ВЕЛИКИЙ АФРИКАНЕЦ

ВЕЛИКИЙ АФРИКАНЕЦ
БЕССРОЧНАЯ КАТОРГА

«Пусть наш народ, свободный и счастливый,
Живет и торжествует в нашем Конго,
Здесь, в самом сердце Африки великой!»
Эти стихи написал Патрис Лумумба. Он всегда верил, что родина его — Конго — станет свободной и счастливой. И не только верил, но и боролся за это.
Страна, где родился Патрис Лумумба, сказочно богата. В недрах ее — золото и алмазы, медь и олово, уран и кобальт. Не перечесть всех минералов и металлов, которыми славится Конго. Особенно много подземных сокровищ в Катанге, одной из областей Конго. Недаром называют ее «геологическим чудом».
Имея такие богатства, конголезский народ жил в нищете и бесправии. «Приговоренный к каторге бессрочной, работавший, как вьючная скотина, весь день- деньской под беспощадным солнцем...»— эти слова тоже принадлежат Патрису Лумумбе, скорбевшему о горькой доле своего народа.
Огромная африканская страна Конго долго была колониальным владением Бельгии. Целых три четверти века распоряжались в ней бельгийские капиталисты, помещики и чиновники. Вместе с ними грабили и угнетали конголезцев английские и французские богачи, а затем сокровища этой страны стали прибирать к рукам американские миллионеры. Жизнь конголезского народа стала невыносимой. Подсчитано, что за первые десятилетия бельгийского владычества население Конго уменьшилось почти вдвое. Да и в последующие годы колониального ига больше половины детей умирало, не достигнув пятнадцати лет.
Родина Лумумбы, Бельгийское Конго, как называли ее колонизаторы, была страной не только нищеты, но и полного бесправия коренных жителей. Руками конголезцев была построена столица — Леопольдвиль и другие города с прекрасными зданиями и удобными жилыми домами, с широкими асфальтированными улицами и тенистыми парками. Но всем этим пользовались лишь пришельцы, «белые», а конголезцы ютились на окраинах, в жалких лачугах, построенных из всякого хлама. В хорошие магазины, кино и театры «черных» не пускали, если даже у них оказывались деньги.
Считалось, что в Конго нет рабства, но бельгийские чиновники заставляли африканцев строить дороги, переносить непосильные грузы или выполнять другие тяжелые работы совершенно бесплатно. Если конголезец казался им непослушным, они могли подвергнуть его жестокой порке, бросить в тюрьму, сослать в отдаленную местность с нездоровым климатом. Так колонизаторы вели свою грязную «работу» по уничтожению африканского населения.

