РЕСПУБЛИКА ИНДОНЕЗИЯ

РЕСПУБЛИКА ИНДОНЕЗИЯ

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КАРТЕ

Между двумя океанами, Индийским и Тихим, по обе стороны от экватора раскинулись, словно ожерелье, бесчисленные острова Индонезийского, или Малайского, архипелага. Иногда Индонезийский архипелаг сравнивают также с гигантским мостом, перекинувшимся между двумя материками — Азией и Австралией. На островах этого архипелага, где царствует вечное лето, и расположена Индонезия. По протяженности с запада на восток Индонезия почти равна целой части света — Европе: от Сабанга, города на маленьком островке, расположенном у северной оконечности Суматры, до Мерауке, города на крайнем востоке страны на границе Западного Ириана, — более пяти тысяч километров.
И эта огромная страна в течение почти трех столетий была колонией Нидерландов—маленького европейского государства, которое по площади меньше Индонезии почти в 60 раз. Впервые появившись на архипелаге в самом конце XVI века, голландские торговцы и завоеватели постепенно захватили всю Индонезию и установили жестокий колониальный режим, беспощадно эксплуатируя население страны и ее богатства.  Народ Индонезии многократно восставал против чужеземного господства. Наконец, 17 августа 1945 года, индонезийцы завоевали победу, изгнав колонизаторов. Индонезия стала независимой республикой.
Индонезию называют «страной трех тысяч островов». Это справедливо, но лишь отчасти: в Индонезии около трех тысяч островов, на которых живут люди. Всего же, включая и самые мелкие, Индонезийский архипелаг насчитывает до тридцати тысяч островов. Самыми большими островами Индонезии являются Калимантан — третий остров в мире по величине (после Гренландии и Новой Гвинеи), Суматра, Сулавеси и Ява. Это Большие Зондские острова. Калимантан раньше называли Борнео (от искаженного названия княжества Бруней, расположенного на северном побережье этого огромного острова). А остров Сулавеси называли прежде Целебес. Каждый из больших островов превосходит по площади иное крупное государство. Суматра больше Швеции, Калимантан больше Испании, а остров Ява — наименьший из Больших Зондских островов — равен территории Греции или Австрии и Швейцарии, вместе взятых, и в четыре раза больше Нидерландов. На восток от Явы тянутся ровной цепью Малые Зондские острова, или острова Нуса Тенггара, то есть Юго-Восточные, как называют их индонезийцы. Это Бали, Ломбок, Сумбава, Сумба, Флорес, Тимор и другие. Хотя они и называются «малыми», но, например, Сумбава и Флорес, взятые вместе, больше по площади, чем Бельгия или Голландия. На крайнем востоке Индонезии находится Западный Ириан. Он занимает западную половину острова Новая Гвинея. Между островом Сулавеси и Западным Ирианом разбросаны острова Молуккского архипелага.
Еще не вся территория архипелага независима. Великобритания владеет до сих пор северным побережьем Калимантана — колониями Саравак и Северное Борнео и протекторатом Бруней. Здесь идет борьба против английского господства. В начале декабря 1962 года в Брунее вспыхнуло большое восстание против англичан.
Португальцы до сих пор удерживают восточную половину острова Тимор.
В течение долгих лет народ Индонезийской республики боролся за освобождение Западного Ириана, захваченного голландцами, и победил. С 1 октября 1962 года голландцы начали постепенно уходить из Ириана — последней индонезийской территории, на которой они хотели удержаться. Ириан был передан под наблюдение Организации Объединенных Наций. 1 января 1963 года здесь, рядом с флагом ООН, был поднят красно-белый флаг Индонезийской Республики. А с мая 1963 года над Ирианом гордо развевается флаг Республики Индонезии — флаг независимости.
Теплые тропические моря омывают острова Индонезии. В жизни индонезийцев море играет огромную роль. Море — это источник существования: ведь нигде в мире нет такого количества рыбы, как здесь. Только в Яванском море вылавливают около 1500 видов рыб! Рыболовством занимается население побережий всех островов, но особенно много рыбы ловят рыбаки Восточной Суматры (рис. 10), Южного Сулавеси (рис. 25), Малых Зондских островов (рис. 26). Море — это (до появления самолетов) единственный путь сообщения. Уже тысячи лет назад предки современных индонезийцев бороздили моря на своих суденышках — прау. Они заселили все острова архипелага. Отважно пускаясь в далекие плавания за тысячи километров от дома, индонезийцы в далеком прошлом достигли, например, острова Мадагаскар у восточной Африки. И сейчас во многих районах этого острова живут потомки древних мореплавателей-индонезийцев — мальгаши. Моря Индонезии изобилуют жемчугом, особенно на востоке (рис. 27). Тысячи прау, маленьких и больших, с парусами, сделанными из плетеных циновок, и совсем без парусов, с балансирами— продольными балками, укрепленными на некотором расстоянии от борта лодки для устойчивости, — и без балансиров, сделанные из одного ствола дерева и сколоченные из досок, — все эти суденышки бороздят изумрудно-зеленые и лазурные воды индонезийских морей (рис. 10, 25).
