ГЕОГРАФИЯ КРОССВОРДИСТОВ

ГЕОГРАФИЯ КРОССВОРДИСТОВ

Наверное вы, часто или не часто, но все же решаете кроссворды. А если это так, вы не могли не заметить, что в них вечно повторяются одни и те же коротенькие словечки в два звука. Длинных слов — уйма разных, от «перпендикуляра», до «космонавтики», а короткие — всегда одинаковы: «ли — китайская мера длины», «Ра — бог древнего Египта», «По — река в Италии». Спросите у составителей кроссвордов, почему это так, и получите ответ: «А где нам взять другие? Таких слов-коротышек, да к тому же существительных, очень мало...»
Это ошибка; она объясняется тем, что авторы кроссвордов плохо знают географию. Я познакомил вас с очень длинными географическими названиями — таких не вставишь ни в какой кроссворд. Теперь позвольте привести хоть несколько коротких, очень коротких, самых, по* жалуй, которых, какие только существуют, имен.
Я полагаю, чемпионом краткости является довольно распространенное во Франции имя «Э» — оно, как видите, состоит из одного-единственного звука. Сказать по секрету, краткость его родилась из вполне нормальной длины. Словом «Э» французы именуют сейчас несколько местечек, славных своими минеральными водами. «Вода» по-французски — «о»; совсем не похоже на «э». Но на языке римлян, владевших некогда современной Францией, «воды» — «аквэ». Это еще римляне назвали одни из источников «аквэ», другие — «аквис», а за много веков их наследники, жители Франции, изменили слово в свое «э», так же, как римское имя «Аугустус», Август, у них превратилось в название месяца «августа» — «у».
Надо сказать, имя «Э» (один из носящих его городков расположен километрах в сорока севернее Марселя, другой — на берегу пролива Па-де-Калэ) — редкое исключение. Более коротким могло бы быть разве только имя, состоящее из одного согласного звука: «П», «Т» или «К»» но я таких не знаю. Зато имен «двузвучных», представляющих собою один слог, сколько угодно. Их так много, что я не могу перечислить вам не только их все, но даже сколько-нибудь заметную часть их. Но мне кажется занятным, на радость составителям кроссвордов, привести тут хоть недлинный список таких топонимов-коротышек, хотя бы по одному— два на каждую букву алфавита.
Кто хочет, может прочесть этот перечень и просто «принять его к сведению». Более дотошным читателям не запрещается с хорошими картами в руках попытаться разыскать их местоположение (но, само собой, по обычному школьному атласу этого не сделаешь).
Итак, вот вам мой реестр.
Аа (река). В Нидерландах 44 реки носят это название.
Ай (река). СССР, Приуралье.
Ак (озеро). СССР, Казахстан. «Ак» по-казахски значит «Белое».
Ба (остров). Франция. Па-де-Калэ.
Бу (населенный пункт). Норвегия.
Ва (населенный пункт). Индокитай.
Ди (река). Норвегия.
Ду (река). Франция.
Ед (река). СССР. Коми АССР.
Ер (река). Великобритания.
Иб (река). Индостан.
Ид (населенный пункт). Турция.
Иж (река). СССР. Приуралье.
Ки (населенный пункт). Индостан.
Ко (остров). Тихий океан. Япония.
Ле (река). Франция.
Лу (населенный пункт). Великобритания.
Мо (населенный пункт). Франция.
Му (населенный пункт). Норвегия.
Ня (населенный пункт). Китай.
Об (река). Франция.
Обь (река). СССР. Сибирь. Вы скажете, — б этом имени не две, а три буквы. Да, но заметьте: последним стоит «мягкий знак», который не изображает никакого звука. Буквы — три, а звуков всего два. Имя это ничуть не длиннее предыдущего.
Ош (населенный пункт). СССР. Киргизская ССР.
По (населенный пункт). Франция. (И, конечно, река в Италии).
Пя (озеро). СССР. Европейская часть.
Ре (остров). Бискайский залив, Франция.
Ри (озеро). Шотландия.
Сэ (населенный пункт). Франция.
Тэ (река). Франция.
Ти (река). Англия.
Ту (река). СССР. Забайкалье.
Уж (река). Западная Украина.
Уз (река). Англия.
Ул (река). СССР. Приамурье.
Ух (река). Польша, Венгрия.
Фе (населенный пункт). Гималаи.
Цу (населенный пункт). Япония.
Чу (река и населенный пункт). СССР. Средняя Азия.
Ши (населенный пункт). СССР. Чукотка.
Ын (река). СССР. Коми АССР.
Эн (река), Франция.
Эр (населенный пункт). Франция.
Юг (река). СССР. РСФСР.
Юн (населенный пункт). СССР. Полуостров Олений.
Юр (река). Англия.
Яй (озеро). Малаккский полуостров.
Яп (остров). Индонезия.
Яр (населенный пункт). РСФСР. Приуралье.
Добавлю, что для замены «ли — китайской меры длины» есть и «Ли — река в Англии». А кроме того, ведь мой список вовсе не исчерпывающий. Ищите на картах и в атласах другие коротышки, и вы их найдете во множестве.
Л. Успенский