ПАТРИС ЛУМУМБА ССОРИТСЯ С БОГОМ

Захватчики хвалились своей высокой культурой, уверяли, будто они учителя и благодетели народов Конго. А на самом деле блага цивилизации были не доступны африканцам. Лишь немногим конголезцам удавалось научиться хотя бы читать и писать.
Неграмотными были и все члены простой крестьянской семьи, в которой родился в 1925 году Патрис Лумумба. Семья эта жила в Конго, в одной из захолустных деревушек провинции Касаи. Отец Патриса был охотник, а мать обрабатывала небольшое поле, на котором росли сорго и африканское просо. Родители очень любили своих детей, но не имели средств, чтобы дать им какое-либо образование.
Маленькому Патрису улыбнулось счастье. Когда он подрос, священник, крестивший мальчика, устроил его в начальную школу. В то время все школы, куда принимали конголезцев, были церковными. И учили там не столько письму и чтению, сколько религиозным обрядам и, конечно, почтению к власти. Ни ручек, ни карандашей дети купить не могли, и им приходилось писать мелом на грифельных досках.
Но и в таких условиях Патрис, наделенный замечательными способностями, делал большие успехи. Бельгийский священник, учивший ребят, даже поговаривал о том, чтобы после окончания школы Патрис продолжал образование. К тому времени молодых конголезцев, успешно окончивших начальную школу, стали принимать в семинарии (училища), готовившие священников. Колонизаторы поняли, что проповедники из конголезцев скорее смогут повлиять на своих сородичей, чем чужестранцы.
Но Патрис не захотел идти таким путем; уж очень не вязались слова миссионеров с тем, что творили бельгийцы в Конго.
Священники учили, что перед богом все равны. Но в церквях лучшие места отводили для европейцев, а «черным» запрещалось занимать эти места, даже если они пустовали. Были и такие церкви, куда африканцев вообще не пускали. Католики и протестанты постоянно бранили друг друга, лишний раз доказывая этим ложность своих учений.
В том районе, где жил Лумумба, протестанты открыли медицинское училище, которое выпускало фельдшеров. В эту школу принимали африканцев. Узнав о способностях Патриса, директор училища пригласил его в это учебное заведение: очень хотелось ему отбить у католиков такого способного конголезца. Лумумбе было тогда 13 лет, но в тропиках люди быстро становятся взрослыми. И Патрис не послушал бельгийского священника, который хотел сделать из него тоже священника и уехал в медицинскую школу: он хотел лечить людей, а не обманывать их, как это делали церковники.
Лумумба много читал, но его учили не только книги. Когда Патрис поступил в медицинскую школу, в бельгийской тюрьме уже много лет томился Симон Кибангу. Это был простой конголезец, который призывал своих братьев не платить налогов эксплуататорам, не работать на них. Сторонники Кибангу продолжали его дело, хотя бельгийские власти жестоко расправлялись с ними.
В 1941 году в Катанге впервые забастовали горняки-африканцы, требовавшие повышения заработной платы. Бельгийская полиция расстреляла рабочих: было убито шестьдесят человек.
Наступил 1944 год. В судьбе Лумумбы произошел крутой перелом. Ему пришлось уйти из медицинского училища. Среди преподавателей было немало людей, которые ненавидели и презирали конголезцев только за то, что у них черная кожа. Один из таких преподавателей в пьяном виде ударил Патриса по лицу. Оскорбленный юноша с трудом сдержался, чтобы не избить обидчика. Ответь он на удар, его сгноили бы в тюрьме за «попытку убийства белого». Но и снести оскорбление он тоже не мог.
Патрису оставался всего год до окончания училища, до получения фельдшерского звания, которое принесло бы ему спокойную, сравнительно обеспеченную жизнь. Но он собрал свои пожитки и отправился куда глаза глядят. Домой он не вернулся, — в семье и без него было слишком много едоков.
Юноша долго ходил с места на место, брался за самую тяжелую работу, голодал. После долгих мытарств и скитаний ему удалось все же получить постоянную работу. Бельгийским капиталистам требовались конторские служащие-африканцы, согласные трудиться за ничтожную плату. Патриса приняли на работу в контору горнопромышленного общества в городке Кинду. Там он быстро освоил счетоводство, научился печатать на пишущей машинке.
Сюда, в Кинду, приехала к Патрису его землячка и невеста, юная Полин. Здесь они поженились. Полин не только вела хозяйство мужа, растила детей. Она стала верным товарищем и другом Лумумбы, делила с ним радость и горе.

СТРАННЫЙ АДВОКАТ

Победа над фашизмом, которую одержали советские люди в Великой Отечественной войне, ободрила угнетенные народы далекой Африки, пробудила в них неугасимую жажду свободы. Во многих районах Конго начались волнения. В 1945 году рабочие порта Матади восстали и несколько дней удерживали город.
Из тихого Кинду Патриса потянуло в большие города — туда, где решалось будущее страны. Он переехал в Стэнливиль— главный город Восточной провинции Конго и поступил на службу в почтовое ведомство. Побывал он и в столице— Леопольдвиле, где учился на курсах почтовых работников.
Лумумба поражал своими способностями и трудолюбием не только африканцев, но и бельгийских начальников. Вскоре его назначили заведующим отделом почтовых переводов в стэнливильской почтовой конторе. Жить стало легче, нужда больше не мучила семью.
Но Лумумба не думал о собственном благополучии и всеми силами стремился помочь родному народу. Он понимал, что борьба с колонизаторами потребует не только большого мужества, но и больших знаний. Патрис стал студентом-заочником одного из высших учебных заведений Бельгии.
Лумумба изучал политические науки и право. «Господин адвокат», — с уважением называли его простые люди Стэнливиля. Но этот «адвокат» отличался от всех прочих тем, что не брал денег за составление жалоб и заявлений.
Бельгийские колонизаторы не позволяли конголезцам объединяться в партии и профсоюзы. С большим трудом государственные служащие-африканцы добились разрешения открыть свое общество взаимопомощи. Лумумба встал во главе отделения этого общества в Восточной провинции и превратил его в боевой профсоюз, требовавший равной оплаты за равный труд «белых» и «черных».
Работа Лумумбы в этом обществе, его статьи и стихи, которые печатались в леопольдвильских газетах и журналах, принесли ему широкую известность.

