ФРАНЦИСК СКОРИНА


§ 51. ФРАНЦИСК СКОРИНА

Самый замечательный печатник книг, выпущенных до Ивана Федорова, — белорус Франциск Скорина из города Полоцка. Подобно многим типографам XV—XVI веков, Скорина был не только мастером книжного дела, но и высокоодаренным человеком, имевшим университетское образование и высшие ученые степени. Скорина родился около 1485—1490 годов; отцом его был полоцкий мещанин и купец. В 1504 году Скорина поступил в Краковский университет, где он изучал философию. Получив в 1506 году степень бакалавра философии, он отправился для дальнейшего учения в Западную Европу. В каких университетах побывал Скорина и кто были его учителя, неизвестно; в продолжение шести лет он изучал теологию и медицину и получил степень «доктора свободных наук». В ноябре 1512 года Скорина прибыл в Падую, где находился один из знаменитейших университетов. В Падуанском университете Скорина держал два экзамена — предварительный и главный, и оба выдержал блестяще. Падуанский университет присвоил Скорине степень доктора медицины, которой он впоследствии очень дорожил, называя себя то «в лекарских науках доктор», то упоминая обе степени — «в науках вызволенных (свободных) и в лекарстве доктор».

Из Италии Скорина возвратился в Белоруссию и последующие четыре года посвятил подготовке к осуществлению своего грандиозного замысла. Видя, что его родина не имеет на своем языке основной религиозной книги — Библии, Скорина решил перевести Библию на русский язык и этот перевод напечатать. В конце 1516 года Скорина поселился в Праге и здесь основал свою типографию. Почему его выбор остановился на столице Чехии? С одной стороны, потому, что Скорине было бы трудно устроить типографию в Белоруссии, где о книгопечатании еще не знали и куда пришлось бы доставлять типографские материалы издалека. С другой стороны, он не мог отправиться в польские города, например в хорошо известный ему Краков, где имели большую силу католические священники. Известно, что католическая церковь не допускала перевода Библии на национальные языки. Бывали случаи, что в католических странах уничтожались совершенно готовые к выпуску в свет переводы Библии. В Праге обстановка для издания русской Библии была наиболее подходящей. Здесь находился один из знаменитейших в Европе университетов, основанный в середине XIV века. Он был не только крупным научным центром (также в области медицины), но и со времени ректорства Яна Гуса (1402—1415) постоянным рассадником реформационных, гуситских, антипапских и патриотических

идей. Кроме того, в Праге Скорина оставался в славянских землях, что для него, несомненно, имело значение. Здесь он имел связи со своими соотечественниками — белорусами, которые были заинтересованы в его работах и оказывали ему материальную поддержку. Среди последних известен Богдан Оньков, член Виленского городского совета.

Типография Скорины в Праге была занята единственной работой — печатанием Библии в его собственном переводе. Русский язык, на который Скорина переводил Библию, был смесью церковнославянского и белорусского; перевод исполнен довольно свободно. Неизвестно, закончил ли Скорина в рукописи полный перевод Библии, но в печатном виде появились только 23 библейские книги в 17 отдельных выпусках — значительно менее половины всей Библии. Первой вышла «Псалтирь» (6 августа 1517 года). Последняя книга — «Книга пророка Даниила» — выпущена в 1519 году. В начале каждой книги помещены предисловия. В этих предисловиях, написанных Скориной на белорусском языке, затрагиваются разнообразные темы — о законах, о нравственности, о различных науках. Иногда предисловия написаны в стихотворной форме. Таким образом, Скорина проявлял в издаваемых им книгах подлинное творчество.

Как уже указывалось, Скорина печатал Библию в виде отдельных выпусков; выходили они вразбивку, не в том порядке, в каком книги следуют в Библии; предполагалось, что по окончании печатания они будут собраны и переплетены в обычном порядке. С той же целью была отпечатана особая тетрадь, содержащая общий титульный лист и пространное предисловие Скорины ко всей Библии в целом; эта тетрадь должна быть помещена перед книгой «Бытия». Текст титульного листа отпечатан киноварью и окружен черной гравированной рамкой; заглавие гласит кратко: «Библия руска, выложена доктором Франциском Скориною из славного города Полоцька, богу ко чти (чести. — Е. К.) и людем посполитым к доброму научению». Это один из редких случаев, когда в заглавии книги религиозного содержания указано имя переводчика, притом лица не духовного.

Со стороны полиграфического и художественного оформления Библия представляет собой выдающийся памятник славянского книгопечатания. Печатник проявлял большую заботу об оформлении своего труда, хотя во многих случаях в расположении материала он стремился соблюдать экономию. Это заметно, например, в том, что полоса набора, имеющая в первом выпуске 20 строк, в остальных увеличена до 22 при формате в четвертую часть печатного листа. Киноварь встречается только в книге «Песнь песней», что свидетельствует о большом оформительском вкусе, так как отвечает радостному содержанию этой книги. Рисунок шрифта чрезвычайно оригинален и строен, заглавия набраны прописными буквами того же шрифта, имеющими несколько вычурный

рисунок. Набор сделан с большим искусством. Концы глав набраны в виде треугольника, обращенного вершиной вниз. Характерно отсутствие в шрифте вязи, затруднительной для чтения.

