ЧТО МЫ ЗНАЕМ О ПАМИРЕ?

ЧТО МЫ ЗНАЕМ О ПАМИРЕ?

На самых южных окраинах Советского Союза, на границе с Китаем и Афганистаном, возвышается грандиозный горный узел.

Это Памир. Его горы суровы и безжизненны. Их вершины покрывают вечные снега и ледники. На шесть тысяч метров подняли свои гребни-хребты Музкол и Сарыкол, Академии наук и Заалайский; более чем на семь тысяч метров возвышаются пики Ленина и Сталина. Здесь, на Памире, медленно ползет величайший ледник мира, носящий имя русского исследователя А. П. Федченко.

О Памире еще в древние времена ходило много легенд. Рассказывали, что на нем ничего не растет, что там вечный холод, не греет огонь, не варится в котле пища. Там невидимые духи мешают человеку дышать, затягивают его рот и нос паутиной, делают его ноги тяжелее свинца. В озере Зоркуль якобы обитает страшный дракон, стерегущий памирские перевалы. Горе путнику, внезапно проникшему в заповедные снежные области. Горе путнику, привлекшему внимание дракона неосторожным криком. Дракон белой лавиной скатится со склонов, закроет и поглотит путника.

Все эти легенды отпугивали слабых, но не могли помешать тем, кто стремился разгадать тайны Памира. Еще в седьмом веке сюда проникает отважный китайский путешественник Сюань-Цзан. Здесь в тринадцатом веке прошел итальянец Марко Поло. Он первый дал удивительно точные и яркие характеристики особенностей Памира. Смелый венецианец писал: «Едешь на северо-восток, все по горам и поднимаешься на самое высокое, говорят, место на свете... Двенадцать дней едешь по той равнине, называется она Памиром; и во все двенадцать дней пути нет ни жилья, ни травы; еду надо везти с собой. Птиц тут нет оттого, что высоко и холодно. От великого холода и огонь не так светел и не того цвета, как в других местах, и пища не так хорошо варится».

Затем в течение долгого времени Памиром никто не интересовался. Только в середине прошлого века сюда начинает проникать все больше и больше исследователей. Первым из русских исследователей добирается к границам Памира знаменитый географ Алексей Павлович Федченко. В 1871 году, на перевале Алайского хребта, он записал: «Вид с перевала заставил нас остановиться. Перед нами открывалась панорама исполинских снеговых гор. Перед нами была страна едва известная под именем Алай... И здесь существование памирской выси стало для меня очевидным».

Вслед за А. П. Федченко устремляется на Памир ряд ученых: зоолог Н. А. Северцев, геологи И. В. Мушкетов и Д. Л. Иванов; здесь долго работала ботаник О.А. Федченко.

Всестороннее изучение Памира началось только после Октябрьской революции. В начале тридцатых годов была организована большая комплексная Таджикско-Памирская экспедиция во главе с Н. П. Горбуновым. Десятки ее отрядов работали по всему Памиру. Географы, геологи, гидрогеологи, гляциологи изучали горы, реки, полезные ископаемые, энергетические ресурсы. На лошадях и верблюдах, а зачастую и пешком, проникали они в разные районы Памира. В очень тяжелых условиях приходилось работать экспедиции. Отважные советские исследователи часто испытывали голод, жестокий холод, недостатки снаряжения и инструментов. Бурные горные реки на переправах валили с ног лошадей и людей. Нередко приходилось защищаться от банд басмачей. И все же советские ученые выполнили свою задачу.

Вслед за экспедицией И. П. Горбунова на Памир отправилась экспедиция Среднеазиатского Государственного университета во главе с П. А. Барановым. Она ставила перед собой цель — изучение растений и животного мира Памира, а также его пригодность для развития сельского хозяйства.

В результате всех этих смелых и всесторонних исследований русские ученые обнаружили на Памире много полезных ископаемых, изучили все хребты, озера, реки, животных и растения. Конечно, еще и сейчас остались на Памире недостаточно изученные труднодоступные места, но с каждым годом их становится все меньше.

Что же мы знаем сейчас о Памире, что было правдой и что вымыслом в старых легендах? Оказывается, многие из этих легенд содержат в себе какую-то долю правды. Действительно, на Памире холодно, пусто. Из-за разреженности воздуха трудно ходить, трудно дышать. Но никаких, конечно, злых духов, которые сидят на ногах путника и закрывают его рот паутиной, здесь нет.

