На Ниагарских водопадах

На Ниагарских водопадах

В марте 1961 года группа советских туристов, в составе которой был и я, прибыла в Ниагара-Фолс — небольшой американский городок, расположенный на берегу реки Ниагары, вблизи знаменитых водопадов.

Прибыли мы поздно вечером, а утром отправились к Ниагаре.

Ниагара вытекает из озера Эри и впадает в озеро Онтарио. Длина реки — 65 километров. Разница в уровнях обоих озер составляет около 180 метров, причем большая часть этого перепада приходится на 16-километровый участок, расположенный между населенными пунктами Чиппава и Кенсингтон. Несколько севернее города Буффало Ниагара, имея основное направление на северо-запад, разбивается на два потока — западный и восточный, между которыми находится остров Гранд. За островом эти потоки вновь соединяются. Река поворачивает на запад. На ее пути встречается Козий остров, который снова разделяет Ниагару на два рукава. Это ведет к образованию двух водопадов: одного — на основной струе реки, известного под названием Канадского, а второго — Американского.

Еще с моста, соединяющего американский берег Ниагары с Козьим островом, мы увидели панораму участка реки перед водопадами. Здесь Ниагара разливается широко. Ее могучие, стального цвета, воды текут спокойно, образуя отчетливо видимые струи, то ослабевающие, то усиливающиеся. По мере приближения к Козьему острову вид Ниагары заметно меняется. Скорость течения реки быстро возрастает, так как наклон русла ее, по направлению к водопадам, резко понижается. Если смотреть с моста прямо вниз, то сквозь прозрачную воду отчетливо видно темно-коричневое плитчатое дно Ниагары.

По своему возрасту Ниагара еще совсем молодая река. Геологи считают, что прошло только 50 тысяч лет с тех пор, как Ниагара впервые появилась в районе, где теперь находится населенный пункт Левистон. В течение всего этого времени могучий поток воды выдалбливает и постепенно разрушает твердые доломитовые породы верхней и нижней равнин,- расположенных между озерами Эри и Онтарио. Течение реки выносит обломки пород в сторону озера Онтарио. Это вызывает отступание Ниагары в сторону озера Эри. По мнению геологов, оно будет продолжаться еще в течение 20 тысяч лет, после чего водопады исчезнут. А пока воды Ниагары полны неистощимой энергии и стремительности.

У юго-восточной стороны Козьего острова Ниагару пересекают многочисленные пороги. Минуя их, вода переламывается, отливая зеленым оттенком, и образует белые пенистые гребни, перекрывающие реку изломанными, прерывистыми валами. Так возникают каскады небольших водопадов.

Во время нашего посещения на Ниагаре был ледоход и по поверхности реки мчались сверкавшие в солнечных лучах большие и малые льдины. Подхваченные неукротимой силой воды, они то ныряли, скрываясь в водоворотах, то снова всплывали на поверхность.

Среди плавучего льда и многочисленных каскадов резко выделялись четыре коричневатых каменистых массива. Три из них известны под названием островов «Трех сестер». Четвертый, самый маленький островок, носит название «Маленький брат». На остров «Первой сестры» можно попасть через пешеходный мостик. Этот клочок земли интересен тем, что там сохранилась небольшая каменная пещера «Каскад отшельника». Здесь миссионер Франциско Аббот провел в уединении 2 года (1829—1831 гг.).
В 1831 году Аббот погиб во время купания в Ниагаре, оставив после себя записанные им многочисленные рассказы о водопадах.

Мы идем по Козьему острову, имеющему длину около 1 километра. Наш путь проходит по дорожкам, которые, подобно сетке, прорезают территорию небольшого, но красивого парка. Стройные ясени и клены, раскидистые липы и могучие дубы составляют основное зеленое убранство его.

На одной из дорожек, устремляющихся к берегу, нас обдает сначала мельчайшей, а потом и более крупной водяной пылью, которая слепит глаза и смачивает одежду. Еще несколько десятков шагов — и перед нами открывается верхний, Канадский, водопад. При приближении к нему воды Ниагары собраны в складки, переливающиеся в лучах солнца холодно-зеленым цветом. При ударе о берега они рассыпаются, образуя веерообразную кайму. Затем могучие потоки воды устремляются со все возрастающей скоростью туда, где русло реки неожиданно разверзается, принимая подковообразную форму с отвесными склонами. Достигнув уступа, воды Ниагары как бы вскипают, затем скручиваются и с высоты 56,6 метра неудержимо сбрасываются вниз в виде сплошной водяной завесы, сплетенной из бесчисленных струй. Эта вспененная лавина воды постепенно растворяется в воздухе и разбивается в пыль о могучие коричневые камни — обломки русла реки. Падение воды сопровождается непрерывным ревом, который у подножия водопада достигает силы грома. Отсюда вздымается покрывало водяной пыли, которое при сильном ветре поднимается в высоту до 100 метров. В лучах солнца воздух, насыщенный водяной пылью, расцвечивается многочисленными радугами, которые то вспыхивают яркими полосами, то вдруг меркнут и на какой-то миг исчезают, чтобы появиться вновь. Когда солнце скрывается в облаках, водяная пыль становится похожей на белое облако, издали напоминающее клубы пара.

