ВСЕВОЛОД ИВАНОВИЧ РОБОРОВСКИЙ

ВСЕВОЛОД ИВАНОВИЧ РОБОРОВСКИЙ

Имя выдающегося исследователя Центральной Азии — Всеволода Ивановича Роборовского — по праву стоит рядом с именем такого крупнейшего географа-путешественника, как Николай Михайлович Пржевальский.

Соратник Пржевальского, В. И. Роборовский совершил несколько замечательных путешествий по горам и пустыням «неведомой высокой Азии». В экспедициях Пржевальского В. И. Роборовский обычно занимался сбором гербария и описанием растительного и животного мира, а также глазомерной съемкой пройденного пути.
После смерти великого путешественника В. И. Роборовский продолжал исследования Азии. В 1893—1895 годах, по поручению Географического общества, он отправился в путешествие по Восточному Тянь-Шаню и Нань-Шаню.

Трудной была эта экспедиция. В горах каравану преграждали путь порожистые реки и ущелья. Верблюды все время спотыкались и скользили на узких тропах, тянувшихся вдоль ущелий.

Обследовав плато Большого Юлдуса, оказавшееся дном существовавшего в древности озера, и расположенную в предгорьях Тянь-Шаня огромную Тур-фанскую котловину, отряд Роборовского вступил в «Долину бесов». Здесь свирепые песчаные бури засыпали иногда целые караваны.

В декабре 1893 года экспедиция пересекла Хамийскую пустыню. Снежные бураны здесь были такой силы, что срывали с земли юрту путешественников, а дрова из-под костра разлетались словно солома. Затем экспедиция вступила в горы Нань-Шаня. Вокруг лежали высокогорные льды. «Ледники эти поистине громадны — никакая человеческая фантазия не в состоянии представить такой массы льда», — вспоминал В. И. Роборовский.

Во время странствий в Нань-Шане Роборовский уточнил положение горных цепей, установил их высоту. Здесь же было открыто не известное до этого европейцам озеро Хара-Нур.

В. И. Роборовский вернулся на Родину с богатыми материалами. Были положены на карту восемнадцать тысяч километров пути, собраны огромные коллекции животных и птиц, насекомых и горных пород, а также много монет, рукописных книг, украшений, старинных рисунков, найденных в руинах древних городов Турфанской котловины.
Всеволод Иванович Роборовский.
Б. Кошечкин

ПУТЕШЕСТВИЯ В ГЛУБИНУ ОКЕАНА

Много десятков лет ученые всех стран, занимающиеся исследованиями океана, стремились проникнуть глубоко в «мир безмолвия», чтобы самим наблюдать жизнь океанических глубин, своими глазами увидеть удивительных обитателей дна океана.

Было построено немало специальных снарядов, — исследователи назвали их батисферами, — в которых смельчаки опускались в морскую пучину. Но такие спуски редко удавалось сделать на глубину более километра — мешало огромное давление — тяжесть массы воды, которая грозила раздавить батисферу словно орех. Другим препятствием при глубоководных спусках была опасность обрыва троса, на котором батисфера опускается с корабля, а затем поднимается наверх.

Но вот недавно весь мир облетело короткое телеграфное сообщение: сконструированный бельгийским ученым Огюстом Пикаром и управляемый его сыном Жаком и американским моряком Доном Волшем глубоководный корабль — батискаф «Триест» — достиг рекордной глубины в одиннадцать с половиной километров...
Что же представляет собой батискаф?
Подводный корабль, построенный Пикаром, состоит из круглой стальной кабины, в которой размещены приборы и экипаж, и сигарообразного, напоминающего дирижабль поплавка, вмещающего две тысячи литров бензина. Известно, что бензин легче воды и практически несжимаем. Это позволяет избежать поломки поплавка на глубине. Кабина наблюдателей отлита из твердой стали, толщина ее стенок достигает десяти сантиметров. Электрические моторы, установленные с обеих сторон кабины, приводят в движение гребные винты глубоководного корабля. Специальные клешни позволяют экипажу батискафа захватывать предметы, находящиеся снаружи. В нижней части батискафа находится камера с балластом — металлическими плитами, которые удерживаются электромагнитом. При размыкании цепи электромагнита подводный корабль всплывает. Таким образом подводный корабль Пикара поднимается и опускается не на тросе, а самостоятельно. Первая модель батискафа имела также тормозящее устройство, под названием «конский хвост», на концах которого находились электрические контакты, сигнализировавшие, когда батискаф приближался к поверхности дна, а сам хвост пружинил, ослабляя толчок при падении на грунт.
В снаряжение батискафа входила также целая батарея глубинных пушек, которые заряжаются гарпунами. Ударная сила гарпунов возрастает с увеличением давления воды.
Вначале подводный корабль проходил испытания на небольших глубинах в восемь и сорок метров. Но вот батискаф, управляемый Огюстом Пикаром и его сыном Жаком начинает опытное погружение у западных берегов Италии на предполагаемой глубине в три тысячи метров. Перед самым спуском выясняется, что устройство, держащее «хвост», вышло из строя. Однако это не остановило отважных исследователей: погружение происходило со скоростью полуметра в секунду. Когда стрелки глубиномера показали глубину в три тысячи метров, Жак внезапно закричал: «Бросайте балласт!»
Но было уже поздно. Подводный корабль целиком врезался в илистый грунт. Стрелки приборов застыли на отметке три тысячи сто пятьдесят метров. Положение создавалось угрожающее: теперь над головами ученых не только трехкилометровый слой воды, но и толща вязкого океанического ила.
Внезапно за стеклами иллюминаторов вспыхнул свет прожектора — батискаф вырвался из плена.
После подъема корабля, когда Пикара спросили, не испытал ли он опасений, что погружение кончится печально, он с удивлением ответил: «Что могло случиться с нами? Землетрясения, метеориты, шторм... Ничто не может проникнуть в нашу обитель вечного безмолвия. Морские чудовища? Я не верю в них. Но даже если бы они и существовали и напали на нас, им ничего не удалось бы сделать, кроме как обломать свои зубы о стальной панцирь нашей лодки».

