ИСПРАВЛЕНИЕ ЦЕРКОВНЫХ КНИГ И РАСКОЛ


В текстах церковных книг, которые сначала переписывались,, а потом перепечатывались, содержалось много ошибок, и эта болезненно ощущалось всеми образованными людьми, причастными к книжному делу. В середине XVII века московский патриарх. Никон, крестьянин по происхождению, человек высокоодаренный и просвещенный, а также отличавшийся несгибаемой волей и огромной настойчивостью в достижении намеченных целей, решил произвести систематическое и коренное исправление церковных книг и внести соответственные изменения в богослужение. Реформа Никона, хотя и не затрагивавшая основных устоев религии, вызвала бурный протест со стороны части духовенства,, к которой примкнула и часть населения, главным образом из среды крестьянства, купечества и посадских людей. Движение это, впоследствии получившее название старообрядчества или раскола, начавшись с протеста против чисто формальных изменений в книгах и обрядах, сначала носило консервативный характер. Однако с течением времени оно усложнялось и расширялось, вовлекая новые слои населения, недовольного церковным и общественным строем, и таким образом принимало характер политической борьбы.

Старообрядчество вызвало появление целого потока полемической литературы. Противник реформы Никона фанатик протопоп Аввакум обладал большим литературным талантом. Его послания и особенно написанная им автобиография «Житие» усердно переписывались и распространялись старообрядцами. Государственная церковь также напечатала сочинение «Жезл правления», направленное против раскола. Написано оно Симеоном Полоцким. В XVII веке раскольники не имели возможности использовать типографский станок как средство борьбы за свои убеждения, несмотря на то, что Аввакум хорошо знал типографское производство и до расхождения с никонианцами состоял при Печатном Дворе «справщиком», то есть корректором. Раскольники не признавали книг, напечатанных после никоновской реформы, и пользовались в своих церквах либо книгами старой печати, либо рукописями. Позднее старообрядцам пришлось создавать печатные книги по старым образцам; с этой целью они стали устраивать во второй половине XVIII века собственные типографии, которые строго преследовались правительством. Книги, вышедшие из таких тайных типографий, часто имели сознательно сделанные неверные указания на место их печатания. В некоторых книгах-перепечатках оставлялись дословно старые выходные сведения, и только по бумаге и по шрифтам можно определить, что они являются подделкой позднейшего происхождения.

Официальная церковь тоже прибегла к ловкому приему для того, чтобы быстро и просто отличать исправленные книги от неисправленных, а именно: она уничтожила все старые орнамен-

тальные украшения и сделала новые деревянные доски для заставок. Во всех рисунках новых заставок обязательно имелся маленький крест, который давал возможность священнику, даже и не очень разбиравшемуся в тонкостях редакционных поправок, сразу отличить книгу послереформенную от старой.

§ 68. «ВЕРХНЯЯ» ТИПОГРАФИЯ

Около 1680 года в Москве открылась еще одна типография, точнее говоря, она выделилась из Печатного Двора и пользовалась его типографским материалом. Эта типография называлась «Верхней», то есть царской, или дворцовой. Устроил ее известный писатель Симеон Полоцкий; в ней он печатал свои сочинения и другие литературные работы. В 1680 году из «Верхней» типографии вышли две книги, великолепно оформленные.

Первая — «Повесть о Варлааме и Иоасафе», перевод греческого текста. Эта повесть пользовалась в России широким распространением в рукописных списках; напечатана она была впервые в Кутеинском монастыре близ города Орши 22 июля 1637 года. Симеон Полоцкий заново переработал и издал этот перевод. На фронтисписе изображены два героя повести, сидящие в доме, из окна которого видна улица города. Рисунок для фронтисписа сделан знаменитым художником и иконописцем Симоном Ушаковым; гравировал его на меди Афанасий Трухменский. Оба художника поставили под гравюрой свои подписи. Композиция всей сцены, тонкий рисунок, прекрасное распределение света и тени, подчеркнутое искусным гравером, — все это свидетельствует о том, что гравюра представляет собой незаурядное произведение искусства (рис. 57).

Вторая книга — «Псалтирь», переложенная силлабическими стихами Симеоном Полоцким, снабжена фронтисписом, изображающим царя Давида. Рисунок сделан также Симоном Ушаковым.

В «Верхней» типографии Симеона Полоцкого был изготовлен станок, предназначенный для печатания гравюр глубокой печати. На этом станке печатались иллюстрации к книгам Симеона Полоцкого.

§ 69. РУКОПИСНАЯ КНИГА

Чтобы понять культурную жизнь народа в период существования феодально-абсолютистской монархии, недостаточно ознакомиться с печатной книгой. Правительство нуждалось исключительно в книгах церковно-служебных и в очень ограниченном количестве — в светских книгах, необходимых для обслуживания узкого придворного круга. Так как типография принадлежала государству, то она выполняла исключительно заказ двора; условий для развития частной инициативы и для создания частных

ЕЛРЛАЛЛЛЪ

А90НСГ'

мху?»

С? ЫЫЛ4МЪ К^пс'цг клгш» С'ЕгУы к/линьмкнл^п'й : _]I

кж

1имслфъ пазники€Ш^ Йиш с&Ёгъ {Глрм&АфАст^о*^

Рис. 57. Гравюра из книги «Повесть о Варлааме и Иоасафе» (Москва, 1681)

типографий в то время не имелось. Понятно, что ничтожное количество печатных книг научного содержания никак не могло удовлетворить все растущую потребность населения в книге. Поэтому в XVI—XVII веках продолжала преобладать рукописная книга, производство ее непрерывно увеличивалось. В 30-х годах XVII века при царском дворе возникла рукописная газета «Куранты». Для этой газеты выбирали из иностранных газет интересные известия, переписывали их в нескольких экземплярах для царя и придворных.

В 1687 году в Москве открылось высшее учебное заведение — Славяно-греко-латинская академия. Основателями ее и учителями являлись два брата — Софроний и Иоанникий Лихуды. Преподавание по тому времени было поставлено серьезно, и из Академии вышел ряд хорошо образованных людей. Все учебники, за исключением «Грамматики славянской» Мелетия Смотрицкого и «Греческой грамматики» львовской печати, были рукописные, в основном их составили те же братья Лихуды. Государство, а главным образом патриарх, в подчинении которого находилось книжное дело, еще не пришли к мысли о типографском способе печатания учебников. Заслуга эта принадлежит только Петру I.

В XVII веке в русской литературе появляется много замечательных произведений — повестей, сказаний, посланий, сказок; существовала большая и переводная литература.

В конце XVII века возникает бытовая повествовательная литература, в некоторых произведениях ее можно обнаружить критику церковной идеологии; выражалась эта критика в сатирическом изображении церковных служителей. В кремлевском дворце существовал даже театр, для которого писались пьесы. Одной из наиболее популярных была пьеса, называемая «Притчей о блудном сыне», сочиненная Симеоном Полоцким. В напечатанном виде с медных досок вместе с гравюрами эта пьеса появилась только в XVIII веке.

Среди научной и учебной рукописной литературы, ходившей по рукам в XVII веке, видное место занимали исторические сочинения — летописи и описания исторических событий, а также описания путешествий. В интересной рукописи, сохранившейся до наших дней, — «Сказании известно о воображении книг печатного дела» — рассказывается об истории первых московских типографий, описание событий доводится до пребывания печатника Фофанова в Нижнем Новгороде и восстановления Московской типографии.



История письменности и книги, Кацпржак Е. И.