РУКОПИСНЫЕ КНИГИ XII—XV ВЕКОВ


ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ РУССКАЯ КНИГА

ПЕРИОДА ФЕОДАЛЬНОЙ РАЗДРОБЛЕННОСТИ

§ 48. РУКОПИСНЫЕ КНИГИ XII—XV ВЕКОВ

До нашего времени сохранилось в списках множество произведений древнерусской литературы, благодаря чему можно составить представление о разнообразии содержания древнерусских книг и богатстве книжных собраний.

Рис. 45. «Псалтирь». Рукопись XV века. Полуустав

О количестве имевшихся в обиходе книг можно судить по высказываниям летописцев. В так называемой Никоновской летописи в рассказе о нашествии хана Тохтамыша на Москву в 1382 году говорится о множестве книг, которые население сносило в церкви, чтобы сохранить эти книги. Еще более точное описание тех же событий дано в Троицкой летописи: «... книг же толико множество снесено со всего города и из Загородья и из сел и в Збориых церквах до тропа (то есть до стропил) наметано, сохранения ради спроважено, то все без вести створиша».

Первое место в количественном отношении занимают книги богослужебные (литургические). По стоимости они были дорогими. Многие из них украшены художественными орнаментами и миниатюрами, помещены в роскошные переплеты с ценными украшениями. Такие книги могли иметь только либо богатые люди, либо монастыри и церкви. Богослужебные книги, будучи предметами религиозного культа, хранились особенно тщательно, вследствие чего многие из них сохранились до нашего времени.

К богослужебной рукописной книге близко примыкают сочинения религиозно-нравственного содержания; в основном это сборники поучений, указывающих нормы поведения человека с религиозной и бытовой точек зрения. Эти поучения ярко выражают характер морали феодального строя: послушание богу, господину, духовной власти, покорность и терпение в тяжелых условиях жизни, за которые обещана такая награда, как блаженство после смерти.

В области художественной литературы большинство книг для чтения представляет собой переводы с греческого языка тех произведений, которые имели распространение в Византии и пришли на Русь вместе с богослужебными книгами. В первую очередь надо отметить «жития святых», объединенные обычно в сборники. Самым объемистым среди таких собраний были «Четьи-минеи», что значит чтения по месяцам года; были распространены и сборники жизнеописаний «святых» по отдельным монастырям или областям, — так называемые патерики. Эти биографии-легенды «святых», изобиловавшие красочными бытовыми подробностями, читались особенно охотно. Получили распространение также произведения, называемые «апокрифами», — книги религиозного содержания, но не признанные официальной церковью. Апокрифы обычно отличались большей занимательностью, чем принятые церковью книги, и поэтому они охотно читались и легко распространялись. Особенную известность среди апокрифических произведений получило «Хождение богородицы по мукам»; по содержанию эта книга напоминала поэму великого итальянского поэта Данте Алигьери «Божественная комедия».

С греческого языка переводились и распространялись в списках некоторые светские произведения византийской литературы. К ним относится такое, например, произведение, как «История о разорении фригийского города Трои», в котором рассказывается история мифической войны греков с троянцами.

В Новгороде в XV веке переписывалась книга древнего историка Иосифа Флавия «О иудейской войне».

Начиная с XII века становятся нам известными и многие оригинальные произведения отечественной литературы. Такова знаменитая поэма неизвестного автора «Слово о полку Игореве», найденная А. И. Мусиным-Пушкиным в сборнике, повидимому, XV или начала XVI века. Ввиду того что отсутствовали более ранние списки поэмы, возникало подозрение в том, является ли этот памятник подлинным. Только детальные исследования текста поэмы и изучение ее влияния на сохранившиеся позднейшие литературные памятники окончательно убедили в подлинности этой великолепной поэмы. «Слово о полку Игореве», очевидно, было хорошо известно русским книжникам средневековья, так как появились подражания этому произведению; среди них известна «Задонщина», написанная в XIV веке и дошедшая до нашего времени в списках конца XV века.

К XII веку относится появление повестей, рассказов, связанных обычно с какими-нибудь значительными событиями общественной жизни. В виде отдельных книг эти повести не дошли до нас от тех отдаленных эпох, но некоторые из них были включены в летописи.