Памир — это обширная горная страна, поднятая на большую высоту вместе с хребтами и долинами. Когда-то Памир был не такой, как сейчас. Здесь находились небольшие горы, разделенные некрутыми хребтами, и долины, заполненные наносами. Но в результате мощных горообразовательных процессов всю эту горную страну постепенно подняло вверх. В связи с этим происходили и изменения климата: чем выше поднималась поверхность, тем становилось холоднее и влажнее. Сильные ветры приносили дождь и снег. В горах скапливались ледники. Это длилось до тех пор, пока на границах этого холодного и влажного края не появились мощные хребты. Они отгородили Памир от влажных сильных ветров, которые приносили сюда дождь и снег и способствовали постепенному таянию ледников. Памир стал холоден, но сух.

О том, что ледники покрывали не только вершины гор и гребни хребтов, но и долины Памира, свидетельствуют льды, которые находятся в почве. Так, у озер Кара-Куль и Зоркуль, на глубине до полутора метров, лежит мощный слой льда. Покрытый почвой, этот лед пролежал здесь тысячелетия. Прибойные волны озера Кара-Куль с силой бьют по этим ледяным пластам, отчего ледяной берег тает и отступает.

На Памире отмечаются большие колебания температуры. В горах солнце греет гораздо сильнее, чем внизу. Иногда летом температура доходит до сорока градусов тепла. Но из-за разреженности воздуха это тепло долго не задерживается. Уже к вечеру, и особенно ночью, бывают значительные морозы. Случается и так, что снега, морозы и сильные ветры в течение одного часа сменяют жаркую, солнечную погоду. На Памире очень сухой воздух. Настолько сухой, что порой дождь высыхает, не долетев до земли; а снегу зимой почти не бывает. Здесь настолько медленно происходит гниение, что кажется, его как будто и вовсе нет.

Памир — высокая, суровая, холодная и в то же время сухая горная страна. Широки ее долины, пологи склоны гор. По долинам текут реки и ручьи. Вдоль их берегов протянулись узкие полоски лугов, цветет ярко-фиолетовая снежная примула, все корни которой погружены в ледяные воды ручьев. Здесь же вы увидите пушистые, одетые в белую шубку, эдельвейсы; между камнями растут низкие растения, всего на сантиметр, на два поднимающиеся над почвой — это крупки, остролодочники, дриадоцветы. А ниже по склонам и по широким долинам раскинулись бесконечные сухие и холодные пустыни. На их огромных пространствах редко встречаются отдельные кустики тегрескена, полыни, плотные подушки акантолимона, низенькие, жалкие кустики ковыльков.

Растения Памира очень выносливы. Они могут развиваться в самых суровых условиях. Так, снежная примула разместилась возле самых вечных снегов и начинает развиваться задолго до того, как растает снег. Еще кругом мерзлая земля, лежат большие снежные сугробы, а под ними, смотришь, появились уже зеленые почки, а то и бутоны. Так что, когда горячие лучи солнца растопят весь сугроб, из-под него выходят уже зеленые листья с бутонами. Они быстро начинают развиваться, цвести, чтобы успели созреть в течение короткого лета семена.

Высокогорные растения на Памире очень питательны. Они содержат много белка и особенно сахара. Поэтому в высокогорья на все лето пригоняют стада из низин. Здесь они быстро поправляются.

Почему же в высокогорной растительности много сахара? Оказывается, потому, что сахар защищает растения от мороза. Чем суровее условия, чем ближе к осени, к холодам, тем больше накапливают растения сахара. Нам известно, что обычная вода замерзает при температуре ниже нуля, а сахарный раствор не замерзает и при десяти градусах мороза. Чем больше содержится сахара в растениях, тем меньше оно боится ночных заморозков.

На Памире обитают животные, которые не боятся холодов, довольствуются зимой скудной пищей, очень выносливы.

По широким высокогорным плато и открытым долинам пасутся стада архаров. Это огромные горные бараны с мощными крутыми рогами и густой шерстью с особым трубчатым волосом. Такой волос встречается только у северного оленя — обитателя Арктики — и у других животных суровых, холодных районов. Некоторые архары весят до двухсот килограммов. Летом они пасутся у самых снегов, а зимой спускаются в долины.