Необычайно богата и разнообразна природа Индонезии. Огромные низменные равнины, часто заболоченные, переходят в нагорья и горные цепи. У подножий гор царствует тропическая жара, а вершины некоторых из них покрыты вечными льдами. На архипелаге известны более 500 вулканов; 177 действуют и сейчас или проявляли признаки жизни в недалеком прошлом. Много недель продолжалось грозное извержение вулкана Гунунг Агунг на острове Бали, начавшееся в первых числах февраля этого года. Очень богаты недра Индонезии. Здесь есть нефть (на восточной и северной Суматре— рис. 1, — на Калимантане, в Западном Ириане), уголь, залежи железной руды, марганец, никель, кобальт. Индонезия обладает мировыми запасами олова— 20% запасов олова капиталистического мира (рис. 9).
Климат страны тропический: среднегодовая температура Ч- 26°. Выпадает много осадков: в год в среднем 2 тысячи миллиметров, а в отдельных районах — до1 6 тысяч миллиметров, тогда как в наиболее влажном районе Советского Союза — Колхидской низменности — выпадает в самый дождливый месяц немногим более 2,5 тысячи миллиметров осадков.
Лишь на востоке страны встречаются засушливые районы, что объясняется жаркими ветрами, дующими из пустынь Австралии. Благодаря теплому тропическому климату, обилию осадков и плодородным красноземным почвам растительность Индонезии поражает сказочным разнообразием видов. Повсюду мерно колышутся кроны стройных кокосовых пальм, зеленеют банановые деревья. В Индонезии растет более трехсот видов пальм; только на Яве можно встретить более пятисот видов папоротников. В лесах отдельные деревья-гиганты достигают высоты 70 метров. Бамбук здесь вырастает до 30 метров, то есть равен пяти-шестиэтажному дому. В джунглях встречаются многочисленные виды лиан — ползучих пальм, которые в Индонезии называются ротангами. Непроходимой сетью опутывают они все вокруг. На зеленом фоне деревьев и кустарников яркими пятнами выделяются огромные цветы, сверкающие всеми оттенками радуги.
Разнообразен и животный мир страны. В лесах обитают многочисленные породы обезьян, в том числе и человекообразные обезьяны — орангутанги (по-индонезийски — «лесной человек»). На Суматре и Яве водятся тигры (рис. 5), носороги, дикие буйволы и быки. На Суматре сохранились слоны (рис. 2). Повсюду в изобилии встречаются пресмыкающиеся, змеи, ящерицы, крокодилы. На маленьких островках между Сумбавой и Флоресом и на западном Флоресе водятся исполинские ящерицы — вараны. Животный мир восточной части страны близок к австралийскому:           здесь встречаются муравьеды, дикие свиньи — бабирусы, многочисленные породы пернатых — райские птицы, попугаи-какаду, птицы-носороги.
Индонезию называют не только «страной трех тысяч островов», но и «страной трехсот наречий». К началу 1963 года население Индонезии достигло почти 100 миллионов человек. По числу жителей Индонезия обогнала Японию и перешла с шестого места на пятое (после Китая, Индии, СССР и США). Население страны состоит из большого числа народностей и племен, имеющих свои особенности в языке, внешнем облике, быте. Различен также культурный и экономический уровень этих народностей. Но все они, наряду с отличиями, имеют много общих черт в языке, культуре, хозяйстве, историческом прошлом; все они называют себя индонезийцами — оранг Индонесиа, считают Индонезию своей родиной, а индонезийский язык — общенациональным.
Индонезию населяют следующие основные народности.
На Яве живут яванцы (более 43 миллионов), сунданцы, или сунды, — на Западной Яве (около 15 миллионов), мадурцы — на восточной Яве и на острове Мадура (их около 7 миллионов). Хотя Ява занимает лишь 7% площади архипелага, здесь сосредоточено более двух третей населения страны. Плотность населения на Яве — около 500 человек на квадратный километр; на других же островах плотность в среднем составляет 20 человек на квадратный километр.
Ява — это сердце и мозг страны. Здесь не только проживает большая часть населения, но имеется наиболее развитая промышленность (рис. 12), большой отряд рабочего класса (в Джакарте, Сура- бае, Семаранге и других городах), несколько университетов и институтов. Здесь с помощью Советского Союза строится мощный металлургический комбинат.
