ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КРЫМУ

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КРЫМУ

Перед нами цветная карта Крыма. Давайте совершим по ней воображаемое путешествие и познакомимся с достопримечательностями Крыма и его историческим прошлым.
Летим ли мы в Крым на самолете, въезжаем ли на автомобиле или по железной дороге, — первое, что мы встречаем после степей Нижнего Приднепровья и Южной Украины, — это Сиваш — мелководный залив Азовского моря.
Узкая песчано-ракушечная полоса, которую называют Арабатской стрелкой, отделяет Сиваш от моря. С Азовским морем Сиваш соединен очень узким Геническим проливом. Летом в этой части Крыма очень жарко. Высокая температура воздуха способствует сильному испарению и осолонению воды в Сиваше. В килограмме воды Азовского моря содержится 11 граммов солей, а в килограмме воды Сиваша — до 170 и более граммов. На юге Сиваша находятся соляные промыслы, где поваренную соль добывают посредством испарения его воды в специальных бассейнах. В мелководном Сиваше вода застаивается, водоросли в ней гниют, распространяя сильный сероводородный запах. Сиваш с давних времен называют: «Гнилое море».
Сиваш славен и своим историческим прошлым. Почти два с половиной столетия русский и украинский народы вели здесь тяжелую и упорную борьбу с турецко-татарскими захватчиками. Во время гражданской войны в 1920 году и во время Великой Отечественной войны в 1944 году здесь советские войска одержали свои блестящие победы.
За Сивашем к югу идут степные просторы Крыма. Путешественника встречают здесь бесконечные поля пшеницы, подсолнуха, кукурузы, плантации огородных культур, фруктовые сады и виноградники.
Наконец перед нами столица Крымской области — город Симферополь. Там надо побывать в краеведческом музее и ознакомиться с природой Крыма, сельским хозяйством и промышленностью, с его историей и археологией. При выезде из Симферополя в Алушту на крутых скалах находятся остатки столицы скифского государства III—II веков до нашей эры, Неаполя Скифского. Недалеко от Симферополя расположено недавно созданное Симферопольское водохранилище.
У Симферополя начинаются постепенно повышающиеся гряды предгорий. Вдали уже ясно обозначается Главная гряда Крымских гор и, прежде всего, гора Чатыр-Даг с вершиною Эклизи-Бурун, высота которой — 1525 метров.
На троллейбусе поднимаемся по живописной долине реки Салгира и у Ангарского перевала достигаем наивысшей точки своего пути в Ялту — 735 метров, откуда открывается панорама на Южный берег Крыма и Черное море. Справа — покрытые дремучим лесом горы и ущелья Крымского Государственного заповедно охотничьего хозяйства.
Между Алуштой и Ялтой, у подножия Аюдага (Медведь-горы), расположен Всесоюзный пионерский лагерь Артек имени В. И. Ленина. Здесь ежегодно отдыхает до 8 тысяч школьников. Отдыхая, они продолжают учиться. В Артеке создана восьмилетняя школа. В этом замечательном пионерском лагере отдыхают дети разных стран. В Артеке дети получают трудовое воспитание в мастерских, совершают туристские походы, занимаются физической культурой.
Далее к Ялте — Гурзуф, с которым как- то невольно связываешь имя А. С. Пушкина, а за ним Никитский Ботанический сад, основанный 150 лет назад. Здесь, на площади в 300 гектаров, собрано 7 тысяч видов культурных и дикорастущих растений всех континентов. На опытных площадках сада выводят ценные сорта многих субтропических растений, в том числе технических и лекарственных.
Ялта — центр курортов всего Южного 
берега Крыма. Отсюда и до Байдарских ворот — сплошная цепь курортных поселков. Сады и парки чередуются с плантациями табака, рощами древовидного можжевельника, крымской сосны, группами стройных кипарисов. В самой Ялте нельзя не посетить домика А. П. Чехова, а в ее окрестностях — водопада Учан-Су и вершину горы Ай-Петри. Здесь туристы часто собираются встречать восход солнца.
Окрестности Ялты очень живописны. Город располагается как бы в центре огромного лесистого амфитеатра; и с различных мест, бродя по туристским тропам, можно любоваться замечательными панорамами гор, скалистых круч, покрытых лесом, морских просторов.
