ОСТРОВ ВЕЧНОГО ЛЕТА

ОСТРОВ ВЕЧНОГО ЛЕТА

На восточной окраине Индонезии находится огромный остров — Новая Гвинея.
С давних времен западная половина острова была составной частью индонезийского государства. Но когда индонезийский народ сбросил ярмо голландских колонизаторов, голландцы остались в Западном Ириане, намереваясь оставить его за собой, несмотря на справедливые требования Индонезии возвратить ей Западный Ириан. Все свободолюбивые народы мира поддержали законное требование Индонезии и осудили голландских колонизаторов, но маленькая Голландия (территория которой в 12 с лишним раз меньше захваченной) долгое время продолжала оккупировать захваченную территорию. Более того, Голландия стала расширять там сеть своих военных баз, превратив Западный Ириан в укрепленный район для нападения на свободную Индонезию. В течение многих лет Индонезия пыталась путеАм переговоров решить вопрос о мирном воссоединении Западного Ириана. Но терпение у индонезийского народа истощилось. Президент республики отдал приказ немедленно поднять над Западным Ирианом красно-белый флаг Республики Индонезии. Жители Западного Ириана откликнулись на этот приказ новыми вооруженными восстаниями против колонизаторов.
Партизанское движение в Западном Ириане приняло широкий размах. Дни пребывания захватчиков в Западном Ириане были сочтены. И только тогда они решили уйти оттуда, подписав соглашение с Индонезией. По этому соглашению Западный Ириан 1 октября 1962 года перешел под управление ООН, а в мае 1963 года передан Индонезии.
Величественна и роскошна природа Западного Ириана. Две гигантские цепи гор пересекают страну с запада на восток. Северная цепь носит название Северных береговых гор и состоит из ряда хребтов высотой до 2200 метров. Горные хребты рассечены глубокими каньонами, по которым стремительно несут свои воды порожистые реки. Южнее проходит мощная цепь Центральных гор, или Новогвинейских Альп, идущая параллельно Северным береговым горам. Глубокие долины, крутые отвесные склоны, обрывы, острые гребни вершин, покрытые вечными снегами, характерны для южной стороны Новогвинейских Альп, тогда как их северные склоны более пологие. В Новогвинейских Альпах находится самая высокая вершина Индонезии — гора Кар- стенс-Топпен высотой 5040 метров.
С севера и юга к Новогвинейским Альпам подступают обширные низменные болотистые равнины. Извивающиеся реки медленно несут свои мутные воды, заполняя ими русла вровень с берегами. Но вот разражается сильнейший ливень, и реки выходят из берегов, затапливая все вокруг на десятки километров. Топкие речные и морские берега делают очень трудной, а порою и почти невозможной высадку с моря.
Климат Западного Ириана влажный и теплый. Круглый год температура держится около 26°. В течение суток температура также мало изменяется. Если перед восходом солнца температура падает до 23,5°, то в самое жаркое время после полудня она обычно не превышает 29°. В горах, конечно, значительно прохладнее, причем чем выше, тем холоднее, а в горных областях, расположенных выше 3800 метров над уровнем моря, по утрам нередко можно видеть свежевыпавший снег, но снег там быстро тает под лучами восходящего солнца. Самые же высокие горные вершины, которые поднимаются выше 4500 метров над уровнем моря, покрыты вечными снегами; здесь круглый год господствует мороз и температура очень редко поднимается выше 0°.
В Западном Ириане год делится только на два сезона. В декабре устанавливается северо-западный муссон. По утрам стоит тихая безоблачная погода. К полудню легкий ветерок собирает тучи. Они сгущаются — и разражается грохочущий тропический ливень. Но он быстро прекращается. Часто случается и второй ливень за день: он обычно бывает после захода солнца. Иногда северо-западный муссон приносит сюрпризы:           налетают
сильные бури, вырывающие большие деревья с корнями и разрушающие постройки. Эти бури сопровождаются сильными грозами и ливнями.
В мае устанавливается сезон юго-восточного муссона. Дождь в это время идет только по ночам и ранним утром, тогда как во вторую половину дня обычно стоит ясная погода. В горах сильные ливни выпадают редко, но так же редко бывает и ясная погода. Днем и ночью здесь идет мелкий, моросящий дождь.
Обильные дожди рождают многочисленные реки, но они невелики и большей частью несудоходны.
Громадные пространства Западного Ириана покрывают тропические леса. В чаще царит полумрак, воздух неподвижен, сырой и прохладный. Густой полог смыкающихся крон почти не пропускает света. Недостаток света накладывает отпечаток на подлесок. Кустарники и деревья на фоне деревьев-гигантов выглядят хилыми. И цветы их невзрачны —?
часто зеленоватые или белые. Стебли разнообразных лиан, достигающих 200— 300 метров в длину, обвивают огромные стволы деревьев и выносят свои листья и цветы высоко вверх, к свету. На стволах, ветвях и даже листьях растения-эпифиты (квартиранты) образуют висячие сады.
