ВВЕДЕНИЕ 2


Надо отметить также, что становление молодых кинематографий начиналось обычно с хроникально-документальных лент, которые создавали летопись текущих событий, фиксировали факты народной борьбы, исследовали важнейшие общественно-политические проблемы времени. Рассматривая киноискусство как средство воспитания и просвещения масс, кинематографисты освободившихся стран неустанно совершенствовали пропагандистские и популяризаторские функции искусства экрана, искали новые формы художественной выразительности. Характерные для этого периода эксперименты в области киноязыка были обусловлены процессом социально-политических преобразований, породившим новое отношение к кино как к идеологическому и культурному оружию революции.

Первоначальный этап развития кинематографа осво-

' і Кино в борьбе за мир, социальный прогресс и свободу народов. М., 1976, с. 10.    ; .

бодйвшихся стран поражает, таким образом, удивительной общностью политических устремлений, социальных воззрений и художественных поисков тех режиссеров, чье творчество реально влияло на кинематографический процесс, выражало его прогрессивные тенденции и обусловливало поступательное движение молодого кино Азии и Африки. Поэтому была определенная логика в том, что кинематограф развивающихся стран на первых порах рассматривался чаще всего как нечто монолитное, единое в своих идейно-художественных устремлениях. При таком подходе удавалось сосредоточить внимание на новых революционных, социально ориентированных, реалистических фильмах,"выявить ведущие тенденции прогрессивного кино, установить его место в системе национальной культуры, определить тот вклад, который оно вносило в сокровищницу мирового искусства экрана.

Но такая методология исследования не давала возможности охватить все многообразие сложнейших явлений. Ее ограниченность стала особенно очевидной с середины 70-х годов, отмеченных новыми важными процессами в политической, социальной, экономической и культурной жизни развивающихся стран.

В 70-е годы мировое национально-освободительное движение ознаменовалось снова рядом крупных побед. Пала последняя колониальная империя Африки — португальская. На путь самостоятельного развития вступили Ангола, Мозамбик, Гвинея-Бисау, Острова Зеленого Мыса, Сан-Томе и Принсипи. Внушительная победа была одержана революционными силами Эфиопии. Заметно пошатнулись позиции империализма на Ближнем Востоке и в Азии. Мужественную борьбу за национальное самоопределение и создание, собственного государства продолжал вести арабский народ Палестины. Историческим событием стала победа Вьетнама, патриотических сил Лаоса и Кампучии. Был свергнут реакционный режим в Иране. Естественным и закономерным результатом длительной борьбы трудящихся за ликвидацию феодального ига и влияния империализма, за преодоление социально-экономической отсталости явилась Апрельская революция в Афганистане.

Но, несмотря на эти успехи, и в Африке,' и в Азии социально-политическая ситуация остается достаточно сложной. Если на первом этапе освободительного движения перед угнетенными народами стояли общие цели, а

направленные прежде всего на ликвидацию колониального господства, то теперь положение существенно изменилось. Активный процесс размежевания классовых сил, пришедший на смену национальному единству, характерному для периода борьбы за независимость, привел к тому, что сейчас оба континента выглядят очень контрастно. Одни страны вступили на путь капиталистического развития, другие четко ориентируются на социализм, третьи находятся пока на перепутье, переживая острый и болезненный процесс борьбы за выбор политического курса.

Надо подчеркнуть при этом, что страны социалистической ориентации — передовой отряд современного национально-освободительного движения — становятся все более влиятельной силой общественного развития. Подтверждается положение В. И. Ленина о возможности постепенного перехода к социализму, минуя капиталистическую стадию развития, оправдывается его предвидение о перерастании борьбы против колониального гнета в борьбу против капитализма при опоре на страны социализма. «Развитие этих стран по прогрессивному пути происходит, конечно, не одинаково, идет в сложных условиях,— говорится в Отчетном докладе ЦК КПСС XXVI съезду партии. — Но основные направления сходные. Это — постепенная ликвидация позиций империалистических монополий, местной крупной буржуазии и феодалов, ограничение деятельности иностранного капитала. Это — обеспечение народному государству командных высот в экономике и переход к плановому развитию производительных сил, поощрение кооперативного движения в деревне. Это — повышение роли трудящихся масс в общественной жизни, постепенное укрепление государственного аппарата национальными кадрами, преданными народу. Это — антиимпериалистический характер внешней политики этих стран. В них крепнут революционные партии, выражающие интересы широких масс трудящихся» 3.

Важное место в реализации этой программы в странах социалистической ориентации отводится кинематографу— одному из самых доступных и любимых видов искусства. Политика, проводимая в области кино, направлена здесь на то, чтобы сделать искусство экрана надежным средством идейного и нравственного воспитания масс. Национализировано кинопроизводство в Алжире, строгая прокатная политика введена в Эфиопии, под контролем государства находятся кинотеатры в Народной Демократической Республике Йемен, серьезная реорганизация проведена в структуре ангольского кино и телевидения. Здесь широко демонстрируются произведения советских мастеров и фильмы других социалистических стран. Благодаря им, подчеркивал на одном из Ташкентских кинофестивалей алжирский режиссер Сид Али Мазиф, появляется возможность поставить кинематограф на службу народу.

Конечно, надо смотреть фактам в лицо: становление нового кино происходит в трудных условиях. В колониальное время в этих странах безраздельно господствовала.развлекательная коммерческая продукция. Зрители привыкли довольствоваться картинами насилия и фильмами, подобными «Тарзану». Их художественные достоинства не имели значения: публика следила лишь за развитием сюжета. В условиях тяжелой и беспросветной жизни людям хотелось только одного: как можно скорее забыться в таинственной темноте кинозала, хотя бы мысленно приобщиться к яркой судьбе экранных героев и пережить те чувства, которых не дано испытать в: действительности.