ВСТРЕЧА С КОРОЛЕМ

В 1955 году в Конго приехал молодой бельгийский король Бодуэн. Он понимал, что дела колонизаторов во всем мире идут от плохого к худшему. Бодуэн всячески старался завоевать расположение конголезцев и пожимал их черные руки к ужасу своих чиновников. Когда король приехал в Стэнливиль, ему рассказали о Лумумбе, и Бодуэн пожелал его видеть. Встреча состоялась в саду губернаторского дворца. Говорили по-французски. Лумумба в совершенстве изучил этот язык, так же как и языки лингала и суахили, наиболее распространенные в Конго (родным языком его был язык племени батетеле). Бодуэн долго уверял Лумумбу, что желает конголезцам добра, что бельгийские власти намерены постепенно уравнять их в правах с европейцами.
Несколько месяцев спустя из Бельгии пришло неожиданное известие: правительство пригласило туда Лумумбу и еще некоторых конголезцев. Властители Бельгии рассчитывали на то, что богатство и культура их страны поразят молодых конголезских патриотов, внушат уважение к существующим порядкам, и они станут сторонниками колонизаторов.
В Бельгии Лумумба приобрел друзей, увидел, что честные бельгийцы на стороне конголезского народа. Он передал в одно из издательств Брюсселя — столицы Бельгии — книгу о своей родине, написанную им на французском языке. «Конго пробуждается. Его сыновья сбросили вековое оцепенение и ищут путь к солнцу», — писал автор книги.
Бельгийские власти поняли, что Лумумба никогда не станет их слугой, что его нельзя подкупить и не удастся обмануть. Когда самолет, на котором возвратился на родину Лумумба, приземлился в Стэнливиле, к нему бросились жена, дети, друзья. Но не успели они обнять его, как на плечо Патриса опустилась рука полицейского чиновника.
— Вы арестованы! — сказал он.
Лумумбе было предъявлено явно ложное обвинение в растрате, но это не помешало бельгийским судьям приговорить его к двум годам тюрьмы. Несправедливый приговор вызвал огромное возмущение не только в Конго, но и в самой Бельгии. Пришлось властям раньше срока выпустить Лумумбу на свободу.
В 1958 году бельгийские власти разрешили конголезцам объединяться в политические партии. Это был вынужденный шаг и в то же время — хитрая уловка. В Конго возникло сразу множество партий, но они не страшили колонизаторов. Почему? Да потому, что, только объединив свои силы, сплотившись воедино, различные племена и народности Конго могли завоевать свободу. Между тем каждая из партий представляла лишь одну какую-нибудь народность или племя, не заботилась об единстве страны. Пользуясь этим, колонизаторы натравливали их друг на друга.
Но вот наступило 10 октября 1958 года. В этот день родилась новая партия — «Национальное движение Конго», основанная Патрисом Лумумбой и его друзьями. Эта партия стояла за единство Конго, защищала интересы всех честных конголезцев, независимо от племени, языка и веры.
«Меня беспокоит мысль о расколе Конго... Я поведу по всей стране бурную агитацию в пользу сохранения национального единства», — писал Патрис Лумумба. Он был человеком выдающихся способностей, славился своим красноречием, блестяще владел пером.
Призывы Лумумбы и его соратников к единству в борьбе за свободу родины вдохновляли даже самых темных и забитых людей. Мысли Лумумбы о свободе, счастье были их мыслями. Национальное движение Конго становилось все более серьезной политической силой. А человек, возглавляющий эту партию, стал признанным руководителем конголезского народа.
Вот почему именно Лумумба представлял Конго на Первом съезде народов Африки. Этот съезд собрался в конце 1958 года в Аккре — главном городе Ганы. Здесь Лумумба увидел, какой размах приняло освободительное движение в Африке. Он познакомился с такими замечательными людьми, как Кваме Нкрума и Секу Туре. Подобно ему, они еще недавно были узниками колониальных тюрем, а теперь руководили независимыми африканскими государствами. Кваме Нкрума возглавляет государство Гану, Секу Туре — Гвинею.
Партия «Национальное движение Конго» росла и крепла. В самых глухих уголках страны к ней примыкало все больше и больше людей. Эта партия создала молодежную организацию. Ее возглавил друг и ученик Лумумбы—Морис Мполо.
В том же 1959 году Патрис Лумумба снова побывал в Бельгии. Сын охотника из африканской деревушки выступал с лекциями о своей стране в прославленных университетах Бельгии. Его страстные выступления открыли глаза многим бельгийцам.

