Богатства пустынь Азии

Богатства пустынь Азии

Часто, когда говорят о пустынях, то представляют себе пространства, лишенные растительности или с одиночными пальмами, где большую часть года нет воды, очень жарко и где люди стараются не селиться. Такое представление не соответствует действительности.
Что же такое пустыни на самом деле? Какова их природа и ценность в народном хозяйстве?
Географы понимают под пустынями территории с предельно засушливыми климатическими условиями, где земледелие возможно только при орошении.

На Азиатском материке раскинулись крупные пустыни земного шара — Алашань, Бейшань, Монгольская и Гашуньская гоби, Такламакан, Джунгария, Цайдам—в Центральной Азии, Кара-Кумы, Кызыл-Кумы, Муюнкумы, Бетпакдала и другие — в Средней Азии. Они занимают огромные территории, исчисляемые миллионами квадратных километров. Так, Такламакан — одна из самых больших пустынь мира — занимает площадь около 400 тысяч квадратных километров, Кара- Кумы— 350 тысяч квадратных километров.

Ландшафты пустынь Азии многообразны. Господствующим типом пустынь Средней Азии являются песчаные и каменисто-щебнистые. В Центральной Азии наибольшая площадь занята песчано-галечными (гоби) и песчаными пустынями. Глинистые пустыни с сероземными и серо-бурыми почвами, пригодными для земледелия, распространены в Азии на значительно меньших территориях в предгорных районах и в древних дельтах рек, когда-то протекавших через пустыни.
Природные особенности всех пустынь характеризуются суровостью климата — скудным количеством атмосферных осадков при высоких температурах. Так, средняя июльская температура воздуха в Южном Тариме доходит до 30°, а в Кара-Кумах до 32°.
Количество осадков ничтожно. Больше всего их выпадает в Кара-Кумах (80— ПО мм), значительно меньше — в пустынях Центральной Азии (Такламакан: 10—85 мм).
Естественная растительность пустынь очень скудна и разрежена; она может быть использована только в виде естественных пастбищ. И только в долинах ч дельтах рек, пересекающих пустыни, растительность имеет лесной и пойменно-луговой характер, а почвы местами сильно заболочены.
Долины и дельты рек образуют резкий контраст по сравнению с окружающими их пустынями. Здесь развита пышная луговая растительность из высоких пойменных трав. Кроме того, часть речных долин занята пойменными лесами. Местные названия этих лесов — «токой» или «джаньгиль». Последнее близко по своему произношению к широко известному названию тропических лесов — «джунгли».
Тугайные леса составлены зарослями двух местных видов тополей — туранги и петты, а также лоха и тамариксов. Тополя достигают в высоту до 12—14 метров, а в толщину — до 60 сантиметров. Внизу под кронами тополей разрастаются богатый подлесок из кустарников (ива, бобовник-колючка, лианы — ломонос и ежевика) и пышная травянистая растительность. Там, где в подлеске господствуют лианы — ломонос и ежевика, побеги их густо опутывают крупные деревья и кустарники. Создается такое густое сплетение, что пробраться через такие заросли невозможно.
В высоких местах речных долин, более сухих и засоленных, поселяется кустарниковая растительность из тамарикса и черного саксаула. Их заросли приурочены к древним долинам и дельтам рек Азии.
Почвы речных долин Азии очень плодородны и на большой площади освоены человеком под орошаемое земледелие, так как дождей здесь выпадает очень мало.
В таких местах возникли крупные оазисы. Однако площадь оазисов в пустыне очень невелика. Они составляют там не более 1—2 процентов от всей площади пустынь. Так например, у нас в Советском Союзе оазисы занимают около 4 миллионов гектаров, что составляет около 2 процентов территории наших пустынь. Остальная же площадь занята пустынями, почти лишенными растительности.
Следует отметить, что пустыни Азии начали осваиваться человеком очень давно.
Пастбищное животноводство было развито в пустынях Средней Азии и Центральной Азии с давних времен. Эти области дали человечеству основных домашних животных. Здесь находятся центры происхождения и формирования разнообразных пород лошадей, верблюдов, ослов, крупного рогатого скота (коровы и яки) и мелкого рогатого скота (овцы и козы).
