ГОРЫ САХАРНЫЕ, РЕКИ МОЛОЧНЫЕ...

ГОРЫ САХАРНЫЕ, РЕКИ МОЛОЧНЫЕ...

Вам никогда не приходилось слышать о стране, в которой текут молочные реки с кисельными берегами? Правду говоря, такой страны никогда и не было. Ее придумали люди, терпевшие нужду и голод, которым, видимо, хотелось хотя бы в сказке, в мечте увидеть привольную, сладкую жизнь.
И все же пришло время, когда старинная легенда о стране обетованной становится былью. Я даже могу назвать географические координаты страны, в которой потекут молочные реки. Вот они: 19,5 градуса восточной долготы и 169 градусов западной долготы.
Угадываете? Ведь это крайние точки нашей советской Родины на западе и на востоке!
Да, страна наша станет страной изобилия. Уже и теперь производится у нас более 6 миллионов тонн сахара, более 60 миллионов тонн молока и много разных других продуктов питания. Пройдет несколько лет, народ наш выполнит семилетку, и всяких продуктов станет еще больше. Будут у нас горы сахарные, потекут реки молочные...

К концу семилетки в Советском Союзе будет выработано 10 миллионов тонн сахара. Если бы мы захотели высыпать этот сахар на круглую площадку диаметром около 100 метров, то получилась бы гора высотой почти в 5000 метров. Вот вам и без малого сахарный Эльбрус!
Вы скажете: а зачем нам так много сахара? Не все ведь у нас сладкоежки. Надо вам знать, что сахар — ценный питательный продукт. Ученые установили, что каждый человек должен съедать в среднем 100—120 граммов сахара и других сладостей в день.
Имея много сахара, можно вырабатывать и много конфет, печенья, варенья и других вкусных и полезных вещей.
Но, разумеется, одним сахаром сыт не будешь. Для правильного питания людям нужны также мясо и рыба, яйца и жиры, фрукты и овощи, и прежде всего — молоко. С самого раннего детства и до глубокой старости питается человек молоком, и оно никогда не приедается.
Когда-то, еще до Великой Октябрьской социалистической революции Владимир Ильич Ленин мечтал о том, чтобы каждый ребенок в нашей стране имел бутылку молока. А уже в 1960 году на долю каждого жителя Советского Союза (и взрослого, и ребенка) приходилось по полторы бутылки молока в день.
К концу семилетки эта норма составит две с половиной — три бутылки в день! Ведь в 1965 году у нас будет надоено 100 — 105 миллионов тонн молока.
И это еще не предел. Согласно новой программе партии, через двадцать лет в нашей стране будет 170—180 миллионов тонн молока.

Много молока — это много масла, сыра и других продуктов. Хорошее питание людей — это и хорошее здоровье, это и долголетие. Ведь уже и теперь люди в нашей стране живут вдвое дольше, чем в дореволюционной России. Когда же наступит полное изобилие, когда у всех будут хорошие, благоустроенные квартиры, в городах будет много зелени и чистого воздуха, а в селах — все городские удобства, жизнь станет еще лучше.
Сбудется тогда мечта поэта:
«... лет до ста
расти нам без старости!»

ВАС ЖДЕТ СЕМИЛЕТКА!

Сегодня вы — наши читатели — еще сидите за школьными партами. О семилетке, о борьбе за коммунизм вы слушаете по радио, читаете в книгах и газетах. Но пройдет немного времени, — вы закончите школу и вступите в жизнь. Широкие пути раскроются перед вами.
На вашу долю достанется завершение семилетнего плана. Вам предстоит вместе со старшими товарищами уложить последние кирпичи в здание семилетки.
Готовитесь ли вы к этому? Успеваете ли вы в учении и в труде?

