В АДДИС-АБЕБЕ

В АДДИС-АБЕБЕ

Зимой 1961 года мне предложили поехать в Эфиопию в качестве переводчицы: в городе Ассабе работали советские гидрогеологи. Конечно, я с радостью согласилась. Еще студенткой Восточного факультета Ленинградского университета я изучала древнюю и очень своеобразную культуру Эфиопии, и посетить эту далекую страну было моей давнишней мечтой.
Путешествие началось ранним январским утром с аэродрома в Москве. Градусник показывал — 26°; но поскольку нам предстояло лететь в Африку, то перед посадкой мы переоделись в летнюю одежду. Весь перелет Москва — Аддис Абеба занял сутки, вместе с посадками в Тиране и Каире. Когда летели над Средиземным морем, оно казалось замерзшим: с высоты 9000 метров облака на его фоне выглядели неподвижными белыми льдинками. В Каире мы Пересели в комфортабельный самолет эфиопской авиалинии, где нас приветливо встретили две красивые темнокожие стюардессы. В карманах кресел лежали путеводители для туристов. На первой странице читаем: «Правительство Эфиопии — конституционная монархия. Правящий монарх — Его Императорское Величество Хайле Селасе, Император Эфиопии, Царь Царей, Избранник Бога и Побеждающий лев колена Иудова...»
Итак, мы летим в столицу одной из двух оставшихся на земле империй. Вспоминаю, что я знаю об этой стране.

ЭФИОПИЯ — РОДИНА КОФЕ

Более пятисот лет назад в далекой горной стране пастух с удивлением смотрел на своих коз. Было раннее утро, еще не взошло солнце, а козы не спали: они беспокойно переходили с места на место, козлята прыгали и играли друг с другом. «Почему они не спят? — подумал пастух. — Может быть, больны или испугались зверя?»
Но никаких зверей поблизости не было, и козы вовсе не казались больными. Присмотревшись, пастух заметил, что они едят листья какого-то дерева. Через несколько дней стало совершенно ясно: как только козы наедятся этих листьев, они не спят всю ночь. Пастух рассказал об этом монахам в соседнем монастыре. Монахи заинтересовались-: ведь им полагалось молиться по ночам, а спать хотелось сильнее, чем молиться. Они попробовали плоды этого дерева и убедились, что они помогают бороться со сном.
Так был открыт кофе. Его назвали так потому, что нашли его в местности Каффа. Находилось оно в Африке, в юго- западной части страны Эфиопии.

СТАРИННАЯ ЛЕГЕНДА

Наиболее популярная в стране легенда рассказывает, что эфиопские императоры ведут свой род от царицы Савской и царя Соломона.
В давние времена Эфиопией будто бы правил громадный зеленый дракон. Каждый день подданные обязаны были доставлять ему множество меду, воды, животных, а раз в год отдавать чудовищу самую красивую девушку. Однажды жребий пал на деревенскую красавицу, по имени Македа. Ей совсем не хотелось погибать, не хотелось этого и ее родителям. Отец и мать Македы приготовили яд, накормили им козу и снесли ее дракону. Дракон съел козу и издох. Македа стала первой царицей Эфиопии. Спустя некоторое время она услыхала от проезжих купцов о великом царе Иерусалима — Соломоне, о том, как он мудро управляет государством, руководит строительством*?
как он много знает. И Македа заявила своим министрам, что она поедет к Соломону за мудростью.
—        Не езди! — сказали министры.— Ты и сама мудрая.
—        Нет, поеду, — ответила Македа. — Я еще недостаточно мудра.
Взяв с собой целый караван богатых даров, царица Македа уехала.
У Македы и Соломона родился сын, которого назвали Менеликом, что означает «сын премудрости». До двенадцати лет Менелика воспитывала и учила мать, потом она отправила его к отцу завершить образование. Когда Менелик вернулся домой, Македа передала ему трон. Менелик I и был первым императором Эфиопии.
И сейчас еще первый пункт эфиопской конституции гласит, что страной могут править только потомки мудрого царя Соломона и Македы, называемой также царицей Савской.

