик индеец чертит ему на снегу нехитрую карту: на ней можно узцать извилины долины Юкона и его притоков. В каждом поселке индейцы встречали Загоскина как своего друга. Они угощали его мороженным мясом и рыбой, устраивали в его честь веселые праздники.

Более полутора лет странствовал Лаврентий Загоскин по землям «Русской Америки». В пути исследователь составил подробные описи берегов залива Нортон, первые точные карты реки Юкона и его крупного притока Кускоквима. Но особенно много сделал Загоскин для изучения быта экскимосов и индейцев. В своих записях он подробно рассказал об их образе жизни, обычаях и обрядах.

Б. Кошечкин
ВАСИЛИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ ЮНКЕР
Василий Васильевич Юннер.
.. .По раскаленному песку пустыни, под нестерпимо горячими лучами африканского солнца медленно движется караван верблюдов. Бедуины, сопровождающие его, хорошо вооружены: у них в руках шиты и копья, у поясов длинные мечц в кожаных ножнах. Безоружен только глава каравана—едущий впереди на осле высокий бородатый европеец. Это Василий Васильевич Юнкер — русский врач, совершивший в 80-х годах XIX века несколько замечательных путешествий по экваториальной Африке, тогда еще мало исследованной.

В 1875—1877 годах путешественник отправился в знойную Ливийскую пустыню. Здесь он путешествует на парусной лодке по Красному морю, проникает в верховья Нила. У подножия гор в долине реки Нила его встречали целые стада обезьян. Ночью, когда отряд Юнкера останавливался на отдых, слышался про-
тяжный вой шакалов, лай гиен. Всю ночь у палаток горели яркие костры, а по утрам вблизи лагеря можно было видеть свежие следы льва. Хищник не решался приблизиться к огню.

Потом снова раскаленная пустыня.

На горизонте то и дело возникает мираж— «море дьявола», как называли его туземцы. В. В. Юнкер — частый гость в африканских селениях. Он относится к местным жителям с глубоким уважение
ем. За это и они платили ему дружелюбием. Особенно подружился он с туземцами племени ниуаков; они подарили Юнкеру оружие, шкуры животных и даже живую корову.

Из своей поездки отважный исследователь возвратился на родину с богатыми географическими материалами, составленными им картами и описаниями пути, коллекциями чучел животных и птиц и предметов быта.

В 1879—1886 годах В. В. Юнкер первым из русских путешественников побывал в Конго. Местность, по которой он прошел, считалась очень опасной из-за частых нападений леопардов. Поэтому исследователю пришлось выстроить в тропическом лесу целую крепость, в которой хранились съестные припасы и все имущество экспедиции.

За время своих экскурсий В. В. Юнкер обследовал огромную территорию, большая часть которой впервые точно положена на карту.

Путешественник подробно познакомился с животным и растительным миром Центральной Африки и бытом африканских племен.

Б Кошечкин
О. А. ФЕДЧЕНКО
18 ноября 1960 года исполнилось 115 лет со дня рождения, а 24 марта 1961 года — 40 лет со дня смерти Ольги Александровны Федченко — выдающейся русской женщины-путешественницы и ученого-ботаника, одной из первых русских женщин членов Русского Географического общества и членов-корреспонден-тов Академии наук.

Ольга Александровна родилась в Москве, в семье профессора-медика А. О. Армфельда. Первоначальное образование
получила дома, а затем закончила Николаевский институт.

Вращаясь в кругу ученых, группировавшихся вокруг московского университета, будущая путешественница еще на школьной скамье проявляла большой интерес к естествознанию.

В начале шестидесятых годов Ольга Александровна вела уже научно-исследовательскую работу по московской флоре, одновременно принимая участие в университетском кружке молодых нату-ралистов. Впоследствии этот кружок превратился в Общество любителей естествознания при университете.

Одним из членов Общества был молодой ученый, впоследствии известный путешественник, зоолог и географ Алексей Павлович Федченко. В 1867 году Ольга Александровна стала его женой, деятельной помощницей и участницей всех его поездок и путешествий.

В 1868—1871 годах супруги Федченко совершили два путешествия в Среднюю Азию. Были исследованы Голодная степь, средняя часть долины Зеравшан с прилегающими к ней горами, озеро Искан-Деркуль, восточные Кизил-Кумы, Алайский хребет и Алайская долина4 и открыт Заалайский хребет.

Особое внимание ученых привлек тогда еще совсем не изученный Памир. Но для его исследования необходимо было сначала потренироваться в подъемах на большие высоты. Эту тренировку супруги Федченко решили провести в Швейцарии, куда и отправились осенью 1873 года.

25 сентября 1873 года А. П. Федченко сделал попытку подняться на один из ледников Монблана. Он был уже недалек от перевала, когда внезапно разыгравшаяся буря заставила его повернуть назад. Возвращаясь обратно, он выбился из сил и замерз в горах. Труп его был найден лишь на следующий день.

Огромное несчастье, обрушившееся на Ольгу Александровну, не сломило ее энергию. Она решила прежде всего описать вывезенные из совместных с мужем путешествий коллекции, а затем продолжить эти путешествия.

Но описать вывезенные из Средней Азии коллекции оказалось не так-то просто. Для этого потребовалось участие еще двадцати ученых, которые подготовили и выпустили целую серию книг; и одна из них целиком написана Ольгой Александровной.

Спустя двадцать четыре года после смерти мужа Ольга Александровна, на сей раз вместе с сыном, совершила в Среднюю Азию последовательно четыре путешествия. В Д897 году она изучала растительность западного Тянь-Шаня, а в 1901 году совершила большое путешествие на Памир. Результаты своих исследований О. А. Федченко изложила в своей замечательной книге «Флора Памира» с пятью к ней дополнениями.

В 1910 году путешественница направилась в Зеравшан и Фергану с целью изучения елово-пихтовых лесов, а в 1915 году — в Голодную степь и тогдашние бухарские владения для изучения растительности.

Венцом ее путешествий в Туркестан явилась книга — «Конспект Туркестанской флоры», которая вышла одновременно на русском и немецком языках.

С 1900 года Ольга Александровна пе*-реселилась в Петербург и работала в Ботаническом саду. Она дожила до семидесяти шести лет и умерла в 1921 году в Ленинграде.
О. А. Федченко была достойной дочерью великого русского народа.
И. Слоним