Находки в Нубии

Находки в Нубии

Много лет подряд известный советский археолог Борис Борисович Пиотровский ведет раскопки возле столицы Армении— Еревана. В 1939 году ему удалось обнаружить там древнюю урартскую крепость. Более двух тысячелетий скрывал ее от взоров людей Кармир-Блурский холм.

До этих находок мы очень мало знали об Урарту — древнейшем государстве на территории Советского Союза. И вот перед нами предстали могучие крепостные стены, великолепные глиняные сосуды, бронзовые чаши, красиво украшенные щиты, шлемы, колчаны, стрелы, конское снаряжение... Сотни предметов, которыми пользовались люди, жившие здесь в VII веке до нашей эры, то есть более двух с половиной тысяч лет назад! Археологи проникли в жилые помещения, склады и мастерские древних урартийцев, познакомились с их бытом, укладом жизни и даже по едва заметным следам восстановили картину внезапного ночного нападения скифов на эту старинную урартскую крепость...

Но в 1961 году Борису Борисовичу пришлось вспомнить свою старую специальность — египтологию. Он возглавил первую советскую археологическую экспедицию в Нубии — на юге Египта.

Не случайно ученый оставил на время столь близкое его сердцу Урарту и обратил свои взоры к безжизненным пескам и скалам Нубии. Те места, где работала советская археологическая экспедиция, через несколько лет станут дном огромного искусственного водоема. С географической карты исчезнет древняя Нубия, уступив место Нубийскому морю.

На юге ОАР полным ходом идет строительство высотной Асуанской плотины. Рука об руку с египетскими рабочими здесь трудятся советские специалисты. Наша страна вооружила строителей самой передовой техникой. Через несколько лет могучая плотина заставит воды Нила подняться на 60 метров и они затопят огромную территорию, площадью в 4000 квадратных километров.

Это грандиозное искусственное водохранилище — Нубийское море — знаменует для промышленности и земледелия ОАР начало новой эры. Достаточно сказать, что после завершения всех работ производство электроэнергии в стране удесятерится, а производство продуктов питания вырастет в полтора раза. Более миллиона гектаров пустынных земель, получив живительную влагу, превратятся в цветущие поля. Но... заступ археолога уже никогда не коснется песков Нубии, и все, что погребено под ними, станет недоступным для исследователя, покрытое водами Нила. Вот почему восемь советских археологов во главе с Б. Б. Пиотровским прервали свою повседневную работу у нас в стране и полетели в ОАР: пока не поздно, надо копать, искать в песках и скалах Нубии следы минувших веков и тысячелетий.

Так советские ученые откликнулись на призыв о помощи со стороны своих египетских коллег.
Экспедиция обосновалась в районе селения Дакка, расположенном в 115 километрах от Асуана. Устроились археологи в палатках. Здесь вместе с ними жили и арабские рабочие, участвовавшие в раскопках. Был декабрь 1961 года, но люди страдали не от холода, а от жары, да еще от сильных ветров, которые срывали палатки.

 

Безрадостная картина предстала перед глазами археологов. Кругом, куда ни глянь, — бескрайние желтые пески да черные скалы. Ни деревца, ни кустика, ни травинки... Царство вечной пустыни без малейших признаков жизни. «Лунный пейзаж», — шутили археологи.

Кое-кому казалось, что район для раскопок выбран неудачно, что он так же бесплоден для археолога, как бесплодны эти пески для землепашца. Но иного мнения придерживался Борис Борисович. Вопреки скептическим предсказаниям своих зарубежных коллег, он решил копать в облюбованном им месте — на высоком обрывистом правом берегу Нила, а не на низком левом, как ему рекомендовали.

Прошел день, второй, третий... Обливаясь потом, советские археологи и их арабские помощники методически вскрывали — метр за метром, квадрат за квадратом — гектар пустыни.

Ничего! Поиски оказались безрезультатными.

