ВИЗУАЛЬНЫЕ И ЗВУКОВЫЕ ЭФФЕКТЫ 3


НАЛОЖЕНИЕ ПО ПРИНЦИПУ РАЗДЕЛЕНИЯ ЯРКОСТЕЙ. Задник, пиое-цируемый иа ровный белый фон (коммутирующий тон), электронно подавляется всякий раз, когда на него попадает объект. Проецируемый объект подавляется всякий раз, когда появляется коммутирующий той. При совмещении оба изображения дают комбинированный план. / — сцена на заднем плане, камера I; 2 —объект, камера 2; 3 — изображение камеры I, электронно подавленное; 4 — изображение камеры 2, электроиио подавленное

Рис. 20.40.

НЕДОСТАТКИ ПРИЕМА. Слева — явное несоответствие тонов объекта. В центре — результат использования белого коммутирующего тона. Такое изображение может возникнуть даже в обычных сценах: при ярком освещении, отражениях и если у актеров светлые волосы. Справа — таковы результаты использования черного коммутирующего тона. В обычных сценах это происходит прн наличии темных пятен (например раскрытый рот)

Когда объект переднего плана движется, его изображение вводится автоматически. Обычно единственное, что выдает наложение, — едва заметная, слегка зазубренная белая или черная окантовка перед объектом переднего плана.

Применение наложения изображения.

1. Фоны. Актер, находящийся на переднем плане, и все, что его окружает, свободно перемещаются перед фоном и предметами заднего плана.

2. Вытеснения. Белые и черные картонки, скользящие перед объективом камеры, ведущей съемку переднего плана, вытесняют изображение этого плана. Панорамируя вдоль картонок, мы получим разновидность вытеснения. Остановка на середине даст разделение экрана. Этот прием может быть расширен, и зритель увидит драпировки, жалюзи, различные театральные занавески и т. п. Нередко такие вытеснения являются своеобразным средством перехода от сцены к сцене.

3. Исчезновения и появления. Попеременно вводя и выводя изображение то переднего, то заднего плана, мы с легкостью создаем иллюзию всевозможных появлений и исчезновений.

4. Преобразования. Ваза с розами, например, легко превращается в чашу с золотыми рыбками, если эта чаша, соответственно расположенная перед камерой, передающей передний план, полностью вводится при наложении. А если обстоятельства требуют, мы можем даже заменить одно лицо другим на одном и том же туловище.

5. Увеличение размера. При наезде соответствующей камеры совмещаемый предмет будет на глазах у зрителя расти или уменьшаться. (Сказка Люиса Кэролла «Алиса в стране чудес»).

6. Некоторые особые случаи. Можно использовать наложение для создания абстрактных рисунков или в чисто декоративных целях. Предположим, что изображение переднего плана содержит широкий диапазон тонов, и используем белый тон для наложения. В результате возникнет странная картина, в которой все светлые тона становятся одинаково черными, тогда как все темно-серые воспроизводятся нормально.

При микшировании с сигналом от камеры, передающей задний план, например с белой или фактурной поверхностью, эти сплошные черные участки окажутся заполненными каким-то рисунком. Если бы мы для переключения использовали черное, самые темные тона выглядели бы нарисованными по трафарету, тогда как более светлые тона были бы воспроизведены нормально.

Совмещая это изображение с первоначальным необработанным изображением того же предмета (теперь оно используется в качестве фона), мы получим самые удивительные эффекты.

коммутирующий

Рис. 20.41.

ЕСТЕСТВЕННОЙ ВЫТЕСНЕНИЕ. Камера направлена на жалюзи, которые скрывают участок коммутирующего тона. Раскрываясь, жалюзи автоматически вытесняют этот участок, выявляя план камеры, передающей задний фон. Закройте жалюзи (вытеснив этим задний план), переключите на камеру, передающую другой фон, снова откройте жалюзи, н за окном вы увидите совсем другой пейзаж

''||ч1Ч’||)|||||11Г1111Г1мгн111М11шт11»м111Н1т1пж11|Гмщ>1(1111М1пм11;

\ I / \ I / \ Т f

2 2 2

Рис. 20.42.