В таком лесу очень мало красок и жизни. Крупных животных можно видеть только в редких случаях, так как многие из них — ночные, остальные же крайне осторожны и быстро скрываются. Тишина, стоящая в чаще леса, изредка прерывается меланхоличным воркованием голубей и хриплым криком казуаров.
Совсем иначе выглядят окраины тропического леса; подлесок здесь значительно гуще, разнообразнее, богаче и красочнее.
В Западном Ириане много болот; они густо заросли тростником, но встречаются и редкие рощицы саговой пальмы, из сердцевины которой папуасы добывают крахмал.
На крайнем юге страны, куда доходит дыхание раскаленных австралийских пустынь, леса редеют и уступают место эвкалиптовым и саванновым лесам.
На склонах гор растут вечнозеленые дубовые и буковые леса, которые выше

3500 метров над уровнем моря сменяются хвойными. Там постоянно моросят дожди и все пропитано влагой. Не только почва, но и стволы деревьев покрыты мхом. Искривленные деревья, укутанные в толстый плащ мхов; свисающие с ветвей фестоны эпифитов, громадное количество и разнообразие древовидных и травянистых папоротников придают этим лесам фантастический вид.
Путешественник Ф. Гэрли так описывает свое пребывание в таких лесах: «Дорога совершенно заросла папоротником, образовавшим почти непроницаемую стену и взобравшимся даже на стволы деревьев. Мы не успели отойти на большое расстояние вперед, как спустился туман и окутал все вокруг мраком. Серые от старости косматые деревья, плесень, могильная мгла и глубокое безмолвие делали дорогу призрачной и страшной. Вершины, по которым мы теперь шествовали, были совсем иными, чем виденные нами до этого времени. Странный, какой-то угрюмый и печальный характер носила окружающая нас растительность. Нам чудилось, будто мы находимся в мире смерти, превратившемся в темный, покрытый плесенью лес».
Среди животных Западного Ириана особенно многочисленны летучие мыши. Они нередко встречаются большими, многотысячными стаями. В лесах обитают дикие свиньи. Характерны также сумчатые: бандикуты, или сумчатые барсуки. Эти пугливые зверьки днем прячутся в норах, а ночью выходят на поиски пищи. Они питаются сочными корнями и клубнями растений, а также насекомыми и червями.
Здесь обитает древесный кенгуру. Он отличается от наземного огромными пальцами передних конечностей и более волосистым хвостом. Пальцами он захватывает ветки деревьев при лазании. Близкие к настоящим кенгуру валлаби населяют саванны и саванновые леса южной части острова.
Пернатое царство Западного Ириана многообразно и ярко по оперению. Птицы-носороги, попугаи, королевские и венценосные голуби летают над освещенными горячим тропическим солнцем опушками леса. Стаи гигантских цаплей* многих видов уток и других водоплавающих птиц населяют обширные болота, многочисленные озера и топкие берега равнинных рек. Среди пышной зелени влажно-тропического леса живет райская птица — самая красивая из всех пернатых страны. Яркость и неожиданные сочетания окраски оперения райских птиц, которых здесь насчитывается, до 90 видов, издавна вызывали большой интерес «охотников за перьями». Шкурки райских птиц долгое время составляли главную статью вывоза из Западного Ириана и использовались для украшения дамских шляп. Как бы в контраст к столь великолепному оперению, райские птицы обладают грубыми вороньими клювами и хриплым каркающим голосом.
Другая характерная для Западного Ириана птица — казуар — относится к страусам. Казуары, за которыми охотятся ради мяса, обитают в чаще леса и питаются опавшими плодами. Часто встречаются крупные ящерицы, за которыми охотятся местные жители; их мясо идет в пищу, а кожа используется для изготовления барабанов. В реках и озерах Западного Ириана, изобилующих рыбой, водятся черепахи и крокодилы.
Богата природа Западного Ириана. В лесах имеется много ценных древесных пород. Это одно из важнейших богатств страны. Многие породы дают хорошую деловую древесину. Как в равнинных, так и в горных лесах встречаются породы с красивым рисунком древесины, пригодной для мебельной промышленности. Большую промышленную ценность представляют и растения мангровых, содержащие дубильные вещества. Саговые и кокосовые пальмы служат источником питания местного населения.
В недрах страны найдено много ценных полезных ископаемых: нефть, бурый
и каменный уголь, никелевые, хромовые, железные и урановые руды, золото и серебро, медные и полиметаллические руды. Но Западный Ириан — это геологически (да не только геологически) наименее изученный район в мире. Ученые еще не знают, какие подземные сокровища хранят недра Западного Ириана.
Население такой богатой страны должно бы процветать, но на самом деле это далеко не так. Более ста лет хозяйничали голландские колонизаторы в Западном Ириапе, а значительная часть населения в центральных районах страны живет, как жили люди еще в каменном веке.