Если пойти вдоль берега Козьего острова на север, то в нескольких десятках метров глазам открывается зрелище нижнего, Американского, водопада. Здесь так же, как и перед верхним водопадом, бурно несущиеся воды Ниагары пересечены многими порогами, над которыми и вокруг которых зеленоватая вода кружится и пенится.

Я спустился на парапет, устроенный для обозрения нижнего водопада, и оказался рядом с беснующейся водой. Русло реки здесь неожиданно обрывается под прямым углом, образуя каменную стену. Через нее вода опрокидывается и падает с 55-метровой высоты вниз, туда, где в беспорядке лежат большие, причудливой формы камни, покрытые местами снегом, с резко выделяющимися потоками коричневого налета. Устремляясь вниз, водяная стена на глазах разбивается в мельчайшую пыль, висящую в воздухе. Она становится похожей на шапку, прикрывающую белую бездну, куда, стоя на краю парапета, я с опаской заглянул. Там страшный «кипящий» котел; над ним во влажном воздухе весело переливаются большие и малые радуги, окрашенные в ярчайшие краски.

Красота и мощь обоих, непрерывно ревущих, водопадов обязана своим происхождением уже указанной разности уровней. Под действием колоссальной мощи своих стремительных вод, брызг и ветра Ниагара пробивала русло, сложенное породами различной твердости: наверху более твердые (доломит), внизу более мягкие (глинистые слои, известняки). Падающий поток пробивает дыры в более мягких пластах и одновременно вымывает их. Этот процесс особенно наглядно виден на примере «Пещеры ветров», которая находится на Козьем острове у подножия нижнего водопада. Я спустился туда и по узкой тропинке, через тучу брызг, местами похожей на туман, вошел в небольшое пространство, с трех сторон окруженное глыбами разрушающихся каменных пород. Особенно интересна задняя стена «Пещеры ветров», представляющая собой гигантский фантастический узор, образованный водяными брызгами и ветром. Ее темные края резко контрастируют на белом фоне водопадной пыли. И уже, конечно, ветер чувствует здесь себя настоящим хозяином. Он дико воет, прорывается через щели и отверстия в камнях и всех резко выступающих уступах и гранях камней, бешено крутит водяную и песчаную пыль. Отсюда, из места разрушительной работы стихии, среди грохота падающей воды и свиста ветра безмятежное голубое небо над головой кажется недосягаемой обителью тишины и покоя.

Ниже водопадов Ниагара, словно обессиленная, меняет свой облик, становится спокойной, безмятежной.

Расположение водопадов на Ниагаре таково, что одновременный обзор их невозможен. Но если подняться на башню наблюдений, сооруженную в нескольких сотнях метров от нижнего водопада, то можно сразу увидеть как оба водопада, так и окружающую их местность. Мы поспешили воспользоваться этим сооружением и направились к нему по полуарочному мосту, одним концом укрепленному на берегу, а другим охватывающему башню. Башня представляет собой в нижней части стальной, а в верхней алюминиевый каркас, заполненный большими стеклянными плитами. Верхняя часть башни более широкая, чем нижняя. Она имеет общую высоту 93 метра от уровня воды (у подножия нижнего водопада) и на 33 метра возвышается над береговым обрывом. Мы зашли в лифт и медленно, по стеклянной трубе, поднялись на устроенную вверху башни площадку для наблюдений.

