ГОРОД, ИСЧЕЗНУВШИЙ В ДЖУНГЛЯХ

ГОРОД, ИСЧЕЗНУВШИЙ В ДЖУНГЛЯХ

В сказке о спящей красавице злая волшебница заколдовала целое царство. Самая память о нем изгладилась из памяти людей. Дремучий лес скрыл от их взоров царский дворец.
Это, оказывается, бывает не только в сказках.
Такая же примерно участь постигла древнее царство Кхмер, ядром которого была нынешняя Камбоджа. С IX по XIV век Кхмеру подчинялся весь юг Индокитайского полуострова. В это время и возникла его столица — город Ангкор Великий. Дворцы и храмы этого города славились своей архитектурой далеко за пределами царства.
Но вслед за расцветом наступил упадок Кхмера. Княжеские междуусобицы ослабили страну, и этим воспользовались чужеземные завоеватели. В 1431 году соседи кхмеров— таи — вторглись в их страну, захватили и разграбили Ангкор.
После этого опустошительного похода город уже не оправился. Полягают, что до нашествия таи здесь проживало до миллиона жителей, но все они погибли или разбежались во время войны.
Спустя несколько десятилетий остатки города были поглощены тропическим лесом с его буйной растительностью. Там, где некогда творили суд цари кхмеров или шумели многолюдные рынки, — поднялись деревья-исполины. Своими могучими корнями они разрушили огромное количество зданий, а те, которые устояли от разрушения, покрылись густой завесой вечной зелени.
У древних кхмеров была своя литература, свои историки. Но они писали на пальмовых листьях или кожах. В пожарах войн все это погибло. А надписи на камне скрыл тот же лес. Поэтому жители Камбоджи почти забыли о столице своих предков.
И вот столетие назад французский путешественник Анри Муо услышал народное сказание об этом городе, разыскал его.
С тех пор камбоджийцы на протяжении многих десятилетий освобождали свою древнюю столицу от душивших ее джунглей, восстанавливали разрушенные постройки.
Теперь в Ангкор приезжают тысячи туристов из самой Камбоджи и многих других стран, чтобы посмотреть величественные дворцы и храмы, прекрасные мощеные дороги, сложные оросительные сооружения, построенные много веков назад.
Попробуем последовать за ними и мы. Нам, конечно, не удастся побывать в жилищах простых горожан — они строились из дерева и давно сгнили. Но наиболее крупные каменные здания остались.
Вот перед нами Ангкор-Ват. Он был построен в двенадцатом веке. Сначала служил крепостью и дворцом местного правителя, потом стал храмом. Широкий ров, где некогда водились крокодилы, и толстая наружная стена Ангкор-Вата опоясывают пространство больше чем в два с половиной квадратных километра.
Пройдем через каменные ворота с тремя башнями.
После этого нам придется долго подниматься вверх. Ангкор-Ват расположен на трех террасах, обрамленных оградами, и увенчан центральной башней на высокой пирамиде. Поэтому до самой верхней точки дворца-храма мы, пожалуй, не доберемся, — для этого надо быть верхолазом!
Неподалеку от Ангкор-Вата находится еще более древний дворец-храм. Он называется Ангкор-Том. Построен дворец в девятом веке. Это целый город: площадь его почти в три раза больше площади Ангкор-Вата. Здесь нельзя заблудиться, потому что в центре храма возвышается самая высокая башня, к которой ведут с разных сторон прямые улицы.

Ангкор-Ват и Ангкор-Том — это как бы огромные каменные альбомы. На их стенах повсюду высечены бесчисленные изображения. Здесь мы видим царей, полководцев, страшных чертей и разных злых духов, которыми жрецы пугали народ. Увековечены рыбаки за ловлей рыбы, участники петушиных боев, а также танцовщицы, акробаты и, наконец, повара, которые в джунглях варят в котле дикого кабана.
Нынешние камбоджийцы — прямые потомки древних кхмеров, наследники их высокой культуры. Современные танцовщицы очень похожи на тех танцовщиц, которых запечатлел когда-то скульптор на стене Ангкор-Вата.
Камбоджийцы и сейчас пользуются таким же режущим оружием, каким размахивают высеченные на камне цари кхмеров.
В. Голант

геологический календарь

Уже давно известно, что наша планета не всегда была такою, какой мы ее видим сегодня. Много раз изменялись очертания ее материков, возникали и разрушались горные хребты, наступали и отступали моря, менял свой облик растительный и животный мир.