ЭЛЕКТРОННАЯ МАСКА, ДЕЙСТВУЮЩАЯ ПО ПРИНЦИПУ РАЗДЕЛЕНИЯ ЦВЕТОВ. Актер, находящийся перед синим фоном, освещается желтым светом. Его снимают камеры через общую зеркальную систему. Камера, снимающая актера, имеет желтый светофильтр и поэтому воспринимает актера нормально освещенным на черном фоне. Коммутирующая камера через синий фильтр воспринимает силуэт актера на ярком фоне. Сигнал этой камеры приводит в действие специальные цепи, которые автоматически осуществляют переключение от сигнала камеры, передающей актера, на видеосигнал от другого источника, передающего сцены на заднем плане. Изображение актера электронно накладывается на фон. 1 — синий фон; 2 — синий свет; 3 — желтый свет, падающий на актера; 4 — камера, снимающая актера; 5—желтый светофильтр; 6 — синий светофильтр; 7 — коммутирующая камера; 8 — расщепитель луча; 9 — коммутирующий усилитель; Ю — видеосигнал от источника, дающего изображение

заднего плана

Возможности этих трюков безграничны: бредовые видения, потусторонний мир, неожиданные ракурсы изображения повседневности, оживление надписей и т. д.

Усилитель спецэффектов. Весьма схожий с аппаратурой для электронных вставок усилитель спецэффектов генерирует электрические сигналы различной формы (прямоугольные, треугольные и т. д.). Они используются для автоматического переключения от одного источника видеосигнала к другому. С помощью усилителя осуществляют простые вытеснения и разделение экрана.

Трансформация фона

Иногда нам необходимо изменить весь облик фона, в то время когда мы продолжаем следить за объектом на переднем плане. Например, как передать зрителю, что герой тоскует по родине? И вот за спиной знаменитого певца скучный городской пейзаж превращается в его родные места. Такие метаморфозы осуществляются несколькими способами: с помощью подсвечиваемого спереди или сзади тюля; с помощью рирпроекции; совмещением;

с помощью двусторонних экранов, выявляющих одну сцену при фронтальном освещении, а другую, нарисованную на обратной стороне, при заднем освещении;

с помощью ряда диапозитивов (проектор поочередно фокусируется на каждом диапозитиве так, что мы получаем одновременно резкое изображение одного диапозитива и смазанное, неотчетливое изображение других); используя эффект Самойлова.

Киноэффекты

Когда нам нужно воссоздать быстрое, замедленное, обратное, периодическое движение или его прекращение, а также расширение или сокращение пространства и времени, появления, исчезновения и другие превращения, мы прибегаем к чудесам кино.

Ускорение движения и сокращение масштаба времени — это прием:

1) подчеркивающий комизм или драматизм ситуации (например мчащиеся облака);

2) позволяющий мгновенно показать длительный процесс, воспроизвести все его стадии (например рост цветка).

Чтобы создать впечатление быстрого движения, мы снимаем кинопленку со скоростью ниже нормальной, а воспроизводим ее с нормальной скоростью (24 кадр/сек).

Медленное движение. Замедление движения объекта и расширение масштаба времени позволяет:

подчеркнуть форму движения (например рисунок танца); воспроизвести отдельные элементы очень быстрых движений (например взмах крыльев колибри);

обратить внимание на то или иное движение.

Для этого мы ведем съемку со скоростью, превышающей нормальную (например 64 кадр!сек), а воспроизводим ее с обычной скоростью.

Обратное движение. Мы прибегаем к этому приему в фантастических сценах, а также, когда этого требует комизм ситуации или когда нам нужно объяснить процесс, результат которого уже известен. Так, на глазах у зрителя упавшая труба поднимается и восстанавливается из кусков, ткани сами заворачиваются и разворачиваются, разбросанные буквы сами устанавливаются. Для этого достаточно отпечатать пленку в обратном порядке, заправить ее в проектор с конца или использовать электронную аппаратуру.