В скалах нередко можно встретить горных козлов — кииков — с огромными загнутыми назад рогами. Стада кииков пасутся на склонах гор, покрытых травою, но при малейшей тревоге уходят в неприступные скалы, куда никто не может проникнуть. Там, где встречаются киики, можно найти и следы снежного барса — ирбиса. Это обитатель снежных высоких гор. Поэтому он белый. Такой цвет дает ему возможность хорошо маскироваться и незаметно подкрадываться к своей жертве.

На склонах гор вы можете увидеть десятки нор, соединенных протоптанными дорожками. Это жилища сурков. Здесь их великое множество. Крупный грызун — сурок — с большим искусством выкапывает в каменистых склонах себе нору. В ней он спит всю долгую зиму и спасается от врагов. Нора глубокая, уютная и безопасная. Она тянется под землей на 10— 15 метров и имеет несколько расширенных камер. В одной сурок спит, в другой хранит запасы сена.

Сурки — животные дружные; они помогают друг другу спасаться от врагов. Как только один из них заметит врага — волка, собаку, беркута, — сразу же пронзительным свистом объявляет тревогу и все его собратья несутся к себе в нору. В колониях сурков всегда так: одни сурки пасутся, а другие, стоя на задних лапах, как часовые озирают окрестности и готовы в любую минуту поднять тревогу.

Есть на Памире и орлы-беркуты. В прежние времена этих хищников нередко приручали. Делалось это так. Охотник искал орлиное гнездо и забирал оттуда птенца. Затем его выкармливал и тренировал. Когда же беркут становился взрослым, охотник сажал его на специальную подставку рядом с собою на лошадь и закрывал ему глаза. Как только появлялась где-нибудь дичь, он снимал с глаз птицы клобучок и спускал с привязи. Беркут поднимается в воздух и с высоты кидается на дичь. Орел-беркут может убить зайца, сурка, лисицу и даже молодого волка. Встречаются на Памире и кутасы, или яки. Эти животные еще недавно были дикими, а сейчас являются домашними.

Як заменяет в высокогорных районах корову. Это огромное животное с очень густой шерстью, достигающей под животом сорока сантиметров. Шерсть яков идет на кошмы и волосяные арканы (веревки).

Кутасы дают прекрасное молоко, в три раза питательней коровьего, и вкусное мясо. Они возят на спине различные грузы и людей по самым тяжелым и трудным горным тропам.

Кутасы пасутся в горах без пастухов летом и зимой, не боясь никаких морозов.

* * *

Суровая страна Памир. Всякий, побывавший здесь, на всю жизнь запоминает ее широкие, почти голые долины, жалкую растительность, холодные ветры и яркое солнце на безоблачном небе.

До революции жизнь здесь была очень тяжелая. Болезни, особенно простудные, уносили чуть ли не девяносто процентов детей. В горах даже небольшое воспаление легких очень часто приводило к гибели. Из-за недостачи зелени сильно мучила людей цинга. К тридцати годам почти у всех местных жителей выпадали зубы.

Жили в грязных, холодных и неуютных юртах, в которых зимой «гулял» ветер. Голод был постоянным спутником жителей. Все зависело от капризов погоды: и человек и животное полностью зависели от нее.

Сейчас здесь живут совсем иначе. На сотни километров протянулись автомобильные дороги. Давно уже заменены юрты теплыми зимними домами. Построены школы, больницы. Не «узун-кулак», а радио приносит последние известия в отдаленные юрты колхозных ферм. Хлеб, овощи, фрукты, сахар, чай, крупа, консервы — это уже больше не роскошь, а постоянные продукты. Десятки врачей ведут борьбу с болезнями. Жизнь колхозников стала зажиточной.
Памир стал неузнаваем.
Кирилл Станюкович

ЭТО ИНТЕРЕСНО...

* * *
С вершины горы Ирацу в Коста-Рика можно увидеть и Атлантический и Тихий океан.
* * *
Австралийский медведь коала никогда не пьет воды. Он питается исключительно эвкалиптовыми листьями. Сок этих листьев заменяет коала воду.
* * *
У птиц очень большой аппетит. Некоторые из них за сутки съедают в полтора раза больше, чем весят сами.
* * *
В Антарктике благодаря атмосферным условиям солнце на закате выглядит зеленым.
* * *
Голос маленькой бразильской птички—колокола — слышен за два километра.
* * *
Плавают ли муравьи? Да, они даже цепочкой переплывают реки.