Так, прародителями домашней лошади зоологи считают тарпана и дикую лошадь Пржевальского. Стада лошади Пржевальского и сейчас обитают в горных районах Центральной Азии. Последние же тарпаны были уничтожены примерно в XIX веке.
Азиатская порода верблюдов — бактриан— была одомашнена в результате приручения дикого верблюда, обитающего и теперь в пустынях Центральной Азии.
Дикие родичи домашних ослов — онагр, или кулан и кианг — также являлись и являются в настоящее время обитателями предгорных районов в Иране, Афганистане, Средней Азии (Бадхызский заповедник) и Центральной Азии.
Происхождение зебувидного рогатого скота (коровы, быки, яки) Средней Азии зоологи связывают с горными районами Средней и Центральной Азии. Их прародителями являются тур и дикий як. Туры к настоящему времени повсеместно уничтожены человеком. Дикие же яки еще встречаются в горах Тибета. В доисторическую эпоху туры были расселены значительно шире и одомашнены человеком в разных районах.
Прародители мелкого рогатого скота— овец и коз — также являлись и являются обитателями пустынных предгорий и гор Средней и Центральной Азии. В частности, дикие родичи домашних овец — муфлонообразные и аргалиобразные овцы — и сейчас живут в горах Малой, Средней и Центральной Азии.
Сохранились дикие предки и домашних коз — безоаровые и винторогие козлы.
В последние десятилетия в пустынях Азии начала развиваться и промышленность, связанная с освоением минеральных богатств пустынь.
Геологи нашли в пустынях Азии огромные запасы нефти, горючего газа, минеральных солей, серы и каменного угля. Всем известна нефть Западного Туркменистана (Небит-Даг, Челекен, Окарен) и месторождение газа в пустыне Кызыл-Кумы (Газли), откуда сейчас строится крупный газопровод, длиной более 2000 километров, до Урала. На восточном берегу Каспия в заливе Кара-Богаз-Гол уже десятки лет добывают минеральную соль мирабилит.
Так, в советский период в пустынях Азии возникли новые отрасли народного хозяйства — горнорудная, нефтедобывающая, нефтеперерабатывающая и соляная промышленность. Возникновение в пустынях промышленных предприятий свидетельствует о начале новой эры в освоении пустынь.
В связи с этим невольно вспоминаются слова Владимира Ильича Ленина: «...техника с невероятной быстротой развивается в наши дни, и земли, непригодные сегодня, могут быть сделаны завтра пригодными...».
Появление промышленных предприятий в пустынях стимулирует развитие животноводства и земледелия. Вокруг новых городов возникают новые сельскохозяйственные районы с орошаемыми оазисами.
Особенно ярко это проявилось при освоении пустынь в Средней Азии и Казахстане за последние десятилетия после Великой Октябрьской социалистической революции.
В настоящее время хозяйство в пустынях Средней Азии строится на научной основе. С самолетов, которые регулярно курсируют над пустынями Средней Азии, можно хорошо видеть результаты работы по освоению пустынь. В них кипит жизнь, удивляющая своим своеобразием.
Пролетим с вами, читатель, по воздушной трассе над пустыней.
Внимательному взору путешественника видно многое: проплывают под крылом самолета колодцы с постройками, отары скота. Присмотревшись, видишь, что пустыня пересечена то там, то здесь караванными тропами и автомобильными дорогами. Они идут от колодца к колодцу, к железнодорожным станциям, к селениям, расположенным в оазисах.
Тонкой ниточкой тянется железнодорожная линия, пересекающая пески пустыни Кара-Кумы. Около станции Захмет ее перекрещивает сверкающая лента воды Каракумского канала. Здесь он выходит из песков юго-восточных Кара-Кумов и орошает новые оазисы в древней дельте реки Мургаб. На подступах к городу Чарджоу дорога перерезает полосу барханных песков около 50 километров шириной; здесь она идет между высокими сыпучими песчаными грядами. В конце XIX столетия русские инженеры-путейцы, впервые в истории железнодорожного строительства, построили эту дорогу. Известно, что французские инженеры до настоящего времени не решились начать строительство железной дороги через пустыню Сахару в Африке.