Очевидно, что повернуть эту аудиторию к серьезному искусству, требующему размышлений, не так просто. Стереотипы зрительского восприятия, как известно, очень устойчивы и консервативны. С другой стороны, во многих развивающихся странах, в том числе и социалистической ориентации, кинотеатры до сих пор находятся в руках частного сектора, не заинтересованного в глубоких реалистических фильмах, продвижение которых на массовый экран, учитывая традиционные вкусы зрителей, требует дополнительных расходов.

Есть сложности и иного рода: молодым кинематографиям не хватает своих специалистов, их приходится готовить за рубежом, недостает техники, нет производственных баз, ощущается постоянный дефицит пленки и пр. и. пр. Но ясное понимание огромной роли киноискусства в воспитании нового человека помогает преодолевать эти трудности, создавать серьезный, социально ориентированный кинематограф, о чем свидетельствует, в частности, опыт таких государств, как Алжир, Сирия, Мозамбик.

Большинство же освободившихся стран Азии и Африки пытается пока решить свои проблемы путем развития частного предпринимательства в рамках капиталистической системы. Их кинематографическая политика, по существу, мало изменилась с колониальных времен. Только на смену французским и итальянским лентам почти повсюду пришли американские картины, а индийских и египетских импортеров заметно потеснили ловкие дельцы из Таиланда и Гонконга. Вот некоторые красноречивые цифры. В Пакистане в 1981 году в прокат было выпущено 145 фильмов, из них: 66 — национального производства, 63 — американских, 8 — итальянских, по одному — французских и югославских, 2 — советских, 4 — гонконгских. В том же 1981 году Бангладеш закупил 53 картины зарубежного производства, в том числе 34 — американских и немного меньше гонконгских и таиландских. Турция ввозит 350—400 иностранных фильмов ежегодно, подавляющее большинство из них с маркой: «Сделано в США». Даже национальные ленты в этих странах теперь чаще всего создаются по голливудским образцам. И все это вместе — зарубежное и свое собственное, но сработанное на заграничный манер, — обрушивается на простодушного зрителя Исламабада, Каира или Дакара. Обрушивается на первый взгляд вполне безобидно: в форме детектива, вестерна, мюзикла, кинокомедии, мелодрамы. Но именно этим простым и надежным способом осуществляется сегодня идеологическая экспансия империализма, пропагандируется буржуазный 'образ жизни, внедряется потребительская психология и в конечном счете делается попытка использовать развивающиеся страны в политике, направленной на раскол мира. «Империалистов не устраивает укрепление независимости освободившихся стран, — подчеркивается в документах XXVI съезда КПСС. — Тысячами путей и способов они пытаются привязать к себе эти страны, чтобы свободнее распоряжаться их природными богатствами, использовать их территории в своих стратегических замыслах» *.

Что касается программы в области кинематографа, навязываемой развивающимся странам Западом и в первую очередь Голливудом, то она заключается прежде всего в том, чтобы не допустить создания национально- 4

го кино. Для этого применяются хорошо отработанные рычаги экономического воздействия. Западноевропейскую и американскую теле- и кинопродукцию многие афро-азиатские страны получают почти по символическим ценам. Создаются варианты популярных картин для Африки и Азии (впрочем, парадокс заключается в том, что в Гонконге и Таиланде делаются сейчас специальные варианты картин для Запада). Формируются отдельные программы, рассчитанные на неподготовленного зрителя. «Основная цель заключается в радикальной перестройке психологии, представлений, духовных ценностей, жизненной ориентации и норм поведения.— всего того, что необходимо для принятия буржуазных принципов организации общества»5, — пишет Б. Ерасов.

Эта духовная агрессия империализма вызывает решительный отпор у тех прогрессивных художников развивающихся стран, которые пытаются сохранить культурное своеобразие своих народов и национальную независимость, какой бы сферы общественной жизни это ни касалось. Правда, в некоторых случаях протест против «американизации» культуры и антигуманного буржуазного искусства, разрушающего человеческую личность, приводит к идеализации жизни, не тронутой прогрессом, к попытке «законсервировать» жесткие традиционные нормы. Между тем опыт Советского Союза и других социалистических стран, в том числе Монголии и Вьетнама, неопровержимо доказывает, что действительно прогрессивная перспектива связана не с обособлением отдельных культур, а с диалектическим синтезом общего и особенного, национального и интернационального. Впрочем, об этом свидетельствует и творчество крупнейших представителей киноискусства развивающихся стран Сатьяджита Рея, Сембена Усмана, Меда Хондо, Сухейля Бен Барки, Ола Балогуна, Сулеймана Сиссе и др. Их произведения показывают также, что коммерческим поделкам кинобизнеса, деформирующим сознание масс и отвлекающим народ от серьезных жизненных проблем, и в Азии, и в Африке противостоит кинематограф, не на словах, а на деле служащий интересам простых людей.

Теперь, когда большинство освободившихся государств достаточно четко определили свой статус, что, впрочем, пока не гарантирует полной стабильности в

этих регионах, думается, необходим более дифференцированный подход и к отдельным кинематографиям, и к процессам, происходящим внутри каждой из них. «В каждой национальной культуре, — говорил В. И. Ленин, — есть, хотя бы не развитые, элементы демократической и социалистической культуры, ибо в каждой нации есть трудящаяся и эксплуатируемая масса, условия жизни которой неизбежно порождают идеологию демократическую и социалистическую»4. Это классическое ленинское положение остается надежным методологическим ключом в осмыслении тех явлений, которые происходят сегодня в киноискусстве стран Азии и Африки.



Кино стран Азии и Африки, Будяк Л.М. 1983