Глава 13


ГЛАВА

Понедельник

9 ч. 08 м. — 20 ч. 35 м.

Давайте-ка, дорогие читатели, прикинем, что у нас тут вообще получается. Вроде некоторые линии повести уже закончились. Другие можно бросить без ущерба для смысла. А какие-то, довольно важные, ждут своего логического завершения. Ну, так что же все-таки остается? Во-первых, надо чего-то делать с Питуховым, который пока что брошен на призвол судьбы в чудин-юдинском номере «Меньшова». Потом следует обнародовать результаты фестиваля одномиллиметровых.

Затем неплохо было бы выяснить, как там дела с Ламан-ческим. Так. Что еще? Да нет, вроде все, можно закругляться. Значит, сейчас составим план конца последней главы, дадим его на утверждение т. Затра-пезникову и тогда уж, согласно плану, будем действовать. Вот он, план:

1. Возвращение Питухова в Москву.

2. Результаты фестиваля.

3. Ламанческий (и, по возможности, омар).

4. Послесловие Автора.

Утверждаю: (Н. Затрапезников)

— Ключа на месте нет, вас ожидают в номере, — сказал администратор «Петрополя», с необычным вниманием и заинтересованностью глядя на Питухова.

— Да, да, я знаю, — радостно ответил Алексей и бодрым шагом проследовал к лифту, у которого, чертыхаясь и нервничая, скопилась уже большая толпа.

— Иностранные чемоданы повезли, на каждом этаже разгружают, придется обождать, — пояснил нетерпеливым гражданам ливрейный швейцар.

Махнув рукой на лифт, Питухов в прекрасном настроении вихрем взлетел на четвертый этаж и, насвистывая полюбившуюся ему «Эпиталаму императрицы», бодрым шагом подошел к 407-му номеру. Дверь была слегка приоткрыта, и наш герой, для приличия разок легонько стукнув, распахнул ее энергичным движением.

Навстречу прибывшему поднялись с кресел трое атлетически сложенных, с мужественными лицами молодых людей в летних клетчатых ковбойках.

— Здравствуйте, Ванадий Велемирович! — приветствовал его первый.

— Привет, Владимир Лукич! — сказал второй.

— Добрый день, Алексей Никанорович! — поздоровался третий...

НОВАЯ ПОБЕДА РОДИМОГО КИНОИСКУССТВА (Заметка в газете «Культура и быт» за 26 июня)

Вчера, в воскресенье 25 июня, закончился продолжавшийся полтора дня Первый московский международный фестиваль одномиллиметровых фильмов — ПММФОФ. На фестивале было продемонстрировано 84 художественных фильма из ряда стран мира. Первую премию и Большой приз — «Мельхиоровый подстаканник» — завоевала картина нашего режиссера Антона Ионовича Чуковского-Маковского, поставленная по гениальному стихотворению бессмертного Г. Р. Державина — «Ода Фелице». Остальные премии — от второй по двадцать шестую — жюри решило не присуждать. Ряд фильмов был отмечен дипломами и грамотами. В частности, фильм нашего друга тарабумбийского режиссера Хосе-Альберто-Марии-Хуана-Сережи - делла - Барашки-и-Пицунды «Эй, Магдалина, не бросай нафталинные шарики мне в компот!» получил диплом кружка мандолинистов школы поварского ученичества г. Саранска. Почетной грамоты завода санитарного оборудования удостоен фильм кинолюбителя Матахари из Сингапура «Предпоследняя румба в Лионе», А. И. Чуковский-Маковский, помимо главного приза, получил также награду за «лучшую режиссуру» — копию картины «Утро в сосновом бору» —

от президиума Верхне-Удинского общества аквариумистов и букет маргариток от заслуженного артиста Валерия Ободренного.

Актерам и актрисам премии присуждены не были, ввиду практической невозможности разглядеть их на экране.

Завтра делегаты и гости фестиваля отправляются в большую поездку по стране. До новых встреч, друзья!