За Байдарскими воротами — на западных предгорьях расположен город-герой Севастополь. В память его героического прошлого — одиннадцатимесячной обороны против соединенных армий французов, англичан, турок и сардинцев создана панорама, где показан штурм укреплений Севастополя 6 июня 1855 года.
Полотно панорамы высотою 15 метров и длиною 115 метров, написанное академиком живописи Ф. А. Рубо, было сильно повреждено во время Великой Отечественной войны; часть его удалось спасти и реставрировать. Панорама изображает укрепления Севастополя с Малахова кургана — главного пункта обороны.
В городе заслуживает большого внимания Музей Черноморского флота и Биологическая станция Академии наук, в аквариумах которой можно познакомиться с представителями животного мира Черного моря. В окрестностях Севастополя много исторических мест и памятников: исторический бульвар, на месте бастионов 1854—1855 годов, военно-исторический музей на Сапун-горе, историко-археологический в Херсонесе, Малахов курган, Братское кладбище на Северной стороне, у Приморского бульвара памятник затопленным кораблям.
Северо-западные предгорья Крыма между Севастополем и Симферополем — район пещерных городов раннего средневековья.
Бахчисарай — столица Крымского ханства. В городе — музей, бывший дворец и музей пещерных городов, недалеко от города — развалины пещерного города Чуфут-Кале.
Северо-запад Крыма — район интенсивного садоводства; огромные площади Заняты такими эфирно-масличными культурами, как лаванда, розмарин, шалфей, крымская роза.
На западном побережье Крыма город Евпатория — детский курорт, с чудным песчаным пляжем; вблизи — соленые озера с целебными грязями.
К востоку от Симферополя, за Белогорском и городом Старый Крым, мы попадаем из района центральных предгорий в восточную часть горного Крыма.
Феодосия — один из старейших городов нашей страны, основан древними греками еще в VI веке до нашей эры. Уцелевшие до нашего времени крепостные стены и башни средневековой Феодосии напоминают о былой славе этого города. В 1473 году здесь высадился с турецкого корабля Афанасий Никитин, прибывший на родную землю из своего путешествия в далекую Индию.
Теперь это один из лучших курортов Крыма, с прекрасным пляжем, который тянется на десять с лишним километров по побережью Феодосийского залива. Украшением Феодосии является картинная галерея имени И. К. Айвазовского, в которой 400 картин и рисунков самого художника, имеются картины таких художников Феодосии, как К. Богаевский, М. Волошин, Ф. Лагорио и других. Феодосийский краеведческий музей содержит много материалов по природе, истории, археологии и экономике Восточного Крыма.
К западу от Феодосии — вулканический массив Карадаг, а немного далее Судак — небольшой курортный городок, в средние же века грозная крепость генуэзцев. И теперь еще об этом времени напоминают нам остатки крепостных стен и башен, консульский замок и дозорные башни.
Крайний восточный угол Крыма — Керченский полуостров — это район не
высоких холмов, извилистых гряд, грязевых сопок, соленых озер, полупустынных ландшафтов с зарослями полыни и колючих кустарников. Но если пейзаж Керченского полуострова может и не привлекать взора путешественника, то здесь мы находим богатейший материал по истории и археологии.
Еще не доехав пятнадцати километров до Керчи, в стороне от шоссе, совсем недавно археологи открыли развалины города Илурата, который еще в I—III веках охранял подступы к столице Боспорского царства Пантикапею, — нынешней Керчи.
По всему побережью Керченского полуострова и особенно по берегу Керченского пролива располагались многочисленные рыбачьи поселки, и почти каждый год археологи находят здесь все новые и новые следы когда-то кипевшей здесь своеобразной жизни, где культура древней Греции тесно соприкасалась с культурами скифов и других полулегендарных народов степей нынешней Украины и Северного Кавказа.
Самый город Керчь стоит на остатках древнего полугреческого, полускифского города Пантикапея. Часто, при рытье фундамента, можно наткнуться на остатки построек тысячелетней давности.
Керченский полуостров, как и весь Крым, — сплошной музей и настоящая сокровищница для изучения.
И. Бабков