Так не теряйте же времени, друзья! Помните, что участником семилетки, строителем коммунизма может быть лишь тот, кто много знает, кто хорошо умеет трудиться.
Без науки, без труда коммунизма не построишь!
Набирайтесь же знаний, учитесь труду, овладевайте профессией, с тем чтобы по окончании школы вы сразу нашли свое место в рядах бойцов семилетки.
Семилетка ждет вас!
И. Вольпер

РЕКИ МЕНЯЮТ АДРЕСА

Повернуть вспять могучие реки — об этом можно было услышать только в сказках и песнях. Да немного людей из узкого круга специалистов знали и думали об этом. А вот в наши дни в Программе Коммунистической партии Советского Союза, в великой программе строительства коммунизма, мы читаем о том, что «советский человек сможет осуществить дерзновенные планы изменения течения некоторых северных рек и регулирования их вод с целью использования мощных гидроресурсов для орошения и обводнения засушливых районов».
О повороте двух северных рек — Печоры и Вычегды — в Каспийское море мы узнали в январе 1961 года из доклада товарища Н. С. Хрущева на пленуме Центрального Комитета партии. Печора и Вычегда несут свои воды в Северный Ледовитый океан. Однако по воле советских людей они, вопреки нынешней географии, будут впадать и в море, лежащее на южной окраине Советского Союза.
Новый адрес рек выбран, разумеется, не случайно, и о причинах, заставивших предпринять это небывалое в истории человечества строительство, вы сейчас узнаете.

О САМОМ УДИВИТЕЛЬНОМ И САМОМ БОГАТОМ МОРЕ...