НАКАЗАННЫЙ ПРОЛИВ

Известен один случай, когда царское наказание плетьми испытал не раб, а морской пролив между Европой и Малой Азией.
Вот как это произошло.
Весной 480 года до нашей эры персидский царь Ксеркс отправился в поход на Грецию с большой армией и флотом. Чтобы переправиться с войском на Балканский полуостров, потребовалось построить мост через Геллеспонт (так назывался тогда нынешний Дарданельский пролив). Царь приказал соорудить его из кораблей, которые встали поперек пролива. Но в тот момент, когда должна была начаться переправа войска, налетела страшная буря и вмиг разрушила мост из кораблей. Пришедший в ярость Ксеркс приказал своим палачам вынуть плети и обуздать взбесившийся пролив. Наказание состояло из трехсот ударов, причем палачи должны были повторять грозную царскую фразу: «Тебя, горькая вода, казнит владыка за то, что ты причинила ему горькую обиду, не будучи обижена им. Царь Ксеркс переступит через тебя, желаешь ли ты этого, или нет...»

ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО...

... в одной из новых республик Африки вся земля необыкновенно красная из-за железной руды, залегающей в земле. Назовите эту африканскую республику, которая вся стоит на железе.
БАРАБАН „ЛОКАЛИ"
Телеграфный барабан африканцев выдолблен' из дерева. Палочками бьют по краям продольной щели барабана, так что он превращается в подобие ксилофона. Звуки барабана соответствуют интонациям языков различных африканских племен. и все они понимают передаваемые известия.
Кроме языка, понятного каждому племени, существует еще международный язык, известный только барабанщикам. На нем переговариваются между собой барабанщики всех областей Африки. Еще не было случая, чтобы барабанщик выдал тайну международного языка.
Барабан «Локали» служит действенным оружием в борьбе негров за свободу.
ОТВЕТ
Совершая круговорот в природе, вода производит большую разрушительную работу. В воде постепенно растворяются все существующие на земле породы и составляющие их минералы. Даже золото не может устоять против ее растворяющей способности. Быстро текущие коды обладают огромной разрушительной силой, против которой не могут устоять не только рыхлые, но и самые твердые породы. Ручьи, реки, текущие на поверхности суши, разрушают имеющиеся на ней неровности и с течением времени превращают ее в равнину. Под поверхностью в толще земной коры воды образуют ходы, пустоты — пещеры и подземные реки. Эти реки иногда превращаются в поверхностные, над руслом которых кое-где еще уцелели небольшие участки каменных пород, соединяющих берега.

НЕ ВЕРИТЕ -ПРОВЕРЬТЕ!

