АНОНИМНАЯ ТИПОГРАФИЯ В МОСКВЕ


§ 56. АНОНИМНАЯ ТИПОГРАФИЯ В МОСКВЕ

Первыми печатниками в Москве были русские ремесленники. Первая типография в ней возникла около 1555 года. Из нее вышло шесть книг, не имевших указаний на время, место и имя печатника. Только благодаря тщательному изучению бумаги, шрифтов и гравированных украшений, а главным образом датированных записей на сохранившихся экземплярах стало возможно точно определить время выхода их в свет. Установлено, что четыре книги из шести, напечатанных в первой Московской типографии, вышли ранее первой датированной московской книги — «Апостола» Ивана Федорова.

Изучение бумаги, на которой эти издания отпечатаны, а также изучение имеющихся в них отпечатков с деревянных досок позволило определить последовательность изданий, а надписи, сделанные в них, помогли уточнить и годы выхода их из типографии.

В Московском государстве было в обычае дарить церквам книги в память каких-либо событий, происшедших в жизни дарящего. Богатые люди заказывали красивые рукописные книги с пышным цветным орнаментом, делали на них дорогие переплеты и «вкладывали», говоря языком того времени, в храм. Обычно такие книги непременно снабжались надписью, в которой указывались имя того, кто дарил книгу, дата и другие подробности. На некоторых экземплярах книг первой Московской типографии, сохранившихся в церквах, имеются такие надписи, как, например, «Лета 7070 (1562) дал книгу сию в дар чудному богоявлению старец Севостьян Митрополич Ключник по своей душе и по своих родителех».

До нас не дошло никаких известий относительно этой первой Московской типографии, или, как ее называли, печатни; она получила впоследствии название Анонимная типография. Однако в документе 1556 года удостоверяется существование в Москве «мастера печатных книг» Маруши Нефедьева. В этом году царь Иван IV писал в Новгород: «Мы послали в Новгород мастера печатных книг Марушу Нефедьева посмотреть камень, который приготовлен на помост» (для постройки храма). С большой долей вероятности можно считать этого мастера печатных книг одним из создателей первой типографии в Москве.

Шесть изданий, выпущенных Анонимной типографией, выходили в следующем порядке: около 1556/57 года «Евангелие», около 1557/58 года «Псалтирь», около 1558/59 года «Триодь постная», около 1559 года «Евангелие», около 1565/66 года «Евангелие», около 1566/67 года «Псалтирь».

Потребность в двух основных богослужебных книгах — «Евангелии» и «Псалтири» ■— была очень велика: в течение десяти лет они перепечатывались несколько раз.

Как видно из приведенного перечисления изданий, последние две книги вышли уже в период существования в Москве второй типографии — типографии Ивана Федорова. Однако в результате последних исследований советских ученых установлено, что издания Анонимной типографии не могли быть изданиями Ивана Федорова. Первая Московская типография имела свои особые шрифты, свои гравированные доски для украшений; приемы и техника печатания этих изданий резко отличались от техники печатания Ивана Федорова. По оформлению и технике печатания книги Анонимной типографии представляют много замечательного, но все-таки они далеки от совершенных изданий Ивана Федорова.

Анонимная типография имела в своем распоряжении четыре шрифта разных размеров, рисунки которых заимствованы с рукописных образцов. Самый ранний шрифт, которым напечатаны первое «Евангелие» и первая «Псалтирь», имеет те-же графические особенности, какие были характерны для шрифта Швай-польта Феоля (особая форма буквы «о»). Набор довольно

примитивный: правая сторона полосы представляет собой извилистую линию, что говорит о неумении наборщика производить так называемую выключку строки1. Печать двухцветная, черной и красной краской, причем обе краски отпечатывались одновременно с одной наборной формы, которую вручную покрывали двумя красками и затем оттискивали в один прием (прокат). Эта своеобразная техника печатания хотя и замедляла процесс, зато давала отпечаток без малейшего смещения красок. Орнаменты и инициалы в этих книгах исполнены гравюрой на дереве (рис. 50).