Каспий — величайшее в мире озеро-море: уже в отдаленные от нас эпохи море утратило связь с мировым океаном и превратилось в озеро. Каспийское море раскинулось почти так же привольно, как Черное и Балтийское моря. Есть на земном шаре моря большие, чем Каспий, но удивительнее и богаче его — нет.
Разве не удивительно, что в Каспии под знойным южным солнцем водятся тюлени, эти обитатели северных вод? Из Северного Ледовитого океана, до которого некогда простирались границы Каспийского моря, в него они и попали.
Когда тяжелые ледяные поля заковывают весь север моря в свою броню, к этим льдам и собираются тюлени, и на льдинах, как и древние их предки, они выводят своих малышей.
На берегах Каспия гнездятся и уроженцы далекого юга — фламинго, с их красивым нежно-розовым оперением...
Почти к самому морю спускаются сады и виноградники Дагестана и Азербайджана. Есть на юго-западном побережье места — в районе Ленкорани — и с пышной вечнозеленой растительностью. А вот восточное побережье Каспия сразу же за рекой Уралом становится полупустынным, и чем дальше на юг, тем решительнее подступает к морю пустыня...
Много, очень много воды — двести сорок миллиардов кубических метров ежегодно!— приносит Волга в море; поэтому на Севере Каспия вода пресная, ее можно пить. А вот соленость воды в заливе Кара-Богаз-Гол почти в тридцать раз превышает соленость в Среднем и Южном Каспии. Вода в Кара-Богаз-Голе так насыщена солями, что в этой воде не утонет даже не умеющий плавать человек.
Север Каспия очень мелководен, — можно отойти от берега на несколько километров, а вода все еще будет по колено. Совсем иные Средний и Южный Каспий, — здесь наибольшие глубины — около 800— 900 метров.
Удивительны и богатства Каспия, — недаром прозвали его золотой чашей.
Рыба — одно из многих бесценных его сокровищ: из всех закрытых водоемов земного шара Каспийское море по своим рыбным богатствам занимает первое место. Только в Волго-Каспийском рыбопромысловом районе вылавливают ежегодно до двух с половиной миллионов центнеров рыбы. Нужно было бы забивать ежегодно примерно полмиллиона голов крупного рогатого скота, чтобы иметь мясо, равное по весу улову рыбы.
Все ли знают, что осетровые рыбы, которыми так невиданно богат Каспий, современники ихтиозавров, динозавров и других чудовищ, обитавших на земле этак полтораста миллионов лет назад? А вот самая молодая на Каспии рыба плавает в его водах всего два десятка лет. Это кефаль, которую советские ученые переселили сюда из Черного моря.
Нежное и жирное мясо у осетров, белорыбицы, севрюги, белуги, — все это рыбы наиболее ценных пород. Еще во времена Ивана Грозного для всех этих рыб появилось общее название «красная» — превосходная. Красная рыба дает вкусную черную икру, которая славится во всем мире. На долю Каспия приходится больше половины мирового улова осетровых на земном шаре.
Особенно радуются рыбаки, когда удается поймать белугу; весит она с теленка, а сильна, как лошадь...
А в других сетях, как в котле, кипит живое серебро. Здесь и судак — две трети всего улова в СССР — и вобла — девять десятых ее улова!
Уж совсем мала килька, но в водах Каспия ежегодно ловят ее до двух миллионов центнеров. Лов кильки ведут удивительным способом, без сетей. Все знают, что свет привлекает ночных бабочек, мошек, жуков. А не будет ли свет притягивать к себе рыбу? И советский ученый Борисов впервые в мире разработал лов рыбы на свет.
В глубину моря опускают прочный шланг с ярко горящими на его конце лампами. Вокруг этих подводных солнц — все ближе и ближе к ним — начинают кружить стаи кильки; так и кажется, что на разных высотах ведут они хороводы! Но вот пускают мощный рыбонасос, и вместе с водой рыба втягивается в шланг и вываливается на палубу...
Много и других сокровищ у Каспия; среди них и нефть. Нефтяные вышки и в Баку, и на противоположном, восточном берегу, — Челекене, и в Махачкале, и даже на севере Каспия, неподалеку от Астрахани. Мачтами кораблей поднимаются нефтяные вышки и над зеленовато-серыми водами Каспия. В двойной плен — земли и воды — заключена нефть на морских промыслах, однако мужественные нефтяники умело освобождают из этого плена «черную кровь земли».
Еще одно из ценнейших сокровищ Каспия— минерал мирабилит, по-латыни «чудесный». Мирабилит — это всем известная глауберова соль, которая легко превращается в ценное сырье для многих отраслей химической промышленности — в сульфат натрия. Где только не нужен сульфат натрия — и на химических, и стекольных, и на кожевенных и на многих других заводах. Превращение мирабилита в сульфат натрия и происходит в величайшем в мире «химическом заводе», созданном самой природой, — в заливе Кара-Богаз-Гол.
Южнее Кара-Богаз-Гола вы легко отыщете на карте полуостров Челекен. Если судить по названию, Челекен был «островом четырех богатств». Но теперь это полуостров не четырех, а многих богатств. Среди них — нефть и природный горючий газ, йодистые и бромистые источники. .. В глубине полуострова в ночной тьме светится своими огнями завод, обрабатывающий еще одно сокровище Челекена— озокерит. Это мягкий и податливый, как воск, минерал. Он очень ценится потому, что пропитанные им ткани
служат защитой и от воды, и от электрического тока, однако промыслов этого минерала немного на земном шаре.
Удивляют своими «живыми богатствами» и живописные берега Каспия. Табуны верблюдов, стада рогатого скота, отары
каракулевых овец пасутся на прибрежных пастбищах. Вкусно мясо и густа шерсть у диких коз, сайгаков, и большие стада их стремительно проносятся на землях, прилегающих к северо-восточной части Каспия.
Есть на берегах Каспия й подлинные «птичьи царства». Много редких животных в зарослях Астраханского заповедника, нет числа и счета рыбам в его водах. Здесь лучшая «гостиница» для птиц в их дальних перелетах из южных стран на Север. На отдыхе или оставаясь на гнездовье, здесь находят надежное убежище и обильную пищу более трехсот видов пернатых. Еще одно «птичье царство» в районе Ленкорани, в заливе Кызыл-Агач. В незамерзающий залив из Сибири и Урала прилетает на зимовку столько птиц, что залив превращается в «живые острова». Вот здесь обитают и фламинго. Когда они взлетают, то своим оперением окрашивают небо в цвет зари.
Большую помощь оказывает Каспий в поддержании связи между республиками Закавказья и Средней Азии, разделенных морем: на Каспий приходятся две пятых всех морских перевозок СССР. Как только между Волгой и Доном пролегла трасса судоходного канала, грузы с Каспия получили выход и к портам Черного, Азовского, Белого и Балтийского морей.
Прикаспийские земли богаты нефтью, хлебом, хлопком, рисом, а море — рыбой. И все эти грузы наполняют трюмы судов. Но бывают на Каспии и удивительные грузы, когда по воде везут... воду. Дело- в том, что Красноводску не хватает пресной воды, и часть недостающей воды привозят из Баку.
В конце 1961 года на Каспий прибыло судно с удивительным назначением — перевозить по морю поезда. На судно- паром въезжает железнодорожный состав, и, сберегая время и средства, поезд продолжает путь без перевалки грузов.
Многое можно рассказать о богатствах Каспия, о его красотах, о трудовых подвигах его людей; незабываемы картины ликующей жизни на его берегах. Но в последние годы все чаще говорят и о бедах, которые надвинулись на море.