Ал. Булонский-Лесс

«...легкомыленно используя оказанное ему доверие, принял и запустил в производство халтурный, беспомощный в профессиональном отношении, претендующий на якобы новаторские искания, искажающий историческую правду сценарий так называемого «мюзикла», с претенциозным названием «Три стрельца». Почти целиком отснятый дорогостоящий фильм оказался художественным и идейным браком, и студия, до этого много лет выпускавшая хорошие и любимые зрителями картины, оказалась в очень трудном положении. Не говоря уже о полном художественном банкротстве этого «произведения», в чем большая вина ложится на директора объединения «Звездочка» т. М. Ф. Напыщенко и на его худсовет, — материальные убытки настолько, велики, что нет никакого смысла дополнительно вкладывать непредусмотренные уже исчерпанной сметой средства для переделок и досъемок. Это фильм явно не спасет. Поэтому, считая необходимым принять безотлагательные меры по укреплению руководства студии и упорядочению ее финансового хозяйства, постановляется:

1. Директора студии т. Ламанческого, как не...

Мягкий шлепок нарушил мертвую тишину кабинета. Дмитрий Кондратьевич вздрогнул и оторвался от чтения приказа. На мягком сером ковре, около корзинки для бумаг, неподвижно лежал на спине упавший с письменного стола Шариф. Хвост его был мягко и безвольно полураскрыт, как ладонь просящего подаяние папертного нищего. Десять слабо шевелящихся ножек постепенно замедляли свои несогласованные движения, пока не остановились вовсе. Последний раз чуть-чуть дернулись побледневшие усики, и славный представитель семейства омаровых (Nephropsidae), подотряда трехклешневых (Trichelida), отряда десятиногих (De-capoda), надотряда щитогрудных раков (Thoracostraca), подкласса низших раков (Entomotraca), класса ракообразных (Crustacea), подтипа жабернодышащих (Вгап-

chiata), короче говоря, членистоногих,— престарелый омар Шариф навеки закончил свое земное существование. И, как бы салютуя покойнику, в запасной подарочной витрине вдруг гулко выстрелило охотничье ружье. Почему оно выстрелило — Автор понятия не имеет, но твердо знает, что, поскольку ружье это было повешено где-то в начале нашей повести (кажется, в пятой главе), оно должно было обязательно...

От Петровки до Лефортова путь не такой уж далекий, но и не очень близкий, особенно если все время приходится мёяться у светофоров. Машина не оперативная — сирены нет, и на крыше не мигает двухцветная вертушка. Обычный темно-зеленый «воронок» старого выпуска.

Темнеет. Зажигаются нехотя уличные фонари. У светофора на Садовой-Черногрязской, напротив Большого Харитоньевского, жуткая пробка — пропускают длинную колонну военных грузовиков. Весь фасад кинотеатра «Встреча» закрывает огромная реклама: «Сегодня — премьера! Шереметьев, Внуков и Домодедов в новой цветной музыкальной кинокомедии Андрея Сильвестрова „Как пить дать”. В главной женской роли — Вероника Сильвестрова».

Не очень похоже изображенная троица популярных комиков, лукаво улыбаясь, смотрит с плаката прямо на Алексея Питухова, прильнувшего к маленькому зарешеченному окошечку.

У входа в кино огромная очередь — оживленная -толпа радостно предвкушает новую встречу со своими любимцами — детьми Десятой Музы.

— Гражданин, в окно смотреть не положено, отодвиньтесь! — слышит Алексей сухой, строгий голос конвойного и уныло передвигается в темный угол кузова.

Он тяжело вздыхает, сокрушенно покачивая стриженной наголо головой, приваливается к жесткому металлическому углу и устало закрывает глаза.

Машина доезжает до Земляного вала и поворачивает на Спартаковскую...

КОНЕЦ

Нет, впрочем, еще не совсем...

Автор хочет в заключение сказать еще несколько слов. Значит, так: наступает, наконец, печальная пора. Пора прощания Автора со своими героями. Он прощается

с ними без слез, но тепло, потому что за пять долгих лет, в течение которых Автор с трудом урывал по нескольку свободных часов от своей основной профессии, он успел если не горячо полюбить, то все же привыкнуть к своим разномастным героям, а уж под конец даже слегка к ним привязаться.