Среди сохранившихся рукописных книг значительное место занимают книги научного содержания. Наибольшее значение из них имеют книги, в которых описывались исторические события: летописи — записи событий русской истории по годам и хронографы — сочинения по всеобщей истории, переведенные с иностранных языков. Древнейшей летописью, сохранившейся до наших дней, считается «Повесть временных лет», по преданию написанная в XII веке монахом Киево-Печерской лавры Нестором. «Повесть временных лета представляет собой так называемый летописный свод, то есть соединение различных сделанных еще раньше записей о событиях. Эта первая летопись переписывалась множество раз, в нее добавл-ялисъ повествования о новых и новейших событиях. Древнейший известный список летописи относится к XIV веку; по имени ее составителя монаха Лаврентия она называется Лаврентьевской. Летописи переписывали во многих местностях обширной земли русской. Сохранившиеся до наших дней летописи называются обычно по имени составителя или переписчика, если их имена указаны в летописи, по имени владельца рукописи или по названию места, где рукопись была впервые обнаружена. Так, например, имеется Лаврентьевская летопись — по имени монаха Лаврентия, написавшего ее; Никоновская — по имени известного церковного реформатора XVII века патриарха Никона, которому принадлежала рукопись; летопись Архангелогородская, найденная в Архангельске, Типографская, обнаруженная на московском Печатном дворе, и другие.

Кроме летописей общеисторических сохранилось множество описаний отдельных исторических событий. В некоторых книгах

'ГАКоуАЗНвШКА .

дЛАД'оу негХпомогшйупмнкс ь'гкдо но <н о/и Хдм нпуен . нпбвхяф

ННШШАП0ГАН1Н ГЛА^ОШ .

чН'кнпАгХке

П^ДАНН

пь\

ш

А

Рис. 46. «Житие преподобного Сергия». Рукопись XVI века.. Полуустав

не исторического содержания и даже в религиозной литературе часто можно обнаружить исторические сведения. Так, в рукописной книге «Житие преподобного Сергия» описана борьба русского народа с татарами во главе с Дмитрием Донским (Мамаево побоище). «Житие» было написано в конце XIV или в начале

XV века, но дошло до нас в позднейших списках. Один из списков, принадлежавший Троице-Сергиевой лавре, относится к концу

XVI века. Он украшен многими миниатюрами, изображающими описанные события. На рис. 46 показана страница из «Жития преподобного Сергия» с миниатюрой, на которой изображен один из моментов Мамаева побоища. И текст и миниатюры дают ценный материал по истории великой борьбы русского народа за свое освобождение, а в миниатюрах, кроме того, отражен быт русского народа, его труд, орудия труда, жилище, одежда, оружие.

Исключительный интерес представляют миниатюры так называемой Радзивилловской летописи (названа так по имени владельца этой рукописи), написанной, повидимому, в Смоленске в XV веке. Иллюстрации летописи изображают те исторические события, о которых повествуется в летописи, но, поскольку эти иллюстрации созданы в XV веке, они дают представление о быте современной художнику России.

Любовь русского народа к путешествиями и к так называемым «хождениям» выразилась в создании большого количества соответственных книг по этим вопросам. Обычно в книгах о путешествиях описывались неведомые земли, люди, животные, растения этих земель. Особенно широко была распространена переведенная с греческого языка «Космография» Козьмы Индикоплова, александрийского купца, впоследствии монаха, жившего в VI веке. Описывая свое путешествие в Индию, он дал собственную мировую систему; согласно этой системе земля изображалась неподвижно стоящей у подножия горы, за которую на ночь прячется солнце. Рукопись эта усердно переписывалась и иллюстрировалась рисунками, изображающими систему мира, библейские рассказы, а также всякого рода «чудеса», которые автор видел во-время своего путешествия. На рис. 47 — страница из книги Козьмы Индикоплова с миниатюрой, изображающей охотника и зверя, будто бы виденных в Индии. Эта рукопись переписана в начале XVI века в Москве. Рисунки делались художником по описанию-и поэтому очень далеки от действительности.

