ПЕЧАТЬ ПЕРИОДА РЕВОЛЮЦИИ 1905 ГОДА


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ КНИГА ОТ 1905 ДО 1917 ГОДА

§ 110. ПЕЧАТЬ ПЕРИОДА РЕВОЛЮЦИИ 1905 ГОДА

В период подготовки революции 1905 года и в самую революцию выпускалось огромное количество социально-экономической литературы. Повышение политической сознательности и активности рабочих масс создало большой спрос на популярную дешевую политическую брошюру. Некоторые частные издательства,

принадлежавшие людям, сочувствовавшим революции, перешли почти исключительно на издание политической брошюры; возникло много новых издательств, специализировавшихся на выпуске этой продукции. Даже некоторые типично капиталистические издательства включили в свои планы издание политической брошюры.

Вспоминая об этом времени, В. И. Ленин писал: «Миллионы дешевых изданий на политические темы читались народом, массой, толпой, «низами» так жадно, как никогда еще дотоле не читали в России»; и далее: «Купцы бросали торговать овсом и начинали более выгодную торговлю — демократической дешевой брошюрой. Демократическая книжка стала базарным продуктом»1.

Одновременно с этим быстро возрастал спрос со стороны интеллигенции на научную книгу по социальным и экономическим вопросам; в особенности это касается книги марксистской. Произведения Маркса и Энгельса печатались многими издательствами легально и нелегально и жадно расхватывались читателями.

Растерявшееся правительство было не в силах бороться с наплывом политической, часто революционной литературы. Книги изымались из продажи, их конфисковывали и уничтожали.

Особенно жестоко преследовалась политическая книга, рассчитанная на массового читателя.

Однако революционный подъем рабочих масс и сочувствие всех работников книги, начиная от типографских рабочих и кончая продавцами магазинов и библиотекарями, помогали обойти цензуру и распространить любое издание.

После царского манифеста 17 октября, обещавшего среди других «свобод» и свободу слова и печати, большинство издателей и типографий перестало считаться с цензурой и не представляло ей рукописи на предварительное рассмотрение: книги подвергались конфискации и преследованию в судебном порядке уже после выхода в свет.

В борьбе с цензурой свободолюбивая печать выработала целую систему своеобразных приемов и уловок. Так, например, в издательствах наряду с фактическими редакторами и руководителями имелись особые фиктивные редакторы, предназначенные «для отсидки», то есть для несения ответственности перед властями. Издатель подговаривал за определенную плату специальное лицо, зачастую не имеющее никакого отношения к литературе, которое официально утверждалось в должности главного редактора издательства или периодического органа печати и, следовательно, несло ответственность за выпускаемую печатную продукцию. При возбуждении судебного преследования этот подставной редактор представал перед судом и в случае осуждения

1 В. И. Ленин, Сочинения, т. 18, стр. 286.

подвергался тюремному заключению. Ввиду того что многие из активных деятелей печати были людьми, скомпрометированными в глазах властей, «неблагонадежными», то привлечение их к суду за напечатание революционной литературы могло повлечь за собой более строгий приговор или же предъявление им более тяжелого обвинения, что могло надолго вырвать их из революционного движения. Благодаря комбинациям с фиктивными редакторами фактические редакторы и издатели оставались незатронутыми и могли спокойно продолжать свое дело.

Другой прием борьбы с цензурой состоял в том, что в цензуру сообщались преуменьшенные сведения о тираже, а экземпляры сверх этой цифры тиража немедленно по изготовлении разносились из типографии по надежным местам и распространялись через верных людей.

Периодические издания в случае запрещения возобновлялись под слегка измененным названием, как будто это было совсем другое издание.

Крупнейшими издательствами политической брошюры были: «Молот» и «Колокол» в Петербурге, «Труд» в Москве, «Буревестник» и «Вперед» в Одессе.

Много брошюр выпускало издательство «Донская речь» в Ростове-на-Дону. Здесь кроме политической литературы выходили массовыми тиражами дешевые книги для крестьян и рабочих, много художественной литературы прогрессивного направления.