На страницах этого повествования видели вы, дорогие читатели, лица просто глупые, противные, равнодушные и другие — милые нашим сердцам. И да простят нам хорошие, описанные здесь люди, если мы иногда трогали их благородные черты легкой акварелью добродушной шутки или пастелью беззлобной иронии. А так как персонажи нам с вами симпатичные, к тому же еще, как правило, не дураки, то Автор уверен, что не обидятся они на него нисколько и, присоединясь к небольшой группе симпатизирующих этой повести, все вместе посмеются над изображенными в ней типами — злым смехом над дураками и подлецами и добродушным — над собственными небольшими недостатками и причудами.

Так позвольте же теперь окончательно попрощаться и с вами, дорогие читатели, поскольку для дальнейших лирических излияний не будет больше места на наших страницах. Простите Автора за дилетантскую корявость слога и за подчас излишние преувеличения в обрисовке людей и событий. Прощайте, дорогие! Через несколько абзацев поставленная в конце повести точка разведет Автора навсегда и с вами, и с его героями.

И вот, уже смутные тени новых лиц и замыслов маячат перед его усталыми очами и властно зовут за собой. И, на ходу вскочив на подножку последнего вагона курьерского Поезда Времени, с легкой грустью машет Вам платочком исчезающий в неведомых далях Автор. Пошлите и вы ему свой прощальный привет, прежде чем закрыть эту книжку и разойтись по своим обычным ежедневным делам!..

КОНЕЦ

МОСКВА-БОЛШЕВО-ПАРИЖ-СУХУМИ и ряд других пунктов как тут, так и там.

1973—1978

Приложение VI

ПРОТОКОЛ № 18

Расширенного заседания Бюро творческой организации от 12-го ноября

Присутствовали: Члены бюро и приглашенные тт. Сильвестров, Каздалевский, Троетуров, Напыщенно, Холик, Рассольников, Чудин-Юдин, Пуськин, Горио, Проплешина, К. Брюньон, Ф. Брюньон, Сангвинюк, Стишато, Штанишко, Препоганов, Говядина, Кебабова, Гнилорадович, Внуков, Шереметьев, Клей, Богословский.

Неприглашенные: т. Домодедов.

ПОВЕСТКА ДНЯ:

1. Обсуждение повести-гиперболы Н. В. Богословского «Интересное кино».

2. Разнообразное.

Ведет заседание А. Н. Сильвестров при секретаре т. Рассольникове.

т. Сильвестров (режиссер, председатель Бюро). Друзья, мы собрались сегодня, чтобы обсудить новый литературный труд нашего друга и многолетнего соратника, известного всем нам Никиты Владимировича. Я прошу товарищей, ознакомившихся с его произведением, высказаться, как обычно, откровенно и честно. Автор заверил меня, что он будет чутко прислушиваться к вашим мнениям и не будет возмущаться, как бы резки и огорчительны для него они ни были. Я со своей стороны резервирую за собой право выступить по существу в конце обсуждения и подвести его итоги. Первое слово просил представитель издательства т. Стишато.

т. Стишато (старший редактор издательства «Бремя»), Товарищ Богословский представил нам рукопись своей

новой большой работы. Издательство уже имеет определенное мнение по поводу целесообразности и возможностей ее издания, но для нас весьма важно познакомиться с нелицеприятными высказываниями специалистов. Суммируя все оценки, мы примем окончательное решение о дальнейшей судьбе повести.

т. Каздалевский (режиссер). Признаюсь честно — читая повесть, я хохотал от души, а подчас впадал и в лирическое настроение. Автор хорошо знает своих героев, все их достоинства и недостатки. Очень похоже и с добродушным юмором описан я. Тепло сказано и о моей жене. Да и вообще, Автор знает досконально всю среду, о которой он пишет, причем пишет доброжелательно, с легкой иронией. Что же касается стрел гневной сатиры, больно ранящих таких, например, персонажей, как — попытки строительства станций метро в глухой тайге для последующего разлива козьего молока в магдебург-ские полушария... (далее неразборчиво) нисколько на него не обижаясь, с чистым сердцем могу рекомендовать к изданию эту веселую и озорную книгу, которая, уверен, доставит большое удовольствие многочисленным читателям.