Описания путешествий составлялись и русскими; самое раннее из них — «Хождение игумена Даниила» (начало XII века). Совершая путешествие в Азию, игумен Даниил ехал через Константинополь, Малую Азию и остров Кипр в Палестину и обратно. Путешественник описывает города и страны, через которые он проезжал; в центре его внимания, естественно, находятся памятники религиозного характера, но в то же время он интересуется природой и бытом людей виденных стран. Там часто можно

■встретить места, посвященные описанию земледелия, скотоводства, занятий жителей, природных богатств. «Хождение игумена Даниила» много раз переписывалось и было излюбленной книгой для чтения в течение многих веков. Сохранились списки этого памятника рукописной книги начиная с XV века, а наиболее поздний список относится к XIX веку.

Во второй половине XV века тверской купец Афанасий Никитин совершил длительное путешествие в Иран и Индию и оставил записки под заглавием «Хождение за три моря». В записках Никитина описываются испытанные им в пути приключения, частью трагического характера, новые страны и земли, люди, их обычаи и нравы, образ правления и законы. Автор обнаруживает большую наблюдательность, любовь к родной земле, которая в соединении с занимательностью изложения способствовала успеху книги. Записи русских путешественников отличались глубоким патриотизмом. Так, Афанасий Никитин, вспоминая о родине, говорит не о родной Твери, а о всей земле русской.

Имелись в списках и разного рода законодательные материалы. Первое собрание законов было составлено в XI веке под названием «Правда Русская». Древнейший список «Правды Русской» относится к XIII веку; в последующее время она переписывалась и дополнялась множество раз, так что до нашего времени сохранилось в разных местах до ста рукописей. «Правда Русская» показывает подневольное положение крестьян (смердов), дает обильный материал для изучения экономики и права древней Руси. В законах, составляющих «Правду Русскую», ярко выражен классовый характер законодательства феодального строя древней Руси. Разные наказания определяются за преступления против представителей высших классов и против крестьян. Так, выкуп за убитого, так называемая «вира», был установлен в 40 гривен. Если убитый был приближенный князя или боярин, вира увеличивалась до 80 гривен. За убитого крестьянина платили небольшую виру; в «Правде Русской» сказано: «а в смерде и холопе 5 гривен».

Специальных книг по естествознанию, технике и ремеслам до наших дней не сохранилось, но в текстах летописей и других книг встречается немало сведений, дающих представление о высоком состоянии наук и ремесел у русских.

В рукописных книгах нашла отражение и медицина, но уже в более поздний период. Появляются книги по медицине — «лечебники», или «врачебники», книги, описывающие растения, их целебные свойства — «травники». Так закладывались основы ботаники; зоология же изложена в так называемом «физиологе».

Значительное распространение имели книги по различным отраслям «тайных наук», изучение которых преследовалось церковью еще со времен «Изборника» Святослава, — гадательные книги, сонники, заклинания, звездочтения, то есть предсказания по звездам, и т. п.

Рис. 47. «Путешествие Козьмы Индикоплова». Рукопись XIV века

Характерная особенность рукописной книги древней эпохи состояла в том, что у нее не было заглавных, так называемых титульных листов; первые заглавные листы появились только в XVII веке. В конце рукописной книги писец часто писал послесловие, в котором указывал место и время ее создания, имя того лица, по заказу которого она изготовлена, и свое собственное имя. В некоторых случаях такое послесловие делалось более подробным, в нем выражалась радость по поводу завершения большой и утомительной работы, иногда послесловие писали в поэтической форме. В некоторых послесловиях писец просит прощения у читателя за допущенные ошибки. Так, например, дьякон Григорий, написавший «Остромирово евангелие», указывает в послесловии день начала и окончания работы, имя заказчика — посадника Остромира, а в конце послесловия просит читателя не упрекать его за ошибки, и если они встретятся, исправить их и читать далее. Упоминавшийся выше монах Лаврентий, который написал древнейшую летопись, заканчивает ее следующими словами: «Радуется купец, прикуп сотворив, и кормчий, в отишье пристав, и путник, в отечество свое пришед, тако же радуется и книжный списатель, дошед конца книгам, — такоже и аз худый, недостойный, многогрешный Лаврентий мних».