Дальнейшая судьба Анонимной типографии неизвестна. После того как была отпечатана последняя книга около 1567 года, весь типографский инвентарь бесследно исчез. Вследствие большой трудности и дороговизны изготовления шрифтов и гравированных досок материалы ранних типографий обычно сохранялись подолгу, иногда они переходили из одной типографии в другую и даже из одного города в другой. Полностью исчезнуть инвентарь Анонимной типографии мог в результате пожара; имеется свидетельство о том, что как раз в эти годы в Москве сгорела какая-то типография. Это известие нельзя отнести к типографии Ивана Федорова потому, что все его типографские материалы, как шрифты, так и орнаменты, встречаются во многих изданиях позднейшего времени. Очевидно, речь идет о гибели в результате пожара Анонимной типографии.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ ИВАН ФЕДОРОВ И ПЕТР МСТИСЛАВЕЦ § 57. ТИПОГРАФИЯ ИВАНА ФЕДОРОВА В МОСКВЕ

Через семь или восемь лет после издания первого «Евангелия» в Москве вышла книга, в которой указывалось место и время напечатания, имена не только печатников, но и издателей-заказ-чиков и даже излагались причины издания. Это был знаменитый первопечатный «Апостол» — первый труд московских мастеров Ивана Федорова и Петра Тимофеева Мстиславца. «Апостол» был снабжен подробным послесловием. В нем сначала приводятся причины, вызвавшие необходимость изготовления печатных книг. Эти причины следующие: расширение территории, увеличение числа церквей, недостаток в книгах, неисправность текста рукописных книг. Далее сообщается о роли самого царя и митрополита Макария в создании типографии: «дом» для печатания был устроен по повелению царя и на средства царской казны, причем царь щедро отпускал деньги «делателям», то есть мастерам

1 Выключка строк — технический прием, заключающийся в доведении строки до заданного формата.

Рис. 50. Первая страница «Евангелия», напечатанного в Москве в Анонимной типографии около 1556 года

типографии, — Ивану Федорову, дьякону церкви Николы Гостун-ского в Кремле, и Петру Тимофееву Мстиславцу (или как он сам называл себя в позднейших изданиях — Мстйсловцу). «Апостол» был начат печатанием 19 апреля 1563 года и закончен 1 марта 1564 года.

Сведения о жизни печатников Ивана Федорова и Петра Мстиславца крайне скудны. Для биографии Ивана Федорова источником первостепенной важности является написанное им послесловие к одной из его позднейших книг, а именно — ко второму изданию «Апостола», вышедшему во Львове в 1574 году; сохранилось также небольшое количество архивных документов о нем. О Петре Мстиславце не осталось никаких материалов, и поэтому биография его неизвестна.

Источники и документы не дают ответа на самый важный вопрос: где и у кого обучились эти мастера трудному искусству изготовления шрифтов, набора и печатания; при изучении же напечатанных ими книг бросается в глаза мастерство этих печатников, следовательно, они прошли хорошую школу.

