КОГДА ДУЮТ ТАЙФУНЫ

КОГДА ДУЮТ ТАЙФУНЫ

Зверобойная шхуна «Софи Сазерленд» легла в дрейф у берегов Японии, около мыса Джеримо — черной неприветливой вершины, покрытой сверкающими пятнами зимнего снега. Охотники на тюленей заняли места в парусных шлюпках и отправились на промысел. Вскоре с моря послышались ружейные «трах, трах».
Было великолепное утро, но рулевой той шлюпки, где находился самый молодой во всем экипаже моряк, по имени Джек Лондон, пробормотал: «Солнце с утра красное, для матроса дело опасное».
И верно, — в середине дня на мачте шхуны появился отзывной флаг: барометр падает, быть буре. А ночью на баке проревели команду:
— Все наверх, убавлять паруса!
Ветер, казалось, стоял стеной, не давал дышать; валы, падая на палубу, сбивали •с ног матросов; водяная пыль резала лицо, как ножом...
Вот о чем рассказал семнадцатилетний Джек Лондон в очерке «Тайфун у берегов Японии». Это было его первое произведение, определившее дальнейшую судьбу автора. Но этим, кажется, можно и закончить перечень добрых дел тайфунов. Тот, который застиг 10 апреля 1893 года шхуну «Софи Сазерленд», был небольшой, заурядный тайфун, о нем никто бы и не знал, не увековечь его знаменитый писатель.
Но бывают тайфуны страшной силы - Они входят в историю наравне с землетрясениями и вулканическими извержениями, потому что беды, причиняемые ими, ничуть не меньшие. Такие ураганы получают даже имена, чтобы можно было сразу понять, о котором идет речь, — ведь «нравы» у них одинаковые, каждый опасен не только для мореплавателей, но и для прибрежных жителей.
В среднем за год в бассейне Тихого океана бывает до 20 обычных тайфунов, в Атлантическом—12—13          ураганов, но
осень 1961 года ознаменовалась несколькими тропическими ветрами исключительной свирепости.
Первый из них в начале сентября зародился там, где полукружье Малых Антильских островов ограждает теплое Карибское море от водной пустыни Атлантики. Ураган понесся, набирая силу, через Юкатанский пролив между Кубой и побережьем Мексики, пересек Мексиканский залив и обрушился на южное побережье США. Синоптики поспешили окрестить его, согласно составленному заранее на такой случай списку, очередным именем «Карла». Американские газеты запестрели тревожными заголовками: «Карла» устремляется в глубь материка!», «Ураган невиданной силы!», «Город без света!»
Да, «Карла» натворил-таки бед на побережьях штатов Техаса и Луизана! Исполинские волны далеко набегали на отлогие берега и, скатываясь обратно, захватывали с собой жилые дома, хозяйственные строения. Особенно досталось портовому городу Гальвестону. Он был разрушен почти целиком, включая электростанцию. Газеты писали, что город выглядит громадным призраком. 60 тысяч жителей (из 75-ти) покинули его. Десятки горожан стали жертвами урагана, некоторые пропали без вести.
Можно представить, что это был за ветер. Если бы любопытный пассажир самолета вдруг сумел просунуть голову в иллюминатор, чтобы посмотреть вниз, то ему стремительным потоком воздуха свернуло бы шею. Вот с такой же примерно скоростью — 225 километров в час — дул «Карла». Американские специалисты признали его «рекордсменом» XX века.
«Карла» легко валил телеграфные столбы, фонари, старые деревья; ливень затопил обширные пространства. Потревоженные ядовитые гремучие змеи вылезли из своих убежищ и спасались на шоссейных дорогах, по которым двигались потоки беженцев, шли санитарные машины на помощь раненым. Змеи еще более усилили панику.