тт. Брюньоны Ф. и К. говорили о том, что тяжелый операторский труд, играющий огромную роль в формировании эстетического вкуса кинозрителей, в повести отображен мало и плохо. Указывалось на недостаточность познаний Автора при описании производственного процесса во время съемок. Тов. К. Брюньон сделал официальное заявление, что он в разговорной речи не употребляет странное слово «таскать». Но, в общем, оба выступившие отнеслись к повести неплохо и против ее публикации не протестуют.

т. Рассольников (главный редактор и врио директора объединения «Звездочка) считает, что Автор удачно подметил, изящно расцветил, но чрезвычайно раздул отдельные недостатки в работе над сценарием и в процессе его художественного воплощения. Недостатки, о которых пишет т. Богословский, сейчас успешно преодолеваются при содействии нового руководства Студии. Повесть, как ему кажется, написана весело, хотя подчас и грубовато, образным и живым языком. Требуются, бесспорно, сокращения и стилистическая правка. Тов. Рассольников за публикацию с приведенными выше оговорками.

т. Препоганов (режиссер) обрушивается с резкими нападками на Автора лично и на его произведение.

Заявил, что им написаны письма по этому поводу в ряд высоких инстанций с требованием призвать к ответу писаку-клеветника. Не находит в повести даже минимальных художественных достоинств и назвал ее злобным пасквилем, на наше кино. Категорически против издания и предупредил, что в случае положительного решения этого вопроса издательством дела так не оставит. (Речь т. Препоганова была прослушана в магнитофонной записи. После выступления оратор удалился с заседания, сильно хлопнув дверью.)

т. Домодедов (актер) говорил развязно и абсолютно не на тему, а о каких-то финансовых недоразумениях с работником группы «Три стрельца» тов. Ходуновым. Выступление его было вскоре энергично прервано председателем, и Домодедов силой (тт. К. и Ф. Брюньоны, т. Напыщенко и т. Холик) был удален с заседания Бюро.

т. Затрапезников (редактор романа) сказал, что уже с самого начала своей работы с Автором он знал, что из этой затеи ничего путного не получится, о чем неоднократно предупреждал издательство, чего ни разу не сделал бывший редактор т. Иванов И. по причине своего гнилого либерализма, за что и был послан на учебу. Далее оратор произвел подробный анализ структуры повести, ее языка, стилистики и идейной направленности и пришел к весьма неутешительным для Автора выводам.

т. Говядина (актриса) с симпатией отнеслась к произведению. Не будучи, как она сказала, знатоком литературных тонкостей, она считает, однако, что произведение написано хорошо. Интересно следить за перипетиями сюжета, за приключениями героев. Далее т. Говядина заметила, что лично ее образ выписан тепло, с незлобивым юмором. Целиком подтверждает свои мысли, высказанные ею на теплоходе относительно творческих возможностей своего возраста. Считает, что печатать книгу надо. В заключение выступления извиняется, что по семейным обстоятельствам не может остаться до конца заседания — надо торопиться в детсад за правнучкой. Просит не забыть о ее мнении при голосовании.

т. Рассольников зачитывает письмо т. Суваева С. X., в котором тот сообщает, что повесть он не читал, но знает содержание VIII главы, пересказанное ему рядом доброжелателей. Далее он пишет, что подал на Автора в суд за клевету и диффамацию и отправил разоблачаю

щую его статью в газету «Культура и быт». К письму, которое невозможно привести дословно в протоколе ввиду обилия в нем непристойных ругательств как на русском, так и на одном из национальных языков, приложена копия повестки с вызовом т. Богословского в нарсуд в качестве ответчика.