В Западном Ириане проживает около 1 миллиона папуасов. Папуасы (слово «папуас» происходит от индонезийского слова «папуа», что означает «курчавый») — это люди среднего роста с темной кожей и курчавыми волосами. В горах встречаются племена низкорослых папуасов. Папуасы живут в деревнях. В болотистых местностях и на побережьях хижины строят на сваях. (Иногда хижины расположены на высоте 8 метров.) В сухих местах хижины строят на земле. Окон в хижинах нет, и свет проходит только через дверь. Обстановка очень скудная. Она состоит обычно из плетеных циновок, деревянных сосудов и прочей утвари. В хижинах, расположенных в прибрежных частях страны, можно найти эмалированные горшки, стеклянные бутылки, бидоны, оловянную посуду, но ложек и вилок нет.
Хозяйство папуасов очень простое. Занимаются они главным образом огородничеством и рыболовством.
На огородах папуасы выращивают таро, ямс, бататы (сладкий картофель), бананы. Участки под огороды расчищают от леса сообща, всей деревней. При помощи топора (у большинства племен и теперь еще каменного) вырубают деревья и кустарники. Затем поджигают оставшиеся на участке пни. Будущий огород огораживают прочным забором для защиты от диких свиней. Землю папуасы обрабатывают деревянными кольями, выворачивая комья земли. Эти комья разрыхляют и затем делают грядки.
Важную роль в жизни папуасов, населяющих побережье, играет кокосовая пальма, а для жителей болотистых местностей кормилицей является саговая пальма. Из саговой муки, которую папуасы добывают из сердцевины пальмы, женщины готовят различные кушанья на раскаленных камнях или в бамбуковых стволах, в ямах, поверх которых разводят костер.
Племена, живущие на морском побережье и вблизи рек, занимаются в основном рыболовством. Рыбу ловят сетями, вершами, колют копьями.
Колонизаторы захватывали у папуасов лучшие земли. Там они создавали плантации кокосовой пальмы и мускатного ореха. Тысячи папуасов работали на этих плантациях, получая за свой тяжелый труд так мало, что им не хватало даже на полуголодное существование. Непрерывно голодая, они запутывались в долгах и становились рабами плантаторов.
Не лучше положение было V папуасов и на промышленных предприятиях голландских колонизаторов. На нефтяных промыслах, в угольных шахтах, на рудниках, на лесозаготовках и строительстве дорог папуасы выполняли самые тяжелые работы. Их заработок в 3—4 раза был меньше заработка белых, выполняющих такую же работу. Колонизаторы обманывали папуасов-рабочих, связывая их мошенническими договорами, о содержании которых безграмотные папуасы узнавали лишь после того, как приступали к работе. Папуасы жили в грязных бараках; им продавали пищу и одежду втридорога, значительную часть заработной платы удерживали под видом различных штрафов. Рабочие-папуасы полностью были лишены прав. В их отношения с предпринимателями не имели права вмешиваться даже колониальные чиновники. Они — рабы голландских компаний.
Колониальные власти проводили расовую дискриминацию. Голландские чиновники изощрялись в унижении человеческого достоинства. Они это делали не хуже южноафриканских и американских расистов. Так, например, папуасам, живущим в поселке Маноквари, было запрещено под страхом тюрьмы пользоваться электроэнергией. Жителям деревень было запрещено питаться рисом. Колонизаторы рассуждают так: если папуасы привыкнут к рису, им придется ввозить его, а это требует дополнительных расходов. Вот до каких чудовищных выдумок доходят колонизаторы в погоне за наживой!
А папуасы голодали и вымирали. Голодали не только рабочие, отдающие свой труд голландским колонизаторам, голодали и жители деревень, потому что самые сильные мужчины, кормильцы семьи, были оторваны от дома и гнули спину, увеличивая прибыли плантаторов.
Среди истощенного недоеданием населения некоторые болезни зачастую принимают характер эпидемий. А врачебная помощь еще недостаточна. На миллион населения Западного Ириана приходится всего около шестидесяти врачей, обслуживающих в основном белых. Один врач
на 20 000 человек! Вот чем могут «похвастаться» колонизаторы, утверждающие, что они «просвещают папуасский народ и помогают ему». Во всей стране нет и двадцати тысяч детей, учащихся в школе. 97 процентов населения Западного Ириана безграмотно.
Таковы результаты более чем векового хозяйничания голландских империалистов в Западном Ириане.
Но народ Западного Ириана не хочет больше прозябать в нищете. Вместе со своими братьями-индонезийцами ирианцы добились решительной победы в борьбе за изгнание колонизаторов со своей земли. Воссоединение Западного Ириана с Индонезией, с которой ирианцы связаны общностью языка, традициями и бытом народа, принесло им свободу и избавление от колониализма — чудовищного порождения капитализма.
О. Нильсон