НА РОДИНЕ ПТИЦ

На больших подробных картах северной части Советского Союза белыми пятнами были отмечены еще не изученные пространства, куда путешественники и исследователи проникнуть пока не успели. Таких неизученных географических пространств на земном шаре осталось очень мало. За последние десятилетия путешественники побывали на Северном и Южном полюсах, проникли в «непроходимые» дебри Африки, достигли вершин высочайших на Земле гор, некогда считавшихся неприступными. В истории географических открытий русским путешественникам принадлежит почетное место. Наши отважные искатели-«землепроходцы» еще в давние времена пускались в далекие и опасные походы. Имена русских прославленных путешественников стали известны всему миру.
После Великой Октябрьской социалистической революции с особенной силой проявилась деятельная энергия многомиллионного народа. В обширных просторах родной страны — на севере и на юге — советские путешественники и ученые раскрывали новые богатства. Только на самом отдаленном севере, у холодного «края земли», кое-где оставались еще неведомые человеку, неизученные районы. Таким «неведомым» районом считалась центральная часть Таймырского полуострова— у северной оконечности величайшего Европейского и Азиатского материка.
Суровый климат полярного полуострова, необычайная краткость северного лета, удаленность от обычных сухопутных и морских путей, бесчисленные непроходимые препятствия до последнего времени не позволяли самым настойчивым путешественникам проникнуть в глубь обширного малодоступного пространства. Даже коренные обитатели тундры, кочевники-оленеводы, заглядывавшие во все пустынные уголки, не решались посещать необитаемую страну, где за таинственным хребтом Бырранга, снежные вершины которого они издали наблюдали, на недоступных пастбищах скрывались от преследования бесчисленные стада диких оленей. Полярных путешественников издавна манило загадочное пространство, далекий и неприступный край. В прошлые времена не раз составлялись обширные планы, готовились и срывались неумело оборудованные экспедиции. Много раз путешественникам в начале пути приходилось сталкиваться с непреодолимыми препятствиями и возвращаться. Только очень немногим из них удалось побывать на озере в центре Таймыра. Эти путешественники рассказывали об изумительном богатстве и разнообразии нетронутой природы, о чудесной, суровой ее красоте.
Лишь в недавние годы советским полярным исследователям удалось приступить к основательному изучению обширного полуострова, его малодоступных районов. Перед глазами путешественников, шаг за шагом проникавших в глубину последнего «белого пятна», впервые раскрывались нетронутые богатства отдаленнейшего края Родины нашей, похожего на гигантский естественный заповедник.

В ПОЛЯРНОЙ ТУНДРЕ

Даже опытному путешественнику легко заблудиться в полярной тундре. Идешь,, идешь, бывало, и ничто как будто не изменяется перед глазами. Впереди далекие горы да однообразно желтеют уже освободившиеся от снега пологие холмы. То и дело с треском срываются из-под ног белоснежные куропатки, злобно вьются над головой черные хищные чайки — поморники, с поразительной смелостью охраняющие свое гнездо, искусно скрытое в моховых кочках.
Безбрежна, однообразна таймырская тундра! Точно корявыми бородавками покрыта скудная почва, насквозь пропитанная ледяной водой. Крошечная полярная березка стелется кое-где под ногами. Идешь, идешь, спотыкаясь о кочки, покрытые бурой травою. Невольно вздрогнешь, когда из-под ног выскочит маленький бесхвостый зверек — пеструшка. Сколько в нем лютой ярости, отчаянной готовности защищать свою жизнь!
Тяжкой оказывается такая ходьба. На первых порах как бы сами собой подламываются ноги, глухо стучит сердце в груди. Но с каждым часом как бы втягиваешься в ритм ходьбы. Ноги увереннее находят точку опоры, зрение и слух обостряются. Мало-помалу привыкаешь думать, наблюдать на ходу. С особенной остротой примечаешь и стремительный полет птицы, со свистом пронесшейся над головою, и журчание сокрытого снегом весеннего ручейка, и яростный писк пеструшки, промелькнувшей в траве под ногою. Бодрыми, полными живых впечатлений возвращаемся из похода. После многих часов утомительной ходьбы особенно приятно увидеть дымок костра, походные палатки, разбитые на берегу реки, увидеть друзей, своих спутников, смехом и шуткой встречающих запоздавших товарищей, увлекшихся охотой в пути.
После трудного похода крепко спится на постелях из мягких оленьих шкур. Бодрыми просыпаемся, разбуженные утренними голосами птиц, пролетевших над самой палаткой. Здесь как бы не чувствуешь своего возраста: молодость и бодрость к нам возвращаются...