МОРЕ В БЕДЕ

А случилось вот что. В Каспийском море становится меньше воды. С карты моря исчезают целые заливы. Там, где недавно глубоко в сушу вдавался залив Комсомолец, ныне уходит вдаль мертвая в своей неподвижности белая гладь, получившая название: «Сор Мертвый Култук»: «Сор» — по-казахски — «солончак», а «култук» — «залив».
В заливе Гасан-Кули, где еще недавно резвились рыбы и плавали рыбачьи суда, теперь на песках, бывших прежде морским дном, пасутся верблюды..
Севернее «Сора Мертвый Култук» на карте Каспия небольшим кружком обозначено селение «Жилая Коса». Здесь недавно бурлила жизнь, но море отступило, рыбаки покинули насиженные места — и «Жилая Коса» стала нежилой.
Чечень — один из больших островов Каспия, но из года в год он увеличивается в своих размерах и как бы слились с ним острова Пичугин и Лопатин.
Соединившись с сушей, стал полуостровом остров Челекен.
С каждым годом все решительнее наступает суша на море. Уже отторгнула она от моря площадь, равную поверхности Азовского моря, и все ощутимее беды от обмеления Каспия.
Из многих сотен рукавов и протоков в дельте Волги судоходным остался только один — Бахтемир!
Астрахань когда-то была приморским городом, а теперь морские суда останавливаются в двухстах километрах от нее. Здесь, на астраханском рейде, в открытом море из речных судов и барж приходится перекачивать нефть или переваливать грузы в морские суда, а из морских — в мелкосидящие суда и баржи для следования в Астрахань и вверх по Волге.
Взяв курс на Астрахань, судно отчаливает от рейда и вступает на водную дорогу, ограниченную покачивающимися на волнах буями. Водную дорогу к Астрахани — Волго-Каспийский канал — проложили из-за мелководья. Этот канал — один из самых длинных в мире. Но море продолжает мелеть, и все больше работ по углублению судового хода прибавляется землесосам.
Не плещется морская вода и у ряда причалов Красноводского порта — и от них отступило море.
Меньше воды стало вливаться из моря в залив Кара-Богаз-Гол, и нарушился процесс превращения мирабилита в сульфат натрия.
Все труднее приходится и нефтяникам морских промыслов: мелеющее на севере море глубже промерзает. Массивные льдины относит далеко на юг, и здесь в любое время они могут повернуть на вышки и опрокинуть их.
Больше всего бед принесло обмеление моря рыбному промыслу. Северный Каспий издавна славится своими лучшими в мире рыбными «пастбищами». «Корма» для этих «пастбищ» поступают из рек, и этим богатством «удобряется» море. В животворных лучах солнца пышно расцветает под водой жизнь, и мельчайшие животные и водоросли составляют любимую пищу многих рыб и ее молоди.
Однако богатства моря создают не только волжские воды и каспийское солнце, но и дельта Волги.
В тихие воды дельты, где много пищи и тепла, идут метать икру сазаны, судаки, лещи. За время паводка миллиарды икринок превращаются в рыбную молодь. Подросшая и окрепшая, она возвращается в море на тучные подводные пастбища. Осетровые мечут икру в излюбленных ими местах Волги, далеко в верховьях ее притоков, но и их путь к нерестилищам лежит через волжскую дельту. Волго- Каспий — это созданный природой невиданный в мире рыбный питомник, но и он терпит ущерб от обмеления моря.
Почему падает улов рыбы?
Почему географам приходится перекраивать карту Каспия?