т. Домодедов снова возвращается, настойчиво требует слова, но тут же опять с применением физической силы (все присутствующие) удаляется из помещения. Единственное, что успела услышать и записать стенографистка, это было явно иностранное слово — allehubatro.

т. Муромец (директор производства). Давно я так не смеялся! Написано очень весело, остроумно. Действующие лица, включая меня, как живые, сразу узнаваемы. Забавный сюжет, неожиданные повороты, здорово подмечены смешные детали нашей киножизни. Одновременно сатира Автора беспощадно разит уродливые явления в нашем искусстве. Я обеими руками «за»!

т. Напыщенно (производственные мастерские, столярный цех). Рукопись читал с интересом. Кое в чем не согласен, но это вкусовая оценка. Считает, что сатирические стрелы, пущенные в его адрес, хоть и болезненны, но справедливы. Доводит до сведения собравшихся, что сейчас работает по своей специальности «на отлично» и с увлечением. Их бригада в цехе завоевала переходящее знамя, и его портрет висит на Доске Почета студии. Повесть непременно надо печатать — она послужит хорошим уроком для еще встречающихся у нас недобросовестных работников, бездельников и проходимцев. Всех благодарит за внимание.

т. Чудин-Юдин (сценарист) говорит, что прочитанная повесть заставила его о многом задуматься и многое пересмотреть в своих творческих методах. Сейчас он вместе с режиссером В. Штанишко начал работу над совершенно новым вариантом сценария «Трех стрельцов» (новое название — «Три преображенца», что более соответствует исторической правде). В этом сценарии будут учтены все замечания, сделанные в сатирической форме Автором прекрасной, нужной народу повести, и будут строго соблюдены все особенности, аромат и достоверность петровской эпохи. Благодарит т. Богословского за своевременную и доброжелательную критику. Предлагает ему соавторство в случае намерения Автора впоследствии экранизировать это произведение.

т. Троетуров (директор студии). Я человек в кино новый. Кино я искренне люблю много лет, но не хочу, чтобы про меня говорили, что я не на своем месте. Поэтому намереваюсь работать в самом тесном контакте с опытными творческими деятелями и производственниками, прислушиваться к их советам, учиться у них киноделу и не решать ничего с кондачка, по прихоти или руководствуясь только собственным вкусом. Поэтому могу сейчас высказать свое скромное личное мнение. Повесть, по-моему, интересная, своеобразная и острая. Не знаю, каково будет окончательное решение Бюро, но я за публикацию. И готов эту свою точку зрения подтвердить в любой инстанции.

т. Сильвестров говорит, что, к сожалению, не может развернуто выступить по обсуждаемому произведению, так как на 18 часов заказал телефонный разговор с Лозанной, со своим коллегой Джеком Спенсером. Но повесть ему понравилась, и он целиком «за». Просит учесть его мнение при голосовании. (Уходит, передав дальнейшее ведение заседания т. Троетурову.)

Ввиду того, что список записавшихся ораторов оказался исчерпанным, т. Троетуров ставит вопрос: как голосовать — открыто или закрыто. Большинство высказалось за закрытое голосование, однако тт. Муромец, К. и Ф. Брюньоны, Троетуров и Каздалевский предупредили, что будут голосовать открыто.

Закрыто-открытое голосование дало Следующий результат: из 23-х присутствовавших, имеющих право голоса, за рекомендацию повести для издания открыто проголосовало 7 человек (считая голоса отсутствующих — Говядиной и Сильвестрова). Против проголосовало (тайным голосованием) 15 человек (считая ушедшего Препоганова). Один воздержался.

Решение бюро: Повесть-гиперболу т. Богословского Н. В. «Интересное кино» — к изданию НЕ РЕКОМЕНДОВАТЬ.

2. РАЗНООБРАЗНОЕ. Вследствие позднего времени этот вопрос был единогласно перенесен на очередное заседание Бюро.

В конце заседания т. Троетуров узнал, что среди присутствующих находится Автор повести т. Богословский, с которым он до этого лично знаком не был. Тов. Троетуров просил сказать т. Богословского несколько слов по поводу прошедшей дискуссии и ее практических результатов.