ПОХОДНЫЙ ЛАГЕРЬ

Наш походный лагерь разбит в глубине живописного ущелья — каньона, промытого водою в течении многих тысячелетий. С вершины крутого обрыва видим внизу маленькие фигурки людей, движущихся возле палаток, раскинутых на берегу реки, начало свое берущей в горах Бырранга.
По крутому распадку, наполненному крепким слежавшимся снегом, осторожно спускаемся в глубину каньона. Тяжелые пласты снега нависли над нашими головами. Синие, лиловые лежат на них тени. Осторожно ощупывая дорогу, мы пробираемся к подножию скал, высокой стеной возвышающихся над извилистым руслом реки.
У основания этих скал работают наши разведчики-следопыты. Они старательно роются в россыпях и каменных обвалах, внимательно осматривают каждый камешек, каждое маленькое растеньице, робко пробивавшееся на свет пушистыми нежными ростками. Под взором исследователей шаг за шагом раскрывается отдаленное, прошлое некогда неведомой страны. Вот в куске каменной породы, умело расколотом стальным молотком, с поразительной четкостью отпечатались створки древних моллюсков, узорчатые ходы давно вымерших морских червей. Много миллионов лет прошло с тех пор, когда эту холодную и пустынную страну покрывало море. Точные наблюдения помогают ученым разведчикам раскрывать далекое прошлое земли. С упрямством настойчивых следопытов выслеживают они свою добычу. Нагруженные тяжелыми трофеями, разведчики земли возвращаются к походным палаткам, чтобы, отдохнув и немного подкрепившись, с новой энергией приняться за увлекательную работу.
Сбросив тяжелую ношу, мы располагаемся у походного костра, пьем вкусный чай, делимся впечатлениями. Чудесная невиданная природа нас окружает. Любуясь этой природой, прислушиваемся к удивительной тишине, которую впервые нарушают здесь живые человеческие голоса.
Каждый звук многократно отражается в глубоких извилинах каньона. Вот, потревоженный птицей, небольшой камень упал с вершины высокой скалы, и, отразившись многократно от каменных стен каньона, гулкое эхо повторило, усилило раздавшийся звук. Тяжелый пласт снега обрушился к ногам путешественников, и на минуту всем показалось, что начинается землетрясение — такой грозный гул раскатился вдруг по ущелью! Пролетные гуси загоготали над головою — гулко раздался их крик, в сердце охотника разбудивший знакомые счастливые воспоминания.
Необычайно прозрачен воздух над этой полярной страною. За десятки километров отчетливо видим таинственные горы, их снежные хребты и сверкающие вершины. К этим сказочным вершинам лежит путь путешественников, впервые нарушивших неприкосновенность холодной страны.