В сердца людей закрадывалась тревога: неужели правы были скептики? Неужели все труды впустую?
До нового, 1962 года остались считанные дни, а настроение было отнюдь не праздничным. И вдруг — громкие, радостные голоса:
— Нашли!?
Участник экспедиции Николай Яковлевич Марперт наткнулся на неглубокую яму, в которой обнаружил большой глиняный кувшин. Он был перевернут — стоял вверх дном. Кувшин сфотографировали, бережно извлекли наружу, внимательно осмотрели и с удвоенной энергией продолжали поиски. Вскоре снова обнаружили яму, и в ней тоже стоял перевернутый кувшин...

Находки следовали одна за другой, и новый, 1962-й год советские люди, волею судеб заброшенные почти к самому тропику Рака, встречали с радостным предчувствием больших археологических открытий.

Но то, что в действительности было найдено и открыто за три месяца работы в Египте, намного превзошло самые смелые ожидания. Экспедиции удалось раскопать древнейшее из известных в Египте скотоводческих поселений, существовавшее здесь более пяти тысяч лет тому назад!

Выражаясь современным языком, здесь была когда-то очень большая молочная ферма с сотнями, а может быть и тысячами, голов скота. Об этом свидетельствуют 575 раскопанных археологами ям (летние постройки, бывшие на этом месте, давно бесследно истлели) и десятки найденных сосудов. Форма их и размеры — точь-в-точь такие, какие древние художники изобразили на храмах, рисуя животноводческие хозяйства своего времени. И вовсе не случайно почти все найденные сосуды были перевернуты, стояли вверх дном. Вспомним, что домашние хозяйки, вымыв кувшин или кастрюлю, тоже переворачивают их, чтобы стекала вода. Точно так же поступали и древние скотоводы. В то же время они не имели обыкновения мыть глиняные кувшины, в которых хранили зерно.

Сосуды, найденные экспедицией Б. Б. Пиотровского, оказались почти на 2500 лет старше тех, которые он обнаружил в Кармир-Блурской крепости возле Еревана. Они были изготовлены на рубеже четвертого и третьего тысячелетий до нашей эры.

Кроме глиняных сосудов, были найдены

также каменные ножи, зернотерки, глиняные бусы и украшения, обломки браслета из слоновой кости, плоды финиковой пальмы, зерна ячменя...

«Эка невидаль, — может сказать какой-нибудь читатель. — Глиняные бусы, обломок браслета, зерна ячменя... Что здесь особенного? Вот если бы археологи нашли золото или серебро...»

Это глубоко ошибочное мнение. Надо помнить, что возраст этих «нестоящих» предметов исчисляется тысячелетиями! Каждый из них показывает нам, что тогда умели делать люди, чем занимались, как жили. Каждый черепок, каждый кусок полуистлевшей ткани, каждая косточка, каждое зернышко для археолога — бесценная находка, живая весточка из глубины веков.

К палаткам советских археологов началось паломничество. Всем хотелось взглянуть на удивительные находки. Среди посетителей были и американские археологи, которые вначале очень сдержанно относились к раскопкам советских ученых. Сейчас они поздравляли их с большим успехом. Горячо поздравил советских археологов и представитель департамента древностей ОАР — Фуад Якуб, оказавшийся свидетелем замечательных находок.

Раскопки советских археологов помогают осветить очень важный вопрос — о роли скотоводства в формировании египетского государства. Они подтверждают мнение советских востоковедов, что классовое общество возникло здесь на основе частной собственности на скот.

— Не случайно, — говорит Борис Борисович, — слово «князь» в египетском письме обозначается иероглифом, который имеет форму пастушеского посоха. Большие стада в те незапамятные времена были основой богатства, знатности и власти. Разве не свидетельствует о том же и такой примечательный факт, что слова «знатность» и «наследство» пишутся по-египетски с помощью иероглифов козы и теленка?..

Советские археологи раскопали также большой могильник XVIII века до нашей эры, в котором нашли около сотни сосудов. Они обнаружили множество наскальных надписей и рисунков, разведали почти стокилометровую трассу безводной реки — Вади-Алаки, по которой во времена фараонов двигались караваны к Красному морю. Среди зыбких песков пустыни плоское и широкое русло безводной реки («вади») играло роль оживленного тракта для купцов, путешественников, воинов.