Исследуя ископаемые остатки вымерших животных и растений, населявших Землю в минувшие эпохи, ученые установили, что историю нашей планеты можно разделить на несколько больших этапов. Каждый этап продолжался много миллионов лет. Была создана так называемая «шкала геологического времени» — своеобразный календарь истории Земли. Этот календарь выделяет шесть крупных отрезков времени. Они называются эрами. Эры в свою очередь делятся на геологические периоды.

Как образовалась Земля, мы пока еще точно не знаем. Одни ученые считают, что вначале Земля была раскаленной, а затем начала остывать. Другие — предполагают, что поначалу она была холодной, а потом начала разогреваться от тепла, которое выделялось в земных недрах в результате распада радиоактивных веществ. Кто же прав? Дальнейшие исследования должны решить этот спор.

Но одно ясно: вскоре после возникновения Земля оделась плотной каменной оболочкой. С момента образования этой каменной коры и начинается геологическая история Земли.
Около пяти миллиардов лет назад наша Земля представляла собою пустынный шар, на ней не было никаких признаков жизни. Уныло плескались мелкие водоемы, хранили молчание безжизненные равнины, безмолвствовали голые скалы. Мертвую тишину нарушал только грохот огнедышащих вулканов, изрыгавших тучи раскаленного пепла. Так продолжалось около трех миллиардов лет. Мы называем это время архейской или азойской (то есть безжизненной) эрой.

Но вот где-то в теплых морских водах возникли первые живые соединения белка — коацерваты и протобионты. Их еще нельзя было назвать ни растениями, ни животными. Но в этих маленьких белковых комочках уже теплилась жизнь, — они питались, двигались и размножались.

От протобионтов произошли другие, более сложные, организмы. Но еще долгое время жизнь билась в тисках единственной клетки, и почти целый миллиард лет Земля была населена только простейшими растениями: бактериями, одноклеточными водорослями и грибами. Этот этап истории жизни назван археозойской эрой.

На смену ей пришла протерозойская эра, которая продолжалась почти полмиллиарда лет. За это время в морях появились первые настоящие животные. Закачались на волнах водянистые медузы, на отмелях поселились гребневики, а на илистом дне закопошились различные черви, примитивные ракообразные и предки морских звезд — древние иглокожие.

С возникновением животных началась новая эра, получившая название палеозойской, то есть эры Древней Жизни. В начале этой эры — в кембрийском периоде— по всей Земле распространился мягкий теплый климат. Большая часть планеты была покрыта морем.
Среди обитателей кембрийского моря первое место занимали беспозвоночные животные — археоциаты и трилобиты.
Археоциаты были, по-видимому, предшественниками губок. Тело их имело форму бокала, отчего эти животные и заслужили свое название — археоциат, что означает в переводе с латинского языка— «древний кубок».

Трилобиты были ракообразными животными. Внешне они несколько напоминали мокрицу. Их тело было покрыто прочными щитками и иногда уснащено шипами, которые служили защитой от нападения врагов. Трилобиты жили в мутной придонной воде, и потому зрение у них было очень слабым, а у некоторых видов трилобитов и вовсе не было глаз.
Кроме археоциатов и трилобитов в море жили медузы, древние кораллы да морские звезды. Небогат был животный мир кембрийского моря, а суша в те времена оставалась совершенно незаселенной.
На протяжении двух последующих периодов— ордовичского и силурийского — трилобиты расселились по всему земному шару и стали, пожалуй, самыми распространенными животными. Они научились плавать, стали хорошо видеть и приобрели способность свертываться в клубок в случае опасности.
Вместе с трилобитами в морских водах жили крупные головоногие моллюски — наутилусы — с крепкими, большими закрученными раковинами, достигавшими полутора и двух метров. Эти огромные моллюски были хищниками и, наверное, охотились на трилобитов.
Кроме них, в морях появились новые обитатели — морские ежи, морские лилии и панцирные рыбы; их тело было покрыто снаружи прочной костной броней. В большом количестве встречались мелкие колониальные животные — граптолиты. Некоторые граптолиты вели сидячий образ жизни и походили на маленькие кустики, приросшие ко дну. Другие — имели плавательный пузырь и, подобно медузам, носились по воле морских течений. Размеры граптолитов были невелики — всего несколько сантиметров, но в силурийских водоемах их было такое множество, что падавшие на дно трупы со временем образовали мощные залежи темной породы, которая называется письменным камнем. Если взглянуть на плиту такого камня, то кажется, будто он весь испещрен надписями на каком-то восточном языке. Эти странные «письмена» и представляют собою окаменелые остатки граптолитовых колоний.
Одновременно с развитием жизни в море, во влажных участках материков уже появились первые крупные растения — псилофиты. Но животный мир континентов был по-прежнему очень беден. Только скорпионы да многоножки смогли прижиться на суше.