ГОРНОЕ ОЗЕРО

С тяжелыми мешками и ружьями за плечами мы медленно поднимаемся к истокам реки, начало свое берущей в горах. С каждым поворотом раскрываются перед глазами новые живописные картины. Над нашими головами возносятся в небо отвесные стены каньона. Высоко видятся их освещенные солнцем вершины.
Следуя извивам реки, одна за другой пролетают стайки гусей. В воздухе хорошо видны их вытянутые длинные шеи. Увидев людей, свистя крыльями, птицы поднимаются в небо столбом, исчезая в солнечной голубизне...
Русло реки затейливо извивается по широкому дну каньона. Выбиваясь из - под слежавшегося снега, вода то расплывается изумрудными пятнами наледей, зажор, то пенится, кипит на голых каменистых порогах. Образуя глубокие тихие озерки, поток прижимается к подножию скал; тогда в чистейшей глади воды отражаются скалы и небо с высокими облаками. В прозрачной воде, поблескивая чешуею, резвятся стайки серебряных хариусов — красивых маленьких рыбок; разноцветным узором камешков играет в глубине дно.
Изредка приходится переходить реку вброд. Мы разуваемся, снимаем сапоги и портянки, неловко ступаем в обжигающую холодную воду, осторожно ощупывая жесткое дно реки.
Еще ни одному путешественнику не приходилось побывать в этих местах. Шаг за шагом поднимаемся мы к истокам реки, вытекающей из таинственных гор Бырранга, воздушными очертаниями которых лишь издали любовались. Но по-прежнему далекими, недостижимыми кажутся их призрачные вершины.
После многих часов пути, тяжелых переходов изумительная развернулась перед путешественниками картина. Мы увидели горное озеро, окруженное отвесными скалистыми берегами, отразившимися в неподвижном зеркале воды. Середина озера покрыта синеватым размокшим льдом. Скрытое неприступными берегами, горное озеро на первый взгляд казалось изумрудным. Но со сказочной быстротой на глазах наших менялась его окраска. В течение дня вода была голубой, розово-золотистой. Бесчисленное количество гусей кружилось над устьем реки. Завидев людей, птицы тревожно поднимались шумными стаями, летали над нашими головами. Небольшие табунки диких оленей спокойно паслись в прилегающей к устью долине. В прозрачной, холодной воде, почти у самого берега, спокойно плавали крупные рыбы. Под слоем прозрачной воды были отчетливо видны их золотистые спины.
На берегу озера, среди кочек и голых камней, мы обнаружили много гусиных гнезд. На мягкой пуховой подстилке лежали теплые насиженные яйца. Потревоженные птицы кружились над нашими головами.
Трудно забыть впечатление, оставшееся у путешественников, посетивших чудесное озеро в горах. Навсегда запомнилась трудная дорога, суровая красота горной страны, в обширные пространства которой впервые вступил человек.
Высокие скалы, возносившиеся над озером неприступной стеною, не позволяли двигаться дальше. Закончив наблюдения и отдохнув на берегу чудесного озера, мы отправились в обратный путь. Бесчисленные стаи птиц долго нас провожали.

ПОГРЕБЕННЫЙ ЛЕС

Самое необыкновенное чувство испытывает путешественник, впервые посетивший эту холодную и почти неведомую страну. Все кажется здесь необычайным. Необычайна звонкая тишина. Необычайно солнце, даже в полуночный час ослепительным светом своим озаряющее холодные и пустынные пространства. Необычайны звуки, рождающиеся в тишине.
Подобно охотникам-следопытам, шаг за шагом путешественники изучают живую и мертвую природу почти неведомой страны. Нужно много терпения, настойчивого труда, чтобы обойти и обследовать недоступные некогда пространства. С упорством подвижников ученые «разведчики земли» путешествуют по всей нашей великой стране. Они поднимаются на высочайшие горы, смело опускаются в пропасти, углубляются в мертвые песчаные пустыни, во всех направлениях пересекают глухую тайгу.
Самые замечательные открытия делают предприимчивые путешественники. Здесь перед ними открывает тайны свои природа. В полярной холодной стране они открывают еще не известные реки, изучают глубокие озера, обследуют неведомые горные хребты.
Спускаясь вдоль русла горной реки, геологи обнаружили ископаемый древний лес. Окаменелые стволы деревьев лежали на дне реки, пересекавшей безжизненную долину. Обломки пней возвышались над каменистой землею. Не прикоснувшись руками, было трудно отличить окаменелое дерево от обычного плавника. На стволах деревьев были отчетливо видны узоры годовых колец. Но даже небольшой обломок трудно поднять руками. Пролежав много тысяч лет в земле, деревья превратились в тяжелый и крепкий известняк.
Необычайное впечатление производило кладбище погребенного леса, над которым, точно памятник древней эпохи, еще возвышался ствол окаменелого дерева, высотою в два с половиною метра. Воображение переносило нас в далекие времена, когда в этой, ныне лишенной древесной растительности, холодной стране простирались обширные леса, а по берегам рек и озер, в зеленых цветущих долинах, паслись гигантские животные, кости которых мы неоднократно находили в береговых размывах.
Тяжелые образцы окаменелого дерева мы прибавляем к сборам геологов и геоботаников, собирающих образцы минералов и древних растений. В собранных коллекциях уже есть редкостные и красивые экземпляры. Мы любуемся загадочными окаменелостями, чудесными разноцветными кристаллами, добытыми старательными руками трудолюбивых «разведчиков земли».