На Яве находится столица республики Джакарта. Именно здесь, в Джакарте, в 1945 году была провозглашена республика. С 1945 года бессменным президентом республики является Сукарно. В Джакарте работают правительственные учреждения — парламент (рис. И), министерства. Голландские империалисты и империалисты всего мира долгое время вели борьбу против молодой республики. Правительство республики переехало в Джокьякарту и отсюда руководило войной сопротивления, окончившейся победой индонезийского народа. С 1950 года столицей вновь стала Джакарта. Всему миру известен еще один город на Яве — Бандунг. В Бандунге в апреле 1955 года собралась конференция 29 стран Азии и Африки, посвященная борьбе за мир. Это было первое в истории единое выступление народов двух континентов против мирового империализма.
Культура на Яве достигла наибольшего развития. Уже около полутора тысяч лет назад на Яве возводились изумительные по красоте постройки. Один из архитектурных памятников Явы — храм Боробудур, построенный в VIII веке нашей эры (рис. 16), — по праву считается одним из чудес света. На весь мир славятся яванские танцы, яванский театр, замечательные изделия яванских ремесленников.
Совсем рядом с Явой находится небольшой островок Бали, где живут балийцы. Однако он известен далеко за пределами Индонезии. Множество туристов со всех концов земли приезжают ежегодно на этот сказочный остров — «жемчужину из жемчужин Индонезии», настоящий заповедник древнего индонезийского искусства. Они любуются красотой природы острова, великолепием его построек, среди которых на фоне яркой зелени и голубой воды рисовых полей особенно выделяются балийские храмы, построенные из красного кирпича и украшенные фантастическими резными фигурами (рис. 15). Но замечательны не только природа и архитектура этого острова,— замечательны его люди. С оружием в руках балийцы долгие годы самоотверженно сражались с голландскими захватчиками, пока не была завоевана свобода для их острова, для всей Индонезии.
Молодой гигант — так называют Суматру. Огромны просторы и богатства этого острова, своеобразно его население. На западной Суматре живут минангкабау (рис. 6), к северу от них — батаки (рис. 3). Удивительное зрелище представляют собой их дома, построенные на высоких сваях, с седлообразно вогнутыми крышами из толстого слоя черного пальмового волокна. На крайнем севере живут аче, а на юге лампунги, в культуре которых очень сильны яванские влияния (рис. 7). Здесь же, на Суматре, живут некоторые народности и племена, которые сохраняют до наших дней первобытнообщинный уклад. Это воинственные ниасцы с острова Ниас у западного побережья Суматры (рис. 4), кубу (рис. 8). Многие кубу до сих пор еще живут в лесах, занимаясь охотой.
На громадном зеленом Калимантане, покрытом девственными джунглями, во внутренних районах острова живут даяки. Они занимаются земледелием и охотой. До наших дней у них сохранилось духовое ружье — сумпитан. Это длинная трубка, в которую вкладывают маленькую отравленную стрелку и затем сильно выдувают ее из трубки (рис. 18). Даяки живут в так называемых «длинных домах». Иногда в таком доме размещается вся деревня (рис. 17). Если поставить рядом два длинных дома, то они вытянутся больше чем на полкилометра. На побережье острова живут банджары, яванцы, переселившиеся с Явы, буги — выходцы с южного Сулавеси и другие народности.
На острове Сулавеси, который на карте похож на большого паука, живут минахасы (рис. 19), горонтало, тораджи (рис. 22), буги, макассары (рис. 23). Буги и макассары — отличные мореплаватели и предприимчивые торговцы. На своих прау они расселились по многим островам архипелага. Здесь же, на Сулавеси, живет небольшое племя тоала, которое находится на том же уровне развития, что и кубу с Суматры (рис. 20).
Многочисленные народности и племена живут на Малых Зондских островах, а также на Молуккских островах. Когда-то Молуккские острова называли «островами пряностей», так как здесь в изобилии растут корица, гвоздика, мускатный орех. Выращивание и сбор пряностей и сейчас — одно из основных занятий населения (рис. 21). Эти пряности, прежде высоко ценившиеся, привлекли на Молукки первых европейцев—сначала португальцев (уже в первой четверти XVI века), 
потом голландцев (в конце XVI века). Иностранные захватчики, гонясь за наживой, грабили и убивали население. Теперь тяжелые колониальные времена ушли в безвозвратное прошлое. Индонезийский народ строит счастливое будущее. У него есть верные друзья — Советский Союз, страны народной демократии. Советский Союз построит на острове Амбойна, одном из Молуккских островов, технологический институт, в котором тысячи молодых индонезийцев получат образование.