На смену силуру пришел девонский период.
В девоне необычайно размножилось рыбье царство. По-прежнему копались в песке бронированные панцирные рыбы. Теперь они стали крупнее и подвижнее. В открытых водах стремительно проносились акулы. В пересыхающих озерах возникла большая группа двоякодышащих рыб. Эти рыбы дышали жабрами, но свободно могли дышать и на суше, так как имели еще легкие.
Некоторые рыбы, обитавшие на отмелых морских прибрежьях, пытались расстаться с морем и переселиться на сушу. Их плавники стали приспосабливаться для ползания и превратились в отдаленное подобие ног. Такие рыбы были названы кистеперыми.
На суше в это время широко распространились многоножки и появились первые насекомые. Древние растения — псилофиты — постепенно вымирают, и их место занимают папоротники, хвощи и плауны.
Хвощи, папоротники и плауны достигли гигантских размеров и быстро распространились по всей Земле. Это были стройные деревья, высотою в тридцать и более метров. Могучие леса этих растений, отмирая, образовали много месторождений каменного угля. Отсюда и произошло название очередного периода — каменноугольный.

Среди зарослей громадных папоротников сновали гигантские насекомые: стрекозы, достигавшие семидесяти сантиметров, огромные пауки и тараканы.

А в прибрежных болотистых плавнях тем временем появились первые четвероногие— земноводные. Древнейшие земноводные, произошедшие от кистеперых рыб, называются стегоцефалы, что значит панцирноголовые. Первые стегоцефалы походили на тритонов. Они двигались по суше еще неумело, загребая землю лапами. Их движение скорее напоминало плавание, чем ходьбу.

Но очень скоро земноводные превосходно освоились с новыми условиями жизни. Стегоцефалы научились проворно передвигаться и превратились в крупных хищников с огромной, прекрасно развитой пастью. Многие из них окончательно переселились на сушу и только весною возвращались в воду — метать икру. За короткий срок земноводные размножились в громадном количестве и заняли господствующее положение среди животных Земли.

За каменноугольным периодом наступил пермский — последний период палеозойской эры.
В начале пермского периода климат продолжал оставаться жарким, и на Земле сохранялись густые леса папоротников, хвощей и плаунов. Но во второй половине периода климат становится холоднее и суше. Гибнут папоротниковые леса, на их месте возникают пустыни. Вымирают гигантские насекомые.
В пермском периоде от стегоцефалов произошли древние пресмыкающиеся: травоядные котилозавры и хищные териоданты. Пресмыкающиеся имели значительные преимущества перед земноводными. Они не метали икру в воду, а откладывали яйца в хорошо прогреваемый
солнцем песок. Тело их было защищено от испарения роговыми покровами или чешуей. Такие животные гораздо легче приспосабливались к изменениям климата, чем прихотливые древние земноводные.
В период наивысшего развития пресмыкающихся открывается новая страница истории Земли, получившая название мезозойской эры — эры Средней Жизни. Она продолжалась около ста пятидесяти миллионов лет и включает три периода — триасовый, юрский и меловой.
На всей планете установилась ровная умеренная температура. В лесах преобладали многочисленные пальмы и хвойные деревья. Из древних растений в достаточном количестве сохранились только папоротники, но теперь они выглядели куда менее величественно, чем в каменноугольном или пермском периоде.

