БАЙКАЛ ПРЕЖДЕ И ТЕПЕРЬ

БАЙКАЛ ПРЕЖДЕ И ТЕПЕРЬ

Озеро Байкал, расположенное в глубокой впадине среди высоких гор, производит большое впечатление. Поражают и необыкновенные глубины озера, и его холодные волны, и глухая тайга по берегам, и громадные горы, которые делают берега как бы неприступными для человека.

Выяснением происхождения интересной байкальской природы я занимался много лет. Исследования в соседних с Байкалом горах были начаты почти тридцать пять лет назад, а изучение берегов Байкала — двенадцать лет назад.
Помню, во время моих первых поездок на Байкал, по озеру ходило мало пароходов и совсем не было моторных катеров. Поэтому для передвижения по озеру приходилось пользоваться гребной лодкой. А теперь катера, пожалуй, главное средство сообщения. Они снуют в различных направлениях: перевозят рыбаков, буксируют небольшие баржи с разными товарами, сплавляют лес. По южному берегу Байкала проходит железная дорога, соединяющая центры нашей Родины с берегом Тихого океана. Но в сторону от этой дороги еще тридцать лет назад можно было пробраться только на лошадях или пешком.

От Култука, то есть от юго-западной оконечности озера, шел к западу единственный Тункинский тракт. Он протянулся по Тункинской долине между высокими горами к монгольскому озеру Косогол. Под звон дорожных колокольчиков и окрики ямщиков, по тракту проносились, запряженные в крытые возки, пары и тройки небольших, но крепких сибирских лошадок. В этих возках проезжали разные люди. Частью это были посетители известного сибирского курорта Ар-шан. Грузы, или, как раньше говорили в Сибири, — кладь везли на двуколках, а зимою на санях, из которых составлялись длинные обозы.
Но уже в 1934 году от железнодорожной станции Култук до курорта Аршан курсировал пассажирский автобус. Грузы стали перевозить автомашинами. Дорога была усовершенствована. Но автомобильные гудки все еще пугали медведей, нередко выходивших из лесу на проезжую дорогу.
В 1948 году, во время исследований Баргузинской долины, я с трудом достал конную тележку. К этому времени по дорогам здесь ходили почти одни автомобили. Мне же нужна была тележка, потому что она давала возможность чаще останавливаться и проезжать по таким местам, где не может пройти машина.

В настоящее время на Байкале много различных средств передвижения и можно всюду быстро проехать. Пять лет назад по восточному берегу Байкала и вдоль всей Баргузинской долины заново построен превосходный тракт, но которому мчится множество разных автомашин. С мая по ноябрь вдоль озера еженедельно ходит пассажирский пароход. Почти во всех направлениях бороздят озеро катера. По южному берегу проходят железнодорожные поезда. До курорта Горячинска, расположенного на берегу Байкала, в течение летнего сезона ежедневно ходит по Баргузинскому тракту пассажирский автобус. В нескольких местах круглый год приземляются пассажирские самолеты. С каждым годом Байкал становится все доступнее. Сюда летом приезжает много различных экскурсий.

Население по берегу озера распределяется неравномерно. Сравнительно густо заселены южный и юго-восточный берег, а также частично западный — в районе Малого моря. Большая северная часть озера до сих пор почти безлюдна. Здесь на самых берегах — дремучий лес, который состоит из вековых кедров, сосен и лиственниц. Иногда можно встретить медведя, косулю, оленя, а то и сохатого. В северной части озера живет много нерпы. Ее можно заметить, когда она всплывает, чтобы подышать воздухом, или когда вылезает на берег, чтобы полежать на камнях.

Берега в северной части Байкала суровы. Здесь с двух сторон поднимаются крутые склоны высоких горных хребтов— Байкальского и Баргузинского. На больших участках волны подтачивают отвесные утесы.
С заселением байкальских берегов начали неразумно уничтожать природу озера. Уменьшилось количество рыбы и нерпы, стал истребляться соболь, обеднела животными прибайкальская тайга. На необходимость сохранности природы на Байкале было обращено внимание незадолго до Великой Октябрьской рево-люции. Сразу же после революции на северо-восточном берегу озера, к северу и к югу от мыса Валукан, который находится рядом с губой Давше, был устроен заповедник. Он охватил длинную и широкую полосу Баргузинского горного хребта и поэтому был назван Баргузинским. Благодаря этому заповеднику удалось не только сберечь прибайкальского соболя, обладающего очень ценным мехом, но и размножить его. В заповеднике хорошо сохранилась вообще вся природа прибайкальской тайги.

