ВОПРОС О НАЧАЛЕ ПИСЬМЕННОСТИ У РУССКОГО НАРОДА


Точных данных о времени появления письменности на Руси не имеется. Долгое время существовало мнение, что в Киевскую Русь письменность проникла вместе с официальным введением христианства, то есть во второй половине X века. Однако до нашего времени дошли свидетельства, на основе которых можно утверждать, что письменность в России существовала уже в начале X века. Болгарский монах черноризец Храбр, живший в конце IX и начале X века, сообщал о Руси: «чертьми и резами чьтях и гатааху погани суще, крестивше же ся римьскыми и гречьскыми письмены нуждахуся писати». Таким образом, это сообщение подтверждает, что до проникновения христианства на Руси писали чертами и нарезками, а затем была принята греческая азбука.

Существуют свидетельства арабских писателей начала X века о том, что, путешествуя в русские земли, они видели письмена на могильных камнях и в храмах.

Наиболее интересное сведение о письменности у русских еще в IX веке находится в греческой рукописи, называемой «Житие Константина Философа» (изобретателя славянского алфавита

Кирилла). В этой рукописи рассказано, что на пути к хазарам, куда Кирилл ездил ранее, чем в Моравию, а именно в 858 году, он встретил в Корсуне (Херсонесе, в Крыму) человека, у которого видел «Евангелие и Псалтирь рускыми письмены писано». Далее в этой рукописи говорится о том, что Кирилл быстро научился читать эти книги. Можно полагать, что эти книги были переведены с греческого языка и написаны для тех русских, которые приняли христианство еще до официального введения его.

Что касается алфавита, которым были написаны эти книги, то это мог быть либо греческий алфавит, либо глаголица. Вполне вероятно, что до введения христианства русские писали глаголицей; подтверждается этот вывод тем, что на некоторых древнейших памятниках письменности среди букв кириллицы встречаются отдельные знаки глаголицы. «Черты и резы», о которых говорит черноризец Храбр, возможно, были знаками идеографического письма, употреблявшегося в тот ранний период, когда восточно-славянские племена начали объединяться.

На некоторых предметах, найденных при археологических раскопках, сохранились графические знаки, до настоящего времени еще не расшифрованные.

В течение нескольких веков Русь вела в крупных размерах торговлю с Византией; для торговых оборотов требовались записи, документы, договоры. До нашего времени дошли тексты договоров 911, 945 и 972 годов. Как доказал академик С. П. Обнорский, они были переведены на русский язык с греческого одновременно с заключением договора. Изучая язык этих документов, Обнорский пришел к выводу, что договор 911 года переведен болгарином, знавшим русский язык, а договор 945 года — русским.

Мнение о том, что письменность на Руси существовала до того, как было введено христианство, подтверждается интересной находкой при раскопке курганов близ города Смоленска в 1949 году. В одном из этих курганов, сооруженном не позже начала X века, обнаружен глиняный сосуд с надписью «гороухща», чго, по мнению исследователей, означает «горчица» или какая-нибудь другая пряность из тех, которые покупались русскими у греков. Эта надпись, сделанная стилизованными буквами кириллицы, является древнейшим памятником русской письменности, сохранившимся до наших дней.

Официальное введение христианства на Руси, безусловно, имело большое значение в распространении письменности. Не подлежит сомнению, что после принятия христианства грамотность быстро распространилась среди широких кругов населения Киевской и Новгородско-Псковской Руси. Это подтверждается сохранившимися надписями на камнях, деревянных предметах домашнего обихода, например на прялках, на веретенах, на гребнях для чесания льна, на глиняной посуде. В 1951 году советские археологи обнаружили при раскопках в Новгороде несколько грамот,

написанных на бересте и относящихся к XI—XIV векам. Эти грамоты являются записями коммерческого и делового характера, а также частными письмами и представляют исключительный интерес для изучения истории, экономики и быта Новгорода. Береста, как оказалось, сохранилась в течение нескольких столетий благодаря сильной влажности почвы в Новгороде. Изучение языка и графических начертаний знаков, грамот, записей, а также то, что их нашли в определенных слоях почвы, позволило установить

Рис. 42. Одна из новгородских берестяных грамот XI века

и время их написания. Известно, что бересту употребляли в качестве материала для письма и в книжном деле. Об этом имеется упоминание известного писателя XV века Иосифа Волоцкого: «В обители блаженного Сергия и самые книги не на хартиях пи-саху, но на бересте». На рис. 42 показан кусок бересты из новгородских раскопок с сохранившимся на нем письмом XI века.

О том, что грамотность в Новгороде была распространена широко, было известно из документальных источников. Во многих сохранившихся памятниках упоминается об учении детей. Архиепископ Иона (XV век) писал в письме к новгородцам: «Сами искусны есте в всякой мудрости книжной». Новгородская находка не только подтвердила эти известия, но и показала степень распространения грамотности.

Количество рукописей, возникших в XI—XIV веках, было, несомненно, весьма значительным, но до нашего времени дошла лишь малая часть этого огромного богатства. Главной причиной гибели книг были почти непрерывные войны, как междоусобные,

так и набеги с юго-восгока кочевых племен — половцев, печенегов, татар. На северо-западе Русь страдала от нашествия немецких рыцарей. Эти войны и набеги сопровождались грабежами и разорением городов, селений и нанесли непоправимый вред русской культуре. Величайшие памятники искусства и науки в течение двухсот с лишним лет подвергались уничтожению. Немало книг погибло и во время пожаров, в те времена частых и опустошительных.

По свидетельству летописей, книги наравне с другим церковным имуществом тщательно сохранялись; принимались меры для защиты их от огня и уничтожения. Однако, как видно, это мало помогало, и древние русские книги погибали в огромных количествах.

Свидетельство о том, что в конце X и в XI веке на Руси было широко поставлено производство и распространение книг, можно найти в древнейшей русской летописи, так называемой «Повести временных лет». Летописец отмечает деятельность киевских великих князей Владимира и Ярослава в распространении и сохранении книг: «Владимир ... посеял книжные слова в сердце верных людей, а мы пожинаем плоды, принимая книжное учение. Великая польза бывает от учения книжного ... Мы приобретаем мудрость и воздержание от слов книжных, так как это реки, на-пояющие вселенную».

О Ярославе летописец сообщает: «Ярослав собрал много писцов и переводил книги с греческого на словенский язык, и покупал книги»; и далее: «Ярослав любил очень книги и, написав многие, положил в церкви св. Софии».



История письменности и книги, Кацпржак Е. И.