На крайнем востоке страны, в Западном Ириане, живут папуасы (рис. 29). 1963 год — год воссоединения народов Индонезии с народом Западного Ириана (рис. 28). Жизнь папуасов глубоко изучал выдающийся русский путешественник и ученый-этнограф Н. Н. Миклухо-Маклай. Он прожил среди папуасов несколько лет в 70-х годах прошлого века, наблюдая их обычаи, нравы.
Основное занятие индонезийцев — земледелие. Главная культура — рис, который разводят на всех островах. Его выращивают на орошаемых полях-савахах и на сухих полях — ладангах. Особенно много савахов на Яве и Бали: куда ни кинешь взгляд, везде видны ровные полосы и прямоугольники рисовых полей. На одних выращивают рассаду, на других нежно зеленеют всходы, далее видны желтые поля с поспевшим рисом. А вот голубеет поле, залитое водой, где еще нет посадок. Подобно гигантским ступеням, рисовые поля взбираются по склонам гор, образуя террасы (рис. 14). На густозаселенных равнинах земли не хватает, поэтому-то и используются склоны гор, на которых устраивают поля-террасы. Кроме риса, индонезийцы выращивают кукурузу, клубнеплод кассаву, батат — сладкий картофель, земляной орех, соевые бобы. Важное место в хозяйстве занимает раз- ведение кокосовой пальмы и банановых деревьев, а также выращивание кофе, сахарного тростника, табака, пряностей. Эти культуры индонезийцы разводят как в крестьянских хозяйствах, так и на плантациях, которых особенно много на восточной Суматре. Когда-то большинство плантаций принадлежало иностранцам. Теперь индонезийское правительство национализировало все голландские плантации. В Индонезии широко распространены технические культуры, прежде всего каучуконосы, а также масличная пальма. Индонезия—один из главных мировых производителей натурального каучука. В некоторых районах Индонезии развито животноводство: на острове Мадура (рис. 13), на Яве и Бали, на некоторых из Малых Зондских островов, у батаков и минангкабау на Суматре. Длительное господство в стране иностранных колонизаторов привело к тому, что в Индонезии промышленность слабо развита, отсутствуют целые отрасли — металлургическая, машиностроительная, химическая и др. В Индонезии не хватает квалифицированных кадров. Сейчас все народы республики единым фронтом выступают за укрепление независимости страны, за то, чтобы никогда больше в страну не ступала нога колонизаторов. Перед Индонезией стоят сложные задачи: создание собственной промышленности, улучшение условий жизни рабочих и крестьян, полная ликвидация неграмотности в стране. Нет сомнения, что индонезийский народ, с помощью своих друзей, осуществит эти задачи.
Вот мы и совершили путешествие по Индонезии. Прочитав «Глобус», вы узнаете также о Западном Ириане, побываете на чудесном острове Бали, познакомитесь с замечательным архитектурным памятником Индонезии Боробудуром и некоторыми другими прекрасными созданиями индонезийского народа.
Те же из вас, кто хочет подробнее узнать о жизни и быте Индонезии, могут побывать в Музее антропологии и этнографии Академии наук СССР в Ленинграде, где вы сможете познакомиться с культурой, бытом, искусством других стран—Азии, Африки, Америки и Австралии.
Ю. Маретин

ОСТРОВ ШАЛИ – ЖЕМЧУЖИНА ИНДОНЕЗИИ

Индонезия — древняя страна, «страна трех тысяч островов». О каждом из этих островов можно рассказать много замечательного. Это кипучая Ява, политический, экономический и культурный центр страны, где сосредоточено более двух третей населения Индонезии. Это Суматра, «молодой гигант», царство роскошной растительности и неисчерпаемых минеральных богатств. Это необъятный Калимантан, покрытый девственными джунглями, сквозь которые пробиваются полноводные реки. Этот малозаселенный остров таит в себе еще неразведанные богатства и имеет огромные перспективы будущего развития. Это сотни и сотни других островов, больших и малых. Каждый имеет свои особенности, и на каждом острове живет и трудится мирное население.
Но когда хотят сказать о самом прекрасном из островов Индонезии, называют остров Бали — жемчужину в драгоценном ожерелье островов Малайского архипелага. Этот маленький остров является настоящей сокровищницей удивительной культуры, древней и вечно юной, как и его народ. Недаром нигде в Индонезии не бывает столько туристов, как на Бали. Тысячи их приезжают со всех концов мира полюбоваться этим сказочным уголком.
Правительство Индонезии всех наиболее уважаемых гостей обязательно приглашает на Бали. Во время своего двухнедельного пребывания в Индонезии в феврале 1960 года Н. С. Хрущев три дня пробыл на острове Бали. Это была горячая, праздничная встреча с населением Бали.