т. Богословский благодарит всех принявших участие в обсуждении, как за теплые слова в адрес его произведения, так и за откровенную дружескую критику недостатков, и заверяет, что все пожелания и замечания выступавших товарищей учтены им не будут, поскольку все присутствующие являются придуманными им, Автором, персонажами и в реальной жизни не существуют.

А поэтому и результаты голосования Автор объявляет недействительными и совершенно не собирается принимать их в расчет при своих переговорах с издательством.

На этом Автор заседание Бюро самолично закрывает и дает своим читателям, наконец, возможность сделать то же самое и с его повестью.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 1. Вторник. 13 ч. 46 м. — 18 ч. 23 м. 6 Глава 2. Среда. 8 ч. 15 м. — 11 ч. 10 м. 18

Глава 3. Среда (продолжение) 12 ч. 06 м. — 15 ч. 12 м. 30

Глава 4. Среда (окончание) 15 ч. 30 м. — 18 ч. 27 м. 46

Глава 5. Четверг. 9 ч. 00 м. — 11 ч. 20 м. 62

Глава 6. Четверг (окончание) 18 ч. 30 м. — 23 ч. 45 м. 72

Глава 7. Пятница. 10 ч. 30 м. — 13 ч. 00 м. 97

Глава 8. Пятница (окончание) 13 ч. 30 м. — 15 ч. 47 м. 116

Глава 9. Суббота. 9 ч. 00 м. — 11 ч. 55 м. 134

Глава 10. Суббота (окончание) 14 ч. 46 м. — 23 ч. 12 м. 148

Глава 11. Воскресенье. 9 ч. 30 м. — 13 ч. 27 м. 165 Глава 12. Воскресенье (окончание) 13 ч. 46 м. — 23 ч. 29 м. 183

Глава 13. Понедельник. 9 ч. 08 м. — 20 ч. 35 м. 195

Никита Владимирович БОГОСЛОВСКИЙ

ИНТЕРЕСНОЕ КИНО Повесть-гипербола

Редактор Т. В. Титова Художественный редактор Ю. П. Фролов Технический редактор В. А. Мурашева Корректор Е. В. Сулькина

4910000006-044 _ ^ 086(02)—90 35—44—89

Сдано в набор 10,11.80, Подписано в Печать 13.08.90. Формат 84Х108‘7з2- Бумага офсетная. Гарнитура литературная. Печать офсетная. Усл.-леч. л, 10,92, Уч.-изд. л. 11,799.

Тираж 50 000 экз. Цена 1 р.

Заказ Л1? 2733.

СОЮЗ КИНЕМАТОГРАФИСТОВ СССР Всесоюзное творчески-производственное объединение «Киноцентр»

123376, Москва, ул. Дружинниковская, 15.

Типография изл-ва Чув. РК КПСС, Чебоксары, пр. И. Яковлева, 13.

Публикацией романа Н. В. Богословского «Интересное кино» редакционно-издательский отдел ВТПО «Киноцентр» открывает новую серию «Ракурс», которая будет представлять читателю литературные произведения, запечатлевшие жизнь кинематографистов разных стран.

Роман Н. В. Богословского (известного сатирика и не менее известного композитора, надо полагать, особо представлять читателю не требуется) был написан в 70-е годы, в расцвет эпохи, которую теперь принято называть эпохой «застоя».

В 1980 году журнал «Сибирские огни» опубликовал его (№№ 10—11), правда, со значительными сокращениями.

Думается, что отечественное кино с тех пор не настолько изменилось, что роман может показаться современному читателю историческим или неправдоподобным. К тому же, в этом издании роман публикуется полностью.

Следующим в этой серии выйдет роман-гротеск американского писателя Натанаэля Уэста «День саранчи», посвященный Голливуду 30-х годов.



Интересное кино, Никита Богословский, 1990



смотреть Курьер фильм онлайн
смотреть Небеса обетованные фильм онлайн
смотреть Суета сует фильм онлайн