Покадровая киносъемка. Мы снимаем серию изображений по одному кадру, каждый раз слегка меняя положение объекта. Воспроизведя их в быстром темпе (с любой скоростью), мы создаем иллюзию движения объекта. Таким образом

«оживляют» мультипликации, куклы и т. д.

Повторяемость движения. Там, где процесс периодически повторяется, незаменимы кинокольца. Но когда таких повторов всего несколько, проще соединить идентичные копии.

Расширение и сокращение пространства и времени. Продуманный монтаж пленки позволит создать иллюзию, что два смежных участка ближе или дальше друг от друга, комната больше или меньше, коридор короче или длинее, чем это есть на самом деле.

Рис, 20.43.

ВРЕМЯ И ПРОСТРАНСТВО. Слева — когда камера панорамирует н следит за движением актера, у зрителя возникает точное представление о размере комнаты. Фиксируя только часть пути актера, переключая от панорамирования А— Б и точки В—/\ мы как бы сокращаем время и пространство. Комната покажется меньше. Незаметно повторяя уже пройденный отрезок, переключая от панорамирования на участке А— Б~В к панорамированию на участке Б—В—Г, мы как бы растягиваем время и пространство. Справа — переключение от движения в глубь коридора и обратно создает впечатление непрерывной сцены

Звуковые эффекты

Регулировка характера звучания

Не всегда точно воспроизведенный звук — это именно то, чего мы добиваемся. Стремление к драматизму, необходимость воссоздать атмосферу, окружающую обстановку нередко заставляет нас сознательно жертвовать качеством звучания. И это легко достигается фильтрацией, искажением, регулировкой реверберации и скорости воспроизведения. Фильтрация (с применением выравнивателей, регуляторов тембра, фильтров низкой частоты) позволяет увеличить или уменьшить низкие или высокие тона. Подчеркивая или подавляя выбранные части звукового спектра, мы можем сделать звук резким, высоким, раздражающим, глухим и т. д. Искажения. Различные приборы помогают имитировать помехи, любые искажения и целый ряд сложных шумов, способствующих созданию драматической выразительности. Реверберация. При глухой (нереверберирующей) акустике сам источник звука должен размещаться в обстановке сильного поглощения (т. е. на открытом воздухе или в хорошо обитой комнате). Мы не можем заглушить естественный звук, хотя подавление низких и верхних частот помогает создать подобную иллюзию.

Для увеличения реверберации звука мы используем несколько устройств:

«комнату эхо»;

звукозаписывающее устройство с большим числом воспроизводящих головок (см. 6.17);

проигрывание пластинки при двух или большем количестве слегка смещенных адаптеров;

электромеханические приборы. Самый универсальный из них — звукозаписывающее устройство с большим числом воспроизводящих головок. Выбрав соответствующую воспроизводящую головку, мы можем получить множество эффектов, включая повторение звука и многократное эхо.

Еще большего разнообразия можно добиться, смешав чистый, отфильтрованный или искаженный звук с его реверберированным вариантом, в свою очередь чистым или обработанным.

Регулировка скорости. Как мы уже знаем, проигрывание записи на большей скорости, чем она была сделана, повысит тон, темп, сократит длительность. Однако воспроизведенный звук лишается басов, но приобретает дополнительную высоту. Все это вызывает удивительные субъективные ощущения. При небольшом увеличении скорости кажется, что запись сделана просто в быстром темпе, однако дальнейшее увеличение скорости полностью меняет характер звука.

Рис. 20.44.

ЭХО, / — первоначальный звук делает* ся более реверберирующим, причем степень реверберации зависит от со* отношения первоначального необработанного и отраженного звуков, попадающих на микшер; 2 — первоначальный звук смешивается с отраженным звуком так же, как в /, а затем подвергается дополнительным искажениям; 3 — здесь первоначальный звук искажается, тогда как неискаженный первоначальный вариант звука подвергается отражениям. Составляющие могут комбинироваться в любых пропорциях*. 4 — необработанный первоначальный звук смешивается с отраженным, подвергшимся искажениям звуком. А — необработанный звук; Б — устройство для получения эхо; В — исказн-тель; Г — микшер

При удвоенной скорости звуки становятся странно пискливыми, приобретают веселую, подчас комическую тональность, совсем непохожую на ту, которая присуща самому исполнителю. Это звучание вводит нас в мир мышиного писка, жужжания насекомых, разговоров мебели, посуды — в мир мультипликаций. Артикулируя медленнее во время записи, мы при ускоренном воспроизведении получим естественную речь, фальцет, а при ускорении — карликовые голоса. (Вращение воспроизводящих головок в магнитофонах позволяет даже изменять тон, не изменяя скорости движения пленки.)