Все выпуски «Библии» украшены гравированными инициалами и оригинальными гравюрами на дереве, изображающими библейские сцены. Гравюры имеют ярко выраженный характер немецких иллюстраций того времени. Так, все библейские лица одеты в современные европейские костюмы, древние здания изображены в готическим стиле; сцена боя у стен Иерусалима напоминает средневековый рыцарский турнир.

К одной из библейских книг приложен портрет Франциска Скорины, сидящего с пером в руке перед раскрытой книгой в окружении толстых томов и других предметов, свидетельствующих о научных занятиях. На портрете находятся знаки, изображающие солнце и луну; очевидно, эти знаки представляют собой герб или марку Скорины. Тог же знак повторяется на некоторых иллюстрациях «Библии» (рис. 49).

Скорина был глубоко предан типографскому делу, созданному его личной инициативой. В противоположность другим изданиям того времени, заказчиками которых обычно являлись либо церковь, либо отдельные ее представители, «Библия» Скорины не была церковным изданием. В своих предисловиях и послесловиях Скорина называет себя русским, говорит, что он пишет русским языком для пользы и просвещения русского народа: «чтобы братья мои Русь, народ, читая, могли лучше понимать». Несмотря на все усилия Скорины, ему не удалось закончить издание «Русской библии». Неизвестно, по какой причине Скорина прекратил издание — потому ли, что не хватило средств на его выпуск, или вследствие преследований со стороны католиков. Через некоторое время после выхода в свет «Книги пророка Даниила» Скорина покинул Прагу. Быть может, на его отъезд повлияла разразившаяся в Праге эпидемия.

Возвратившись в Белоруссию, Скорина поселился в Вильнюсе, в доме «наистаршего бурмистра» Якуба Бабича. Туда же была перенесена из Праги типография, но она бездействовала в течение шести лет и только в 1525 году выпустила две книги малого формата. Первая книга — «Апостол» — вышла в марте 1525 года; вторая — «Малая подорожная книжица» — не имеет указания года, но напечатана около того же времени. «Малая подорожная книжица» — сжатый молитвенник для нужд путешествующих. На первом месте помещена полностью «Псалтирь», за ней следует «Часословец» и собрание молитв различного назначения. И в «Апостоле» и в «Малой подорожной книжице» печать двухцветная, со многими заставками и украшениями. Двумя книгами 1525 года и ограничилась деятельность первой виленской типографии и первопечатника Вильнюса Франциска Скорины; следующая по времени книга была напечатана там ровно через

1ХдвДъ БдвШ|Л ЩСШ ГЛДСу Олофгрну ШЩ1 >

НИГИ [ЗЗИфЬ БЗОБНуИ пояинл

ЬТЬОЫ- ЗЗП0Л2НЕ ВЫЛОЖЕНЫ НЛР36КИЙ МЗЫК5 30К5Т0Р0МК фРННБуИСКо ОКОРННОЬ, Н35СЛЛ ШГО ГРЛДЛ ПОЛОуЫИ . МИШ 60ГЗ ко ЯТИ, НЛЬЗШВ ПОСПОЛНТкГшЗЯЕННЬ

Рис. 49. Страница из «Библии» Франциска Скорины (Прага, 1519)

полстолетие, когда приехал в Вильнюс другой русский первопечатник — Петр Тимофеевич Мстиславец.

Из дальнейшей биографии Скорины известен еще один эпизод. В 1530 году его пригласили в Кенигсберг на службу к герцогу Альбрехту Прусскому в качестве врача. Скорина поехал в Кенигсберг, но не остался там, а вернулся в Вильнюс, причем сманил с собой врача и печатника, чем вызвал недовольство герцога. То обстоятельство, что Скорина увез печатника, указывает, что и в 30-х годах он не терял надежды возобновить работу своей типографии. Умер Франциск Скорина в Праге в середине XVI века.

В Московском государстве издания Франциска Скорины, так же как и краковские издания Швайпольта Феоля, не имели распространения. Книги, хотя и на русском языке, но напечатанные за рубежом, не внушали консервативному русскому духовенству доверия в отношении точности текста. В особенности должны были вызывать сомнения книги Скорины, украшенные орнаментом, в котором иногда встречались фигуры мифических существ, как, например, наяд или сирен. Такого рода украшения в московских церковных книгах, где применялся почти исключительно растительный или геометрический орнамент, не допускались. Были и причины материального порядка: московское духовенство, бывшее монопольным поставщиком рукописных церковнослужебных книг, не разрешало ввоза более дешевых печатных книг. На рис. 49 представлена страница из «Библии» Франциска Скорины с иллюстрацией к книге «Юдифь», одной из исторических книг Библии.



История письменности и книги, Кацпржак Е. И.