В начале мезозойской эры земноводные окончательно уступили место пресмыкающимся.
От котилозавров произошла большая группа исполинских пресмыкающихся, которые за свой устрашающий внешний вид получили название динозавров — «ужасных ящеров».
По низменным, поросшим густыми лесами берегам водился неуклюжий игуанодон. Этот травоядный гигант достигал четырнадцати метров. Он ходил на задних лапах, опираясь на сильный толстый хвост. Большие пальцы на его коротких передних конечностях имели вид кинжалов и торчали под прямым углом к остальной кисти. Эти заостренные пальцы могли служить превосходным оборонительным оружием.
Другой сухопутный ящер — трицератопс — имел прочный костяной «воротник», защищавший шею. Голова трицератопса была закрыта плотным костным шлемом, над которым поднимались три острых рога. Длина этого ящера достигала шести метров.
Еще крупнее были медлительные стегозавры. На их спине высился большой причудливый гребень, состоявший из массивных костяных пластин.
Сорока метров в длину достигал атлантозавр — самое крупное из когда-либо известных на Земле четвероногих. Этот ящер имел грузное тело, длинный хвост, длинную шею и очень маленькую голову. Чуть меньше атлантозавра был его близкий родственник — бронтозавр.
В низовьях речных дельт, защищенных от морских приливов зарослями болотных деревьев, обитали гадрозавры. Морда гадрозавра оканчивалась узким рылом, напоминавшим утиный клюв, а челюсти были усажены многочисленными зубами. Подобно игуанодону, он передвигался на задних лапах, но, в отличие от мирных игуанодонов, гадрозавр был настоящим хищником.
В открытых саваннах жил другой крупный двуногий хищник — четырнадцатиметровый тираннозавр.
Но, очевидно, условия жизни на континентах оказались неблагоприятными для некоторых пресмыкающихся. И ряд ящеров снова возвращается в воду.
Одним из самых древних морских ящеров был ихтиозавр. Его веретенообразное тело достигало десяти метров в длину. Пасть была полна острых зубов, а на спине поднимался острый зазубренный гребень.
Несколько позднее ихтиозавра в море появились еще более крупные ящеры.
У тринадцатиметрового плезиозавра было круглое, как у черепахи, туловище, конечности превратились в широкие ласты, а длинная шея вытягивалась в длину на семь метров и заканчивалась небольшой зубастой головкой. Родичи плезиозавра— мозазавры и долихозавры — имели длинное змееподобное тело длиною до тридцати метров.
Наряду с ящерами в воде плавали гигантские черепахи и гонялись за добычей морские крокодилы.
Но пресмыкающиеся не ограничиваются покорением морей, — они устремляются в воздух. Возникают крылатые летающие ящеры — птеродактили и рамфоринхусы.
Еще в середине мезозойской эры — в юрском периоде — произошло чрезвычайно важное событие: в воздух поднялись первые птицы — археоптерикс и археорнис, а в конце мезозойской эры появилось множество самых разнообразных птиц. Среди них были летающие и бескрылые, сухопутные и водные, беззубые и зубастые.

Но около семидесяти миллионов лет назад, в конце мелового периода, все гигантские пресмыкающиеся и зубастые птицы начинают вымирать и вскоре полностью исчезают.
Жизнь вступает в очередную фазу развития. Начинается кайнозойская эра — эра Новой Жизни. Она состоит из двух периодов — третичного и четвертичного.

В начале третичного периода климат был несколько холоднее, чем в меловом периоде, но несравненно жарче, чем сейчас. В Европейской части нашей страны росли магнолии и пальмы, на севере Америки — инжир и бананы, на островах Северного Ледовитого океана — виноград и кипарисы. Но среди зарослей теплолюбивых растений встречались и деревья наших дней: дуб, вяз, береза.
В третичном периоде начинают быстро развиваться теплокровные животные. На первое место теперь выходят млекопитающие.
В первой половине третичного периода господствовали так называемые «низшие» млекопитающие: яйцекладущие (родичи современного обитателя Австралии — утконоса) и сумчатые (предки нашего кенгуру). Яйцекладущие вскармливали свое потомство молоком, но еще не рожали живых детенышей, а, подобно своим прародителям — пресмыкающимся, откладывали яйца.
Сумчатые уже были живородящими, но их новорожденные детеныши появлялись на свет недоразвитыми и первые недели своего существования проводили в особой сумке на брюхе матери.
Однако в середине третичного периода эти животные начинают вымирать и ведущая роль переходит к «высшим» млекопитающим. Появляются предки слонов и лошадей, быки, олени, носороги, саблезубые тигры, медведи, предшественники обезьян. Некоторые млекопитающие покидают сушу и поселяются в море, — возникает множество различных видов китов, дельфинов и тюленей.

Климат постепенно становился все холоднее и холоднее. К концу третичного периода почти полностью вымерли сумчатые и яйцекладущие, и животный мир Земли приобрел приблизительно тот же облик, в каком мы видим его сегодня.