У кого ни спроси, где находится мыс Доброй Надежды, каждый, если он не полный невежда, ответит: «На крайнем юге Африки!» Сейчас находится, и всегда находился.
А вот я ответил бы на этот вопрос так: «Если взять дореволюционное время, то по крайней мере один «Мыс Доброй Надежды» существовал в нынешней Рязанской области, в паре сотен километров от Москвы. Это было небольшое селение...»
В те времена у нас в нашей стране (а в капиталистических странах и сегодня) земли, воды, разные угодья и урочища принадлежали частным людям. Каждый имел право назвать как ему вздумается свою гору, свой ручей, основанный на его земле поселок, а порой даже и небольшой городишко.
Рязанский помещик, владевший там землей, был, по-видимому романтик, любитель путешествий и приключений; вот он и окрестил свою собственность пышным и многообещающим африканским именем.
Были и еще большие чудороды. В Полтавской губернии, где-то рядом с гоголевским Миргородом, с пушкинско-гоголевской Диканькой, жило мирной жизнью село, носившее очень приятное старинное украинское имя — ГАЙВОРОНОВЩИ- НА. «Гайворон» по-украински — «грач». От такого названия веет сельской тишиной, грачиным гомоном на закате, теплым степным вечером. Но владельцу села имя не понравилось; и, как вы думаете, на что он переменил его? Его поместье стало называться... ДЮМАСЫН. Что это значит? У знаменитого Александра Дюма, автора «Трех мушкетеров», был сын, тоже Дюма, тоже Александр и тоже известный Писатель. В газетах и журналах, в отличие от прославленного отца, его обычно называли Дюма-сыном. Вот ему-то украинский чудак и решил воздвигнуть на Полтавщине такой своеобразный памятник.
Иногда такие «крестные отцы» разных местностей впадали в причудливые промахи. Я знаю недалеко от Ленинграда поселок, до недавнего времени носивший имя «Малое Наслаждение». Как могло такое обидное имя получиться? Очевидно, так: кто-то с восторгом назвал свой клочок земли «Наслаждением», а ближайший хуторок, как это постоянно случается, механически окрестили тем же именем, только с добавкой слова «малый» (или «новый»). Получилось «Малое Наслаждение».
Чаще всего такие причудливые имена приходится считать родившимися в недавнее время, созданными искусственно, одним человеком каждое. Но существует множество пространных географических имен, возникших столь давно, что их происхождение уже полностью забылось, и языковед с великим трудом дознается (а сплошь и рядом так и не может дознаться), как и откуда они взялись.
Знаете ли вы, что в Якутии есть горный хребет, носящий название «Наполеонова шляпа»? Кто дал ему это имя, неизвестно, но хоть причина-то ясна: очертания возвышенности, видимо, с какой-то точки зрения напоминают прославленную треуголку «маленького капрала».
А вот попробуйте догадаться, каково происхождение названия деревни КОР- ДУАНСКАЯ возле Кордуанских соляных озер, в степи, в низовьях Волги. Можно допустить, что ее имя произошло от другого географического имени:                КОРДУАН — называется маяк, стоящий на берегу Атлантического океана, в устье реки Жиронды во Франции. Очень мило, но позволительно поинтересоваться, что общего между этими двумя точками земного шара и какая игра случая заставила окрестить именем французского маяка приволжскую деревнюшку? Забавно, что у нее было (мне не известно, как называется она сейчас) и второе имя —  чисто русское, но не больно-то почетное: ее именовали «Кордуанская, Дур-ная-тож»,
Множество имен на карте нашей Родины поражает неожиданностью и странностью. Почему в Пензенской области два соседних села именуются Верхним и Нижним Шкафтами? Что значит слово «шкафт» и из какого языка оно пришло? Как случилось, что одна из рек Дальневосточного края носит непривычное для реки имя ПАРЕНЬ, в то время, как на карте Старого Света вы можете без особого труда разыскать населенные пункты, именуемые МАМА (ищите вдоль 58-й параллели), ПАПА (вдоль 47-й), МАЛАЯ ДЕВИЦА (50° с. ш.) и САЛТЫКОВА ДЕВИЦА.
Ответить на все эти вопросы не всегда легко: каждый требует специального исследования, а они еще не произведены. Да и что удивляться: иной раз имя возникает благодаря такой глупой случайности!
Найдите город «Ном», на Аляске. Его имя родилось по совсем смешной ошибке. На неважно вычерченной карте какой-то путник-француз поставил на месте этого городка кружок карандашом, вопросительный знак и приписал с досадой по- французски: «Йот?», то есть: «А имя какое?» Американцы же, не знавшие французского языка, слово «пот» поняли как настоящее имя города: «Мол, спрашивает человек — тут ли показан городок Ном?» Так он «Номом» и остался, хотя недоумение и выяснилось.
А полуостров «ЮКАТАН» в Центральной Америке? Это название по-индейски значит просто:     «Что ты говоришь?»,
«Я тебя не понимаю». Первые европейцы спрашивали у туземцев, как зовут их землю, те отвечали: «Что ты говоришь?» — а белые люди приняли этот встречный вопрос за имя местности. Вот и разбери, как и откуда происходят странные названия?
Впрочем, может быть, вы не верите, что такие чудные имена бывают? Не верите,— проверьте.
Л. Успенский

НЕОБЫЧНЫЕ КОСАРИ

Вдали от селений, куда не проложены подъездные пути, под навесом скал стоят десятки маленьких стогов душистого сена. Кажется, что смастерили миниатюрные стога детские ручонки для забавы.
Но это не так. В безвестной долине трудились с зари до заката косари в меховых шубках. В народе их именуют сеноставками.
Много лет за работой зверьков — сибирских и казахстанских пищух — вела наблюдения в скалах и степях кандидат биологических наук А. М. Андрушко, преподаватель Ленинградского университета.
— Очень забавно смотреть на сеноставок, спрятавшись за кустом или камнем, в летнюю пору, когда начинается заготовка сена, — рассказывает исследователь. — Они своими долотообразными зубами, острыми, как коса, скашивают множество травы. Затем траву зверьки переносят в освещенные солнцем места, расстилают ее, ворошат, а потом укладывают в стога высотой до 50 сантиметров.
Степные сеноставки создают стога обтекаемой формы, прижимая их грузом из плоских камней и колючих веток растений. Обитатели скалистых участков заготовленное сено хранят под навесом каменных глыб, чтобы его не мочили дожди. Зимой зверьки пробираются к стожкам подземными путями и уносят сено в норки.
В нашей стране обитает семь видов пищух. Местами они заготовляют столько сена, что его хватило бы прокормить зимой много домашних животных.
ОТВЕТ
Гвинейская республика.