Знаменитый остров очень невелик: он в пять раз меньше нашего Крыма. Расположен он к востоку от Явы, от которой его отделяет узкий пролив. С запада на восток остров пересекает горная цепь, увенчанная кратерами вулканов. Горам поклоняются во многих храмах острова. Для балийца горы — олицетворение добра и могущества. Напротив, море для них — обитель зла. Это удивительно: балийцы, хотя и живут на острове, — не любят море и боятся его.
Главная священная гора балийцев — величественный Гунунг Агунг, «Великая гора», высотой более трех километров.

Немного севернее расположен Гунунг Ба- ТУР — «Гора-слуга». Гунунг Батур почти вдвое ниже Гунунг Агунга. но он время от времени извергает огненное дыхание, и тогда маленькие деревушки, ютящиеся на его склонах, пустеют. Но земли на острове не хватает, а вулканические почвы склонов очень плодородны. Поэтому жители скоро возвращаются, — и жизнь продолжается. В начале февраля этого года неожиданно пробудился древний вулкан Агунг. Много недель подряд потоки пылающей лавы стекали по его склонам, сжигая все вокруг. Для балийцев это стало настоящей трагедией: погибли сотни людей, тысячи — лишились крова.
Жаркий тропический климат превратил всю центральную и восточную часть острова в огромный цветущий сад. Склоны гор на острове Бали поросли девственными лесами с гигантскими древовидными папоротниками и пальмами, перевитыми лианами и орхидеями. Каких только встреч не бывает под густым зеленым покровом! Бесшумно ступает хозяин лесного царства — тигр, и от его приближения разбегаются стада быстроногих оленей. Бесчисленные стаи шумливых обезьян мелькают то здесь, то там. А разве можно представить себе джунгли без ярких тропических птиц, огромных пестрых бабочек?
Только западная часть Бали выглядит иначе. Напоенные влагой тучи, которые несет юго-восточный муссон, наталкиваются на стену балийских гор и проливаются в восточной части острова. Западная область оказывается, таким образом, без воды. На известняковых почвах почти ничего не растет. Поэтому, несмотря на большую скученность в других районах острова, здесь население очень редкое. Лишь голос одинокого тигра, вышедшего в поисках добычи, иногда оживляет этот мертвый край...
Обширная равнина на юге острова целиком занята рисовыми полями, кокосовыми и бамбуковыми рощами. Здесь и сосредоточена большая часть двухмиллионного населения Бали. Это в основном балийцы — народ, близкий к яванцам и мадурцам. Они среднего роста, кожа у них довольно светлая, золотистого оттенка» волосы темные и густые. Женщины острова славятся изяществом и красотой.
Кое-где на побережье Бали разбросаны редкие селения выходцев с других островов Индонезии — яванцев, бугов и макассаров; встречаются также китайцы, арабы и европейцы.
Как же живут балийцы? Среди моря рисовых полей, террасами спускающихся по склонам гор, расположены балийские деревни.
Дома скрываются за сплошной зеленой завесой; с первого взгляда можно увидеть лишь лабиринт узких улочек и глухих глиняных стен, идущих вдоль улицы и достигающих роста человека. Поперечные узкие улочки делят деревню на кварталы, — глухие стены придают им вид настоящих крепостей.
За глиняной стеной усадьбы балийского крестьянина скрывается целый маленький мирок. В усадьбе имеется не
зависимости от того, сколько таких столбов, домики-комнаты имеют свое название и назначение. Отдельные небольшие домики той же конструкции служат кухней и рисовым амбаром. Обязательно имеется семейный храм, посвященный душам предков и местным богам, а также несколько небольших жертвенников, на которые каждый день женщины дома возлагают цветы и фрукты как дань богам и предкам.
Центр каждой деревни — базарная площадь. Там находится особый общинный дом, куда сходятся для решения дел деревенские старейшины. Там происходят петушиные бои — излюбленное народное развлечение, без которого не обходится ни один деревенский праздник. На площади же стоит деревенский храм (иногда их несколько). В базарные дни на площадь с раннего утра устремляются длинные процессии женщин. На их головах возвышаются целые пирамиды из блюд с рисом, фруктами, глиняной посуды. Говорят, что именно этот старинный обычай ношения тяжелых корзин на голове сделал походку женщин Бали такой изящной.