Наконец, около двух миллионов лет назад, наступает последний — четвертичный — период земной истории.
На протяжении четвертичного периода Земля четырежды подвергалась страшным оледенениям. Эти оледенения и общее похолодание климата привели к тому, что количество видов млекопитающих несколько уменьшилось. Но зато именно в четвертичном периоде из сумрака лесов и тьмы холодных пещер вышло новое высокоорганизованное существо — человек. Человек научился добывать огонь, возделывать землю, плавить руду, выращивать новые породы животных и растений.
Перестав быть послушной игрушкой в руках слепых сил природы, он сделался полновластным хозяином планеты. Роль человека в четвертичном периоде настолько велика, что этот период иначе называют антропогеном, то есть эпохой Человека. Антропоген продолжается и в наши дни.

А. Олейников
ОФОРМЛЕНИЕ Ю. В. СМОЛЬНИКОВА
Рисунки на полях Ю. Лаврухина.
Рисунки в тексте Ю. Лаврухина и Л. Московского.
Карты в тексте А. Александрова.
Карты на вклейках: «Основные стройки семилетки» — худ. Е. В. В о й-ш в и л л о; «Карта-схема размещения основных сельскохозяйственных культур в СССР» — составитель П. И. Петунии, худ. Ю. В. Смольников; «По Ленинским местам» — составитель В. М. Шмарцев, худ. В. М. С в е ш н и к о в; «Схематическая карта растительности и животного мира Африки» — худ. А. Н. Александров; «Схематическая карта современной Африки» — составитель 3. П. Акишева, художник А. Н. Александров; «Геохронологическая таблица» — художник Е. В. В о й ш в и л л о.