В большом количестве «Донская речь» выпускала отдельные рассказы Горького и других передовых писателей. Многие издания «Донской речи» подверглись конфискации, а в 1907 году издательство было закрыто правительством.

Издательство «Знание», которым руководил А. М. Горький и которое до сих пор издавало исключительно произведения новейшей русской литературы и небольшое число научных книг, тоже перешло на издание дешевой политической литературы. Это изменение профиля издательства было сделано по предложению Центрального Комитета Российской социал-демократической рабочей партии. «Знание» начало выпускать серию «Дешевая библиотека товарищества «Знание», в которой печаталась политическая, преимущественно марксистская литература. Попытка выпустить в этой серии «Манифест Коммунистической партии» закончилась неудачей — книга была конфискована. Однако издательству удалось спрятать весь тираж в своих книжных складах, где он и пролежал до 1917 года, и после февральской революции его выпустило с новой обложкой партийное большевистское издательство «Жизнь и знание».

В 1905 году зарубежная и подпольная революционная печать частично получила возможность легализоваться. Большевистскую литературу охотно печатали многие издательства: «Буревестник» в Одессе, «Молот» в Петербурге и другие. Однако

вполне удовлетворить спрос на наиболее нужную в данный момент книгу эти частные издательства не могли, да и печатали они политическую литературу отчасти по соображениям прибыльности. Как на пример беспринципности в издательском деле можно указать на издание «Манифеста Коммунистической партии», предпринятое издательством «Молот». Чтобы сократить расходы по изданию, текст «Манифеста» был искажен и так сокращен, что он уместился на 32 страницах (двух печатных листах).

В Москве существовало издательство «Колокол», печатавшее некоторые книги по заданиям Центрального Комитета партии большевиков. С марта 1906 года «Колокол» открыл отделение в Петербурге.

В период революции 1905—1907 годов стала ощущаться настоятельная необходимость создать центр большевистской легальной печати, и в первую очередь легальную большевистскую газету В октябре 1905 года была основана первая легальная большевистская газета «Новая жизнь».

Находясь в это время еще за границей, В. И. Ленин руководил оттуда организацией газеты. В ноябре в связи с подготовкой вооруженного восстания Ленин приехал в Петербург и стал руководить газетой.

В «Новой жизни» печатались многие статьи Ленина, служившие руководством в повседневной работе партии. Ленин принимал непосредственное участие в редактировании газеты, давал руководящие указания сотрудникам. Ленин указывал на необходимость помещения в газете только строго проверенных фактов; он призывал газетных работников к тому, чтобы изжить практику буржуазных газет, помещающих на своих страницах кричащие, но недостоверные факты. После Декабрьского вооруженного восстания газета «Новая жизнь» была закрыта правительством.

В мае 1906 года организовалось легальное партийное издательство «Вперед», одним из руководителей которого был В. Д. Бонч-Бруевич. При издательстве был открыт книжный магазин и обширный книжный склад, в котором сосредоточивалась политическая литература, выпускавшаяся другими издательствами. Склад занимался распределением марксистской литературы по провинциальным магазинам. В издательстве «Вперед» впервые зародилась мысль напечатать собрание Сочинений В. И. Ленина, но сам Владимир Ильич не захотел выпускать собрание всех своих сочинений, а предложил ограничиться сборником избранных работ под названием «За двенадцать лет». Однако издательству «Вперед» не удалось выпустить этого сборника, и он вышел в 1907 году в издательстве «Зерно». Работа типографии издательства «Вперед», магазина и склада проходила в исключительно тяжелых условиях, в условиях начинавшейся реакции. Постоянное наблюдение полиции, частые налеты

и обыски в типографии и магазине создавали в работе большие трудности. Иногда удавалось ликвидировать нажим полиции путем подкупа.

Крупнейшим издательством в Москве, выпускавшим большевистскую литературу, являлось частное издательство «Труд». Под фирмой «Труд» существовали в Москве большой книжный магазин и склад. При начавшейся реакции издательство «Труд» было закрыто.

После выборов Советов рабочих депутатов в октябре 1905 года начала усиливаться подпольная печать, руководимая Советами. Хотя Советы, не считаясь с цензурой, осуществляли свободу печати, но ограничиться одной только легальной печатью в период подготовки вооруженного восстания было невозможно.