Со всех сторон балийскую деревню окружают узкие полосы рисовых полей — савахов. Рис — главный источник жизни и богатства балийцев. Теплый климат позволяет растить рис круглый год. Выращивают рис на полях, затопленных водой. Для этого на Бали сооружена сложная система насыпей, канав и плотин. Огромный труд многих поколений вложен в создание этих оросительных сооружений. Только общими усилиями можно было превратить склоны гор или непроходимые джунгли в вечнозеленый рисовый ковер. Такой объединяющей силой была община, в которую входят все жители деревни. Каждый из них тесно связан со своими односельчанами. Община распределяет землю, следит за тем, чтобы каждая семья получала более или менее справедливую долю, распоряжается водой, которая для балийца столь же необходима, как и земля. Община помогает своим попавшим в беду членам; например, если у крестьянина случится пожар, вся деревня возмещает ему убытки. Но плохо приходится тому, кто попробует уклониться от общественных работ или от взносов в общинную кассу: односельчане могут исключить его из общины, а ничего страшнее балиец не может себе представить; одному человеку не справиться с орошением, а без этого не будет риса. Балийские крестьяне в целом живут лучше, чем, например, на Яве. Здесь бедность не так бросается в глаза. И в этом немалая заслуга общины, которая основана на традициях взаимопомощи. Правда, и на Бали, как и на Яве и других островах Индонезии, лучшие земли до сих пор находятся в руках крупных помещиков. Многие бедные крестьяне вынуждены арендовать землю у более богатых землевладельцев. Однако в Республике Индонезии принят закон о наделении крестьян землей. Это должно быть осуществлено в ближайшие годы.
На рисовых полях идет непрерывная работа. Балийцы недаром славятся как лучшие рисоводы во всей Индонезии. С ювелирной тщательностью обрабатывают они свои савахи. Сначала вспахивают залитую водой землю плугом, затем размягчают ее мотыгой. В некоторых районах сохранился древний способ пахоты: на затопленном поле устраивают массовые гонки-состязания быков, которые копытами превосходно разрыхляют землю. На поле собираются многочисленные зрители; приходят деревенские музыканты; женщины готовят угощение.
На вспаханное поле заботливо пересаживают рисовую рассаду. Все время, пока рис зреет, то есть около трех месяцев, поле непрерывно охраняют от птиц и других вредителей. Женщины, не разгибая спины, пропалывают сорняки, бурно растущие в условиях влажных тропиков. Мужчины протягивают над полем сеть веревок, увешанных яркими тряпками, банками и другими подвесками. Мальчик-сторож, сидящий на особой площадке, дергает эти веревки, отпугивая птиц.
Но вот наступает долгожданное время жатвы. На поле выходят ряды жнецов, мужчин и женщин. Небольшими жатвенными серпами ани-ани они срезают спелые колосья риса, а потом на носилках и в корзинах переносят их в деревню. Рис собран, и наступает великий праздник, праздник урожая. Как и по всей Индонезии, на Бали изготовляют «мать риса»: из двух связанных и разукрашенных пучков риса плетут куклу, напоминающую женскую фигурку. Эти фигурки помещают в многочисленных жертвенниках на савахах и в храмах. Повсюду в честь «матери риса» совершаются благодарственные жертвоприношения, звучат песни и музыка. Радостно празднуют балийские земледельцы окончание тяжелого трудового года.
На благодатной земле Бали растет не только рис. Кукуруза и бобы, чай и кофе, хлопок и пряности и многие другие культуры выращивают на острове. И, конечно, фрукты, которые очень украшают меню балийского крестьянина. Это ананасы, манго, апельсины, лимоны, арбузы, папайя, дуриан, джамбу и многие другие сорта, некоторые из которых так нежны, что не переносят перевозок, и только те, кто побывали на острове, могут ими насладиться.
Животноводство издавна развито на Бали. Балийцы разводят высокопородный крупный рогатый скот (быков, буйволов); его не только используют в хозяйстве, но и продают на другие острова. Необычно и забавно выглядят местные балийские свиньи: черные, с прогнутой спиной и про- вислым почти до земли животом. Для своего любимого зрелища — петушиных боев — балийцы выводят особые породы бойцовых петухов. Мясо домашних животных, вместе с охотничьей добычей, украшает праздничный стол балийца. Ради особо торжественных случаев угощение готовят не женщины, как обычно, а мужчины. Именно мужчины на Бали считаются лучшими кулинарами. Какие только блюда они не приготовляют! Жареные молочные поросята и огромные морские черепахи, кабаны и гигантские летучие мыши (это особый деликатес), дикобразы... Однако не следует считать, что стол балийца всегда столь же богат. Нет, круглый год ему приходится довольствоваться вареным рисом и фруктами, а вместо мяса закусывать кузнечиками, летучими муравьями, личинками пчел.