МОРСКИЕ БЫЛИ

ОБИТАТЕЛЬ ТЕПЛЫХ МОРЕЙ
Это произошло в Карибском море, у берегов Кубы.
Стоял ранний августовский вечер, — изнурительная жара начала спадать, с Атлантики потянул едва заметный ветерок.
—           Пошли, товарищи, на рыбалку! Кок обещал, если мы вернемся с хорошим уловом, завтра угостить нас пирогами с рыбой!
—           На рыбалку? Это можно!
Советский теплоход «Батайск» уже
третью неделю как отдал якорь в небольшом кубинском порту Мариэль: он доставил сюда строительные материалы и пиленый лес, а теперь в ненасытные трюмы океанского корабля местные докеры грузили сахар-сырец — одно из главных богатств славного Острова Свободы... Днем экипаж судна деятельно участвовал в грузовых операциях, а вечерами моряки отдыхали: ходили в гости к местным жителям, купались в мелководной бухточке, а то просто пели песни, расположившись где-нибудь на пляже или в пальмовой роще.
На «Батайске», как, впрочем, на многих других судах, было несколько страстных рыболовов. В часы досуга они обычно выезжали на рыбалку и, к большому удовольствию кока, почти всегда возвращались с добычей. Ну, а если иногда улова не было, все равно «рыбаки» оставались довольны: ведь так приятно посидеть в шлюпке, покачивающейся на слабой волне, и, закинув удочку, в полном молчании ждать: клюнет или не клюнет...
И на этот раз сборы были недолгими. Через несколько минут шлюпка была уже спущена на воду и рыболовы, вооружившись удочками, спиннингами и на всякий случай захватив даже самодельный гарпун, выехали на рыбалку.
Но не прошло и четверти часа, как матрос Виктор Смирнов, один из наиболее страстных любителей рыбной ловли, испуганно вскрикнул и выронил удочку.
—           Что за чертовщина! Померещится же такое, — пробормотал он в ответ на недоуменные вопросы товарищей.
—           А что тебе померещилось? — спросил старший механик Павлов.
—           Какое-то рогатое чудовище высунуло голову из воды...
— Рогатое? — засмеялся приятель Виктора, моторист Федор Беспалов, весельчак и балагур. — А копыт у твоего чудовища ты не заметил?
Но Виктор, не спускавший глаз с водной поверхности, медленно покачал головой.
—           Нет, копыт не видал. А голову с рогами видел... Да вот оно, вот оно, смотрите сами!..
Из воды в самом деле выглядывала огромная серая голова с напоминавшими рога отростками; сквозь ленивую голубую волну просвечивало гигантское плоское туловище.
—           Морской дьявол!—воскликнул старший механик Павлов, бывалый моряк, много раз ходивший на советских судах и в теплые, и в холодные моря. — Это же редчайшая встреча... Попробуем поймать! ..
—           Морской дьявол? — удивился Беспалов. — Что же это такое?
—           Это манта. Она очень редко встречается. .. За страшный вид кубинцы прозвали ее морским дьяволом.
Секунду спустя мотор уже был запущен и шлюпка полным ходом погналась за невиданным морским жителем.
—           Прямо, прямо! — азартно командовал Павлов. — Вон, видите, она спешит к выходу из бухты... Гарпун, где гарпун? Давайте скорее!..
Еще минута-другая — и в прозрачной воде мелководной бухты моряки увидели своего неожиданного «визитера». Привстав, Павлов взял гарпун в правую руку, нацелился и сильным, точным ударом поразил манту.
Когда редкий трофей прибуксировали к теплоходу и при помощи лебедки подняли на палубу, посмотреть на «морского дьявола» собрался почти весь экипаж.
—           Да, конечно, это манта, — подтвердил капитан, тоже не раз уже бывавший у берегов Кубы. — Ишь, какая «махина» попалась!..
—           Расскажите, Семен Васильевич, о мантах, — попросили моряки капитана.
—           Манты — это крупные скаты, близкие к роду акул. У этих тропических морских жителей, как вы видите, сплюснутое, плоское тело, крупные ласты вместо плавников и небольшие ласты — отростки, напоминающие рога, на голове. У манты очень сильный хвост, — его удар может перевернуть лодку; вам повезло, что она вас не искупала...
—           А манты имеют промысловое значение? — спросил боцман.
Капитан ответил:
—           Нет, не имеют. Мясо их несъедобно и жиром они небогаты... Но для науки манты представляют интерес, это я точно знаю. Наш экземпляр еще не так велик,— его можно отнести к средним: размах его ласт приблизительно два метра, вес — около двухсот килограммов. Между тем у крупных мант размах ласт достигает шести метров, а вес — до полу- тонны.
В тот же вечер капитан по радио сообщил в Институт океанологии Академии наук СССР о необычном улове. Вскоре на судно пришла ответная радиограмма: ученые благодарили моряков за поимку манты и просили доставить ее в Зоологический музей.
Когда в замороженном виде манту привезли в музей, ученый секретарь, принимая от моряков подарок, сказал:
—           Мы вам очень признательны, товарищи. Манты встречаются весьма редко; поэтому они представлены лишь в немногих музеях мира. Даже в таком крупном музее, как Ленинградский зоологический, мант до сих пор не было. Теперь наша коллекция пополнилась ценным экземпляром.