Перед нашими глазами открылась глубокая, сравнительно узкая, с очень крутыми склонами и выступами долина Ниагары. Вдали она упирается в каменную преграду. Мелкий кустарник и небольшие деревца несколько разнообразят темносерый, а местами коричневый оттенок склонов долины. Отчетливо выделяются скалистые берега Козьего острова, покрытого густой шапкой широколиственного леса. С обеих сторон Козьего острова, огибая его, ревут могучие водопады. Они резко выделяются на общем серо-зеленом фоне местности падающими водяными потоками, издали похожими на гигантские белые мантии, свисающие с берегов. Водяная пыль, скрывая непроницаемой пеленой нижнюю часть водопада, медленно расползается в воздухе. Поднимаясь все выше и выше, она местами нависает над водопадами в виде нежного белого облака. Монотонный и вместе с тем сильный шум падающей воды далеко разносится вокруг, распространяясь над задумчиво стоящими деревьями многочисленных парков, окружающих берега реки. Вот она, величавая Ниагара, которая катит свои воды в бездну
Окинув взглядом еще раз живописный ниагарский пейзаж, мы спустились на лифте к подножию нижнего водопада. Едва мы начали приближаться к нему, как сразу оказались в облаке мельчайшей водяной пыли, которая при сильном ветре неслась нам навстречу. Прошло несколько мгновений, а наша верхняя одежда и головные уборы выглядели так, словно мы длительное время находились под проливным дождем.
Промокшие, но довольные, мы снова заходим в башню наблюдений и на лифте поднимаемся на берег. Затем берем такси и едем по благоустроенной автостраде на север, вдоль берега реки. В окне автомашины мелькнул красивый одноарочный мост для автотранспорта, соединяющий американский и канадский берега Ниагары. За ним простираются живописные участки широколиственных лесов и едва зеленеющие обширные парковые лужайки. Уже через 2 километра пути видно, что долина Ниагары начинает суживаться, все больше напоминая чернокоричневый каменный коридор. На дне его воды реки снова начинают бурлить. Появляются небольшие, торопливо набегающие одна на другую волны. В зеленовато-голубой цвет воды все больше и больше вплетаются клочья белой пены. Даже на глаз заметно, что течение реки начинает увеличиваться и воды Ниагары снова превращаются в бешеный поток. Это — быстрины — один из привлекательных по своей красоте район Ниагары.

Машина останавливается, и мы оказываемся в парке «Яма дьявола». Идем по одной из дорожек, вдоль почти отвесного берега Ниагары, ширина которой всего около 140 метров. Здесь тысячи и тысячи тонн воды, сброшенной водопадами, мощным потоком устремляются по долине Ниагары, которая продолжает суживаться до 93 метров. Она превращается в узкое ущелье, дно которого на расстоянии 1,5 километра понижается на 20 метров. В этом месте воды Ниагары, извиваясь и крутясь, проносятся между торчащих камней, образуя многочисленные водовороты. Пелена мельчайших брызг, постоянно возникающая и разрушающаяся, создает впечатление, что река дымится. Над быстринами стоит монотонный шум. В этом месте около 107 тысяч кубических метров воды движется со скоростью 48 километров в час. Если над гребнем водопадов вода делала прыжок через преграду, то в ущелье она снова, набравшись сил, бешено бьется о каменные стены. Но камни выдерживают этот яростный напор воды, которая несется с такой стремительной скоростью, словно она вырывается из катапульты. Сжатые в каменных объятиях ущелья, могучие воды Ниагары за многие столетия с неослабевающей энергией вытачивали и вытачивают каменное русло, постепенно углубляя свое ложе. И не случайно, что глубина долины достигает здесь 80 метров, то есть в 11 раз больше, чем перед водопадами.

Рядом с быстринами еще одно интересное явление природы. Внезапно долина Ниагары поворачивает на запад, а потом снова на север и несколько расширяется по сравнению с районами быстрин, образуя небольшой продолговатый бассейн, площадью около 0,5 квадратного километра и глубиной ложа 42 метра. Здесь опять резко меняется характер течения реки. Вырвавшись из гигантского сжатия в ущелье, лавина вод Ниагары расходится в бассейне и, ударяясь о берега его, вращается по кругу, как в огромном котле. Внешне это спокойные и зеленоватые воды, покрытые кружевом белой пены. Но спокойствие воды зловеще и обманчиво, потому что здесь циркулируют замкнутые подводные течения, которые таят в себе коварство и опасность.

За водоворотами воды Ниагары плавно идут в озеро Онтарио, на пути своем пересекая Ниагарскую долину. Это уголок естественной природы, не тронутый человеком, если не считать дорог и сооружений для посетителей и автотранспорта, замечательный еще и тем, что здесь встречаются следы геологического прошлого Ниагары.

Поблизости от уреза воды видны остатки серии террас — ступенчатых уступов берега. Это дает основание геологам считать, что до того как водопад достиг места в 5 километрах от устья ущелья, в этом районе было 2 водопада, один за другим, и оба примерно 40 метров высотой. Ближе к ущелью находился третий водопад, с высотой падения воды около 100 метров.

По мнению геологов, нынешний водопад существовал еще значительное время после того, как первые два водопада соединились в один из-за отступления озера Онтарио и поднятия его дна. Третий водопад существовал отдельно, пока соединившиеся первые два водопада, постепенно отступая, не прошли отрезок пути, отделявший их от третьего водопада. Затем они соединились с ним, и в результате образовался современный Ниагарский водопад. Теперь на месте «подводного водопада» остался порог с провалами глубин от 18 до 168 метров ниже современного уровня озера Онтарио.

