НА ПОЛЮСАХ НАШЕЙ ПЛАНЕТЫ

НА ПОЛЮСАХ НАШЕЙ ПЛАНЕТЫ

На двух противоположных точках земного шара, там, где проходит условная ось вращения нашей планеты, всегда противоположны и времена года. Если на Крайнем Юге разгар лета и тают снега, обнажая черные скалы далекого и сурового Антарктического континента, то на Севере царит ночь с жестокими морозами и вьюгами.
Представьте себе долгую, длящуюся несколько месяцев глухую полярную ночь. Черное покрывало одело бескрайние просторы Северного Ледовитого океана. Солнце не показывалось совсем. Оно будто пропало. И без его лучей все живое коченеет от нестерпимой стужи.

Сурова и неприступна Арктика. Немало отважных людей издавна стремилось сюда, чтобы достичь полюса, полуоткрыв завесу над тайнами арктической природы. Среди ледяных торосов погибло немало смельчаков. Ценой огромных усилий и жертв открывалась Арктика перед людьми.
В 1937 году, 21 мая, в районе Северного полюса самолеты экспедиции академика О. Ю. Шмидта высадили на лед коллектив первой дрейфующей станции «Северный полюс». А с 1954 года советские обсерватории стали дрейфовать в сердце Арктики постоянно. В Северном Ледовитом океане несет службу созданная в 1959 году станция «Северный полюс-8», а также высаженная на лед с борта атомохода «Ленин» осенью 1961 года станция «Северный полюс-10». Но, кроме дрейфующих станций, на далеком севере несут постоянную научную вахту четыре обсерватории Арктического и антарктического института, более ста полярных станций.
Круглые сутки, в любое время года и при любой погоде ведутся здесь наблюдения за перемещением воздушных и водных масс, за движением и распределением льдов, за изменениями магнитного поля земли, за процессами, происходящими в ионосфере. Коллективы советских дрейфующих станций проработали к 1 января 1962 года на полярных льдах Центральной Арктики в общей сложности свыше 6000 суток! Это более 16 лет непрерывного дрейфа. А знаете, какова общая протяженность дрейфа за эти 16 лет?