НЕМНОГО ИСТОРИИ

В конце девятнадцатого века итальянцы захватили Эритрею и попытались завоевать соседнюю с ней Эфиопию. На защиту родины поднялись все эфиопы, со всех концов страны они собирались под знамена тогдашнего императора Менелика II. Силы были неравны. Мощной европейской армии, оснащенной огнестрельным оружием, противостояли люди, вооруженные копьями, дротиками, щитами. И все-таки в решающей битве при Адуа в 1896 году итальянцы были разбиты наголову и позорно бежали, побросав оружие. Эфиопы отстояли свою независимость потому, что объединили все силы. Недаром их пословица говорит: «Льва можно связать и нитками, если их сплести вместе».
В то время в Эфиопии самоотверженно работал отряд русских врачей, фельдшеров и санитаров во главе с Н. К. Шведовым. Они лечили раненых и больных и оставили о себе лучшие воспоминания у народа. Улица в Аддис-Абебе, где был
тогда русский госпиталь, до сих пор называется улицей России.
Многие русские путешественники изучали историю, жизнь и нравы народов этой страны. Они привезли прекрасные коллекции бытовых предметов, картин, оружия, хранящихся теперь в Ленинградском Музее антропологии и этнографии.
Шли годы. Россия стала Союзом Советских Социалистических Республик, а Эфиопия — конституционной монархией. Ее нынешний император Хайле Селасе I созвал парламент и провел много полезных реформ. Ему тоже пришлось бороться с итальянскими захватчиками, которые снова напали на Эфиопию в 1935 году, и снова борьба закончилась победой эфиопов.
А когда стало возможным подумать о развитии национальной экономики, образовании и здравоохранении, Хайле Селасе вспомнил, что Россия — давний друг его страны, и обратился с просьбой о помощи.
В 1947 году в Аддис-Абебе была открыта советская больница, которая носит имя деджазмача (генерала) Бальчи, геройски погибшего в битве при Адуа. В любой час суток открываются ее двери, чтобы впустить больных, приезжающих со всех концов страны и даже из соседних государств (Судана, Сомали, Йемена). При больнице готовят медперсонал из местного населения; и первые ассистенты-эфиопы уже работают вместе с русскими врачами. Эфиопская газета писала: «Русские врачи работают для людей и для бога». Советские врачи не думают о боге, но для людей они действительно-делают все, что могут.
Не только врачей послал Советский Союз в помощь Эфиопии. Он отправляет туда промышленное оборудование и нефть. А чтобы в Эфиопии выросли свои специалисты, советское правительство решило безвозмездно построить и оборудовать техническую школу на тысячу мест.
Много ниточек протянулось между нашей родиной и этой далекой прекрасной страной?

НЕМНОГО ГЕОГРАФИИ

Эфиопия — самая высокая часть африканского континента. Жарко и сухо бывает только в зоне пустынь и полупустынь ее восточной части. А все районы, расположенные между 1800 и 2400 метрами над уровнем моря, имеют умеренный климат; их называют «поясом вечной весны». Эти районы занимают большую часть страны. Плодородная почва и обильные дожди позволяют населению собирать по два — три урожая в год. Необычайно богата растительность горных долин Эфиопии: пальмы, эвкалипты и агавы, черное и красное дерево, бананы, баобабы, сикоморы, — всего не перечислить. На полях зреют ячмень, пшеница и кукуруза, горох, фасоль, соя и лен.
В сезон дождей, который соответствует нашей зиме, в течение шести недель льются с неба потоки воды. Все окутано серой пеленой. Воздух так пропитан влагой, что трудно дышать, трудно двигаться, мокрая одежда не сохнет. Никто не хочет есть созревающих в эту пору фруктов: они безвкусны и водянисты. Горные дороги размокают, и стоит такой густой туман, что автобусам днем приходится зажигать фары.
Животный мир Эфиопии очень богат и разнообразен: здесь водятся слоны, бегемоты, леопарды, зебры, антилопы, крокодилы, жирафы, буйволы, обезьяны, питоны, страусы и многие, многие другие.

