ДРАМА В ТРЕХ АКТАХ


Глава третья

ДРАМА В ТРЕХ АКТАХ

Все мое поколение было как бы заклеймено с 1939 года военным конфликтом. Если говорить обо мне, то меня война пощадила, но это, вероятно, еще один повод, чтобы говорить о ней.

Это даже моя обязанность.

Анджей Вайда

В середине 50-х годов польский кинематограф вступил в свой «золотой век». То, что жило в воспоминаниях и билось неизжитой болью в душах художников, что было личным делом каждого и биографией всего народа, требовало выхода в искусство. Свидетельских показаний было уже мало, началась эпоха художественного освоения событий польской истории, эпоха анализа, философской сосредоточенности.

Прошло уже больше десяти лет с той поры, и многие явления, казавшиеся тогда загадочными, случайными, сегодня понятны в своей закономерности.

Польская кинематографическая школа — явление поразительное по интенсивности и своеобразию. Она — порождение сложных процессов национального становления, трагизма войны, революционного переустройства польского общества; она и в своеобразии польского характера, традиций культуры, образа жизни, в жарком интересе к новому.

О войне после войны размышлял весь мир. И все же полякам удалось сказать свое слово, и это слово было услышано по всей земле. В польских фильмах прозвучали надежда и боль, радость и раздумье народа трудной исторической судьбы. Талантливо и страстно, в полный голос была прочитана с экрана одна из драматических страниц нашего века.

Польская школа запечатлела в" лучших своих созданиях биографию поколения, юность которого совпала с войной и революцией. Это была своеобразная исповедь поколения — исповедь беспощадная, подчас жестокая, но всегда искренняя. Поэтому так горячи, страстны лучшие фильмы польской школы, так велико в них напряжение мысли и сердца.

Это искусство молодых, но корни его в творчестве старшего поколения. Буйные побеги польской школы немыслимы без новаторских усилий «стариков», без ихтворческого и жизненного опыта, без той «свидетельской кинематографии», которую они создали. Молодые у своих предшественников приняли, как эстафету, гражданскую честность, мужественность, любовь к своему народу. Их обуревало желание во всем разобраться самим, без подсказки, на свой лад. Поэтому их анализ истории был одновременно наивным и глубоким, эмоция подчас заслоняла истину, а романтическая взволнованность опережала мысль. И в этом было своеобразие школы, неповторимость и естественность лучших кинолент тех лет.

Запевалой польской школы стал Анджей Вайда — самый впечатлительный и щедрый режиссер польского экрана. Почти все его фильмы посвящены судьбе молодого поляка, прошедшего испытание войной. Первые три картины Вайды — «Поколение», «Канал», «Пепел и алмаз» — своеобразная «драма в трех актах», в которой наиболее полно сказалось все то, что позже будет названо польской школой.



Кино Польши, 1965