Опыт Баргузинского заповедника показывает, как нужно сохранять байкальскую природу. Охрана Байкала — дело весьма важное. Нужно иметь в виду, что сейчас в этих районах идет большое строительство. На реке Ангаре, вытекающей из озера, строятся мощные гидроэлектростанции. Ближайшая из них к озеру уже построена и дает промышленный ток. Рядом с Байкалом скоро будут построены два целлюлозных завода; один — на реке Селенге, другой — на южном берегу озера. Развивается рыбная промышленность. Уже давно существуют рыбоконсервные заводы в Усть-Баргузине и Нижне-Ангарске.

С каждым годом на Байкале становится все больше туристов. Они не ограничиваются посещением самого озера, они совершают трудные походы в соседние высокие горы. Идут по диким тропам, а местами прокладывают свой путь по совершенно нехоженным еще местам, наслаждаясь общением с первобытной природой. Усиливается и научное изучение Байкала.

В старину исследования производились учеными, изредка приезжавшими на короткие сроки из крупных городов. Но в 1928 году Академия наук открыла на Байкале лимнологическую станцию. Сначала она помещалась в Маритуе, но вскоре была переведена в поселок Лиственичное. Лимнология — это наука об озерах, по-русски — озероведение.
Многие наблюдения на озерах необходимо вести круглый год. К ним относятся наблюдения за жизнью животных и растений, за температурой воды, ее течениями, волнениями, за льдом в зимнее время, за прибоем, за размыванием и намыванием берегов и так далее.
На Байкальской лимнологической станции постоянно живут и работают научные сотрудники разных специальностей, собрана богатая библиотека, устроен байкальский музей. В распоряжении станции находится несколько хорошо оборудованных моторных катеров для поездок по озеру. В музее бывает много посетителей, число которых в некоторые годы превышает одну и даже две тысячи. Многие интересуются и хотят полюбоваться Байкалом.

До 1959 года Байкальская лимнологическая станция помещалась в шести небольших деревянных домах. В последние годы для станции построены у самого истока Ангары большие трехэтажные кирпичные дома с удобными лабораториями и квартирами.

Рядом с лимнологической станцией построены комфортабельные гостиницы.
На берегу Байкала, в поселке Коты, расположена биологическая станция Иркутского университета. На ней тоже ведутся интересные научные работы и проходят учебную практику студенты.
Все это своевременно и необходимо. Все удобно и полезно для человека! Но как радостно для исследователя, когда очутишься на диком берегу в северной части Байкала! Сзади стоит дремучая тайга. Впереди голубая гладь озера, за которым, на противоположном берегу, поднимаются горы. О камни плещутся волны, а рядом на прибрежной лужайке под ярким солнцем буйно растет зеленая трава с золотыми лилиями, красными и сиреневыми саранками, голубыми шпорниками, фиолетовым иван-чаем и другими прекрасными цветами. С севера вдоль озера тянет свежий ветер, и чистый воздух наполняет грудь.

Первобытная природа всегда доставляла огромную радость людям. При общении с природой человек испытывает такие чувства, которые ничем нельзя заменить. Поэтому природу надо беречь и охранять. Особенно приходится думать и заботиться об охране такого замечательного озера, как Байкал.
Даже в северной части Байкала, где в общем довольно хорошо сохранилась первобытная чистота природы, в некоторых уголках живописных берегов заметно небрежное отношение к ней со стороны рыбаков и охотников из соседних селений.

Тридцать лет назад прибайкальская тайга в удалении от населенных мест совсем не была тронута человеком. Мы подолгу ходили тогда небольшим отрядом по безлюдным горам Хамар-Дабана, который находится с южной стороны Байкала и Тункинской долины. Дикая тайга прекрасна! Но безлюдие и глухомань были таковы, что, бывало, соскучишься по человеку. Мне вспоминается, что когда мы долго бродили по первобытной тайге, то нас радовал даже пень, оставшийся от срубленного дерева. Увидишь такой пень и думаешь, что здесь когда-то был человек, вероятно, охотник. И сделается как-то приятно. Когда пни попадались чаще, то мы угадывали, что это признак близкого жилья, что тоже вызывало радость.