Воспроизведя звук со скоростью ниже, чем та, с которой он записан, мы получаем более низкий тембр, замедленный темп и увеличенную реверберацию. Голоса басят, лишаются самых высоких частот, большинство звуков приобретает зловещую окраску, например, звучание ксилофона, колоколов, грома, гонга становится необыкновенно выразительным. При этом они не теряют своей подлинности, тогда как другие звуки трудно даже узнать: например, стонущий ветер превращается в подземный гул и т. п.

Воспроизведение звука в обратном направлении. Проигрывая запись в обратном направлении, можно добиться различной -степени изменения характера звука. Плавные звуки (легато), исполняемые на одном дыхании, при этом мало изменяются. Например, «Неоконченная симфония» Шуберта будет все равно восприниматься как музыка. Отрывистые (стаккато) звуки при таком исполнении приобретают характерное придыхание. Мы научились воспроизводить в обратном направлении множество шумов. В соединении с фильтрацией, реверберацией или измененной высотой тона они могут удовлетворить самое богатое воображение и воссоздать любое звучание — от речи марсиан до рева чудища морского. Повторяемые звуки. Постоянное, настойчивое повторение одного и того же звука создает ощущение напряженности, иногда даже истерии (не следует увлекаться этим приемом). В таких случаях пластинке с повторяющимися канавками следует предпочесть короткие кольца магнитной пленки или кинопленки.

•Фединги и искажения. Слегка асинхронное проигрывание двух одинаковых записей вызывает фединги и искажения, характерные для коротковолнового приема.

Образные звуки. Когда звуковые эффекты из реальности переходят в сферу фантастики, речь перестает быть привилегией только человека. Что стоит свистку локомотива просвистеть: «Все по местам!» Существует два основных устройства, позволяющих артикулировать нечеловеческие звуки. Несмотря на свои недостатки, оба они открывают огромные возможности.

Рис. 20.45.

Звук, который следует подвергнуть •обработке, воспринимается специальным устройством, укрепляемым на шее исполнителя. Возбужденный звуковыми токами небольшой плунжер вибрирует л изменяет характер произносимых звуков. В этом измененном виде они и i воспринимаются студийным микрофоном

Простейшее из них — аппарат, который надевается на шею, и тогда голос актера приобретает удивительное звучание.

Существует также электронный метод, который творит чудеса, автоматически, моделируя один звуковой сигнал с помощью другого.

Шумовые эффекты. Многие звуки теряли смысл, если их оторвать от окружающей среды. Некоторые нам просто мало знакомы, например свист газового пламени. Но существуют звуки, которые даже вне связи с их первозданной сущностью производят большое впечатление. Гул мотора реактивного самолета в сцене, изображающей тайфун, все равно звучит как вестник катастрофы. Есть звуки, которые приобретают совершенно новое значение (например, треск раздавленного спичечного коробка вблизи микрофона имитирует грохот обваливающегося здания).

В этом отношении многие музыкальные инструменты об* ладают широким диапазоном возможностей, в особенности когда на них играют необычным образом: тоскливый звук пилы, скрипка, имитирующая скрип дверей, завывание ветра, стоны электрогитары, перезвон хрусталя, переборы гармошки и т. п.

Все это для проницательного режиссера не просто звуковые трюки. Они помогают разбудить воображение зрителя, украсить будничное, выразить недосказанное, придать конкретность неизведанному.



Как делается телевизионная передача, Джеральд Миллерсон, 1971



Курьер смотреть онлайн
Небеса обетованные смотреть онлайн
Суета сует онлайн