ПОЛЯРНЫЙ ЦВЕТНИК
Еще ранней весною наши ботаники находили под снегом крошечные естественные «теплички», где под прозрачной коркой тонкого льда, пропускавшей живительные лучи солнца, уже распускались нежные растения с мохнатыми пушистыми стебельками. Ни ветер, ни стужа этим растениям не вредили. В маленьких «парничках» сберегалось тепло, необходимое для роста растений, выходивших из-под снега с распустившимися яркими цветами, изумлявшими нас своею красотой. Нежные растения успешно боролись со стужей, и даже под снегом всепобеждающая жизнь не прекращалась...
Собирая растения, ботаники обнаружили целый островок этой загадочной жизни. На южном склоне высокого останца, возвышавшегося над снежною тундрой, они увидели множество распустившихся цветов. Обогреваемый лучами солнца, защищенный от северных холодных ветров, крутой склон останца напоминал пышный цветник, огромную естественную теплицу. Среди обломков камней здесь цвели полярные маки, золотыми венками горела сиверсия, голубым пышным ковром расстилались высокие полярные незабудки. Среди обычных полярных растений встречались редкие виды. Особенно интересной находкой оказался папоротник — реликтовое растение, находить которое в полярных странах еще никому не удавалось. Интересная находка взволновала и обрадовала ботаников. С большим волнением рассказывали они о своем открытии. Крошечное растеньице с зелеными, пушистыми, свернувшимися спиралью ростками мы рассматривали с почтительной осторожностью.
Вместе с ботаниками, занимавшимися ежедневно своей кропотливой работой, я нередко приходил на цветущий склон останца. Стоя на камне, расписанном узором лишайников, любовался оживающей природой полярной страны. От каменных обломков разрушенного временем останца исходило живительное тепло, накопленное солнцем, день и ночь сияющим над тундрой. Весь южный склон останца покрыт яркими цветами. На живописных каменных уступах, в извилинах трещин, наполненных перегноем, распускались разнообразные растения. Обилие света способствует их росту. Холодный ветер шевелит нежные лепестки. Отсюда, со склона высокого останца, прекрасный вид открывается на обширную гладь Таймырского озера, озаренную светом незаходящего солнца...
Я внимательно разглядываю окружающие меня полярные цветы. Их тонкие стебли покрыты пухом, и кажется, от одного дыхания должны завянуть тончайшие лепестки. Однако необыкновенно выносливы эти, нежнейшие с виду растения, переносящие жестокие морозы и злые холодные ветры.
ОЖИВШАЯ ТУНДРА