ОПАСНЫЕ ВСТРЕЧИ

Много свирепых великанов обитает в таинственных глубинах морей и океанов. Моряки, рыбаки, жители прибрежных районов разных стран от поколения к поколению передают легенды о неожиданных встречах с гигантскими китами, которые одним ударом хвоста опрокидывали лодку с людьми; об осьминогах, которые под покровом ночи забирались на стоящий на рейде корабль и, обвив своими щупальцами отдыхающего на палубе моряка, уносили его в пучину.
А разве мало разных историй рассказывают труженики моря об огромной меч- рыбе, которая сильным и острым мечевидным отростком своей верхней челюсти может протаранить не только борт шлюпки, но даже днище парусника средних размеров! Длина такой рыбины достигает четырех метров, вес — трехсот килограммов... Правда, подобные рассказы об опасных встречах с представителями подводного царства многим молодым морякам кажутся неправдоподобными.
—           Обычная морская «травля», — снисходительно улыбаясь, говорит иной первогодок, плавающий на современном комфортабельном судне, выслушав рассказ какого-либо бывалого члена экипажа о встречах с морскими чудовищами. —Теперь такого не бывает!
Но тем не менее встречи с морскими чудовищами происходят и в наши дни,— и встречи подчас очень опасные для моряков.
...Советский китобоец находился на промысле в Беринговом море, в районе Командорских островов. Охота проходила успешно, план был почти выполнен; чтобы его завершить и возвратиться в родной порт, надо было добыть еще несколько китов.
Судно шло своим курсом. Помощник капитана, то и дело подносивший к глазам бинокль, внезапно закричал:
—           Вижу фонтаны! Неподалеку стадо китов!
—           Приготовиться! — приказал капитан. Через несколько минут прозвучал выстрел — гарпунер разрядил пушку.
Метким попаданием был ранен огромный кашалот. Но животное не хотело признать себя побежденным: оно сделало несколько резких движений, пытаясь освободиться от впившегося в его тело металлического копья с загнутыми зубцами. Однако копье плотно сидело в коже кашалота, а прикрепленный к наконечнику прочный конец не позволял киту уйти от преследователя.
Тогда кит перешел в наступление. Он молниеносно ушел под воду, извернулся, а затем, поднявшись на водную поверхность, яростно кинулся на «обидчика»... Живая торпеда, вес которой достигал приблизительно семидесяти тонн, а длина — семнадцати метров, мчась на огромной скорости, со страшной силой ударила под корму китобойца. Судно содрогнулось и, сразу потеряв управление, закачалось на крутой волне. Оказалось, что кашалот сломал стальной гребной вал и смял рулевое управление.
Отважные моряки, наспех устранив повреждения, нанесенное китобойцу морским великаном, продолжали преследовать кита-разбойника, убили его и подняли на палубу... И вот члены экипажа с любопытством рассматривают теперь уже обезвреженное чудовище, которое смогло повредить современный корабль.
—           Кашалоты, — рассказал молодым членам экипажа капитан, — это крупные зубатые киты. Вот посмотрите: верхняя челюсть у него массивная, нижняя — значительно меньше, но зато на нижней челюсти растет до пятидесяти четырех конусообразных, редко посаженных зубов; ими кашалот и хватает добычу.
—           А что это за добыча? — спросил один из моряков.
—           Разная бывает добыча, — ответил капитан. — Тут и осьминоги, и каракатицы, и кальмары, и рыбы. Чтобы их одолеть, кашалоту приходится иногда выдерживать тяжелые битвы. Наш экземпляр, учтите, еще не самый крупный: мне доводилось видеть китов, длина которых достигала двадцати метров, а вес — ста тонн.
—           А чем же это он нас стукнул?
—           Головой, разумеется. Вон она у него какая огромная — чуть ли не треть всего туловища. Голова у кашалота — орудие нападения и защиты. Он нанес такой сильный удар нашему судну, а на голове у кита видны лишь следы ушибов да одна рваная рана.
На палубу поднялся сдавший вахту моторист. Прислушавшись к разговору, он рассказал о другом случае нападения кита на крупное китобойное судно.
— Мы шли тогда водами Антарктики... Загарпунили тоже кашалота,— примерно такого, как этот. Так он дважды атаковал наш корабль: первый раз сделал вмятину в корпусе, а второй раз обломал лопасти у гребного винта... Словом, наделал нам хлопот.
...Так что и теперь бывают опасные встречи на море.