Гальвестонцы были не одиноки в беде. В тропической части Атлантического океана, примерно в это же время, зародился еще один циклон, названный именем «Бесси». Он устремился к северу и достиг Исландии. К счастью, «Бесси» дул главным образом над океаном и потому не причинил столь же сильных разрушений, как его собрат — ураган «Дебби».
Впервые его заметили 10 сентября у западной оконечности Африки в районе островов Зеленого Мыса. «Дебби» тоже стремительно мчался к северу, но, опережая его, понеслись предупредительные радиограммы. Ураган нагрянул на Азорские острова,— полетели, подобно гигантским фантастическим птицам, крыши домов, затрещали деревья. А «Дебби» все набирал и набирал силу, словно торопясь в неведомую даль. К 16 сентября он достиг Британских островов. Раскачав огромные океанские волны, обрушил их на берега Ирландии и Шотландии. И снова человеческие жертвы, тысячи разрушенных зданий, поваленные столбы, вывороченные деревья, вышедшие из берегов реки, снесенные мосты, суда, выброшенные на сушу или затонувшие в море. Только когда ураган ушел, наконец, в Норвежское море и здесь потерял силу, люди вздохнули облегченно и принялись восстанавливать разрушенное.
В это же примерно время на другой стороне планеты тоже свирепствовали ураганы, по-китайски — тайфуны. Почти в центре Тихого океана, к северу от экватора, расположен архипелаг маленьких коралловых Маршалловых островов, поросших стройными кокосовыми пальмами. Жители Маршаллов привыкли к ветрам, но возникшему здесь в начале сентября тайфуну суждено было завоевать вскоре печальную славу. Этот тайфун, под названием «Памела», быстро расширил свои владения и через неделю захватил воющим, гудящим крылом Тайвань, где нанес сильнейшие повреждения городу Тайбею. 800 домов были разрушены целиком, остальные здания повреждены, многие тысячи людей остались без крова.
Но не успел утихомириться «Памела», как ему на смену появился его младший, но еще более грозный родич, которому, словно в насмешку, досталось благозвучное, мягкое имя «Нэнси». Возникнув примерно в том же самом районе, что и «Памела», он также взял направление на запад, сокрушая по пути небольшие живописные зеленые островки из архипелага Каролинских. Но, словно не найдя здесь для себя достаточной поживы, вдруг круто повернул на север, взяв разбег на Японию.
«Нэнси» скоро побил рекорд, установленный «Карлой». Скорость «Нэнси» превышала 300 километров в час. Первыми в Японии познали его мощь жители острова Касю. Радио разнесло тревогу но стране. Катеры, оборудованные громкоговорителями, оповещали корабли, стоящие на рейдах, о надвигающейся опасности. Японцев тоже не удивишь тайфунами, но сила «Нэнси» оказалась необычайной. Ее можно было сравнить лишь с силой урагана «Вера», в 1959 году причинившего огромный ущерб.
Придерживаясь северо-восточного направления, «Нэнси» прошел вдоль Японских островов, всюду сея жесточайшие разрушения. Более 150 человек погибла, свыше двух тысяч было ранено. Ураган снес 450 тысяч домов, 400 мостов и дамб. Была нарушена жизнь всей густо населенной, промышленно развитой страны. На многих линиях прекратились железнодорожное и автобусное сообщения, перестала действовать телефонная и телеграфная связь, ряд населенных пунктов погрузился во мрак, ибо вышли из строя электростанции и были повреждены высоковольтные линии электропередачи.
Ураган, как обычно, сопровождался сильнейшими тропическими ливнями и огромными океанскими волнами, затопившими обширные районы, посевы. Оказался уничтоженным долгий терпеливый труд миллионов крестьян.
«Нэнси» застал в японских портах и несколько советских судов. Получив предупреждение, они ушли подальше от берегов и приготовились к бою с ветром. Пароход «Физик Вавилов», снявшись, с рейда Осаки, расположенного в хорошо укрытой бухте, также отошел к центру залива. Комсомольско-молодежная команда судна энергично взялась за дело, и вскоре все люки были прочно задраены, палубные предметы закреплены.