„СВОБОДА!", „НЕЗАВИСИМОСТЬ!"

В Леопольдвиль Лумумба вернулся окрыленный. Решимость его добиваться независимости родины возросла. Он убедился в том, что конголезский народ не одинок, что колониальный строй рушится повсюду. С огромным воодушевлением рассказал он об этом на площади в африканской части Леопольдвиля, где собрались тысячи людей. Криками «Свобода!», «Независимость!» встретили конголезцы пламенную речь Лумумбы. Это происходило в конце 1958 года. А в начале 1959 года жители столицы Конго вышли на улицы с тем же требованием: «Свобода!», «Независимость!». Полиция встретила их залпами. Улицы Леопольдвиля окрасились кровью.
Еще больше крови пролилось в глубине страны. Колонизаторы не только сами стреляли в народ, но и натравливали одни племена на другие, вызывая погромы и резню. В области Касаи, откуда был родом Патрис Лумумба, начались столкновения между народами балуба и лулуа. Лумумба поспешил туда, чтобы примирить обманутых людей, прекратить резню. Рискуя жизнью, бросился он к вооруженным чем попало людям.

ОН ВЫПЛЕВЫВАЕТ ПУЛИ

Деятельность Лумумбы, его авторитет среди народа приводили в бешенство колонизаторов, и они решили с ним расправиться. Осенью 1959 года в Стэнливиле открылся съезд конголезских патриотов. Его пришли приветствовать жители города. Полиция открыла огонь по мирным и беззащитным людям. Зная мужество Лумумбы, убийцы рассчитывали на то, что он выйдет на улицу и там его легко будет пристрелить как бы случайно.
Услышав выстрелы, бесстрашный Лумумба бросился на улицу и стал убеждать полицейских-африканцев не убивать своих братьев. Полицейские прекратили огонь, а офицеры-бельгийцы не осмелились приказать им снова открыть стрельбу. С тех пор в Конго стали говорить, что Лумумбу невозможно убить, — он выплевывает попавшие в него пули.
Колонизаторам не удалось убить Патриса Лумумбу, но они снова посадили его за решетку. Им было нужно во что бы то ни стало не допустить Лумумбу на совещание бельгийского правительства с представителями Конго, назначенное на январь 1960 года. Колониальные власти сами отобрали конголезцев на это совещание. В первую очередь туда попали, конечно, те, кто во всем слушался бельгийцев. Но даже и они не осмелились выносить какие-либо решения без Лумумбы. Народ все равно не признал бы таких решений.
— Если Лумумбы не будет здесь, то и мы покидаем Брюссель, — заявили многие участники совещания.
Бельгийским правителям снова пришлось освободить Лумумбу. Прямо из тюрьмы его отправили на самолете в Брюссель. На совещании Патрис Лумумба держался с большим достоинством, последовательно и убежденно отстаивая интересы своего народа. Только раны от наручников на запястьях напоминали всем, что этот человек совсем недавно вырвался из рук палачей, что еще несколько дней назад он был бесправным арестантом.
Бельгийское правительство было вынуждено принять требования конголезцев о предоставлении независимости Конго.
В Брюсселе было решено, что Конго станет независимым с 30 июня 1960 года. И не только независимым, но и единым, а не разделенным на несколько областей, как того хотели колонизаторы и их приспешники. Это была огромная победа смелого и принципиального Лумумбы.
Колонизаторы пошли на уступки, потому что страшились народного возмущения. Но терять богатства чудо-страны колонизаторам не хотелось. Оставалась одна надежда — поставить у власти побольше своих ставленников, и тогда в Конго все будет по-прежнему.