КАК МАШКА СТАЛА АРТИСТКОЙ

Все вы, ребята, вероятно, видели чудесный, поэтический фильм «Алые па* руса», поставленный советскими кинематографистами по одноименной повести- феерии Александра Грина. Героев этой картины многие из вас хорошо помнят из книги: прелестную маленькую мечтательницу Ассоль, мужественного Лонгре- на — старого матроса с «Ориона», прекраснодушного Грэя — молодого капитана с «Секрета», бесчестного трактирщика Меннерса, мудрого собирателя песен, легенд и сказок Эггля, проворного жуликоватого Летику.,.
Но когда вы смотрите фильм, то в ряде эпизодов появляется еще одно «действующее лицо», которого не было у Грина. Забавно переваливаясь, по палубе «Ансельма» семенит молодая медведица; она беззлобно заигрывает с матросами, а когда те бросаются крепить паруса, вместе с ними спешит к высокой мачте и, с неожиданной ловкостью, смело поднимается по вантам,— словом, живет одной жизнью с экипажем. Проделки бурой лохматой «артистки» доставили зрителям кинофильма немало веселых минут.
Как же попала в «Алые паруса» медведица? А вот как.
Экипажу советского парусника «Товарищ» подарили трехмесячного медвежонка, пойманного в лесах под Архангельском. Моряки привязались к забавному зверьку, заботились о нем, охотно с ним играли. «Машка» — так назвали на паруснике нового члена дружного коллектива— поначалу очень страдала от морской болезни. Как только начинало штормить, глаза у медведицы мутнели; она ложилась посредине палубы, где качка чувствуется меньше, и пластом лежала, отказываясь от еды и питья, пока ветер совсем не стихал. Но через несколько недель Машка «оморячилась» и даже самая свирепая «болтанка» больше на нее не действовала.
В жаркую пору медведица охотно купалась, используя для своих «водных процедур» большую бочку с водой, стоявшую на палубе. При этом она окуналась не во всякую воду: прежде чем забраться в импровизированную ванну, Машка опускала туда переднюю лапу, а потом брала эту лапу в пасть. Если вода оказывалась прохладной и пресной, медведица несколько раз погружалась в нее; в теплой же морской воде она купаться отказывалась и, в знак протеста, опрокидывала бочку.
Машке было уже больше полугода, когда экипаж парусника узнал, что на их «Товарище» и на другом паруснике «Альфа» студия «Мосфильм» будет снимать ряд кадров для цветного кинофильма «Алые паруса». Разумеется, все очень обрадовались: ведь это означало, что им предстоят встречи с режиссерами и актерами, а главное — моряков пригласили участвовать в массовых сценах. А кому же не хочется хоть на короткие мгновения почувствовать себя «кинозвездой»?
И вот долгожданные гости на борту судна. Затаив дыхание моряки слушали объяснения режиссера, смотрели, как актеры по многу раз повторяли одни и те же эпизоды, добиваясь максимальной выразительности сцен... Вместе с членами экипажа все время возле артистов находилась и Машка. Ее не прогоняли, потому что она никому не мешала.
Когда эпизоды были отработаны, режиссер подал команду: «Снимаем!» Кинооператор занял удобную позицию; артисты и моряки кинулись к мачтам. Начались съемки сцен, повествующих о том, как совсем еще юный Артур проходил суровую школу морской выучки у старого капитана Гопа... И тут Машка решила принять участие в «аврале». Вместе с матросами и курсантами она бросилась вперед и стала легко карабкаться по вантам, хватая за пятки тех, кто поднимался впереди нее...
Члены экипажа, не участвовавшие в этой сцене, пытались стащить «самодеятельную артистку» на палубу, но она только огрызалась и продолжала лезть вверх. Получилось очень смешно, хотя и чуть-чуть жутко.
—           Чудесно, чудесно! — закричал режиссер.— Не гоните Машку, пусть участвует в фильме, — зрителям понравится*
Тут же возникла идея — добавить к готовому сценарию несколько новых эпизодов с участием медведицы. Так и было сделано. И надо сказать, что Машка отлично провела все эти эпизоды...
* * *
Что же делает Машка теперь?
Увы, вскоре после окончания съемок морякам пришлось с ней расстаться: за лето медведица очень выросла, набралась сил, — игры, которые она по старой памяти частенько затевала с членами экипажа, теперь все чаще и чаще начинали походить на драку. Когти зверя уже не раз оставляли глубокие отметины на руках моряков. Это становилось опасным.
Когда однажды «Товарищ» ошвартовался у причалов Одесского порта, в городе гастролировал передвижной цирк. Моряки побывали на представлении, посмотрели на выступления дрессированных животных. А потом кто-то предложил:
—           Давайте, друзья, подарим нашу Машку цирку. Как-никак, кое-какой «сценический опыт» у нее есть...
Так и сделали.
И теперь Машка стала «артисткой» цирка.