Так странно представить: где-то, под самой Москвою, уже расцветает сирень, а над берегами рек и ручьев, в зеленых росистых кустарниках яростно заливаются соловьи. Здесь, в центральной части холодной страны, только начинается настоящая весна: на склонах холмов появились первые проталины, покрытые прошлогодней мертвой травою. Кое-где на припеке уже распустилась золотая сиверсия, а вокруг нашей палатки по-прежнему возвышаются нанесенные за зиму высокие сугробы.
Но и здесь с каждым днем ощутительнее наступление полярной весны, так не похожей на подмосковную нашу. В холодном дыхании ветра, проносящегося над пробудившейся тундрой, мы не чувствуем знакомых запахов земли, неизъяснимыми чувствами наполнявших сердце близкого природе человека. По-прежнему холодом зимней пустыни дышит полярная тундра.
С приближением весны больше и больше над тундрою птиц. Давно прилетели, ютятся у самых палаток веселые пуночки. На темных проталинах появились лапландские подорожники. Высматривая добычу, кружат над тундрой поморники, жалобно кличут, колыхаясь на крыльях, моевки-чайки. Куда ни поведешь глазом,—красуясь брачным нарядом, с треском взлетают, как бы тают в воздухе, белоснежные куропатки. В снежных просторах ожившей тундры радостно звенят голоса птиц. Непостижима тайна стремления этих птиц на холодный север. С гостеприимного теплого юга, одолевая огромные пространства, стремятся крылатые путешественники на самый край земли, чтобы в безлюдных просторах полярной страны завершить свой брачный и жизненный круг.
Этих, пролетающих над тундрою птиц некогда наблюдал я в теплом краю птичьих зимовок. С особенным, радостным чувством встречаю знакомые косяки. Положив ружье на колени, внимательно наблюдаю, как оживает перед глазами, преображается наполненная веселыми голосами, чудесная холодная родина птиц!..
Как сурова, однако, как холодна эта далекая родина множества птиц, о которой охотнику долго мечталось! Но и в *той суровости неповторимую видим мы красоту. Жмурясь от нестерпимого света, стараясь представить окружающие нас, почти неведомые просторы. Вижу безлюдную пустыню, выступы каменных гор, сохранивших необычайные очертания. Странный вид имеют здесь горы, вершины которых ярко подчеркнуты ослепительной белизной снегов. Точно опаленные древним пожаром, возвышаются над тундрой остовы разрушенных скал. Многоцветный узор лишайников покрывает выветренную поверхность. Сколько миллионов лет насчитывают эти темные утесы?
Для впечатлительного наблюдателя* любителя девственной природы все необычайным кажется в этой суровой, по первому взгляду, полярной стране. Необычайный вид имеют возвышающиеся над тундрой древние останцы — остатки размытых и выветрившихся горных хребтов. В очертаниях останцов глазу чудятся фантастические картины. Путешественнику видятся зубчатые стены, разрушенные башни, древние города. Странно чувствуешь себя в полном одиночестве, забравшись на каменную вершину высокого останца. Таинственные горы рисуются над горизонтом. Призрачным светом озарены их снежные вершины. Пересеченная розоватыми и синими тенями расстилается впереди снежная пустыня. Как бы подчеркивая пустынную тишину, отовсюду слышатся голоса птиц. В кристальной чистоте воздуха сказочно звучат эти далекие бесчисленные голоса.
Десятки тысяч лет назад, здесь, у подножия каменных останков, бродили косматые мамонты. Костями вымерших животных, тяжелыми бивнями мамонтов* известковыми створками древних моллюсков, кусками окаменелого дерева усеяны берега рек и озер...
Холодный ветер, сбивая с ног, свистит в вершине высокого останца, в беспорядочных россыпях и нагромождениях каменных выветренных обломков, покрытых разноцветным узором лишайников. Необычайно тонки и красивы эти живые узоры, рукою самой природы нанесенные на мертвой поверхности камней.
Дикие гуси кружат у основания останца. С каменной вершины я наблюдаю легкие тени птиц, скользящие по нетронутой пелене снегов. Чуткому путешественнику представляется далекое прошлое Земли. Миллионы лет проносились над. этой холодной страной. Гордое чувства испытывает здесь впечатлительный путешественник, увидевший далекую полярную страну, чудесную родину птиц, в которую хозяином впервые вступил человек. ..
И. Бабков