ГЛАВА ПРАВИТЕЛЬСТВА

Через несколько месяцев после брюссельского совещания состоялись выборы в конголезский парламент. Партии, поддерживавшие колонизаторов, потерпели поражение. Самое большое число мест в парламенте получила партия Патриса Лумумбы — «Национальное движение
Конго». Никакие ухищрения не помогли бельгийским колонизаторам. После упорной борьбы им пришлось согласиться с тем, что главой правительства станет Патрис Лумумба. Его заместителем был назначен Антуан Гизенга.
Премьер-министр прежде всего подумал о детях, о школе. Он обратился с воззванием к учителям-бельгийцам, просил их не уезжать из Конго, помочь правительству в развитии народного образования.
30 июня 1960 года на торжественной церемонии провозглашения независимости Конго снова встретились Патрис Лумумба и король Бельгии Бодуэн. Король не пожалел слов, чтобы расхвалить Бельгию, дарующую Конго независимость. Колонизаторы, грабящие страну и угнетающие ее народ, были представлены в этой речи «благодетелями».
Но вот заговорил Лумумба. Он бросал в лицо колонизаторам одно обвинение за другим, напоминая о преступлениях, совершенных ими в Конго. Однако он тут же заявил о намерении жить в дружбе со всеми бельгийцами, если они признают настоящих хозяев Конго, обещал охранять труд и собственность иностранцев.
Народ ликовал в эти дни. Простые конголезцы не знали о черных замыслах колонизаторов. Не успели закончиться торжества, как бельгийский ставленник Чомбе захватил власть в Катанге. Он заявил, что Катанга будет отдельным государством, не подчиняющимся правительству Лумумбы. Так же сделал и предатель Калонжи в южной части области Касаи. В то же время из Бельгии в Конго были посланы войска. Под предлогом защиты европейцев, которым ничто не угрожало, они стали истреблять африканцев.
Патрис Лумумба обратился за помощью ко всем народам мира, к Организации Объединенных Наций (ООН). Советский Союз и другие социалистические государства, а также страны Азии и Африки, освободившиеся от колониального гнета, требовали обуздать бельгийских захватчиков.
В Конго были направлены войска, подчиненные генеральному секретарю Организации Объединенных Наций Хаммаршельду. Верный слуга американских империалистов, Хаммаршельд и не думал, однако, помогать правительству Лумум- бы. На деле войска ООН помогали его врагам. Этим путем Хаммаршельд и его хозяева рассчитывали принудить Лумум- бу к нужным им уступкам.

ПОЛЕТ ЗА ОКЕАН

Лумумба вылетел в США, где находится Организация Объединенных Наций. Хаммаршельд и члены американского правительства оказали главе правительства большие почести, обещали поддержку и покровительство. А взамен требовали, чтобы он допустил американцев к богатствам Конго, во всем следовал указке из-за океана, порвал отношения с СССР и другими социалистическими странами, которые оказывали бескорыстную помощь конголезскому народу. Лумумба отверг эти предложения.
Правители Америки убедились, что этот верный сын конголезского народа никогда не будет служить им, и решили погубить его.
Лумумба торопился на родину. Его ждало много неотложных дел. Работать приходилось в неимоверно трудных условиях: в казне пусто, государственный аппарат еще не создан. Премьер-министр сам решал уйму различных вопросов, больших и маленьких. Он работал не менее двадцати часов в сутки. А враги не унимались:   они плели заговоры,
устраивали провокации. Пламенного патриота Конго буржуазная печать называла «агентом Москвы» только потому, что он хорошо относился к Советскому Союзу, правильно оценивал его бескорыстную помощь. «Они считают меня коммунистом потому, что я не позволил империалистам подкупить себя»,—заявил Лумумба корреспонденту «Франссуар» 22 июля 1960 года.
Тяжелые испытания выпали на долю Лумумбы. Не щадя себя, строил он новую жизнь, всеми мерами старался навести в стране порядок. После тщательной подготовки конголезская армия вступила в Катангу. Наемные войска проходимца Чомбе не выдерживали ее натиска, разбегались, дни самозванного правительства были сочтены. Народ радовался победам в мирном труде. Снова ожили школы, которые были закрыты после отъезда учителей-бельгийцев. Учить детей стали конголезцы, работавшие раньше помощниками учителей. Патрис Лумумба заботился о детях, думал об их будущем.
Он был нежным и заботливым отцом своим четверым ребятишкам. Патрис и Полин хорошо воспитывали детей. Один английский журналист как-то побывал в доме главы правительства, которому в этот день представлялись послы Норвегии и нескольких стран Азии и Африки. Пока послы и журналист дожидались Патриса Лумумбу, к ним вышел его девятилетний сын Франсуа. На рубашке мальчика, рядом со значком Национального движения Конго, был приколот школьный значок за хорошее поведение.
Застенчиво, но с большим достоинством, Франсуа обошел всех гостей и с каждым поздоровался за руку. Журналист спросил, побывал ли он накануне на футбольном матче. Мальчик удивился: ведь матч происходил в утренние часы, когда он находился в школе. Пропустить занятия Франсуа не мог даже ради любимого футбола.
Пока шел этот разговор, в комнате появился двухлетний сынишка Лумумбы — Ролан. Он был еще слишком молод для такого общества, какое собралось в этот день у главы правительства. Поэтому Франсуа поспешил увести его в другую комнату.