Тяжелый труд на поле отнимает большую часть времени балийца. Но в часы, свободные от работы на савахе, балийский крестьянин становится... художником. Именно художником, а не ремесленником. На Бали очень трудно определить, где кончается ремесло и где начинается искусство. Художник — это тот же крестьянин. Сегодня он вместе со всеми сажает рис, а завтра — вырезает изысканные фигурки мифических героев и богов.
Почти в каждой семье занимаются ткачеством. Женщины острова изготовляют яркие декоративные полотнища, которыми украшают дома и храмы в праздничные дни. Они придают селению удивительно нарядный вид. Но совсем не похожа на них та ткань, которую балийцы носят как одежду, живописно драпируя ее вокруг тела в виде свободной несшитой юбки. Дело в том, что ткани, используемые для одежды, балийцы не изготовляют сами, а привозят их с Явы. Это знаменитые яванские батики (ткани, окрашенные особым способом с помощью воска).
В каждом доме на Бали можно встретить глиняную посуду. Имеются даже целые деревни, которые занимаются только производством глиняных изделий.
А разве не является подлинным искусством балийская резьба по дереву? Деревянную статуэтку с Бали вы сразу сможете отличить по удивительной выразительности и тщательности работы. Художника-резчика чаще всего вдохновляют герои балийской мифологии. В последнее время в искусство проникают новые сюжеты, новой становится манера исполнения. Уже не только фигурки богов и героев эпоса выходят из рук мастера, но и целые сценки из народной жизни: старик, пасущий гусей, сражающиеся петухи. Балийские мастера позволяют себе вольнее обращаться с богами, оживляют их позы и лица, превращая традиционную богиню в живую девушку.
Гордостью каждой семьи являются распространенные по всей Индонезии кинжалы — крисы. Без криса балиец считает неполным свой праздничный наряд. Сталь балийских клинков очень высокого качества, а каждая рукоятка — настоящее произведение искусства. А резьба по камню? Причудливые каменные изваяния демонов и богов украшают общинные дома, ставятся у ворот храмов или просто на улице деревни.?
Стремление сделать красивым все окружающее вошло в плоть и кровь балийцев. Они украшают красочными рисунками занавеси, ширмы, рукописи. Простые деревенские художники рисуют картины, которые можно встретить в картинных галереях Явы и даже других стран. У балийских художников существуют свои приемы и правила. Так, все пространство картины должно быть покрыто рисунком; перспектива почти не соблюдается; главный персонаж всегда крупнее других, где бы он ни находился. Демон, герой, нищий характеризуются определенными чертами, — эти черты переходят из картины в картину. Сейчас в живопись все сильнее проникают сюжеты из современной жизни. Вот яркий пример этого: на фресках, которыми расписан один из храмов, среди традиционных изображений богов можно видеть... вереницы автомобилей.
Представление о жизни балийцев будет совсем неполным, если мы не расскажем о их верованиях. И в этом отношении остров Бали не похож на другие острова Индонезии. Это единственный уголок страны, где сохранился индуизм — религия, пришедшая много веков назад из Индии.
Неотъемлемую часть пейзажа острова составляют храмы. Их насчитывают сейчас на Бали свыше 20 тысяч. Храмы можно встретить на пустынном берегу моря и высоко в горах, на оживленной городской магистрали и в крохотной рыбачьей деревушке. Они удивительно разнообразны— от маленьких святилищ и переносных бамбуковых алтарей на рисовых полях до пышных каменных громад. Храмы на Бали, из-за влажного климата и землетрясений, редко стоят дольше ста лет. Но нигде на острове вы не увидите развалин. Как только разрушится старое святилище, сразу на его месте строят новое.
Обычный балийский храм состоит из двух—трех открытых дворов, окруженных низкой каменной стеной. Считается, что боги только временами сходят туда, поэтому за его оградой нередко можно услышать шум или громкий смех. Главные алтари находятся во внутреннем дворе, а ближе к входу расположены ниши для жертвоприношений, навесы для посетителей, места для оркестра. Большие храмы — это целые поэмы из камня и красного кирпича, со множеством резных скульптур и украшений. Словно многоярусные пагоды, они устремляются высоко в небо.
В жизни балийца много торжественных дат, которые должны быть достойно отмечены. Рождение и достижение зрелости, свадьба, праздники... Три дня продолжается ньепи — день нового года и прихода весны. Большим семейным праздником является галунган, когда, по преданию* духи предков сходят в дома своих потомков, где им готовят торжественное угощение. Каждый большой праздник — не только отдых, но и труд, и труд нелегкий. Задолго начинают готовить угощение, украшать селение.