Требовалась тайная печать, роль которой заключалась в том, чтобы распространить массовую революционную литературу, призывающую к восстанию. Поэтому в этот период заметно умножились подпольные типографии в Москве, Петербурге, Екатерино-славе (Днепропетровске), Костроме, Владимире, Ярославле, Иванове.

В подготовке московского вооруженного восстания большую роль сыграли московские подпольные типографии, находившиеся в ведении Московского Комитета Российской социал-демократической партии. В Москве в период революции 1905—1907 годов работало пять подпольных типографий. Энергичную деятельность в этой области развил Николай Эрнестович Бауман, направленный на работу в Москву заграничным большевистским центром. Бауману было поручено создать в Москве подпольную типографию для печатания большевистской литературы. С помощью рабо-чих-болыневиков типография, организованная Бауманом, действовала непрерывно, несмотря на преследования полиции. Не раз работникам типографии приходилось, рискуя арестом, переносить на руках тяжелые шрифты.

Чтобы замаскировать тяжесть, работнику, несущему шрифт, приходилось прибегать к переодеваниям, иногда притворяться пьяным, идущим нетвердой походкой.

За период своей работы типография много раз меняла местопребывание. Чтобы заглушить шум, производимый печатной машиной, в передней комнате ставилось несколько швейных машин. Типография помещалась под вывеской швейной мастерской. Несмотря на исключительно тяжелые условия, в которых приходилось работать московским подпольным типографиям, они сумели наладить выпуск и распространение огромного количества агитационной литературы. Листовки Московского Совета рабочих депутатов выпускались тиражами до 30 тысяч экземпляров, в некоторых случаях тиражи повышались до 50 тысяч экземпляров. Воззвание большевиков перед выборами во вторую Думу вышло в свет в количестве 100 тысяч экземпляров. В условиях конспирации работа подпольных типографий могла проводиться только

с активной помощью рабочих. Московский Совет, руководимый большевиками, был крепко связан с рабочими организациями; вследствие этого он успешно проводил печатание и распространение нелегальной литературы. Доставка бумаги, передача оригиналов, наконец, вынос из типографии готовой продукции по заранее известным адресам — все это осуществлялось рабочими.

В период подготовки всеобщей Октябрьской стачки и Декабрьского вооруженного восстания значение нелегальной печати было огромно.

Одна из московских подпольных типографий, восстановленная после Великой Октябрьской социалистической революции, сохраняется до настоящего времени как замечательный памятник эпохи. Эта типография, открытая в августе 1905 года, находилась на Лесной улице под вывеской «Оптовая торговля кавказскими фруктами Каландадзе». Небольшая лавочка была заставлена ящиками с фруктами, причем фрукты лежали только сверху для декорации. Под лавочкой находился погреб, из которого замаскированный ход вел в помещение типографии — ход настолько низкий и узкий, что по нему можно было продвигаться только ползком. Помещение для типографии было так мало, что работать в нем мог всего один человек. Наборная касса ставилась на печатной машине, слабо освещенной керосиновой лампой. Когда набор заканчивали, кассу снимали и приступали к печатанию.

Несмотря на огромные трудности, эта типография выпустила большое количество прокламаций и листовок и даже печатала небольшую газету «Рабочий». Типография избегла разгрома в такой период, когда вся рабочая печать подвергалась яростным преследованиям, и была закрыта самими организаторами в июле 1906 года.

Кроме листовок в подпольных типографиях печаталась и научная социально-политическая литература. Так была издана нелегально работа В. И. Ленина «Шаг вперед, два шага назад», в которой развиты положения, «ставшие потом организационными основами большевистской партии»1. Книга вышла впервые за границей (Женева, 1904), а в 1905 году была перепечатана в нелегальных типографиях Центрального Комитета Российской социал-демократической рабочей партии в Петербурге и ее Московского комитета в Москве. В 1907 году на книгу наложил арест Петербургский комитет по делам печати. Также два раза перепечатывалась нелегально и другая знаменитая работа В. И. Ленина — «Две тактики социал-демократии в демократической революции», в которой Ленин заложил основы революционной тактики большевистской партии.