Фотоиллюстрации представлены авторами статей, а также фотографами: М. Грикенис, М. Фишерис, В. Иодакис, Е. Ивановым.
ПРИЛОЖЕНИЕ: 2 КАРТЫ (ВКЛАДКОЙ В КОНЦЕ КНИГИ).
ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ!
Присылайте ваши отзывы о прочитанных вами книгах и пожелания об их содержании и оформлении.
Укажите свой точный адрес и возраст.
Пишите по адресу: Ленинград, наб. Кутузова, 6. Дом детской книги Детгиза.
ДЛЯ СРЕДНЕГО И СТАРШЕГО ВОЗРАСТА
ГЛОБУС
Географический ежегодник для детей
Ответственный редактор Г. П. Гроденский.
Консультант по художественному оформлению Я. Д. Полозов.
Технический редактор Л. Б. Леонтьева.
Корректоры К. Д. Немцовская и Л К. Малявко.
Подписано к набору 24/Ш 1961 г. Подписано к печати 3/Х1 1961 г. Формат 84хЮ8,/|в. Печ. л. 24,875. Уел. п. л. 41,79. Уч.-изд. л. 29,88 -4- 4 вклейки Ц- 2 вкладки = 32,12. Тираж 50 000 экз. М-74015.
Цена 1 р. 29 к. Ленинградское отделение Детгиза. Ленинград, наб. Кутузова, 6. Заказ № 351.
2-я фабрика детской книги Детгиза Министерства просвещения РСФСР; Ленинград, 2-я Советская, 7.ПРОЧИТАЙТЕ ЭТИ КНИГИ
Верн Ж.
ИСТОРИЯ ВЕЛИКИХ ПУТЕШЕСТВИИ
В 3-х томах. Л., Детгиз, 1958—1961.
т. 1 Открытие земли. 1958. 576 стр.
т. 2 Мореплаватели XVIII века. 1959. 528 стр.
т. 3 Путешественники XIX века. 1961. 496 стр.
Три тома замечательного труда Жюля Верна знакомят читателя с историей географических открытий, начиная с древнейших времен и до начала сороковых годов XIX века.
Книги снабжены многочисленными иллюстрациями и снимками со старинных гравюр, а также маршрутными географическими картами.
Ганзелка И., Зикмунд М.
МЕЖ ДВУХ ОКЕАНОВ М., «Молодая гвардия», 1961. 392 стр.
И. Ганзелка и М. Зикмунд — известные чехословацкие путешественники. В своей новой книге они продолжают рассказывать о поездке по странам Латинской Америки, о жизни, быте и нравах населения этих стран.
Зенкевич Б.
ПУТЕШЕСТВИЕ В ЮЖНЫЙ ОКЕАН И ВОКРУГ СВЕТА
Записки участника 1-й советской научной кругосветной экспедиции Академии наук СССР. 1957— 1958 гг. М., Географгиз, 1960. 328 стр.
Эта увлекательная книга знакомит читателя с историей путешествия в Антарктиду и вокруг света, которое автор совершил в составе советской экспедиции на дизель-электроходе «Обь».
Канаки В.
СЕВЕРНЫЕ РАССКАЗЫ М., Географгиз, 1960. 144 стр.
Эту книгу написал известный советский полярник, влюбленный в природу Арктики. Ему посчастливилось с юности жить и работать на Чукотском полуострове, на земле Франца-Иосифа, на дрейфующих станциях, о чем он с увлечением и рассказывает в своей книге.
Корбетт Д.
МОЯ ИНДИЯ
М., Изд-во восточной литературы, 1961. 178 стр.
Д. Корбетт, автор известных книг «Кумаонские людоеды» и «Леопард из Рутрапраяга», большую» часть своей жизни провел среди простых людей Индии. О природе Индии, о трудолюбивых индийских крестьянах, об их бедах и радостях с глубокой любовью пишет автор, заслуживший добрую память у бедняков северной окраины Индии.
Л ю б о ш А.
ПЕШКОМ ПОПЕРЕК АФРИКИ Л., Детгиз, 1960. 144 стр.
Француз Эдуард Фоа был неутомимым и бесстрашным охотником-натуралистом. Он пешком прошел через всю Африку, собрал и привез в музей Европы интереснейшие коллекции животных. Этому неповторимому походу и посвящена книга А. Любоша.
ПОД НЕБОМ ВСЕХ ШИРОТ Сборник очерков о русских путешественниках. М., Детгиз, 1961. 608 стр.
Это книга о замечательных русских путешественниках, землепроходцах, первооткрывателях родной земли. Большая часть очерков знакомит читателей с открытиями русских ученых в разных частях земного шара.
Свет Я.
ЗА КОРМОЙ СТО ТЫСЯЧ ЛИ М., Географгиз, 1960. 192 стр.
Историческая повесть о жизни великого китайского мореплавателя начала XV века Чжан Хэ и его героических путешествиях открывает читателю еще одну славную страницу «Великой книги путешествий и географических открытий».
Слокам Д.
ОДИН ПОД ПАРУСАМИ ВОКРУГ СВЕТА М., Географгиз. 1960, 192 стр.
В конце XIX века никому не известный смельчак один на легком парусном судне отправился вкругосветное путешествие. Этим смельчаком был Джошуа Слокам. В своей интереснейшей книге он рассказал о совершенном им беспримерном, полном опасностей и романтики походе.
Симонов Е.
ПО СЛЕДАМ УМОЛКШИХ ГОЛОСОВ Книга о вершинах и о тех, кто встает выше высоких гор. М., Детгиз, 1961. 238 стр.
О знаменитых восхождениях на высочайшие вершины горных хребтов нашей планеты, о людях величайшего упорства и выдержки написано ъ книге.
Успенский С.
НА ПРЕДЕЛЕ ЖИЗНИ. ЭКСПЕДИЦИЯ НА ОСТРОВЕ БЕННЕТА М., Географгиз, 1959. 125 стр.
Трудно судам пробиваться к острову Беннета, зажатому торосами Восточно-Сибирского моря. В 1956 году маленькой экспедиции советских полярников удалось попасть на этот остров на самолете. Автор книги увлекательно рассказывает о работе ученых на острове, о наблюдениях за жизнью природы в месяцы короткого полярного лета.
Хаген В.
ИХ ПРИЗВАЛА ЮЖНАЯ АМЕРИКА М., Географгиз, 1961. 384 стр.
В книге Виктора Хагена увлекательно повествуется о жизни и научной работе четырех замечательных исследователей Южной Америки: геодезиста Ш. М. ла Кондамине, географа и натуралиста А. Гумбольдта, натуралиста Ч. Дарвина, ботаника Р. Спруса.
Шомбургк Г.
ПУЛЬС ДЕБРЕЙ Л., Детгиз, 1960. 200 стр.
Книга «Пульс дебрей» — это живой правдивый рассказ немецкого путешественника и охотника, известного кинооператора Ганса Шомбургка о его странствиях по африканскому континенту, о тех приключениях, которые ему пришлось пережить.