На воздушных трассах, идущих через пустыни, можно встретить грузовые, почтово-пассажирские и санитарные самолеты. Их пути связывают столицы среднеазиатских республик с Москвой, областными и районными центрами, курортами Крыма и Кавказа.
С каждым годом в Туркменистане становится больше новых авиалиний. Они обслуживают жителей новых населенных пунктов.
Приближаясь к оазисам, пассажиры самолетов всегда с интересом смотрят на землю. Под крылом самолета зеленеют поля и сады. Расходятся стройными линиями оросительные каналы. Постепенна они разделяются на более мелкие, которые теряются на многочисленных полях орошения.
На орошаемых землях в оазисах Средней Азии возделывается ряд ценных культурных растений: хлопчатник, кормовые, зерновые, овощные, бахчевые и другие растения. Из них первое место принадлежит хлопчатнику; республики Средней Азии являются основной хлопководческой базой нашей страны.
Богаты оазисы также плодовыми культурами и разнообразным ассортиментом винограда. Из плодовых наиболее широко распространены абрикос, персик, яблоня, вишня, айва, алыча, слива и т. п. В южных, более теплых оазисах дают богатые урожаи субтропические культуры— гранат, инжир, миндаль, фисташка, маслина и хурма.
До революции 1917 года ирригационная сеть оазисов представлялась сложным лабиринтом причудливо изгибавшихся крупных и мелких каналов. Это приводило к большой потере воды. Часть ее просачивалась в почву, часть испарялась.
В настоящее время системы орошения в республиках Средней Азии претерпели коренные изменения.
За годы советской власти только в Туркмении построены Ташкепринское, Колхозбентское и Сарызинское водохранилища на реке Мургаб, первое и второе Тедженские водохранилища на реке Тец- жен. Кроме того, на реке Мургаб созданы крупные ирригационные узлы — Каушутский, Казыклыбентский, Эгригузарскин. Вместо многочисленных мелких и извилистых каналов возникли такие крупные оросительные системы, как Совет-Яб, Клычбай и Ташсака в Ташаузской области, Берзен, Куль-Арык, Саят-Наухана и Боссага-Керкинский канал в Чарджоуской области Туркменской ССР.
Наибольшее значение в развитии ирригации в Туркменистане имело строительство Каракумского канала, а в Узбекистане— Голодностепского канала.
Каракумский канал проходит через малонаселенные или пустынные районы. Он протягивается с востока на запад, от левого берега реки Аму-Дарьи в районе аула Боссага Керкинского района до предгорий Западного Копет-Дага, на 800 километров. Канал пересекает песчаную пустыню Юго-Восточные Кара-Кумы, пустынные дельты рек Мургаба и Теджена и идет по предгорной полосе Копет-Дага, вдоль Ашхабадской железной дороги до города Ашхабада.
12 мая 1962 года — знаменательный день в истории Туркменистана. В этот день первые кубометры аму-дарьинской воды дошли самотеком до столицы. На ее южной окраине создано большое водохранилище с пляжами и другими местами отдыха.
На другой день после торжественного митинга, состоявшегося на канале в связи с приходом воды, я приехал посмотреть на преображенную пустыню. Было тихо и солнечно. Людей не было видно. Но вот показался из-за песчаной гряды старый туркмен в черной папахе, едущий на ишаке. Он доехал до канала и остановился как очарованный. Долго смотрел он на сверкающую на солнце ленту канала, потом слез с ишака и спустился к берегу. Осторожно погрузив руки в воду, он посидел так некоторое время, закрыв глаза. Уже жаркое солнце светило ему прямо в лицо. Старик что-то шептал. Потом он, зачерпнув пригоршни, попробовал воду. На его лице отразилось восхищение и удивление.
Затем он умылся и сел на берегу, явно наслаждаясь миром. Его взгляд был неотрывно прикован к воде.
