§ 92. ИЗДАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДЕКАБРИСТОВ

Дворянское освободительное движение переживает в 20-х годах XIX века период идейкой подготовки. Среди будущих декабристов, являвшихся наиболее передовой и просвещенной частью дворянства, было много людей, связанных с литературой и наукой. Почти одновременно с организацией декабристами «Союза благоденствия», ставившего себе цели политические, возникло и литературное «Вольное общество просвещения и благотворения», впоследствии переименованное в «Вольное общество любителей российской словесности». В это общество входили те же писатели, которые состояли членами тайного «Союза благоденствия»: К. Ф. Рылеев, В. К. Кюхельбекер, Н. И. Тургенев, Ф. Н. Глинка. Основные задачи «Общества» — поощрение литературы и оказание помощи литераторам и ученым.

После Отечественной войны 1812 года правительство Александра I окончательно вступило на путь реакции. Последнее десятилетие царствования Александра I получило название периода аракчеевщины — от имени всесильного временщика графа А. А. Аракчеева, вершившего всеми делами управления. Единомышленником Аракчеева был министр народного просвещения

A. С. Шишков. Литературная и издательская деятельность декабристов протекала в условиях все усиливавшегося гонения на свободную мысль и на литературу. В 1818—1825 годах «Вольное общество любителей российской словесности» издавало журнал «Соревнователь просвещения и благотворения». В этом журнале широко проводилась проповедь идей гуманизма. Доходы с издания шли на нужды учащихся и ученых.

Другой журнал «Невский зритель» издавался декабристом1

B. К. Кюхельбекером в 1820—1821 годах. В «Невском зрителе» К- Ф. Рылеев, обычно подписывавший свои произведения инициалами К. Р., поместил свою знаменитую сатиру «К временщику», Которого он характеризует таким образом: «Неистовый тиран родной страны своей», и в котором все сразу узнали всесильного* Аракчеева. Сатиру автор подписал своим именем, из-за чего он мог жестоко пострадать. Безнаказанным это выступление прошло либо оттого, что Аракчеев, как говорили, не читал журналов, как

и вообще ничего не читал, или же оттого, что, прочтя его, не захотел признать себя в портрете изображенного тирана.

Из числа изданий декабристов наибольшую известность приобрел альманах «Полярная звезда», издававшийся К. Ф. Рылеевым и А. А. Бестужевым ежегодно в 1823, 1824 и 1825 годах (рис. 79). В этих трех выпусках альманаха принимали участие виднейшие деятели литературы — Пушкин, Баратынский, Рылеев, Бестужев-Марлинский, Крылов, Жуковский, Вяземский, Гнедич и многие другие. В «Полярной звезде» была помещена поэма Рылеева «Исповедь Наливайки», посвященная герою освободительной войны украинского народа, и «Кавказский пленник» Пушкина с иллюстрациями С. Галактионова. Последнее произведение привлекло к себе симпатии издателей, так как в нем содержался горячий призыв к свободе личности. Альманахи декабристов пользовались большим успехом среди читателей и получили много положительных откликов в критической литературе. Статьями Бестужева, помещенными в альманахах, зачитывались представители передовой интеллигенции.

Однако общественно-политические и философские идеи декабристов не могли появиться в печати и не предназначались для нее. Наиболее замечательные произведения декабристов — «Русская Правда» П. И. Пестеля и «Конституция» Никиты Муравьева дошли до нашего времени в многочисленных рукописных списках. В этих произведениях нашли отражение общественно-политические взгляды декабристов. Оба эти труда были широко известны членам как Северного, так и Южного обществ декабристов и обсуждались на их собраниях. После расправы с декабристами оба проекта продолжали ходить по рукам в списках.

§93. ИЗДАТЕЛЬСКОЕ ДЕЛО ВО ВРЕМЯ НИКОЛАЕВСКОЙ РЕАКЦИИ

Резкое усиление реакции после восстания декабристов 14 декабря 1825 года особенно тяжело отразилось на книжном и журнальном деле. Тридцатилетнее царствование Николая I было самым тяжелым временем для русской литературы и науки.

В 1826 году был издан новый цензурный устав, за свои невероятно тяжелые предписания получивший название «чугунного». В этом уставе содержалось 230 параграфов, сформулированных таким образом, что любой вопрос можно было истолковать в удобном для цензора смысле и запретить любое произведение. Так, например, в отношении исторических сочинений статья устава гласила: «История не должна заключать в себе произвольных умствований, которые не принадлежат к повествованию». Один из правительственных деятелей того времени сказал, что, пользуясь этим уставом, можно любую церковную молитву истолковать как произведение революционное.