Иногда писцы делали на полях записи, не имевшие никакого отношения к содержанию книги. На одной рукописи XIV века писец иронически заявляет о своем «богатстве»; он говорит о том, что все деньги, какие имеет, носит при себе, все платье надето на нем и что нищий, глядя на него, может удавиться от зависти. Такие записи интересны в качестве материала, дающего представление о тружениках книги, об оплате их труда и т. д. Большинство писцов в послесловиях указывает свое социальное положение: дьякон, поп, монах, паробок, раб божий. Последние два обозначения указывают на принадлежность писцов к гражданскому сословию; светских переписчиков было больше, чем писцов из лиц духовного звания. Работа писца была трудная и требовала большого искусства и внимания. Оплачивалась она плохо, о чем говорят многие записи на полях рукописных книг.

Во многих рукописных книгах чередуются различные почерки, так как для ускорения и облегчения переписывания рукопись распределяли между несколькими писцами — совершенно так же, как после изобретения книгопечатания текст набирает несколько наборщиков. Так, вышеупомянутое «Архангельское евангелие» написано четырьмя различными почерками; Лаврентьевская летопись — тоже несколькими почерками.

Дату начала и окончания работы указывали в послесловии по летоисчислению древней Руси: велось оно в то время от «сотворения мира». Разница в счете годов между этим летоисчислением и общераспространенным в Европе, начинавшемся с «Рождества Христова», составляло 5508 лет. Поэтому, прочтя на

рукописной книге дату ее написания, например 6985, отнимают 5508 и получают уже точную дату — 1477 год. Новый год начинался не 1 января, а 1 сентября.

Любовь к книге у русского народа проявлялась не только в искусстве письма, но и в украшениях ее. Уже в самые отдаленные времена рукописные книги украшали художники-специалисты: искусство это развивалось и мастерство совершенствовалось. Некоторые книги XV и XVI веков по совершенству оформления, красоте орнамента, инициалов, миниатюр и особенно по роскоши переплета являются произведениями искусства. Таково, например, «Евангелие», по имени его владельца называемое «Евангелие Хитрово» (оно хранится в Государственной библиотеке СССР имени В. И. Ленина). Миниатюры к этому «Евангелию» сделаны в мастерской величайшего русского художника XV века Андрея Рублева. Художники употребляли для украшения книг такие рецепты красок, которые были известны только им и которые обладали чрезвычайной стойкостью. Миниатюры книг, сделанные пятьсот и более лет назад, до сих пор поражают своей яркостью. Глядя на них, можно подумать, что художник их только закончил.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

ПЕРВЫЕ КНИГИ, НАПЕЧАТАННЫЕ КИРИЛЛИЦЕЙ § 49. ШВАЙПОЛЬТ ФЕОЛЬ В КРАКОВЕ

Первые книги, напечатанные кириллицей, появились в конце XV века в Кракове, столице королевства Польского. Инициатива начать печатание церковнославянских книг принадлежала, очевидно, православным украинцам, населявшим юго-восточные области Польши. Зачинатели книгопечатания ставили целью снабдить книгами притесняемые католическим духовенством православные церкви Польши и Литвы. Кто именно были эти зачинатели книгопечатания, остается неизвестным; чтобы осуществить свое намерение, они вошли в соглашение с краковским мещанином Швай-польтом Феолем.

По профессии Феоль — мастер художественной вышивки на тканях, золотошвей; вместе с тем он был известен как искусный ремесленник и механик-изобретатель. По поручению польского короля Казимира оц осушал свинцовые рудники, для чего изобрел специальные машины и получил королевскую привилегию.

В 1491 году Феоль выпустил в Кракове две книги — «Осмо-гласник», или «Октоих», и «Часословец». Обе книги имели полные выходные сведения и типографскую марку. В выходных данных точно указано происхождение Феоля: «из немец немецкого роду франк» — то есть родом из Франконии (северо-западная область Баварии). На типографской марке, как на многих других

марках XV века, помещен герб города, где находилась типография, и инициалы печатника: 5. V. [ЗшеуЬоМ УеШ (рис. 48). Точно тем же шрифтом и, следовательно, в той же типографии* что «Октоих» и «Часословец», напечатаны еще две книги: «Триодь постная» и «Триодь цветная»; в них не имеется указаний на место и время печатания. Примитивность приемов печати позволяет сделать заключение, что «Триоди» напечатаны ранее датированных книг.