40 000 километров! Это целиком длина экватора нашей планеты.
Дрейфующая станция «Северный полюс-8» расположилась на небольшой льдине. В центре лагеря — три объединенных вместе домика. Здесь кают-компания. Над ней реет алый стяг — государственный флаг Советского Союза.
Шестнадцать человек, во главе с начальником станции И. П. Романовым, трудятся на льдине. Это третья смена станции. На целый год льдина стала их домом. Под трехметровой толщей льда бездонная глубь океана. Над головой или бесконечно черное ночное небо (зимой и когда не метет пурга) или незаходящее летнее солнце.
В суровом безмолвии постоянно слышен шорох, скрип, скрежетание льда. Огромная льдина перемещается мощным подводным течением. Сталкиваются льдины, лезут одна на другую, раскалывают как хрупкую скорлупу, окаменевшие миллионы и миллионы тонн воды.
Не зевай, полярник! Чуть замешкался— и под лагерем уже пробежала зловещая трещина. Не успеешь вовремя переселиться на запасную льдину — рискуешь головой. Но бдительны мужественные покорители Севера. Льдины, на которых разместилась станция, уже разламывалась 30 раз! И всякий раз людям удавалось победить стихию.
Наиболее тревожная обстановка создалась на СП-8 в конце февраля 1962 года. Над районом дрейфа станции пронесся глубокий циклон. Ураганный ветер привел в движение льды. Ледяное поле, на котором расположилась станция, в нескольких направлениях пересекли трещины шириной до 20 метров. Они прошли вблизи домика аэролога, аэропавильона, палатки гидрологов и других сооружений.
Были приняты срочные меры для перемещения всего оборудования на другую
льдину. Люди несколько суток почти не смыкали глаз. В эти тяжелые дни полярники еще раз продемонстрировали свою сплоченность, взаимовыручку, мужество. И они вновь сумели одержать победу в неравной схватке со слепой стихией.
Характерно, что именно в эти тревожные дни коллектив станции узнал, что одному из полярников, Юрию Тихонову, оказана высокая честь — он избран делегатом XIV съезда комсомола.
Полярная ночь... За стенами тесных и уютных домиков метет пурга. Злая, колючая, она будто подстерегает каждый неосторожный шаг человека. Пробраться от домика к домику можно только с помощью туго натянутого каната. А программа научных наблюдений расписана строго по часам.
Какая бы, например, ни была пурга, но дважды в сутки аэрологи должны запустить радиозонд, который передает на льдину данные о процессах, происходящих в атмосфере. Но попробуй запусти в такую пургу резиновый шар диаметром в четыре метра! Его рвет из рук, кидает во все стороны шквальными порывами ветра. Малейший просчет, секундная задержка — и лопнул с резким хлопком шар. Все нужно начинать сначала.
Трудно людям на льдине. Однако маленький коллектив советских людей не чувствует оторванности от Большой земли. Непрерывно держит связь с Москвой и Ленинградом радист. Самолеты один раз в полтора — два месяца регулярно доставляют почту. Здесь в бескрайних ледяных просторах люди вместе со всем советским народом отмечают праздники. Кстати, к Новому году летчики полярной авиации не забывают доставить в лагерь самую пушистую и зеленую елку. Она стоит обычно в центре кают-компании, праздничная, украшенная, пахнущая зеленым ароматом далекой земли.
Но вот, наконец, и короткое полярное лето. Солнце светит круглые сутки. Под его лучами быстро тает многометровый слой снега. Тепло. Мороз всего около 30 градусов. А солнце печет вовсю. На таком солнце можно отлично выращивать зелень, цветы. Полярники так и делают. Захватят с собой на льдину земли и летом высаживают в нее (в домиках, конечно) семена цветов. И вот цветут перед иллюминаторами розовые и белые астры, душистый горошек. Мороз, лед — и нежные цветущие лепестки...
Ни на минуту не прекращаются исследования в высоких широтах Северного Ледовитого океана. Скупы подчас цифры статистики. Но вдумайтесь в такие вот цифры. К 1 января 1962 года на дрейфующих станциях было проделано несколько тысяч измерений температуры воды в различных слоях, свыше 45 000 метеорологических наблюдений над всеми элементами погоды, проведено свыше 10 000 запусков высотных радиозондов.
Тысячи серий наблюдений над характеристиками радиационного режима, десятки тысяч часов наблюдений над состоянием магнитного поля Земли в ее высоких широтах, многочисленные данные о дрейфе полярных льдов, их физических свойствах и распределении в океане — вот далеко не полный перечень сведений о природе Центральной Арктики. Дрейфующие станции открыли гигантские подводные хребты Ломоносова и Менделеева, обнаружили много других, доселе не известных поднятий океанского дна и обширных глубоководных впадин.
Но читатель вправе спросить, какие же практические цели, кроме обогащения науки, преследуют эти непрерывные дрейфы и зимовки? Прежде всего, исследования в высоких широтах помогают превратить Северный морской путь в магистраль массовых перевозок народнохозяйственных грузов. Например, в арктическую навигацию 1961—1962 годов были значительно увеличены сроки мореплавания в арктических водах. Ученые Арктического и антарктического института помогли морякам на 24 дня раньше обычных сроков провести караваны судов через льды Енисейского залива и указали наиболее легкий подход ледокола «Москва» через ледяной покров пролива Вилькицкого.
Все реальнее сегодня становится многовековая мечта человечества о решительной победе над льдами. Ученые думают над тем, чтобы возможно раньше открыть путь судам на Енисей за сибирским лесом и дорогу на восток с грузами для народного хозяйства севера Сибири. Первой пробой сил в этом направлении является участие Арктического института и учреждений Гидрометеослужбы в обеспечении научной информацией зимних навигаций в портах Ленинград, Архангельск, Рига, Ванино и других.