А теперь срубленные деревья в тайге и особенно по берегам Байкала вызывают возмущение. Рубят деревья необдуманно. В 1956 году мне пришлось подниматься на Морскую гору по заброшенному Лан-гатуйскому тракту от устья реки Мурин, впадающей в Байкал. Старый тракт зарос мелкими деревцами, среди которых вьется конная тропа, а по сторонам стоит старая тайга. Я был до крайности изумлен, что все могучие кедры по обеим сторонам дороги спилены года два назад, но ни один из них не вывезен. Не обрублены даже кроны. И такое бесполезное истребление громадных кедров было совершено на огромной площади.

Приведу еще один случай. Одному научному работнику недавно пришла мысль отгадывать, в какие годы за прошлые столетия уровень Байкала особенно высоко поднимался. Он стал это делать, измеряя утолщение или утончение годовых колец в стволах прибрежных деревьев. Он пытался доказать, что особенно тонкие кольца, которые возникают при ухудшении условий роста, свидетельствуют о подтоплении деревьев байкальской водой. Задача была поставлена малоинтересная, практически ненужная, а научный работник спилил массу деревьев-великанов, которые украшали живописные уголки Байкала.

Мне вспоминается, что когда я начинал исследования Прибайкалья, то в тайге было множество медведей. Бывало, ночью слышишь из палатки, как медведи ходят по лесу и с шумом ломают деревья. Наши лошади боялись пастись далеко от людей и подходили совсем близко к палатке. Случалось, что лошади, боясь медведей, будили нас, толкая головами через матерчатые стенки палатки. Приходилось распугивать медведей ружейными выстрелами. А сейчас некоторые исследователи Байкала и его побережья поднимают вопрос об охране медведей,— их беспощадно истребляют петлями. Петли из тонкого стального троса привязывают к дереву и настораживают
на медведя. Таких ловушек ставят много. Охотники подолгу их не осматривают. Попавшие в ловушку медведи погибают от голода и, долго оставаясь в петле, разлагаются, заражая зловонием окружающую тайгу. Как не возмутиться таким безобразным способом охоты!
Теперь грациозные козули встречаются в Прибайкалье одиночками и то редко. Этих безобидных зверей беспощадно истребили охотники.
Все такие проявления безудержного уничтожения природных богатств заставили наше правительство принять меры по охране байкальской природы.

9 мая 1960 года Совет Министров РСФСР принял специальное постановление об охране и использовании природных богатств Байкала. По этому постановлению площадь Баргузинского заповедника сильно увеличена и составляет теперь восемьдесят пять тысяч гектаров. В заповедник включены полуостров Святой Нос, Ушканьи острова, острова в Чивыркуйском заливе и большой участок, площадью около ста сорока тысяч гектаров, на северо-западной стороне озера между мысами Котельниковским и Рытым.

Дельта Селенги, по этому же постановлению, объявлена охотничьим заказником, в котором запрещена охота на пролетную птицу (гусей, уток, лебедей и другую водоплавающую птицу). Предусмотрена обязательная очистка загрязненных сточных вод, которые могут попадать в Байкал. Запрещены рубки леса на прибрежных склонах вокруг всего Байкала. Упорядочен рыбный и нерпичий промысел на озере.
Таким образом, все более расширяется круг деятельности исследователей Байкала. Надо не только изучать и использовать, но и беречь природу нашего замечательного озера. Оно является природным сокровищем.

Байкал суров, а берега его каменисты и круты, поэтому они сравнительно мало заселены. На берегах озера практически не существует хлебопашества, да и для скотоводства нет подходящих условий. Главное занятие коренных байкальских жителей — рыбный и нерпичий промысел, а также охота за пушным зверем в прибайкальской тайге, добыча кедрового ореха и использование некоторых других природных богатств.
Благоприятными условиями для хлебопашества и скотоводства обладают соседние с Байкалом долины — Баргузинскаяи Тункинская, а также Селенгинская низменность и равнинные площади, расположенные к северо-западу от озера по реке Ангаре и некоторым ее притокам. Эти места заселены наиболее густо.