Рис. 48. «Октоих» печати Швайпольта Феоля (Краков, 1491).

Последняя страница с указанием выходных данных

Шрифт, которым печатал книгу Феоль, заказывался словолитчику Рудольфу Борсдорфу. Сохранился договор Феоля с Борс-дорфом, заключенный в феврале 1491 года. В этом договоре словолитец ставит условием: изготовленный им шрифт нельзя ни передавать, ни продавать третьему лицу, нельзя с него снимать формы. Это условие показывает, как высоко ценили в то время шрифты. В договоре упоминается, что Борсдорф уже ранее доставлял Феолю шрифт, которым тот остался доволен; следовательно, отливке шрифта 1491 года предшествовала еще одна. Можно полагать, что шрифтом первой отливки напечатаны около 1490 года две «Триоди», а шрифтом второй отливки — два издания 1491 года.

После выпуска «Октоиха» и «Часословца» в ноябре 1491 года Феоля арестовала краковская духовная инквизиция; освободили его лишь в марте следующего года. Некоторую часть его изданий инквизиция уничтожила, а с самого печатника была взята присяга в верности католической церкви и обязательство не распространять мнений, неугодных католицизму. Католическое духовенство нетерпимо относилось к православным книгам и не желало допускать их выхода в Польше. После этого Феоль, разумеется, не мог продолжать типографскую деятельность. Сведения о нем прекращаются. Есть известие, что он переселился из Кракова в Венгрию и умер там в 1525 году.

Необходимо отметить, что в те годы, на которые падает книгопечатная деятельность Феоля, в Польше не существовало другой типографии. Правда, за 15 лет до того, как Феоль выпустил свои первые книги, а именно в 1474—1475 годах, неизвестный типограф напечатал в Кракове три книги на латинском языке, после чего книгопечатание там прекратилось. После закрытия типографии Феоля крупный университетский город Краков еще около десяти лет оставался без печатника.

Книги Феоля напечатаны крупным шрифтом очень характерного рисунка, имеющего своеобразную особенность: буква «о» имеет несколько различных форм, применявшихся в разных словах. Так, в слове «око» ставилось «о» с точкой посередине; в слове «очи» или такое же «о» удвоенное или одно «о» с двумя точками внутри; в слове «окрест» — круг с крестом. .Набор неискусный* на некоторых страницах нет пробелов между словами, неправильно выключены строки и концы их с правого края образуют неровную линию. Пагинация (нумерация страниц) и кустоды отсутствуют, но зато имеются сигнатуры, то есть условные знаки, указывающие счет тетрадей, а в конце книг — регистры, то есть указатели порядка тетрадей. «Часословец» напечатан в четвертую часть листа, остальные три книги в листовом формате.

Во внешнем украшении книг была проявлена немалая забота печатника. Все четыре издания печатались в две краски — черной и красной, как это всегда имело место в церковно-литургических книгах. Во всех четырех книгах имеются гравированные на дереве заставки, заглавия, сделанные вязью, и узорные заглавные буквы. В начале «Осмогласника» помещен фронтиспис, изображающий распятие; исполнен он гравюрой на дереве во всю страницу.

§ 50. МАКАРИЙ В ЦЕТИНЬЕ

Вторым печатником книг, напечатанных кириллицей, был иеромонах Макарий, работавший в типографии черногорского воеводы Георгия Черноевича в Цетинье. В 1493—1495 годах Макарий выпустил здесь три церковнослужебные книги: «Октоих», «Псалтирь с восследованием» и «Молитвенник». Эти издания

очень красивы как по шрифту, заказанному в Венеции, так и по орнаменту. В 1508—1512 годах Макарий напечатал еще три книги в Румынии, став первопечатником этой страны.



История письменности и книги, Кацпржак Е. И.