ПРЕДАТЕЛЬ НАНОСИТ УДАР

Занятый важными государственными делами, доверчивый Лумумба не замечал всех козней врагов республики.
Премьер-министр назначил начальником генерального штаба Жозефа Мобуту, шпиона, служившего бельгийцам и получавшего деньги также от американцев.
Предатель отослал на фронт воинские части, верные народу. Оставшихся в районе столицы солдат он обманул, некоторых подкупил. 14 сентября 1960 года Мобуту поднял мятеж против законного правительства. По приказу Хаммаршельда мятежникам помогли войска ООН. Они лишили Лумумбу и его соратников возможности “пользоваться самолетами, обращаться по радио к народу. Предатель пытался арестовать Патриса Лумумбу. Но даже мобутовских солдат смог убедить Лумумба в своей правоте. Они не выполнили приказ своего начальника.
После этого охрану скромного домика, в котором жил с семьей герой Конго, взял на себя отряд солдат дружественной Ганы, входивший в состав войск ООН. Мобутовцы окружили дом тесным кольцом, грозили его обитателям.
Друзья Лумумбы хорошо понимали, какая опасность грозит не только ему самому, но и его семье. С большим трудом одному врачу из Объединенной Арабской Республики удалось вывезти трех старших детей Лумумбы — Франсуа, Патриса и Жюлиану: он выдал их за своих. Дети нашли убежище в Каире. Младший сын Ролан остался с родителями.
Взбешенные мобутовцы выместили злобу на пятом ребенке Лумумбы — девочке. Она родилась в 1960 году такой слабенькой, что ее пришлось отправить на лечение в Швейцарию. Там она умерла. Из Швейцарии гроб с телом девочки отправили на самолете в Леопольдвиль. Но похоронить дочь Лумумбы в столице Конго мобутовцы не разрешили и велели отправить гроб в область Касаи, откуда родом отец. Сопровождать гроб должны были Полин и Альбер, двоюродный брат и личный секретарь Лумумбы. Но когда они приехали на аэродром, мобутовцы избили жену Лумумбы и арестовали Альбера. Между тем самолет, на который погрузили гроб, поднялся в воздух и улетел в Касаи. Там гроб несколько месяцев простоял на аэродроме, пока мобутовцы не освободили Альбера и не разрешили ему отправиться в Касаи похоронить девочку. Они вынуждены были это сделать потому, что весть об их злодеянии распространилась по всей стране.
Лумумба понимал, что Мобуту попытается расправиться с ним. И он решил перебраться из Леопольдвиля в Стэнливиль. Там находился Антуан Гизенга, войска и власти этой области сохранили верность законному правительству.
В ночь на 27 ноября 1960 года Лумумба с женой и двухлетним сыном Роланом выехал на автомашине из Леопольдвиля. Он воспользовался тем, что подстерегавшие его мобутовцы перепились и завалились спать.
Вскоре, однако, за ними была послана погоня. На реке Санкуру мобутовцы захватили челнок, на котором находились Полин и Ролан. Лумумба уже достиг противоположного берега с непроходимыми зарослями, в которых можно было надежно укрыться. Но он знал, что ярость мобутовцев обрушится на жену и ребенка. И сам вышел к ним.