1 «История Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). Краткий курс», стр. 45.

Во время всеобщей Октябрьской стачки появилась крайняя необходимость в печатном органе для освещения положения в стране.

Рабочие Москвы и Петербурга нашли выход: они начали применять «захват» типографий, закрытых во время всеобщей стачки. Ночью в бездействовавшую типографию, находившуюся под охраной нескольких дворников или сторожей, приходили рабочие с готовым текстом номера газеты. Сторожей отводили в изолированное помещение, а на их место становился один из рабочих. Овладев типографией, начинали быстро набирать газету, иногда успевали даже отлить стереотипы, с которых печатали номер газеты в необходимом количестве экземпляров. Наутро полиция и все население не могли объяснить, как появилась газета в такое время, когда бастуют все типографии. Несмотря на противодействие полиции, газеты жадно расхватывались. Вскоре от владельцев типографии полиция узнала о приемах печатания газеты и установила более тщательное наблюдение за типографиями. Были случаи, когда во время печатания газеты происходили налеты полиции и приходилось прерывать работу и спасать хотя бы часть готового тиража. «Захваты» типографий рабочими продолжались, но их стали производить каждый раз в другом месте, чтобы сбить полицию с толку. Выбирали такие типографии, где здание помещалось во дворе или выходило в глухой переулок, чтобы свет из окон не привлекал внимания снаружи. Таким образом рабочим удалось выпускать газеты в период наиболее напряженной революционной борьбы осенью 1905 года.

В то же время в Закавказье продолжали работать подпольные типографии под руководством И. В. Сталина; Авлабарская типография в Тбилиси выпускала газету «Борьба пролетариата»; в Баку подпольная типография усиленно работала в течение всего 1905 и в начале 1906 года.

В революцию 1905—1907 годов появился новый вид печатной продукции — юмористические журналы, в которых царские министры, придворная знать, царь подвергались злому и чрезвычайно остроумному осмеянию. Это была форма политической сатиры. Подавляющее большинство сатирических журналов находилось в руках буржуазной интеллигенции, оппозиционно настроенной к царизму.

Журналы носили краткие, но выразительные названия: «Пулемет», «Жупел», «Сигнал», «Пули», «Зритель» и т. п. Обычно эти журналы были недолговечны. Выходившие в 1905—1906 годах без предварительной цензуры номера журналов конфисковались по выходе, и журналы закрывались. Тогда тот же журнал начинал выходить под другим названием. Например, цензурой был закрыт журнал «Дятел». Обложка этого журнала была украшена изображением сидящего на стволе березы длинноногого дятла. После запрещения появился новый журнал под названием «Клюв». В той же манере вместо дерева на обложке

изображались стена тюрьмы и окно с решеткой. За решеткой сидит дятел, просунув через нее клюв. Тут же рядом объявление: «Ввиду закрытия полицией журнала «Дятел» подписчики будут получать журнал «Клюв».

В юмористических журналах помещались литературные произведения многих передовых писателей; оформляли журналы и рисовали карикатуры талантливые художники: Д. Н. Кардовский, И. Я- Билибин, Д. И. Митрохин, Е. Е. Лансере, молодой карикатурист Д. С. Моор, ставший затем крупным советским мастером плаката. Юмористические журналы помещали на своих страницах не только карикатуру и сатиру; в них находили свое отражение в литературной и художественной форме преступления царской власти. Так, в годовщину «Кровавого воскресенья» 9 января 1906 года все журналы были наполнены описаниями и изображениями ужасов этого дня. Некоторые журналы вышли с пятнами красной краски, производившими впечатление кровавых пятен. При начавшейся реакции, которая сопровождалась репрессиями, погромами и неслыханными жестокостями, в журналах по мере возможности помещались известия о злодеяниях правительства, вследствие чего эти журналы правительство закрывало.

С января 1906 года большевики начали выпускать иллюстрированный журнал «Наша мысль», но он был закрыт после выхода пятого номера.



История письменности и книги, Кацпржак Е. И.