В 1960 году недавно построенный новый батискаф, получивший название «Триест», управляемый Жаком Пикаром совершил глубоководное погружение около острова Гуам. Он достиг глубины в семь тысяч триста метров, перекрыв рекордную глубину в четыре тысячи пятьсот метров, достигнутую в 1954 году французами Хустом и Вильмом. Спуск и подъем батискафа, продолжавшиеся около шести часов, прошли благополучно.

23 января Жак Пикар вместе с Доном Волшем отправляются в «Триесте» на дно Марианской впадины — одной из крупнейших глубоководных впадин океана. Предполагалось, что глубина на месте погружения — одиннадцать километров. Спуск «Триеста» продолжался четыре часа сорок восемь минут. Во время спуска пассажиры батискафа видели множество всевозможных глубоководных животных и моллюсков, часть из которых еще не известна науке. Свечение в темноте глубоководных организмов создавало впечатление, что это не батискаф, а межпланетный корабль летит среди каких-то небесных миров. Временами подводные путешественники видели диковинных рыб, несущих впереди себя подобие ярких фонариков... Наконец — дно. Глубиномер показывает глубину одиннадцать тысяч пятьсот двадцать метров. На дне океана «Триест» пробыл около тридцати минут. А еще через три часа батискаф поднялся на поверхность; мокрые от скопившейся в кабине влаги, Пикар и Волш поднялись на борт поджидавшего их корабля.

Так закончилось новое погружение «Триеста», когда им был достигнут «потолок» глубоководных спусков.
Но дело не только в достижении рекордной глубины. Гораздо важнее научные результаты, которые получили исследователи морской пучины. А результаты эти замечательны: погружение
«Триеста» можно сравнить со спутником, запущенным в пространства «голубого континента». Исследователями был обнаружен исключительно важный факт: специальные приборы, установленные на кабине батискафа, зафиксировали не только горизонтальные, но и вертикальные токи воды. Это открытие явилось предостережением американским атомщикам, которые хотят превратить глубоководные впадины в место захоронения радиоактивных отходов. Жак Пикар увидел на глубине мелкие виды морских организмов, которые нередко встречались вблизи поверхности океана и которые могли подняться к поверхности также только благодаря вертикальным перемещениям и перемешиванию воды.
Раньше учеными принято было считать, что каждые десять метров глубины — это лишний килограмм давления на каждый квадратный сантиметр поверхности погружающегося тела. Наблюдения, сделанные на «Триесте» внесли важную поправку: на глубине 11520 метров было отмечено давление в тысяча сто девяносто килограммов на квадратный сантиметр. Иначе изменялась температура воды. Если на глубине три тысячи пятьсот метров термометры показывали 1,58° тепла, то вблизи дна температура поднялась до 2,5°.
На «Триесте» имелись специальные приборы для улавливания ультразвуковых колебаний; «мир безмолвия» оказался миром самых разнообразных звуков, не улавливаемых, однако, человеческим ухом.
Если подвиг Пикара был совершен для достижения наибольшей глубины океана, старания наших советских ученых направлены на то, чтобы достижения науки принесли наибольшую пользу нашему народному хозяйству. Именно с этой целью уходит в плавание первая в мире подводная научная лаборатория — советская подводная лодка «Северянка», ведущая разведку промысловых рыб в водах океана. На Балтийском заводе в Ленинграде изготовлен новый аппарат для глубоководных погружений, пользуясь которым, советские ученые сумеют изучить глубины моря. Каков образ жизни глубоководных животных? Где отыскать косяки промысловых рыб нашим рыболовным судам? Как работают глубоководные тралы?
Об этом рассказали ученые, которые опустились в морскую пучину в новом гидростате. Это снаряд грушевидной формы, имеющий пять круглых иллюминаторов со стеклами, толщиной в шесть с половиной сантиметров. Через них проводится фото- и киносъемка в толще воды. Кроме этого, гидростат вооружен глубинометром, компасом, приборами для определения цвета воды и ее прозрачности.
Советский гидростат является хорошим подарком разведчикам рыбных богатств наших морей.
Б. Кошенкин

ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО...

... самое быстрое из морских животных—кальмар, гигантский моллюск, с длинным и стройным телом, похожим на стрелу. Благодаря особому устройству двигательного аппарата, действующего по принципу ракеты, кальмар способен передвигаться с молниеносной быстротой.

 

КАМЕННАЯ ЗАГАДКА

В южноанглийском графстве Уильтшайр, возле маленького городка Салисбери, нет ни развалин древних дворцов, ни таинственных пещер, ни гигантских пирамид. И все-таки каждый день сюда приезжают сотни туристов для того, чтобы осмотреть загадочное каменное сооружение. «Стоунхендж» — «висячий камень» — так называют его археологи. Это не совсем точно, потому что камней здесь не один, и не два.
Целая груда гигантских глыб возвышается посреди безлесной равнины. Откуда они? Кто, когда и зачем принес их сюда? Ведь «принести» их под силу было только великану...
Но давайте присмотримся внимательнее. Так ли уж беспорядочна эта каменная груда, так ли бесцельно нагромождение каменных столбов?
Посмотрите, — вот эти огромные камни словно образуют один большой круговой забор. Один, два, три... Целых тридцать каменных столбов, каждый высотой в четыре метра, да еще поперечные каменные перекладины. Теперь большинство из них повалено, а когда-то они возвышались над равниной — большие каменные ворота. Это главный забор.
А дальше еще один круг — внутренний. Он поменьше. И камни здесь тоже поменьше. Зато после него идут самые гигантские глыбы, глыбы-великаны. Пять каменных ворот из этих глыб образуют уже не круг, а какое-то подковообразное строение. И, наконец, внутри этой подковы находится большой каменный брус.
Ну хорошо — забор, еще забор, подкова, каменный брус... Но для чего это гигантское сооружение? И кто создал его?
Может быть, об этом расскажут древние надписи, выбитые на камнях? Нет, столбы молчат. Столбы немы. Значит, в те времена, когда создавалось это сооружение, еще не было письменности. Значит, это было давно, очень давно — тысячи лет назад.
За дело взялись археологи. Бережно вынимали они из земли черепки с украшениями, остатки обугленных костей. Да, когда-то здесь приносились жертвы божествам. Может быть, каменное сооружение— древнее святилище?
Да, святилище! Но только ли? Почему так строго в определенном порядке расположены все столбы? Почему так точно на северо-восток направлена аллея из глыб, проходящая по оси каменной подковы и окаймленная двумя канавами?

Случайно ли все это? Нет, оказывается, не случайно.
Это каменное сооружение было не только святилищем, оно было еще и... календарем.
Да, да не удивляйтесь. И каменные ворота, и аллея — все здесь расположено так, что каждый год в день летнего солнцестояния первый луч восходящего солнца падал точно на огромный каменный брус в центре подковы — на алтарный камень.
Простым людям это казалось великим чудом. В этот день они приходили сюда, чтобы принести жертвы богу солнца, потому что день этот, 21 июня по нашему календарю, считался у древних жителей первым днем нового года.
Но что же это за календарь, если он определял лишь один день в году? Нет, оказывается, не один. Особые отметки в этом каменном календаре показывали, как падают лучи солнца и в остальные дни года. По этим отметкам следили за течением времени.

Вот каким, оказывается, был один из самых древних календарей в мире.

Значит, недаром были доставлены сюда эти каменные глыбы... Ученые установили, что их привезли из каменоломен Уэльса — за двести пятьдесят километров. Весом каждая глыба около тридцати тонн.
Привезли... Но как? Это до сих пор загадка. Вот и выходит, что не только на далеком острове Пасхи, с его гигантскими статуями, скрыты древние тайны, есть они и совсем недалеко от нас, на европейском континенте...
И. Депмак