Любопытно, что самые пышные и веселые торжества связаны с... кремацией — сожжением тела умершего. Балийцы объясняют это тем, что только после сожжения тела душа освобождается для вечного блаженства. Не все могут сжечь тела умерших близких, — это очень дорого, но все к этому стремятся. Незабываемое зрелище представляет собой шествие к месту сожжения, — пестрое, шумное, многолюдное. Звуки оркестра не в силах заглушить гул толпы. Здесь и там начинаются танцы, но, и танцуя, толпа продолжает свое стремительное движение. Везут тела на огромных башнях, имеющих форму многоэтажных пагод. Гробы, в которых тела сжигают, имеют вид гигантских коров и быков, сделанных из целых стволов деревьев. Кремация — событие для всей деревни, к которому долго готовятся и о котором долго помнят.
Удивительно красивое и яркое зрелище представляют собой балийцы, собравшиеся на праздник. Вот девушки готовятся к танцам. Красочная ткань с золотыми и серебряными нашивками плотно облегает все тело, так что остаются обнаженными плечи и верхняя часть груди. Голову венчает высокая корона из золоченых искусственных и живых цветов, которые слегка колеблются на ветру. Лицо покрывает слой белой рисовой пудры. Не менее живописно выглядят мужчины в праздничном облачении. Длинный белый каин (несшитая юбка) падает до земли, образуя спереди крупные складки. Яркий шелковый шарф опоясывает тело ниже груди; сзади за него заткнут длинный кинжал-крис, так что богато украшенная рукоятка его виднеется над левым плечом. И вот начинаются долгожданные танцы.
Бали принято называть царством танца и музыки. Трудно найти уголок на острове, где по вечерам не раздавались бы звуки гамелана — традиционного индонезийского оркестра народных, в основном ударных, инструментов. И не бывает праздника без сольных выступлений маленьких балийских танцовщиц, без массовых танцевальных представлений. Трудно передать многообразие балийских танцев, получивших мировую известность. Только за последние годы с замечательным искусством острова познакомились жители Индии и Пакистана, Цейлона и Китая, Европы и Соединенных Штатов Америки, — все эти страны посетили танцевальные труппы балийских артистов. Этих артистов готовят в специальных танцевальных школах, как частных, так и государственных. Много ли еще существует на свете мест, где рядовая деревушка имеет свой оркестр и свою танцевальную труппу?
Вот некоторые из наиболее распространенных балийских танцев. Танец под названием легонг представляет собой изящную пантомиму, которую исполняют 
две-три маленькие, лет восьми, девочки. Они роскошно одеты, в руках держат веера. Легко и бесшумно скользят они перед зрителями. Полная противоположность легонгу — танец барис, старинный танец воина, очень мужественный и стремительный. Его танцуют с копьями. Древний танец сангьянг исполняют маленькие девочки, которые постепенно впадают в полугипнотическое состояние. Им кажется, что бог входит в них, и движения их становятся все более удивительными и неожиданными... Ярким массовым зрелищем является кечак — танец обезьян на сюжет знаменитого индийского эпоса «Рамаяна». Его исполняют одни мужчины; иногда их бывает до двухсот человек. Свои порывистые движения, подражающие движениям обезьян, они сопровождают резкими выкриками. Танцы на Бали часто превращаются в театрализованные представления, в которых изображаются приключения любимых на^ родных героев — Рамы, его жены Ситы и других.
Праздничные танцы сменяются театром теней или представлением народной драмы, в которой главное — опять-таки свое, балийское: веселые слуги, которые оживляют представление своими злободневными и остроумными замечаниями. Вот они зло высмеивают голландских колонизаторов, которых прогнали со всех островов Индонезии, а теперь заставили уйти и из Западного Ириана!.. Или издеваются над теми, кто пытается мешать объединению страны. Почти до света продолжается веселье. А утром — снова на поле, которое ждет внимательных и заботливых рук. Пустеют скрытые за стенами из глины и зелени деревушки, чтобы вечером снова ожить, зазвучать музыкой и песнями.
Сейчас остров Бали входит в состав свободной Республики Индонезии. Талантливые художники и артисты оказались мужественными борцами за свободу.
Впрочем, это было известно уже давно, — еще 50—60 лет назад, когда балийцы не хотели пускать голландских захватчиков на свой прекрасный остров. Народ помнит о пупутане — грандиозном самопожертвовании, на которое шли балийцы, предпочитая смерть в бою рабству: толпа воинов, вместе с женами и детьми, вооруженная лишь холодным оружием, героически шла под картечь голландских пушек и билась до последнего, устилая путь телами. Сорок лет спустя — снова борьба, общая борьба со всем народом Индонезии за освобождение родной страны. Борьба окончилась победой. Балийцы вместе со всем индонезийским народом строят новую, свободную жизнь.
С. Маретина