МАЛЕНЬКИЙ ЧИФ И ЕГО ПРИЯТЕЛЬ

В литературе сохранилось немало рассказов о верной, трогательной дружбе между животными, — вспомните хотя бы рассказ Толстого о том, как в зоологическом саду стали неразлучными могучий «царь зверей» лев и крошечная собачонка, попавшая в его клетку... Такие рассказы обычно вызывают добрую улыбку, но иногда оставляют впечатление, что в жизни так не бывает, что автор чуть чуть приукрасил.
Но вот недавно мне довелось стать свидетелем дружбы, связывавшей двух очень различных животных — маленькую обезьянку и большого, сильного пса.
...Пароход «Тамань» стоял в Ленинградском порту. Мне нужно было побывать там по делу, получить у капитана кое-какие справки.
—           Ступайте в красный уголок, — сказал мне капитан, узнав о цели моего визита. — Я сейчас освобожусь и тоже приду туда. Только смотрите, не выпустите нашего Чифа. Мы его там заперли.
—           Заперли? Чифа? Почему?
Это было более чем странно. Мне было известно, что на иностранных судах Чи- фом называют старшего офицера; на советских судах моряки иногда в разговорах между собою именуют так старшего помощника капитана. Но зачем же запирать Чифа в красном уголке?
Недоумение мое возросло, когда эти же слова повторил вахтенный, взявшийся показать мне, как пройти в красный уголок.
—           Только не выпустите Чифа, — сказал он. — А то потом хлопот не оберемся! .. Он тут таких дел понаделает!..
И вот я — в красном уголке. Оглядываюсь— кругом никого. Только когда за моей спиной хлопнула дверь, поспешно закрытая моим провожатым, на диване, стоявшем в углу, кто-то зашевелился, — и на меня настороженно глянули блестящие черные глазки. Маленькая обезьянка сбросила покрывавшее ее одеяльце и, устроившись поудобнее на ручке дивана и не спуская с меня глаз, усердно чесала у себя за ухом... Это было очень забавно.
— Так, оказывается, Чиф — это ты! А ну-ка, иди ко мне!
Однако обезьяна не выразила никакого желания познакомиться со мной поближе. Пришлось подойти к ней.
Но погладить зверюшку мне не удалось: из-под дивана, на котором была постель Чифа, раздалось грозное ворчание, и передо мною вырос огромный лохматый пес. Всем своим видом он говорил мне* «Не тронь!»
Пришлось отступить.
Видимо, благоразумнее всего мне было бы уйти, — вид собаки не предвещал ничего доброго. Но открыть дверь было опасно: обезьянка безусловно была проворнее меня и могла выскочить на палубу. «Только смотрите, не выпускайте нашего Чифа», — вспомнились мне слова капитана.
Что делать! Пришлось запастись терпением и ждать, пока в красный уголок зайдет кто-либо из членов экипажа.
Тем временем Чифу надоело меня разглядывать, и он принялся шалить. Ловко взобравшись на книжный шкаф, он попробовал его открыть. Убедившись, что шкаф заперт, обезьяна стала передвигать с одной стороны на другую занавески, висевшие на кольцах над иллюминатором. Потом она сдвинула с места тяжелую пепельницу и, наконец, попыталась сбросить со стола скатерть. Затем, минуту переждав, спрыгнула на ковер и схватила за ухо собаку, мирно сидевшую возле стола.
Мне стало страшно: пес в одну минуту мог разорвать обидчицу. Однако, вместо того, чтобы огрызнуться и прогнать забияку, пес растянулся во весь свой огромный рост и положил голову на лапы обезьяны... И тут Чиф вдруг перестал шалить — придвинувшись вплотную к собаке, он с сосредоточенным видом стал перебирать на ней шерсть, словно ее причесывая, а затем... обнял собаку. Зрелище это было таким смешным и вместе с тем таким умилительным, что мне оставалось только порадоваться, что со мной был фотоаппарат?
— Что, любуетесь? — раздался вдруг голос капитана. — Такие ли еще у нас сценки можно увидеть! Чифа с Полканом водой не разольешь!..
И капитан рассказал мне историю маленького Чифа и его большой дружбы с Полканом.
...Полкан плавал на «Тамани» давно — года три. На судно его принес боцман, по доброте души подобравший в порту бездомного голодного щенка. Моряки привязались к веселому, смышленому песику и даже обучили его разным собачьим премудростям: не пускать на трап посторонних, приносить на палубу брошенную на причал палку, по приказу «куш!» притворяться мертвым...
Полкан чувствовал себя на пароходе прекрасно, был чистоплотен, не совал носа на камбуз. Словом, это был чудесный пес. Портило его только одно: он был очень ревнив. Стоило ему увидеть на «Тамани» другую собаку или кошку, как он совершенно свирепел. Однажды он чуть было не загрыз маленького медвежонка, которого морякам подарили в одном из арктических портов; от него с трудом
спасли попугая, которого принес на корабль капитан.
Поэтому, когда в небольшом вьетнамском порту, куда «Тамань» доставила строительные материалы, молодой докер принес в подарок экипажу обезьянку, моряки даже испугались.
—           Нет, нет, — сказали они. — Спасибо, но мы не можем ее взять: ее загрызет наш пес!
Докер очень огорчился и уже хотел унести свой подарок, как вопрос о своей судьбе решила сама обезьянка: она вырвалась у докера из рук и в мгновение забралась на мачту... Сманить ее оттуда на палубу было невозможно... Так докер и ушел, оставив обезьянку на судне.
—           Что же нам с ней делать? — сокрушались моряки. — Ведь пропадет ни за что, — загрызет ее наш пес!
Полкана решили запереть в одной из кают, а Володя Петренко, практикант из мореходного училища, взялся подкараулить, когда обезьяна спустится вниз, и отнести ее на берег.
Но вскоре Володю позвал боцман; парень на минуту отлучился, а когда он вернулся, — обезьяны на мачте уже не было, и никто не знал, куда она делась.
— Удрала на берег, — решили моряки.
Каково же было общее удивление, когда дневальный Вася Нестеров обнаружил обезьяну. . . в каюте, где был заперт Полкан. Маленькая озорница пробралась туда через открытый иллюминатор. Моряки стали свидетелями идиллической картины: огромный пес лежал на ковре, время от времени безмятежно повиливая хвостом, и с любопытством косил глаз на незнакомку; а та, в свою очередь, ласково чесала ему шею...
С тех пор завязалась эта дружба. Чиф — так назвали обезьяну — ел в столовой экипажа; морякам нравилось кормить зверюшку; они даже пытались научить ее пользоваться ложкой. Быстро насытившись, обезьянка бросала остатки еды из тарелки на пол, и Полкан охотно все подбирал.
Обычно Чиф спал на диване в красном уголке, но в холодные ночи предпочитал укладываться на ковре, под боком у Полкана, зарывшись мордочкой в его густую шерсть. А когда однажды Чиф простудился и несколько дней чихал и кашлял, пес ни на шаг не отходил от больного друга.
Первое время Чиф плохо переносил качку, — и в штормовые дни Полкан, давно уже «оморячившийся», сидел возле лежавшей на ковре обезьянки и заботливо ее вылизывал.
Нежно оберегая своего друга, Полкан охотно позволял играть с обезьянкой членам экипажа, но не допускал к ней посторонних. Когда в одном из индийских портов грузчики, попытались взять Чифа на руки, пес свирепо на них кинулся...
—           Я уже потом вспомнил, что Полкан может и на вас броситься, если вы вздумаете подойти к Чифу, — сказал мне капитан.
Пришлось признаться, что так оно и получилось.
*             1:            Нс
—           Ну, а где сейчас Чиф и Полкан? — спросите вы.
По-прежнему плавают на «Тамани» и по-прежнему крепко дружат. Когда «Тамань» будет в Ленинградском порту,— приходите на пароход и убедитесь в этом сами. Только предупреждаю: будьте осторожнее с Полканом, — он может укусить! ..
Е. Антонова