На помощь человеку приходит новая, совершенная техника. Она позволяет не только смело ломать некогда неприступные льды Северного Ледовитого океана, но и осуществлять исследования, которые еще недавно были-не под силу людям. Например, в конце 1961 года в Арктическом и антарктическом институте была введена в действие электронно-вычислительная машина «Урал-2». Эта машина составляет оперативные прогнозы погоды, которые хорошо оправдывают себя. Меньше чем за четыре месяца с помощью электронной машины были произведены расчеты, которые выполнили бы в тот же срок вручную 1120 человек.
Применение электронно-вычислительных машин открывает большие возможности изучения природных процессов, происходящих в полярных областях. А высокополярные автоматические станции, работающие без участия человека! Установленные на различных широтах, они будут посылать в эфир сведения о движении воздушных масс, силе ветра, атмосферном давлении, осадках, облачности. Эти сведения получают и очень быстро обрабатывают электронно-вычислительные машины; значит, можно будет с большей точностью и заблаговременно предсказать изменения погоды и ледовой обстановки в любом районе. Но автоматы — пока еще завтрашний день. Этот день близок. «Урал-2», первые автоматические метеорологические станции, уже работающие в морях Восточно-Сибирском, Лаптевых, Карском, — яркое тому подтверждение.
А пока советским полярникам приходится преодолевать немало лишений и трудностей, жить и работать на дрейфующих льдах. В жестокие морозы, в метели, в темноте полярной ночи они сегодня, когда ты читаешь эти строки, точно в назначенное время идут к приборам, чтобы через несколько минут радист послал данные в эфир, помогающие ученым предсказывать погоду по всей нашей стране и на самые различные сроки.
Два полюса — два противоположные времени года.
Трудно на Северном. Но разве легче на Южном? И если в Арктике властвует полярная ночь, Крайний Юг залит светом незаходящего солнца. Пользуясь круглосуточным днем и теплой погодой, полярники спешат провести широкие сезонные исследования. Вот уже закончила работу 
на Антарктическом материке Шестая антарктическая экспедиция. Вместо станции Лазарев, которая расположилась на леднике, она создала станцию Новолазаревскую в оазисе Шермахера. В последние месяцы 1961 года на вездеходах «Пингвин» совершен поход по треугольнику — станция Комсомольская — станция Советская — станция Восток — станция Комсомольская. Ученые в этом походе определили точные высоты ледникового купола Антарктического материка. Около трех тысяч километров прошли тяжелые тягачи «Пингвин» по сыпучим снегам.
Вся страна с напряжением следила за беспримерным перелетом тяжелых самолетов по маршруту Москва — Мирный — Москва. Летчики полярной авиации еще раз показали в этом перелете замечательное мастерство и недюжинное мужество.
А на борту дизель-электрохода «Обь» расположилась Седьмая антарктическая экспедиция. Она уже сменила зимовщиков станции Новолазаревская, высадила научных сотрудников на Земле Эндерби и спешит в Мирный. Штурм шестого континента продолжается.
Лето в Антарктике... Оно коротко и коварно. Так же, как и на далеком Северном полюсе, здесь на каждом шагу подстерегают полярников опасности. Здесь, так же как на Северном, чуть ли не каждый день приходится вступать в единоборство со стихией. Но полярники — это люди завидного мужества и могучей воли. В их руках лучшая в мире техника, они постоянно чувствуют поддержку всего нашего многомиллионного советского народа. И в этом самая верная гарантия всех уже одержанных побед и всех побед, которые будут впереди.
...Коротко антарктическое лето. Все ниже и ниже опускается незаходящее солнце к горизонту. Еще день, еще, и вот
уже оно скрылось на несколько минут за ледяными торосами. Приближается зима, с ее нескончаемой полярной ночью.
А на Северном полюсе впервые после долгих месяцев тьмы вдруг брызнуло из- за горизонта расплавленное золото. Криками «ура» приветствуют полярники появление светила — первого предвестника скорой весны. Скоро, скоро уже пойдут над белым безмолвием океана первые самолеты в ледовую разведку. И тени их побегут по ослепительным снежным равнинам, по голубым торосам вздыбленного льда, по крохотным домикам переживших еще одну долгую зиму полярников.
Тысячи советских людей несут сегодня почетную и нелегкую вахту на Крайнем Севере и на Крайнем Юге. Они несут эту вахту во имя счастливого завтра всего человечества.
А. Трешников февраль, 1962 года.

ОТВЕТЫ
Залив Фанди и река Сен-Джон с водопадом, периодически меняющим направление своего течения, находятся «I Северной Америке, на побережье Атлантического океана. Значительная высота приливов в заливе Фанди объясняется постепенным сужением его поверхности и повышением дна по направлению к вершине залива и его бухтам. Многие порты мира доступны для больших судов только во время приливов моря. Энергия приливов частично уже используется для строительства гидроэлектростанций. Она может быть использована и для других целей.
(к стр. 224)
1.        Байкал имеет наибольшую глубину 1741 метр. Вытекает из него только одна река Ангара.
2.        Гусь — река, протекающая в этих населенных пунктах. Город славится своими старинными хрустальными промыслами, а село — своими железными промыслами
3.        Амур с притоками имеет длину свыше 4300 километров.
(к стр. 325)