СМЕРТЬ ГЕРОЯ

Мобутовцы снова арестовали главу правительства и, жестоко избитого, в разодранной одежде, привезли в лагерь Тисвиль и бросили в тюрьму. Но и в тюрьме Лумумба был сильнее врагов своей правдой. И здесь солдаты освободили его. Однако вырваться из лагеря не удалось— наемники колонизаторов снова схватили Лумумбу.
Сюда, в тюрьму Тисвиля, явился Мобуту вместе с другими предателями. Они предложили главе правительства участвовать в совещании, которое, дескать, определит судьбу страны. Эта уловка понадобилась для того, чтобы уверить народ, будто Лумумба помирился с мятежниками.
Герой знал, что отказ означает смерть, но он предпочел смерть обману народа.
После отказа жизнь его превратилась в сплошную пытку. Его били, морили голодом, не пускали к нему врача. Однако убить Лумумбу здесь же, в Тисвиле, Мобуту и его покровители не посмели. Они страшились народного гнева. Патриса Лумумбу, Мориса Мполо и другого его соратника — Жозефа Окито преступники бросили в американский самолет и отправили в Элизабетвиль — главный город Катанги. Здесь на аэродроме их видели в последний раз. На глазах у солдат войск ООН жандармы зверски избивали Лумумбу и его друзей. Потом полуживые пленники были отвезены в загородный дом, где их ожидали предатель Чомбе, его «министр внутренних дел» Мунонго и бельгийские наемники. Они продолжали мучить несчастных, а затем застрелили их. Мунонго ударил штыком в бок умирающего Лумумбу. Это произошло 17 или 18 января 1961 года.
В конце того же месяца один тунисский журнал напечатал письмо, которое Лумумба сумел переслать из тюрьмы в Тисвиле жене и детям.
«Моим сыновьям, которых я оставляю и, быть может, не увижу больше, я хочу сказать, что будущее Конго прекрасно и что я жду от них, как и от каждого конголезца, выполнения священной задачи восстановления нашей независимости и нашего суверенитета. Потому что без достоинства нет свободы, без справедливости нет достоинства и без независимости нет свободных людей... я предпочитаю умереть с высоко поднятой головой, с несокрушимой верой и глубокой убежденностью в судьбе нашей страны, чем жить покорным и отрекшимся от священных для меня принципов», — писал герой Конго в этом письме.
Пророческие слова Лумумбы сбудутся. А память о великом африканце всегда будет жить в сердцах друзей мира и свободы. Его славным именем назван Университет дружбы народов в Москве, где сейчас обучаются юноши и девушки из 76 стран Азии, Африки и Латинской Америки.
Вдова Лумумбы после смерти мужа долго бедствовала, подвергалась травле и преследованиям со стороны мобутовцев. Но, благодаря усилиям честных конголезцев во главе с Антуаном Гизенгой,
ей удалось спастись. Сейчас Полин и Ролан живут в Стэнливиле.
А трое старших детей по-прежнему живут и учатся в Каире — столице Объединенной Арабской Республики. Франсуа собирается, когда вырастет, стать дипломатом, Патрис увлекается футболом.
Летом 1962 года в гостях у них побывал Альбер Онавело, который учится сейчас в Ленинграде. Дети Лумумбы долго расспрашивали его о Советском Союзе, просили передать привет советским ребятам. Альбер рассказывал им о Москве, о Ленинграде, об университете, носящем имя Патриса Лумумбы.
И кто знает, быть может, когда дети Лумумбы станут взрослыми, они тоже поступят в этот университет.
В. Голант

РЕДКОЕ ЯВЛЕНИЕ ПРИРОДЫ

Вы, наверное, помните фантастическое произведение Герберта Уэллса «Пища богов»? В нем, по воле писателя, животные и люди, отведав необыкновенной пищи, изобретенной одним ученым, становились исполинами. Но это фантазия. А вот на земле есть место, где самые обыкновенные кусты и даже травы, словно отведав «пищи богов», вырастают в деревья. Это место — горы Рувензори, которые находятся на границе между двумя африканскими странами: республикой Конго со столицей в Леопольдвиле и Угандой. Вершины Рувензори покрыты вечными снегами и ледниками. Они лежат на высоте до 4800 метров над уровнем моря. На такой высоте растительности нет. Но горная область Рувензори в целом — это настоящий ботанический сад, в котором прекрасно чувствуют себя разнообразные деревья, кусты и травы. Обыкновенный вереск здесь растет в виде деревьев, достигающих 12 метров в высоту. Кусты лобелии здесь тоже превратились в деревья — правда, не такие высокие (около 6 м). На лобелии растут огромные цветы. Даже обыкновенная сорная трава— крестовник — в этих местах высотой с... телеграфный столб.
Ученые пока не нашли причин столь редкого явления.