Из Нубии в древний Египет привозили слоновую кость, драгоценные породы деревьев, страусовые перья, шкуры пантер. Случалось, что на смену мирным торговым караванам шли армии завоевателей, чтобы захватить рабов и золото. Очень часто снаряжались специальные экспедиции в близлежащие каменоломни за гранитом для храмов и дворцов.

Бесчисленное множество караванов прошло за тысячелетия по руслу Вади- Алаки, и следы их запечатлены на камне. Во время привалов, когда люди и вьючные животные отдыхали, писцы испещряли скалы надписями. Они хотели увековечить свои имена, а также имена и дела высоких сановников, которым служили.

Особенно усердствовал писец, по имени Небнетру. Этот человек питал явную склонность к хвастовству, ибо не уставал делать надписи, восхваляющие преимущественно. .. самого себя. И уж конечно, он менее всего думал о том, что спустя много веков по его надписям ученые будут сверять маршруты древних караванов...

В совокупности своей надписи и изображения на скалах и древних могилах, обнаруженные советскими археологами,— это своеобразная каменная книга, которую писали в течение нескольких тысячелетий на пяти языках: наряду с египетскими иероглифами найдены также греческие, латинские, мерситские (древненубийские) и арабские надписи. Все они тщательно сфотографированы и сейчас изучаются историками.

Известно, какой огромный интерес вызывает каждая строка, дошедшая к нам из глубины веков. Тут же мы имеем целую «библиотеку» — неоценимую сокровищницу для историков древнего мира и средних веков.

Имя советского археолога, члена-корреспондента Академии наук Армянской ССР Бориса Борисовича Пиотровского стало сейчас очень популярным в Египте. Рассказами о его замечательных находках полны страницы газет и журналов. Но беспокойная, пытливая мысль ученого устремлена вперед. Он думает уже о других бесценных памятниках прошлого, которые попадают в зону затопления и должны быть сохранены для человечества. О величественных храмах Абу-Сим- бел, Большом и Малом, высеченных в скалах более трех тысяч лет тому назад. О бесценных памятниках архитектуры на острове Филэ, который прославленный греческий историк Геродот (V век до нашей эры) называл «жемчужиной Египта». Он думает о древних нубийских храмах...

Некоторые из них будут, видимо, разобраны и перенесены в безопасное место.

Два или три храма, возможно, даже перекочуют в другие страны. А огромный Большой Абу-Симбел (высота его 33 метра, ширина — 38 метров, глубина — 63 метра; на фасаде храма высятся четыре двадцатиметровые статуи египетского фараона Рамсеса II) инженеры хотят поднять на 60 метров вместе со скалой, в которой этот храм высечен. Тогда он и впредь будет выситься над водами Нила, как и три тысячи лет назад. Это очень смелый инженерный проект, но при осуществлении его необходимо предусмотреть тысячи вещей, чтобы уберечь себя от всяких неожиданностей, к примеру, не повредить многочисленные колонны и статуи, барельефы и надписи, украшающие храм. И тут решающее слово за Международным комитетом экспертов по сохранению памятников Нубии. Советский Союз представлен в нем нашим земляком— Борисом Борисовичем Пиотровским.

... Русским археологам не приходилось ранее работать в Египте. Нынешняя экспедиция была первой советской археологической экспедицией за рубежами стран социализма и первой русской археологической экспедицией в Египте. Отличное начало! Можно не сомневаться, что древняя Нубия откроет советским археологам еще не одну тайну седой старины.
* * *
Когда эта статья была уже набрана, телеграф принес весть о новых замечательных находках советских археологов. В первые дни января 1963 года были обнаружены древние египетские иероглифические надписи. Прекрасно сохранилась надпись, которая представляет собою славословие наместнику Нубии времен Рамсеса II (XIII век до нашей эры). Около этой надписи на склоне горы выбиты изображения самого наместника и его коня.

В селении Курта экспедиция Б. Б. Пиотровского раскопала могильник эпохи среднего царства (XIX—XVIII века до н. э.). Найдены глиняные сосуды, обломки браслетов, зернотерки и другие предметы, которые характеризуют нубийскую культуру тех времен.

Раскопки продолжаются.
Л. Белов