Ученые предполагают, что в древности, в каменном веке, люди сторонились грозного Байкала, несмотря на то, что здесь водилась в изобилии рыба.
Это подтверждается хотя бы тем, что на берегах озера были найдены только такие предметы, которые сделаны человеком в новокаменном веке, или, как говорят ученые, в неолите. Их давность большей частью не превышает четыре тысячи лет. Более древние следы пребывания человека на берегах Байкала по-видимому, очень редки. В то же время в некотором отдалении от озера обнаружено много остатков человека древнего каменного века, который жил тысячелетия назад.

Значение рыбного промысла на Байкале возрастало в связи с увеличением населения в Восточной Сибири, а также потому, что в сибирских реках, вследствие неумеренной добычи, стало меньше рыбы.
Больше всего в Байкале ловили рыбы для жителей Иркутска, Улан-Удэ и других населенных пунктов. Из Байкала брали слишком много рыбы, и это привело к истощению рыбных богатств.
На берегах Байкала сейчас существует три рыбоконсервных завода: в Усть-Бар-гузине, в Нижне-Ангарске, в северной оконечности озера, и в поселке Гуджиры на Ольхоне.

Но как ни изменялся улов, Байкал всегда славился своей рыбой. Без соленого омуля в бесчисленных бочках Байкал трудно было себе представить. Однако в последние годы хозяйственное значение Байкала в корне изменилось.

Теперь рыбный и нерпичий промыслы значительно сокращены и славен Байкал будет другим.
Озеро Байкал — это природное водохранилище, где можно собрать огромный запас воды, необходимой для равномерной работы гидроэлектростанций на Ангаре; и не только на Ангаре, но даже на Енисее.

Полноводность рек, на которых строятся электростанции, подвержена большим колебаниям. После обильных дождей или весной, после таяния зимних снегов, реки разливаются; в них течет гораздо больше воды, чем в обычное время. Наоборот, в сухое время года, например в летнюю межень, течение рек почти замирает. Если бы силовые станции строились на реках без подпруживания, то электроэнергия во время паводков могла бы добываться в большом количестве, а при спаде воды работа станций останавливалась бы. Для работы промышленных предприятий, главных потребителей электроэнергии, такой режим был бы неприемлем. Поэтому течение рек выравнивается. Реку перегораживают плотинами для задержания воды. Вода расходуется по мере надобности, равномерно. Кроме того, для работы электростанций вода должна обладать большим напором. Чем выше плотина, тем больше напор, а следовательно, больше и электроэнергии.

Байкал очень глубок, и в нем содержится огромное количество воды. Но тот ее объем, который расположен глубже порога стока, остается не пригодным для силового использования. В Байкале полезна только та часть воды, которая может свободно вытекать в реку Ангару. Для силового использования важен поверхностный сливной слой воды. Его глубина при естественных условиях в среднем 1,6 метра. Объем воды в сливном слое равен площади озера, помноженной на. глубину сливного слоя. Следовательно, если площадь Байкала равна тридцати одной тысяче пятистам квадратных километров, то объем его сливного слоя составит примерно пятьдесят кубических километров. Ими-то и можно пользоваться для работы водносиловых станций на Ангаре.

Если увеличить глубину сливного слоя или, иными словами, увеличить запас воды в нем, то можно еще лучше выровнять сток Ангары и Енисея. Этим будет достигнута нормальная работа строящихся гидроэлектростанций. Поэтому намечено увеличить толщину сливного слоя Байкала немного более чем в два раза, доведя ее до трех с половиной метров.

Берега Байкала подготовлены для того, чтобы встретить повышение уровня воды в нем, которое произойдет в связи со строительством плотины Иркутской ГЭС. Все строения в населенных пунктах перенесены с низких участков на более высокие. Местами построены дамбы, которые должны предохранить от затопления низкие места. На южном берегу Байкала сооружены на железнодорожных откосах большие бетонные стенки, чтобы предохранить железную дорогу от размыва. Во время обмеления притоков Ангары из Байкала будет выпускаться больше воды для работы станций, расположенных в нижнем течении Ангары. А когда в бассейне Ангары пройдут обильные дожди, можно будет накапливать запас воды в Байкале.

Для быстрого спуска воды из озера в реку предполагалось сделать глубокую прорезь дна в истоке Ангары. Прорезь эта проектировалась в двух вариантах: одна — глубиной ц двадцать пять метров и шириной сто метров; другая — глубиной шесть — семь метров и шириной триста метров. Она должна пройти с левой стороны Шаманского камня — скалы, поднимающейся из Ангары в ее истоке.
Но искусственные колебания уровня озера опустошают береговую полосу. Поэтому надо прибегать к ним как можно реже и не допускать слишком большого размыва.