Подобно «Библии» Франциска Скорины, «Апостол» Ивана Федорова и Петра Мстиславца — замечательнейший памятник печатной книги. «Апостол» 1564 года — это первая книга, вышедшая в Москве с- полными выходными сведениями, благодаря которым известна точная дата, связанная с историей книгопечатания в России. По оформлению «Апостол» представляет собой образец высокого типографского искусства. Печатники проявили исключительную заботу об этом издании; они сделали все, чтобы придать ему высокую художественную форму. Текст «Апостола» набран ровным, красивым шрифтом, все полосы имеют безупречную выключку строк, печатание производилось двумя красками в два приема с поразительной точностью их совпадения. Все это выгодно отличает «Апостол» Ивана Федорова от изданий Анонимной типографии. Художественные украшения — фронтиспис, заставки, инициалы «Апостола», исполненные гравюрой на дереве, поражают своим разнообразием и гармоническим сочетанием с полосой набора. Орнаментация «Апостола» очень своеобразна, она не имеет ничего общего с образцами орнаментов ранних русских рукописных книг; также мало сходства в ней с украшениями рукописных книг, близких по времени к «Апостолу». Мастера, создавшие орнамент «Апостола», дали высокохудожественные образцы книжного оформления, оказавшие большое влияние на последующие московские и украинские издания. Что же касается рисунка шрифта, то в нем ярко выражен характер московских рукописных шрифтов. Несравненную красоту «Апостолу» придают 20 заставок, размещенных (с повторениями) на 46 полосах. На рис. 51 показана страница из «Апостола», украшенная художественной заставкой, вязью и инициалом.

Влияние «Апостола» на последующее книгопечатание поистине огромно. Хотя в XVI веке в Москве было напечатано

Рис. 51. Страница из «Апостола» печати Ивана Федорова (Москва, 1564)

несколько книг с орнаментами различного стиля, ни одна из них не оказала такого влияния на позднейшую книжную графику, какую оказал «Апостол». Влияние это было глубоко и продолжительно и не ограничилось одной только Москвой. В Москве более ста лет оформление «Апостола» служило образцом для книжных украшений; во Львове, где впоследствии оказались подлинные гравированные доски из «Апостола», их продолжали применять в течение двухсот лет.

После «Апостола» Иван Федоров и Петр Мстиславец напечатали в Москве еще два издания «Часовника» — небольшой книги, употреблявшейся как в богослужении, так и при обучении грамоте. Первое издание закончено печатанием 29 сентября, второе — 29 октября 1565 года.

«Часовники» имели небольшой формат, напечатаны они тем же шрифтом, что и «Апостол», и скромно украшены маленькими заставками.

Высшая государственная и церковная власть в лице царя и митрополита покровительствовала размножению печатных книг. Зато профессиональные переписчики, которым оно наносило материальный ущерб, а также невежественные церковники, встречавшие с суеверной подозрительностью всякое нововведение, были ярыми его противниками.

Невежественные церковники распространяли клевету на печатников, считая печатание книг еретическим делом, вследствие чего Ивану Федорову и Петру Мстиславцу пришлось прекратить издание книг в Москве и переселиться на другое место. В упомянутом выше послесловии к львовскому «Апостолу» 1574 года Иван Федоров так рассказывает об этом событии: «Из-за озлобления, случившегося с нами не от самого того государя (Иоанна IV), но от многих начальников и священно-начальников и учителей, которые из зависти обвинили нас во многих ересях, желая добро обратить во зло и Божье дело погубить вконец, как бывает в обычае злонравных, неученых и неискусных в разуме людей ... И эта зависть изгнала нас из земли и отечества нашего и заставила нас переселиться в чужие незнакомые страны».

Отъезд Ивана Федорова из Москвы не был тайным бегством, как это иногда пытались представить некоторые исследователи. Он просто воспользовался существовавшим в XVI веке «правом отъезда» и покинул одного государя, чтобы поступить на службу к другому. В пути его сопровождали жена с детьми и Петр Мстиславец; возможно, еще семья последнего и слуги. Иван Федоров увозил с собой (очевидно, с ведома московских властей) значительную часть типографского инвентаря: пунсоны, матрицы, может быть, часть шрифта и почти все гравированные доски. Таким образом, поезд уезжавших должен б$>1л состоять из нескольких повозок. Лишено оснований утверждение о том, что будто московская типография Ивана Федорова была сожжена

его недоброжелателями1. Если бы это событие произошло, то ни шрифты, ни орнаменты Ивана Федорова не могли бы применяться в дальнейшем; на самом же деле они появляются много раз в различных изданиях.



История письменности и книги, Кацпржак Е. И.