АДДИС-АБЕБА

Итак, спустя сутки после вылета из Москвы мы прибыли в Аддис-Абебу. Наконец-то наши летние костюмы пришлись кстати: после вчерашних — 26° в Москве здесь было +24°. Разница в 50°!
Едва устроившись в гостинице, мы пошли осматривать город. Аддис-Абеба расположена на высоте 2700—2900 метров над уровнем моря. В первый же день мы почувствовали это обстоятельство: воздух разрежен настолько, что быстро и много ходить нельзя — задыхаешься, хотя воздух очень свеж от смолистого запаха эвкалиптов, которых здесь великое множество. Говорят, что Аддис-Абеба занимает площадь, равную Парижу; пожалуй, в основном за счет эвкалиптов.
На первый взгляд Аддис-Абеба похожа на все большие города мира. Высятся многоэтажные дома, сияют витрины магазинов. Из ресторанов доносится музыка, светятся пестрые огни реклам.
В центре города расположена площадь Менелика II (1889—1908), на которой стоит конная статуя этого императора. Эфиопский народ чтит его за то, что он объединил отдельные княжества в единое государство. Город Аддис-Абеба был основан тоже Менеликом II, до этого столицей был Гондар. От площади Менелика во все стороны расходятся радиусы улиц. Недалеко от нее стоит памятник Абуне Петросу, национальному герою страны, замученному итальянскими оккупантами; одна из улиц вблизи памятника носит также его имя.
Эфиопию посещают многие иностранцы. Далеко нс все они относятся с уважением к эфиопскому народу. Жители подчас очень настороженно относятся к попыткам сфотографировать их, осмотреть какой-либо памятник, не всегда открытый для посетителей. Нам пришлось испытать это на себе. Но когда эфиопы узнавали, что перед ними русские, настороженность уступала место гостеприимству, и перед нами открывались все двери. Мы много ходили по городу, осматривали церкви, дворцы, памятники, колледжи, знаменитый «Дом Африки», где происходят съезды, конгрессы, заседания представителей всех африканских народов.
На государственном гербе и флаге Эфиопии изображен лев. Он нарисован на самолетах эфиопской авиалинии, на различных рекламах и запечатлен в многочисленных скульптурах. Это животное считается в Эфиопии символом царского могущества. С древнейших времен и до наших дней ручных львов могли иметь только император и члены его семьи. Еще Македа ездила к царю Соломону со своим ручным львом, хотя легенда ничего не говорит о том, был ли Соломон доволен таким гостем. Живые львы гуляют по парку перед дворцом Хайле Селасе, а недалеко от дворца находится львятник — одна из достопримечательностей столицы. В львятнике содержится около тридцати львов разного возраста.
Окраины Аддис-Абебы выглядят, конечно, совсем не так, как центр. Ослы и мулы, нагруженные вьюками, важно шествуют по улицам и только после настойчивых сигналов уступают дорогу машинам. Бродят козы и овцы. Возле одноэтажных домиков растут эвкалипты, иногда попадается вереск, который здесь имеет вид дерева. На выезде из города,?
у самого асфальтированного шоссе, мы встретили женщину, торгующую глиняной посудой. Когда женщина увидела наведенный на нее объектив, она замахала руками, выругалась по-амхарски и повернулась к нам спиной. Мы не обиделись на нее, так как знали, что, по эфиопскому поверью, изображать человека нельзя, иначе с ним случится что-нибудь плохое.
Несомненную пользу окраинам города приносят... гиены. Каждую ночь они приходят и пожирают пищевые отбросы. За эти санитарные наклонности жители их не прогоняют и не убивают.
Аддис-абебский базар — самый большой в Африке. Неописуемо красочны ряды, где торгуют овощами; на полках лавок и магазинов, а иногда и прямо на
земле разложены громадные огурцы, помидоры, лук, бананы, капуста, апельсины, лимоны и многое другое. Продается всевозможная посуда (глина, фарфор, эмаль, стекло), ковры и ткани со всего света и местного изготовления. Нас, конечно, привлекло изобилие различных корзин из цветной соломы здешнего производства. На базаре же находятся мастерские. Тут чинят и шьют обувь, плетут корзины (плетение считается женским ремеслом), шьют одежду, вышивают (это дело мужчин). Изумительна по тонкости филигранная работа эфиопских ювелиров.
Жители Аддис-Абебы и вообще население Эфиопии — очень красивый народ, У них стройные фигуры, точеные черты лица с огромными глазами; волосы черные и кудрявые, а цвет кожи самый разнообразный — от желтого до почти черного. Что ни встречный, то красавец! И одеты они весьма живописно. И женщины и мужчины носят шаммы. Шамма — длинное белое полотнище из хлопчато-бумажной кисеи. Женщины надевают ее поверх платья из такой же кисеи; на подоле платья и краях шаммы вышиты одинаковые полосы. Мужские шаммы попроще, и носят их уже поверх европейской одежды. Многие, впрочем, ходят просто в европейских платьях.
Нам хотелось попробовать какое-либо национальное эфиопское блюдо, что и удалось сделать в ресторане гостиницы, в которой мы остановились. Самое известное из них называется «вот»; это мелко нарезанное мясо с большим количеством томата и перца. К нему подается ынджыра — большой голубоватый блин из тэффа (род мелкого проса), от которого отрывают кусочки и макают в вот. Впечатление от вота было вполне... пламенным; второй раз мы уже не решились его пробовать.
Прощаясь с Аддис-Абебой, мы взобрались на гору Энтото, расположенную около города и еще выше его. Внизу расстилалось море зелени, в котором лишь иногда видны части зданий, хорошо видны «Дом Африки» (он расположен на горе) и самый высокий в городе памятник жертвам, павшим в борьбе с итальянскими оккупантами.
Затем мы улетели на побережье Красного моря, в город Ассаб — к месту нашей работы.