В 1828 году цензурный устав был пересмотрен и изменен, число параграфов уменьшено почти вдвое и сделаны попытки

Рис. 79. Обложка альманаха «Полярная звезда»

уточнить неясности. Однако и этот устав губительно отражался на книжном деле. Согласно цензурному уставу рукопись проходила не одно цензурное учреждение, а иногда два или три. В тех случаях, когда в сочинении затрагивались специальные вопросы религии или государственного строя, оно должно было поступить на рассмотрение кроме цензурного комитета еще и в особое учреждение, ведающее данным вопросом (синод, сенат и др.). На тяжесть цензуры того времени постоянно жалуются все литераторы; в письмах и стихах Пушкина неоднократно встречаются высказывания о тяжести цензурного гнета. Как известно, Пушкин обратился однажды к Николаю I с жалобой на цензуру, на что царь предложил поэту: «Я сам буду твоим цензором».

Не довольствуясь строгими цензурными законами, правительство Николая I преследовало всякое проявление инициативы в издательском деле. Ставились всевозможные преграды, чтобы не допускать открытия новых журналов, а из числа уже существующих многие в 30-х годах были закрыты. Ограничивалась и торговля иностранными книгами. После того как в Западной Европе началась революция 1848 года, правительство решило еще в большей степени усилить цензуру. Был создан негласный комитет, получивший название «Комитета 2 апреля» или «Бутурлинского комитета» от имени возглавлявшего его Д. П. Бутурлина. Обязанность «Комитета» состояла в том, чтобы наблюдать за цензурой; таким образом, это была цензура над цензурой. Цензор нес ответственность за разрешенное им к печати литературное или научное произведение. Боясь ответственности, цензоры находились в постоянной тревоге за каждое просматриваемое ими произведение, вследствие этого они усиливали придирки к авторам.

§ 94. ПРОГРЕССИВНОЕ ДВИЖЕНИЕ

Однако ни цензурные, ни административные преследования не могли остановить наступательное движение прогресса. Литература развивалась, появлялись замечательные произведения, и хотя иногда они в течение длительного времени запрещались цензурой, все же в конце концов делались доступными для широкого круга читателей. Происходило усиленное распространение литературных произведений в виде рукописных списков. Так, например, гениальная комедия А. С. Грибоедова «Горе от ума», написанная в 1824 году, распространялась в рукописном виде, в печати она появилась уже после смерти автора — в 1833 году. Вышла она с огромными пропусками, так как часть материала цензор не разрешил к печати.

О размерах распространения литературы в списках можно судить на основании высказываний одного из реакционных деятелей того времени — Сенковского. По его словам, следовало бы разрешить напечатать «Горе от ума» (которого, по словам газеты

«Северная пчела», ходило в списках до 40 тысяч экземпляров), так как отсутствие печатных экземпляров этого произведения усиливало интерес к нему, а «неблагонамеренные лица могут еще и добавлять от себя стишки».

В течение длительного времени распространялось в рукописном виде знаменитое письмо Белинского к Гоголю (1874), а также многие воспоминания участников Крымской войны 1853—1856 годов. В рукописных списках распространялись многочисленные проекты крестьянской реформы, выходившие из рядов либерального дворянства, которое в результате кризиса крепостного хозяйства убедилось в неизбежности уничтожения крепостного права.

Попытка ведения печатной пропаганды была сделана участниками известного революционного кружка петрашевцев. Главный организатор кружка М. В. Буташевич-Петрашевский, горячий приверженец идей утопического социализма Фурье, выпустил вместе со своими единомышленниками «Карманный словарь иностранных слов», составленный Н. С. Кирилловым (1845—1846). В этом словаре под видом толкования таких иностранных слов, как «конституция», «республика», «демократия», высказывались революционные взгляды. В толковании некоторых иностранных слов нетрудно было разгадать скрытый смысл. Например, в объяснении слова «анархия» сказано, что она «иногда господствует и в таком государстве, где, повидимому, существует и стройность и порядок в управлении, но в сущности нет ни прочных постановлений, ни строгого выполнения их». Легко было увидеть здесь намек на Россию при Николае I. Во втором выпуске словаря, который редактировал Петрашевский, давалось толкование слов в духе утопического социализма, причем редактор отсылал интересующихся отдельными вопросами к сочинениям Сен-Симона, Фурье, Прудона и других представителей социальных учений.

Первый выпуск словаря благополучно вышел в свет. Второй выпуск еще до выхода из типографии был конфискован и уничтожен, сохранились случайно единичные экземпляры. После этого власти стали разыскивать и уничтожать первый выпуск словаря.



История письменности и книги, Кацпржак Е. И.