СОЛНЦЕ, МОРЕ, ЧЕЛОВЕК

Что же случилось с Каспием?
Почему мелеет море? И только ли в наше время стал понижаться его уровень?
Нашим ученым доподлинно известно, что уровень Каспия на протяжении столетий значительно колебался. В этом можно убедиться хотя бы по некоторым историческим памятникам Баку. «Девичья башня» возвышается сейчас в центре города, а ведь было время, когда она стояла у самого моря.
Иная судьба постигла старинную бакинскую крепость «Караван-сарай». Развалины крепости сейчас находятся на дне бакинской бухты, но строилась она ведь на берегу. Время ее сооружения относится к XIII веку; и вот что писал о Баку спустя два века один арабский писатель: «Город омывается морем, которое в настоящее время поглотило часть башен и приблизилось к мечети». А вот еще одно свидетельство современника арабского писателя:            «...в море был
омут, — писал венецианец Марино Сану- то, — в который уходили воды, но вследствие землетрясения он закрылся. По этой причине вода прибывает на одну ладонь ежегодно, и уже многие хорошие города погибли».
На протяжении многих веков накопилось немало доказательств, что море в разные времена то наступало на сушу, то уходило от нее. Но чем вызваны эти колебания уровня моря? Может быть, виной тому землетрясения, о которых писал еще Марино Сануто? Нет, не прав венецианец:          если дно моря иногда и колеблется, то, по мнению ученых, подъемы и опускания дна моря сколько-нибудь заметного влияния на уровень воды в море оказать не могут.
А может быть, причиной изменения уровня Каспия служат впадающие в него реки? А их много, свыше ста; среди них и такие, как Волга и Урал, но ни одна река не вытекает из Каспия.
Только одна Волга, точно дань, несет в Каспий ежегодно примерно 240 миллиардов кубических метров воды, а все питающие море реки могли бы заполнить Каспийскую впадину за триста лет. Совсем мало времени нужно для того, чтобы заполнить водой мелководный север Каспия, — одна Волга справилась бы с этим всего за три года. Все это доказательства того, как велико влияние рек на жизнь моря. Да так это как будто и должно быть: ведь Каспий с другими морями не связан и уровень воды в нем должны определять не моря, а, по-видимому, реки.
Однако реки не единственный источник пополнения водных запасов Каспия.
Много влаги дают проливающиеся над Каспием дожди. Это столько же воды, сколько приносят ежегодно в Черное и Азовское моря две такие реки, как Днепр и Дон, вместе взятые!
На небе может не быть ни облачка, но Каспий продолжает получать воду: невидимыми струйками просачиваются в него подземные воды. И это равносильно впадению в море еще одной такой реки, как Сулак, которая несет в Каспий воды с гор Кавказа.
Но почему Каспий, получая так много воды, не выходит из берегов, а мелеет?
Влага Каспия в облаках и клубящихся тучах, в туманах, легкой дымкой поднимающихся над морем.
Почти четыреста миллиардов кубических метров воды, примерно полторы Волги, «выпивает» ежегодно солнце. Два десятка миллиардов кубических метров воды в год отдает Каспий заливу Кара- Богаз-Гол. В итоге, если составить «Приходо-расходную книгу» Каспия, то будет видно, что море расходует воды больше, чем получает. Оттого и все беды моря. И все же главную разгадку поведения моря надо искать не в реках, не на Земле, а на Солнце! Это с его деятельностью связано то потепление, которое наблюдается в северном полушарии в последние годы.
Представьте себе, что вы находитесь высоко над землей и можете видеть вершины Урала и верховья рек, несущих свои воды в Волгу, а также ее низовья. Все это даст вам четкое представление о той огромной территории, с которой стекают воды в Волгу. Около одной шестой части нашей страны охватывает бассейн великой русской реки.
И вот, в связи с потеплением климата, в бассейне Волги и Урала осадков выпадает меньше, а испарение увеличивается. Поэтому намного меньше воды начали приносить Волге и Уралу их притоки, а значит, меньше воды стало вливаться в Каспийское море.
Однако судьбу Каспия решает не только Солнце, но и то небывалое строительство, которое советский народ ведет на берегах Волги.
В Большую Волгу с голубыми пятнами искусственных озер — водохранилищ — превратилась великая русская река.
Волны новых «морей» плещутся и на «сестре Волги» — Каме, и на реке Уфе, и на Куре... Вода, задержанная во всех этих водохранилищах, — вода Каспия.
Много воды надо нам и на орошение засушливых приволжских земель и прикаспийских степей. Много ее необходимо дать и растущим городам и новым заводам на берегах Волги. Воду для всего этого мы берем у Волги; так накапливаются наши «долги» Волге, а следовательно, и Каспию.
А если не вернуть наши долги морю?
Ответ ясен: море будет продолжать мелеть и морское дно обнажится на пространствах, равных не одному, а трем Азовским морям.
Как же дать воду Каспию? Как поддержать его уровень? И может ли человек воздействовать на величайшее в мире озеро-море?