Я подошел к старику и поздоровался. Мы разговорились. Старик сразу же с восторгом, может быть несвойственным преклонному возрасту, стал говорить о канале, о том необычном, что он переживает в эту минуту.
Потомственный чабан, проживший в пустыне Кара-Кумы всю жизнь, еще никогда не видел реки. Через всю его жизнь прошла привычка беречь каждую каплю пресной воды. И вот теперь, услышав что вода из далекой Аму-Дарьи должна прийти в Ашхабад, он приехал за 200 километров, чтобы убедиться самому в справедливости этих слухов. За свою долгую жизнь он не раз слышал о мечте туркменского народа и сам мечтал повернуть Аму-Дарью в пустыню и напоить ее земли водой.
И вот теперь мечта сбылась, у его ног вода далекой реки.
Освоение пустынь Центральной Азии — в Китайской Народной Республике и Монгольской Народной Республике — в последнее десятилетие идет примерно теми же путями, как и в пустынях Союза ССР. Опыт Советского Союза был широко использован молодыми социалистическими странами Азии.
До последнего времени пустыни Китая и Монголии были уделом кочевников-животноводов. Их многомиллионные стада бродили по обширным просторам Центральной Азии. Земледелие было развито сравнительно слабо, и в долинах и дельтах центральноазиатских рек имелись десятки миллионов гектаров целинных плодородных земель, обеспеченных водой для орошения. Из полезных ископаемых в слабой степени эксплуатировались только соляные месторождения.
После образования Монгольской Народной Республики (1924 г.) и Китайской Народной Республики (1949 г.) в деле освоения природных ресурсов Центральной Азии произошли большие сдвиги. Геологи нашли в недрах пустынь Центральной Азии нефть, каменный уголь, железную руду и пр.
В частности, богатые месторождения нефти и горючих газов обнаружены в северных предгорьях Наньшаня (Цилиншань)—в районе Юймыня, в Джунгарии— в районе Карамая и в высокогорной пустынной котловине — Цайдаме — в районе Ленху. Во всех этих местах уже начата добыча нефти.
Крупные месторождения железной руды и каменного угля обнаружены в пустыне Бейшань. На их базе в районе города Цзюцюань строится крупный металлургический комбинат.
Одним из наиболее разительных примеров освоения пустынь Китая является пустыня Цайдам, лежащая у подножия Тибета на высоте от 2700 до 3100 метров. До 1955 года этот район был известен как чисто животноводческий, с населением в несколько тысяч человек. В результате комплексного физико-географического изучения его территории, проведенного после победы Народной революции в Китае, здесь выявлены промышленные запасы каменного угля, нефти, горючего газа. Кроме того, крупный солончак Цайдама — Давсун-нор — оказался огромной кладовой поваренной соли, запасы которой могут использоваться для снабжения всего Китая в течение многих десятилетий. Нашлись здесь и крупные массивы целинных земель, обеспеченных водой для орошения.
В связи с этим за последние годы в Цайдаме во много раз увеличилось население старых населенных пунктов и возникло много новых. Так например, бывшее стойбище животноводов на берегу озера Ихэцайдамнур в восточной части Найдама — Такалган — пять лет назад имело население всего около 250 человек. Сейчас здесь возник новый город — административный центр округа — Дацайдам, с населением в 25 тысяч человек. На улицах и в домах горит электрический свет, разносится музыка из радиорепродукторов, шумят моторы сотен автомашин.
Быстрый рост населения в пустынях Центральной Азии заставил подумать о снабжении продовольствием жителей новых городов и промышленных предприятий. Для этого пришлось осваивать целинные земли в долинах и дельтах рек Сулахэ, Эдзингол, Махай, Тарим, Конче-Дарья и других под орошаемое земледелие. В этих районах в последние годы были созданы новые крупные земледельческие оазисы.
Таким образом, пустыни Азии по своим природным ресурсам оказались богатейшими областями земного шара. В них удачно сочетаются благоприятные для земледелия и животноводства природные условия с огромными топливными, энергетическими и сырьевыми ресурсами.
Проф. М. Петров