Ниже быстрин и водоворотов Ниагара становится пригодна для судоходства.

Ниагарский водопад издавна привлекал внимание смелых людей. 7 сентября 1889 года американец С. Броди в специальном резиновом костюме с мягкими внутренними прокладками и внешними предохранительными стальными обручами спустился в водопад и благополучно миновал его. Успешно окончилась попытка пройти водопад молодой учительницей американкой Анни Э. Тэйлор. Она первая из женщин в специально приспособленной для этой цели бочке 4 октября 1901 года проплыла через верхние пороги и спустилась в подковообразный водопад.

25 июля 1911 года американец Бобби Литч в стальной бочке прошел через верхний водопад. Он остался жив, но при падении в бездну сломал себе оба колена и был вынужден около полугода провести в госпитале. 4 июня 1928 года удачно осуществил прохождение водопадов француз Жан Люсье. Он сделал это в специально сконструированном резиновом шаре. 15 июля 1961 года смелый человек, тридцатилетний негр Натан Бойя, из Нью-Йорка, в пятый раз успешно прошел через водопад. Смельчак использовал большой резиновый шар со стальным каркасом, снабженный кислородным прибором для дыхания. Этот шар друзья Н. Бойя доставили по Ниагаре к водопаду. Н. Бойя вошел внутрь шара, привязался к каркасам и вместе с бушующим потоком благополучно проплыл подковообразный водопад. Оказавшись ниже горла водопада, Н. Бойя открыл люк в шаре и приветствовал ошеломленных зрителей. Когда полиция доставила его на берег Ниагары, Н. Бойя заявил, что свой подвиг он совершил в знак протеста против расовой дискриминации негров в США, показав, что Ниагарские водопады принадлежат не только белым, но и неграм. Геройский поступок Н. Бойя был по «достоинству» оценен местными властями. Он был приговорен к штрафу в 100 долларов по обвинению в том, что совершил без разрешения «действие, которое вызывает или может вызвать скопление людей и нарушение правил парковой комиссии Ниагара-Фолса».

Очень смелыми были переходы по веревке, натянутой над верхним водопадом, которые совершил знаменитый французский канатоходец Блондин в  1859—1860 годах. В первый год он прошел над водопадом несколько раз. Переход занимал 17 минут и сопровождался различными цирковыми трюками. Так, на пути с канадского берега Блондин нес перед собой шар весом в 16 килограммов. В другой раз он балансировал над бездной, причем на руках и ногах его были надеты цепи, ограничивающие движения. В третий раз Блондин взял с собой небольшую кухонную печурку и над самой серединой горла водопада приготовил омлет, которым потом угощал зрителей. В четвертый раз Блондин перешел над водопадом на двух ходулях. На следующий год Блондин при огромном стечении народа повторил все эти трюки и, кроме того, на специально сделанном сиденье перенес на плечах своего антрепренера Г. Колкорда.

После него многие канатоходцы США, Италии и Германии пытались с переменным успехом выполнять такие аттракционы, но повторить то, что делал Блондин, никто не мог.

Но не все попытки пройти водопады, быстрины и водовороты заканчивались успешно. В частности, известный английский пловец капитан Мэтью Вэбб хотел пересечь быстрины без специальных приспособлений. 2 июля 1883 года М. Вэбб на глазах огромной толпы любопытных вошел в воду Ниагары и смело поплыл через быстрины. Когда он уже преодолел значительную часть потока, его неожиданно накрыла большая волна, и он скрылся под водой. Появившись над поверхностью снова, Вэбб какие-то считанные секунды отчаянно боролся с потоками воды, но был быстро поглощен пучиной.

... Возвратившись в Ниагара-Фолс, мы посетили Ниагарский музей, расположенный поблизости от нижнего водопада. Это старейший музей в Америке, в котором собраны материалы по археологии, этнографии, минералогические и зоологические коллекции. Из экспонатов, относящихся собственно к истории Ниагарских водопадов, большой интерес представляют предметы личного обихода индейских племен. Здесь же хранятся стальные бочки, которые использовали А. Тэйлор и Б. Литч во время путешествия через верхний водопад. В музее можно ознакомиться с автографами Авраама Линколы на, Гранта Улиса — президентов США и других известных общественных и политических деятелей, посетивших водопады. Необычно выглядит собрание всевозможных шрифтов — подписей посетителей музея, сделанных на его стенах.

На следующий день мы распрощались с Ниагарой.