Весть о тайфуне поступила 15 сентября, после полудня, а на следующее утро «Нэнси» пожаловал. Вот когда молодым морякам довелось проявить мужество, выдержку, находчивость. Даже в закрытом заливе большой океанский пароход швыряло, как щепку; скорость ветра доходила до 50—60 метров в секунду. Буря срывала гребни волн, перемешивала их с ливнем и несла стену воды. Стало темно, как в густых сумерках. Надежно привязав себя, моряки наблюдали за состоянием якорных цепей — выдержат ли. На полный ход работали машины, помогая удерживать пароход.
Вдруг ветер стих так же внезапно, как и начался. В разрыве тяжелых туч показался голубой просвет. Наступила непривычная тишина. Однако радоваться было рано: бывалые моряки и капитан парохода Гарагуля хорошо знали, что это только короткая передышка, а голубой просвет — так называемый «глаз бури». Четверть часа спустя она налетела с еще большей яростью. Снова все началось сначала — промокшие до нитки моряки, с трудом передвигаясь по ходившей ходуном палубе, самоотверженно боролись с ветром. Только глубокой ночью «Нэнси» истощил свою силу, а к утру «Физик Вавилов», потрепанный, но без серьезных повреждений, вновь стал на рейде города Осака, в котором ветер разрушил 1600 домов.
«Нэнси» задел и южную часть острова Сахалина. В областном центре Южно-Сахалинске, в Корсакове и других городах и рабочих поселках многие жители не ложились спать. Тайфун ждали, к встрече его готовились. Поэтому на Сахалине обошлось без человеческих жертв. Все же с рейдов города Поронайска и поселка Владимирово ураган сорвал восемь плоскодонных грузовых судов — плашкоутов, на которых находились восемнадцать моряков и портовых рабочих. Плашкоуты погнало в Охотское море, грозя разбить и потопить. Срочно была поднята тревога. В смельчаках не оказалось недостатка. Вскоре же из ближайших портов в 12-балльный шторм вышли моторные суда. Действуя с риском для жизни, сахалинские моряки сняли всех людей с плашкоутов.
Тревожно было и на берегу. Многие реки вздулись, размыли дороги, затопили большие пространства. Спасательным отрядам хватало работы. Тайфун захватил и группу школьников в туристском походе. Ребят выручили пограничники.
Почему же образуются столь страшные ураганы? Наука пока не может достаточно ясно ответить на этот вопрос. Быть может, их порождают восходящие токи теплого и влажного воздуха и сопутствующая этому явлению конденсация паров, при которой всегда выделяется много скрытой тепловой энергии. А возможно, ураганы возникают при взаимодействии воздушных масс северного и южного полушарий. Во всяком случае, в центре циклона всегда наблюдается очень низкое атмосферное давление. Естественно, что сюда устремляется более плотный окружающий воздух, точно так же, как это происходит и в домашнем пылесосе.
Предстоит еще объяснить и структуру циклонов: почему в центре зоны, захваченной ураганным ветром и ливнями, бывает область диаметром в 20—30 километров, где сохраняется ясная тихая погода.
Нет пока возможности предвидеть тайфун, определить его направление и силу.
Известно лишь, что сезон ураганов приходится на июль — октябрь, что основные их очаги — районы Антильских островов и островов Зеленого Мыса, что они вначале перемещаются с востока на запад, а некоторые пересекают тропические широты, меняют направление и идут к северо-востоку сравнительно узким фронтом, причиняя на своем пути большие разрушения. Но человек не остается беззащитным перед лицом еще не познанных до конца стихийных сил. Властью знаний он в конце концов подчинит своей воле и свирепые ураганы. Пока же синоптики всего мира зорко следят за их появлением и развитием, оповещая своевременно население островов и континентов. А знать заранее о приближающейся опасности — это уже большой шанс избежать ее.
О. Карышев