Недавно построенная на реке Ангаре, недалеко от Байкала, Иркутская ГЭС должна давать ежегодно четыре миллиарда киловатт-часов электроэнергии.
В 1961 году закончится строительство Братской ГЭС. Ее плотина перегораживает Ангару на месте величественных Братских порогов ниже города Братска. Напор воды на этой станции будет равен ста метрам. Она будет давать в год двадцать два миллиарда киловатт-часов электроэнергии. Приблизительно такой же производительностью должна обладать и Усть-Илимская станция, строительство которой намечено еще ниже по течению Ангары. В дальнейшем предполагается строительство и других станций. Подсчитано, что все Ангарские водносиловые станции, когда они войдут в строй, смогут вырабатывать семьдесят миллиардов киловатт-часов электроэнергии в год.

Вся вода, протекающая в Ангаре близ ее истока, принадлежит Байкалу. Чем ниже по течению реки, тем больше примешивается к ней воды, которую приносят ангарские притоки. Ангара становится все полноводнее и полноводнее, но все же половина всей воды Ангары является, по происхождению, байкальской. Следовательно, байкальская вода будет давать тридцать пять миллиардов киловатт-часов электроэнергии в год. Вот какова ее мощность!

Кроме того, байкальская вода является очень ценной для целлюлозной промышленности. Она отличается необыкновенной прозрачностью и чистотой и содержит чрезвычайно мало растворенных веществ. В ней так же мало химических примесей, как и в дождевой воде. Пользуясь байкальской водой для переработки древесины, можно получить целлюлозу особенно высокого качества. Только из такой целлюлозы можно сделать прочную основную ткань — «корд» для резиновых шин, к самолетам. Прочные шины самолетам нужны особенно сейчас, в связи с большими скоростями их пробега при взлетах и посадках. Крайне необходимы они для реактивных самолетов. Поэтому на южном берегу Байкала, рядом с устьем реки Солзан, намечено построить крупный целлюлозный завод. Он будет работать на байкальской воде.

На берегах Байкала возникают и другие промышленные предприятия. К востоку от устья Солзана недавно построен шпалорезный завод. В южной оконечности озера добывается слюда — белая, прозрачная слюда мусковит — высокого качества. Здесь существуют слюдяные копи, рядом с которыми расположен город Слюдянка. В нескольких километрах от него находится мясной комбинат. С ростом промышленных предприятий растут селения, возникают города.

Раньше на берегу Байкала был всего один курорт—Горячинск. Он расположен на восточном берегу озера, на Баргузинском тракте. Это один из древнейших курортов. Он существует около двухсот лет. Здесь крупный источник горячей радиоактивной и слабосернистой воды, излечивающей разные заболевания.

В советское время в северной части восточного берега, где также выходит горячий источник, возник второй курорт — Хакусы. Его вода излечивает ревматизм.

На очереди открытие курорта на мысе Котельниковском в северной части западного берега. Вода горячих источников выливается на поверхность из глубоких недр земли. Поэтому она горячая и содержит в растворе химические вещества. Вода поднимается по трещинам в горных породах, образовавшимся в связи с движениями и смещениями в земной коре.

Горячие источники привлекают к себе население. Поселок Давше, где расположено Управление Баргузинского заповедника, находится рядом с горячим источником.

Недалеко от Хакус, в устье реки Том-пуды, выстроен недавно поселок Томпа.Здесь поселилось несколько десятков семей эвенков, раньше кочевавших с оленями в прибайкальской тайге. Другой эвенкский поселок находится при выходе из гор речки Холодной, впадающей в Кичеру севернее поселка Нижне-Ангарска.

* * *

Прекрасна, неповторима природа Байкала; таких уголков на земном шаре немного. Но она не остается неизменной.
Байкал принимает новый облик вместе с преобразованием всей нашей страны. А чтобы глубоко понять, что происходит на этом озере, надо хорошо знать его, надо подробно изучать. Прошло уже три столетия, как начали исследовать и описывать Байкал. По мере того, как изучаются одни явления, возникают вопросы о других. Открываются совсем новые, ранее не известные стороны природы. Это требует все, новых и новых, все более углубленных исследований.

Профессор В. Ламакин