САМЫЕ СЕВЕРНЫЕ И САМЫЕ МАЛЕНЬКИЕ КОЛИБРИ

Вероятно, каждый слышал о том, что маленькие и красивые птички колибри распространены главным образом в жарких странах Центральной и Южной Америки. Но не все знают о том, что некоторые виды этих птиц встречаются в тихоокеанских лесах на территории Аляски в Северной Америке и уживаются здесь с ледниками, которые спускаются с гор к лесу. Самые маленькие колибри, не больше шмеля, распространены у подножия горы Чимборасо. Вес этих колибри— около 1,6—1,8 грамма, вес яиц — ог 0,2 грамма.
Колибри питаются преимущественно нектаром цветов и отчасти мелкими насекомыми. Высасывая нектар, они с жужжанием держатся в воздухе у цветка. Для того, чтобы удержаться в таком положении, им приходится делать крыльями до 30—50 взмахов в секунду. Они очень подвижны, поэтому имеют сильные грудные мускулы, большие легкие и высокую температуру тела — до 43°.
Эти самые маленькие колибри встречаются у подножия горы Чимборасо в Андах.

ПОСЛОВИЦЫ И ПОГОВОРКИ ВОСТОКА
На одно ри отклонишься — на тысячу ри отделишься.
Собрался в дорогу — застенчивость оставь дома.
Легче спуститься с холма, чем забраться на него.
Гора, на которую взбираешься, кажется выше других.
Дорога, ведущая на сто ри вперед, на сто ри ведет и назад.